Архив

Политика одного Китая:
«маленький император» принес много проблем

В китайском языке иероглиф «хорошо» состоит из двух начертательных частей — графем «женщина» и «ребенок». Таким образом, сочетание женщины и ребенка в понимании древних китайцев всегда рождало добрый смысл, несущий лишь положительное начало. Что хорошо для китайцев сейчас — сказать сложно, особенно ввиду не ослабевающей «политики одного ребенка», введенной в Китае в 80-х гг. ХХ века «великим вождем» и экономическим реформатором Дэн Сяопином.

Кстати, до него во главе Поднебесной стоял Мао Цзэдун, напротив считавший, что сила Великого Китая в его народе.

Политика «одна семья — один ребенок» была введена в качестве единственного способа регулирования чересчур разросшегося населения Китая, там ее называют системой принудительного планирования семьи. Согласно результатам переписи 1982 г., население Поднебесной составляло чуть более 1 млрд человек, к 2000г. количество китайцев превысило 1,26 млрд человек.

Данные последней переписи говорят о том, что в настоящее время в КНР проживают около 1,33 млрд человек. По мнению официальных властей, вышеуказанная политика помогла предотвратить рождение 400 млн детей.

Современные реалии

Сегодня «политика одного ребенка» затрагивает не так уж много людей, как принято думать в отдаленных от Китая государствах, — приблизительно 30-40% населения. В последние годы власти Поднебесной предоставляют своим гражданам некоторые послабления: во-первых, представителям национальных меньшинств — они могут иметь более одного ребенка, во-вторых, жителям сельской местности (их в Китае около 50%) — им разрешено попытать счастье второй раз, если первый ребенок — девочка, в-третьих, семьям, в которых оба родителя — единственные дети.

И, наконец, последний законный способ родить второго ребенка заключается в выплате штрафа, который высчитывается в размере нескольких годовых доходов жителей конкретной провинции, где проживает семья «нарушителей». Разница существенна: если в небольших городах штраф в среднем составляет 6-7 тыс. долл., то в крупных городах можно заплатить кругленькую сумму, исчисляющуюся десятками и даже сотнями тысяч долларов.

Пойти против воли официальных властей чревато целым рядом неприятностей: во-первых, увольнением с госслужбы, во-вторых, тем, что ребенок не получит необходимых документов, даже самого простого удостоверения личности — а значит, никакого образования и медицинского обслуживания, — и будет преследоваться властями.

Существуют у компартии и более жесткие меры регулирования демографии. Так, женщинам, уже родившим одного ребенка, настойчиво предлагается пройти процедуру стерилизации, кроме того, широко распространена практика принудительного абортирования.

При этом официально аборты на поздних сроках беременности были запрещены только в 2001г., хотя в последнее время всплывают все новые и новые прецеденты, доказывающие, что драконовские меры в некоторых провинциях применяются и по сей день. Разумеется, официальные власти их всячески отрицают.

Тем не менее существуют и другие способы обойти ненавистную политику тотального контроля властей. Так, в последнее время в Китае появилось понятие «родильный туризм», когда беременные китаянки уезжают рожать, к примеру, в Гонконг.

К слову, у местных жителей такой наплыв рожениц с материка вызывает серьезное раздражение. Внешняя и внутренняя миграция не дает объективно подсчитать количество новорожденных китайцев, а также выяснить, где они родились и фактически проживают.

Регистрация по месту жительства не обязывает физически находиться в конкретной провинции, а значит, имея официальную прописку в сельской местности, многодетная семья может проживать и в городе. Отсюда, кстати, и возникают существенные неточности в соотношении сельского и городского населения.

Давняя проблема

Между тем существуют и более серьезные последствия политики одного ребенка. Китайцы признаны динамично стареющей нацией: разница между трудоспособным населением и стариками в количественном соотношении существенно перевешивает в сторону последних.

При этом в Поднебесной крайне несовершенная пенсионная система, которая позволяет охватить далеко не все население страны, так, например, сельские жители пенсий не получают вовсе. Таким образом, заботы о старших и все расходы на их содержание ложатся на плечи молодежи.

Большое распространение в последние годы получила ситуация, когда единственный внук — некогда «маленький император» — должен содержать сразу несколько престарелых родственников.

Если же рассматривать данный аспект с экономической точки зрения, то в Китае попросту недостаточно работающих граждан, число которых стремительно сокращается. Соответственно, сокращается и материальная база для обеспечения динамично увеличивающего количества пенсионеров.

Большое количество проблем возникает и с уже родившимися детьми. Поскольку их необходимо обучать и лечить, по всей стране открываются нелегальные школы и больницы. Чтобы их не закрыли, хозяева дают местным властям крупные взятки.

Коррупцию в Китае поддерживают и другие факторы: взятка за подтверждение того, что человек является представителем нацменьшинства, за то, чтобы уйти от официального штрафа, за «незамеченных» полицией детей-нелегалов и многие-многие другие поборы, которые перечисляются, чтобы власти закрывали глаза на незаконно рожденных детей.

На 8 девчонок по статистике 10 ребят...

Демографическая политика коренным образом отражается не только на экономике, но и на социальной жизни. Так, Китай столкнулся с серьезными гендерными проблемами: в настоящее время там на 100 девочек рождаются порядка 120 мальчиков. Все дело в том, что мужчины по китайской традиции являются хранителями семейных традиций и ценностей, ну и, конечно же, это рабочие руки.

Традиционно на сыновей возлагаются большие надежды, чем на дочерей: даже если в семье двое детей — и мальчик, и девочка, — образование, как правило, удается получить только юноше, так как именно ему впоследствии предстоит кормить семью. Отсюда высокий процент абортов, когда родители узнают о том, что у них будет девочка, отсюда же высокая детская смертность и даже криминал по отношению к новорожденным девочкам. Именно поэтому в последние годы в некоторых провинциях врачам запрещено сообщать родителям по результатам УЗИ пол будущего ребенка.

Гендерный дисбаланс рождает не только серьезные социальные проблемы — например, такую, из-за которой через несколько лет пятая часть китайских мужчин попросту не сможет найти себе пару, — но и усугубляет криминальную обстановку.

Эксперты волнуются, что существенный недостаток женщин станет причиной роста проституции, а также усугубит ситуацию с торговлей девушками, которая и без того процветает в странах Азии. Кроме того, в Китае уже начинает активно развиваться гей-движение, прозаичной причиной чему является физическая невозможность образовать нормальную пару.

Безусловно, нельзя создать идеальную демографическую политику, которая была бы успешно применима в любом государстве. В каждой экономической системе и культуре в целом есть свои особенности и сложившиеся веками традиции, которые необходимо учитывать при введении мер по контролю над рождаемостью.

Возможно, именно поэтому политика одного ребенка в Китае имеет такие посредственные успехи, несмотря на то, что далась она жителям Поднебесной миллионами смертей и сломанных жизней.


Дата публикации: 2012-09-15 10:03:58