Архив

Украина—Россия: миграционное взаимодействие
Белобородов Игорь Иванович —
кандидат социологических наук;
главный редактор портала Демография.ру;
директор РОО «Институт демографических исследований»;
директор оргкомитета
Московского Демографического Саммита (2011);
координатор международной кампании
в защиту жизни и семьи «От океана до океана»

Вступление

В контексте политико-правового развития идеи Таможенного союза и роли Украины в этом процессе присутствует изрядная доля экономической аргументации, что вполне соответствует интеграционной логике.

Однако, вполне очевидно, что макроэкономические показатели и стремление к их улучшению важны не ради улучшения статистики, но в интересах граждан конкретных государств.

Именно человеческий фактор порой теряется за сухими цифрами и аналитическими отчетами. Происходит дегуманизация экспертных обоснований, чреватая дегуманизацией управленческих решений.

Говоря же о людях, в том числе о гражданах России и Украины, мы не вправе игнорировать такой важнейший сегмент межчеловеческих и межгосударственных взаимодействий как многомиллионные миграции населения. Именно этому аспекту российско-украинской действительности посвящена настоящая статья.

По данным Всемирного Банка на 2010 год [1], за пределами Украины находились 6,6 млн. жителей, что составляло почти 15% от общей численности ее населения. Миграционное направление Россия—Украина является вторым по масштабности после миграционного коридора Мексика—США. Третьим по численности является миграционное направление Украина—Россия.

После крушения СССР, Россия стала одной из первых стран, куда устремились трудовые мигранты из Украины. По экспертным данным, Украина начала терять население в миграционном обмене с Россией еще в 1994 г.

Причем в 2000-е гг. произошло заметное усиление эмиграции в страны СНГ. В 2002–2008 гг. доля стран СНГ в валовой миграции увеличилась с 71,9% до 74,3%, в то время как вклад стран дальнего зарубежья уменьшился с 28,1% до 25,7%. [2]

При этом абсолютным лидером среди других государств, принимающих мигрантов из Украины, выступает Россия, в которой трудится около 50 % из общего числа украинских эмигрантов. [3]

Благоприятствующие факторы и побуждающие мотивы

В настоящий момент миграционные процессы между Россией и Украиной по-прежнему характеризуются высокой интенсивностью. При этом россияне, как правило, ездят на Украину с краткосрочными целями — в качестве туристов, транзитных мигрантов, в деловые поездки, к родственникам и т. д.

Граждане Украины, в свою очередь, часто приезжают в Россию на длительное время — в качестве трудовых мигрантов.

Этому способствует целый ряд благоприятствующих обстоятельств: культурная близость жителей двух стран, многочисленные родственные, культурные и деловые контакты, географическое соседство, общая история и религия, наличие значительного количества смешанных браков, потенциальная интегрируемость жителей Украины в российское общество, и, наконец, абсолютное внешнее сходство, делающее граждан двух стран «своими» на соседней территории. Добавим к этому объединяющую роль русского языка, безвизовый режим и транспортную доступность — как в ценовом, так и в территориальном плане.

Отметим особо, что перечисленные выше благоприятствующие факторы усиливаются очень вескими экономическими причинами. Именно последние во многих случаях является решающими при принятии решения об эмиграции из Украины.

Для сравнения укажем, что по данным за 2010 г. средняя заработная плата в Украине в пересчете на евро составляла лишь 40,5% от средней зарплаты в Российской Федерации: 512 евро против 213 евро. [4]

Если же учесть тот факт, что многие мигранты уезжают из менее экономически развитых районов (сельской местности и малых городов Украины) в российские зоны роста (Москву, Московскую область, Санкт-Петербург и т. д.), то разница в доходах окажется еще более существенной.

В последнем докладе ООН, посвященном индексу человеческого развития (ИЧР), позиция Украины в рейтинге, отражающем национальные достижения в области здоровья, образования и дохода, выглядит довольно удручающей.

Значение ИЧР для Украины в 2012 г. соответствует 78 месту в рейтинге, что существенно ниже среднего показателя для стран Европы и Центральной Азии. В данном рейтинге Украину опережают не только партнеры по СНГ — Беларусь (50 место), Россия (55 место), Казахстан (69 место), но и такие государства как Румыния (56 место), Болгария (57 место), Ливия (64 место), Тринидад и Тобаго (67 место), Албания (70 место), Грузия (72 место) и т. д. [5]

Важнейшим фактором, облегчающим вхождение граждан Украины в российский социум, является открытость принимающей стороны. Что бы ни говорили радикально настроенные политики и откровенные экстремисты с обеих сторон, но, по результатам недавнего социологического опроса, проведенного Фондом «Общественное Мнение», отношение россиян к мигрантам, пребывающим из Украины, является нейтрально-положительным. Более того, в сравнении с выходцами из других стран, приезжие из Украины пользуются у россиян наибольшей привлекательностью (График 1).

График 1.
Доля респондентов, высказавших положительное отношение
к мигрантам из разных регионов исхода, %

Так, на вопрос об отношении респондента к проживанию по соседству с семьей украинских мигрантов, 48 % опрошенных ответили положительно, 34% выразили безразличие и лишь 15% высказали отрицательное отношение. В то же время к приезжей семье мигрантов из Молдавии положительно отнеслись бы 36%, безразлично — 34%, отрицательно — 25 %; из Закавказья — 19%, 24% и 53%; с Северного Кавказа — 14%, 20% и 60%; из Средней Азии — 16%, 23% и 56%, соответственно. [6]

Миграционные настроения жителей Украины

Согласно многочисленным социологическим опросам, жители Украины демонстрируют высокую склонность к эмиграции. По итогам международного исследования, проведенного белорусским социологом В. Д. Жакевичем в апреле 2006 г., 57,5 % опрошенных жителей Украины в возрасте 18–55 лет выразили намерение эмигрировать из страны в целях работы, учебы или на постоянное место жительства. [7]

О «чемоданных» настроениях свидетельствуют и украинские социологи. По данным мониторинга социальных изменений украинского общества, осуществляемого ежегодно Институтом социологии НАН Украины, в 2000-е гг. почти каждый пятый украинец являлся потенциальным мигрантом и хотел бы уехать из населенного пункта, в котором живет (19,3% в 2000 г., 21,1% в 2004 г., 20,1% в 2006 г. и 19,6% в 2010 г.). Особого внимания в этом контексте заслуживает миграционный потенциал молодежи Украины.

По данным социологического опроса, проведённого Фондом «Демократические инициативы» и фирмой «Ukranian Sociology Service» в декабре 2009 г. и январе 2010 г., 43,7% молодых респондентов в возрасте 18–34 года выразили желание эмигрировать: 13,8% молодежи имели намерение навсегда уехать из собственной страны и еще 29,9% выразили желание стать временными мигрантами. При этом средний срок возможной зарубежной поездки составляет 3,4 года, что говорит о долгосрочных намерениях потенциальных трудовых мигрантов. [8]

К 2007 г. в каждом пятом домохозяйстве Украины, по крайней мере, один человек имел опыт временной работы в другой стране. [9]

В абсолютном выражении это означает, что к указанному времени почти 3,4 млн. украинских домохозяйств имели в своем составе одного или нескольких внешних мигрантов.

С середины 1990-х гг. наблюдается увеличение продолжительности пребывания большинства украинских мигрантов за границей. Если в середине 1990-х гг. преобладали краткосрочные выезды (на несколько дней), а более месяца длилось до 20% поездок, то уже к концу 2008 г. наиболее распространенными оказались поездки сроком от 1 до 6 месяцев (приблизительно половина от общего количества поездок). На такой срок выезжали в основном в Россию, Польшу, Германию. Каждая пятая поездка, направленная преимущественно в Италию, Испанию, Португалию, была более продолжительной — в среднем 1,5–2 года. [10]

По сообщениям украинских СМИ, в конце 2012 г. среди работающих украинских граждан эмиграционным настроениям в той или иной мере были подвержены более 90%. Как утверждают эксперты Института социологии Украины, всего лишь 14,9% жителей Украины готовы поверить в то, что жизнь вскоре изменится к лучшему. 48% из трудоустроенных украинских специалистов заявили, что ждут возможности, чтобы выехать из Украины, еще 43% всерьез задумываются над трудоустройством за границей, и только 4% не готовы уехать из Украины ни при каких обстоятельствах. [11]

Вероятно, именно социальный пессимизм в сочетании с экономическими неурядицами выталкивает людей из страны. При этом, несмотря на желание большинства респондентов оказаться в Канаде, США или странах ЕС, их миграционные и трудовые планы, как показывает практика, чаще реализуются в географических границах соседней России.

Преимущественный выбор украинских мигрантов в пользу России, наблюдаемый на фоне перечисленных благоприятных обстоятельств, имеет фундаментальное теоретическое обоснование в рамках одного из одиннадцати миграционных законов Э. Равенштейна (автора первого научного определения понятия «миграция населения»). Согласно первому закону Равенштейна, больше всего миграций осуществляется на короткие расстояния. [12]

Примечательно, что три наиболее динамичных в мире миграционных коридора (Мексика—США; Россия—Украина и Украина—Россия) полностью соответствуют данному утверждению.

Официальные данные и экспертные оценки

По данным профильного российского ведомства, в 2008 г. на территории РФ находились более 3,5 млн. украинских трудовых мигрантов. Об этом сообщил журналистам заместитель главы Федеральной миграционной службы (ФМС) Анатолий Кузнецов, который также заявил, что граждане Украины составляют «львиную долю» в структуре трудовой иммиграции. [13]

Годом позже 13 мая 2009 г. глава ФМС РФ Константин Ромодановский называл уже более высокую цифру — 3,6 млн. Руководитель миграционного ведомства также сообщил, что граждане Украины составляют большинство среди трудовых мигрантов в России. [14]

К сожалению, представители ФМС не уточняли, входят ли в их расчеты нелегальные мигранты, что позволяет допустить достоверность и более высоких оценок. Заметим также, что в заявлениях руководителей ФМС, речь шла исключительно о трудовых мигрантах. Не исключено, что вне поля зрения ФМС остались граждане Украины, прибывшие в РФ в учебных целях, а также неработающие члены семей трудовых мигрантов.

Схожие цифры при оценке количественных итогов внешней миграции называл в марте 2011 г. бывший вице-премьер Украины Сергей Тигипко. При обсуждении проблемы трудовой миграции, украинский политик заявил следующее: «По нашим оценкам, менее 10% из 3,5 миллионов украинцев, которые сезонно или продолжительно работают в России, делают это легально. Главная причина — сложность получения официального разрешения на трудоустройство». [15]

Согласно информации, собираемой пограничниками на российско-украинской границе, граждане Украины уже долгое время лидируют по числу ежегодно прибывающих в Россию иностранных граждан. За последнее пятилетие (2006–2011 гг.), по которому имеются соответствующие данные, из Украины в Россию въезжали в среднем 6 млн. человек в год. Среднегодовой поток иностранных граждан выбывающих в обратном направлении составлял 92% от указанной цифры. [16]

По масштабу приезжих иностранных граждан Украина не просто выделяется среди других стран, выступающих по отношению к России крупными миграционными донорами, но обгоняет их с большим отрывом. Приведем в порядке уменьшения усредненные данные за тот же период по числу въезжающих в Россию из некоторых стран СНГ: из Казахстана — 2,8 млн., из Узбекистана — 1,5 млн., из Молдавии — более 1 млн., из Азербайджана — 980 тыс. человек.

Ранее значительный миграционный отток отмечали украинские правозащитники, парламентарии и независимые эксперты. Еще в 2003 г. украинский омбудсмен Нина Карпачова назвала соизмеримой с количеством мигрантов цифру 7 млн. человек. Во время парламентских слушаний в 2004 г. первый заместитель председателя парламента Украины Адам Мартынюк оценивал количество украинских трудовых мигрантов в диапазоне от 3 до 5–7 млн. человек. Спустя несколько лет в среде украинских экспертов появились расчеты, согласно которым численные параметры украинской эмиграции еще более драматичны. В частности, социальный психолог Олег Покальчук заявил, что в одной только России к началу 2007 г. находилось около 7 млн. украинских трудовых мигрантов. [17]

Сопоставимые цифры встречаются и в трудах российских ученых. В частности, А. В. Топилин, анализируя миграционную ситуацию на Украине, в 2005 г. указывал на то, что общая численность одних лишь нелегальных мигрантов, с учетом сезонной трудовой миграции, достигала 7 млн. человек. [18]

Близкие значения называются украинскими журналистами. Например, в конце 2012 г. обозреватель популярного интернет-издания From-UA.com Антон Дальский писал о примерно 6 млн. граждан, которые «принудительно-добровольно переведены в режим вахтового проживания в Украине». [19]

Другой украинский автор Сергей Смолянников в феврале того же года сообщал о 6,5 млн. (14,4%) граждан Украины, работающих заграницей. Из них, по расчетам Смолянникова, почти 4 млн. работает в России. [20]

Как для внутренних, так и для внешних источников характерен некоторый разброс предполагаемых значений. Оценки международных организаций демонстрируют с одной стороны промежуточные количественные значения, с другой — двойственную реакцию на происходящие миграционные процессы. Из сообщений, содержащихся в украинских деловых СМИ, следует, что Международная организация по миграции (МОМ), по одним данным, определяла численность украинских эмигрантов в 2,1 млн. человек (2007 г.) [21], по другой информации — глава представительства МОМ в Украине Джефри Лабовиц в том же году ссылался на цифру 7 млн. В некоторой степени ситуацию проясняет уточнение Д. Лабовица о том, что из 7 млн. трудовых мигрантов около 2 млн. проживает за рубежом постоянно, тогда как их основная масса занята на сезонных работах продолжительностью от 4 до 10 месяцев. [22]

В последней версии «Двухсторонней миграционной матрицы» (Bilateral migration matrix) за 2010 г. общее число украинских эмигрантов оценивается в 6 525 145 человек, из которых 3 647 234 человек выехали в Российскую Федерацию. [23]

Данный интернет-сервис разработан специалистами группы «Перспективы развития» Всемирного Банка и является весьма ценным исследовательским инструментом при изучении миграционного обмена между различными странами. Оформленный в виде таблицы размером 215 Х 215 (пропорционально числу стран, по которым представлена информация о взаимных миграционных потоках), он позволяет узнать диверсифицированные значения миграционного процесса по интересующим государствам, включая Украину и другие страны СНГ.

Наиболее сомнительными оценками отличаются некоторые общественные объединения и официальные учреждения, которые и образуют нижнюю границу из всего контраста значений между высокими, но реалистичными и заведомо заниженными масштабами эмиграции. Например, Украинский центр социальных реформ утверждает, что на протяжении 2005–2008 гг. за рубежом работали 1,5 млн. жителей Украины. [24]

Вполне очевидно, что подобные оценки лишь частично соответствует действительности. В то же время, дифференциация мнений о количественных итогах украинской эмиграции, включающих данные официальной украинской статистики и представителей посольства Украины в РФ, содержит еще более скромные значения: 420 тыс., 1 млн., 1,5 млн. и 3 млн. человек (применительно к некоторым периодам, когда спрос на рабочую силу особенно возрастает). [25]

Пожалуй, самая низкая оценка родилась в недрах Министерства труда и социальной политики Украины, по данным которого на 2007 год, число украинских граждан, официально работавших за рубежом, составляло всего 73 тыс. человек. По информации другого украинского ведомства, Министерства внутренних дел, в 2008 г. свое пребывание за пределами Украины узаконили около 231 тыс. украинцев. [26]

Остается предположить, что в последнем случае имелись в виду не только этнические украинцы, но украинские граждане в целом.

Демографический потенциал Украины и численность украинцев в России

Далеко не последнюю роль в миграционных «рекордах» Украины играет ее демографический потенциал. На момент распада СССР численность населения Украины составляла 52 млн. человек. [27]

Несмотря на многолетнюю убыль населения, Украина с населением в 45,5 млн. человек до сих пор является самым населенным после России государством среди бывших советских республик. Впрочем, если учитывать реальные масштабы эмиграции, численность населения может оказаться ощутимо меньше. Однако, ни устойчивая депопуляция, ни перманентный отток населения не отменяют численное преимущество населения Украины по сравнению с другими государствами СНГ и наличие на Украине колоссального миграционного потенциала.

В контексте миграционной проблематики считаем необходимым заострить внимание на неадекватном отражении существующих тенденций территориального перемещения в рамках последних российских переписей.

По данным Всероссийской переписи населения 2010 г., в России проживает 1,928 млн. украинцев. Как видно на Графике 2, после 1989 г. каждая последующая перепись населения фиксировала существенный спад в численности украинцев.

Из представленной нисходящей динамики ясно следуют, что многомиллионная армия украинских мигрантов в итогах двух последних переписей была попросту проигнорирована. Вероятно, результаты переписи отражают лишь тех украинцев, которые являются постоянными жителями РФ, т. е. российских граждан, считающих себя украинцами.

График 2.
Численность украинцев в России по переписям 1979, 1989, 2002, 2010 гг.

Однако даже в этом случае с результатами переписи далеко не все понятно. Частично, сокращение численности, проживающих в России украинцев, можно объяснить естественной убылью населения, которая затронула российское население в целом.

Основной вклад в общую естественную убыль внесла отрицательная популяционная динамика среди славян, доля которых в российском населении составляла 85% в 1989 г., 82% в 2002 г. и 79,5% в 2010 г.

Если допустить, что естественная убыль украинцев была той же, что и для всего населения РФ, то есть 5,2% в 1989–2002 гг. и 3,7% в 2002–2010 гг., то общее сокращение их численности по указанной сугубо демографической причине за 1989–2010 гг. должно было составить 335,7 тыс. человек. [28]

В реальности же разница в численности украинцев за указанный период превысила 2,4 млн.

Отметим также, что за весь указанный период не наблюдалось заметного оттока этнических украинцев, который мог хотя бы частично объяснить столь сильное падение их численности. Более того, по информации Росстата, миграционный прирост за счет граждан Украины, переселившихся в РФ на постоянное место жительства, только за период 1997–2010 гг. составил 758 тыс. человек. [29]

Исходя из сказанного выше, остается предположить смену идентичности, при которой более 2 млн. украинцев могли быть переписаны в качестве представителей других народов. Вместе с тем, нельзя исключать и банального искажения этнической реальности, допущенной вследствие непрофессиональной организации двух последних российских переписей.

Ради статистической справедливости укажем на синхронность подобной этнической трансформации и в соседней Украине. За период между двумя переписями населения (1989–2001 гг.) официальная численность русских, проживающих на Украине, сократилась более чем на три миллиона человек. [30]

Денежные переводы как финансовый бонус миграции

В 2012 г. в списке стран, получающих денежные переводы из России, Украина с итоговым значением в 2,68 млрд. долларов США заняла уверенное третье место. За два последних года имел место почти 33-процентный рост общей суммы переводов.

В целом же за последние семь лет (2006–2012 гг.) денежный отток из РФ на Украину увеличился в 3,3 раза. В общей сложности за указанный период только посредством официальных денежных переводов из России на Украину было отправлено свыше 12 млрд. долларов.

График 3.
Денежные переводы из России на Украину.

Источник:
Центральный Банк Российской Федерации.
http://www.cbr.ru

Примечательно, что за аналогичный период сумма трансфертов в обратном направлении (из Украины в Россию), пересылаемая по тем же каналам, оказалась на 10,7 млрд. долларов меньше.

Достоин упоминания и тот факт, что в отдельные временные промежутки, например в 2004 г., Украина по суммам денежных переводов, получаемых из РФ, была на первом месте среди других стран-получателей. В общей денежной массе, перемещаемой из России указанным способом, доля Украины в 2004 г. превышала 20 %. [31]

По данным за 2011 г., на долю Украины в суммарном потоке, исходящих из РФ денежных переводов, приходилось 13%. [32]

При этом сокращение украинской доли в общем массиве денежных переводов, наблюдавшееся на фоне отмеченного роста абсолютных цифр, говорит об опережающем росте числа иммигрантов из других стран, прежде всего из Узбекистана и Таджикистана. Именно эти государства Средней Азии сегодня лидируют, занимая первое и второе места, в списке стран-получателей денежных поступлений из России.

При этом, по оценкам, озвученным в октябре 2007 г. украинским миграциологом Алексеем Позняком, большинство денежных средств (54%), заработанных украинскими мигрантами, поступает неофициально, т. е. минуя банковский сектор и системы денежных переводов. [33]

Схожую оценку дает и Международная организация труда (МОТ). [34]

Однако, по исследованиям Международной организации по миграции (МОМ), на легальный сектор приходится всего 35% от общего объема выводимых мигрантами денежных средств. [35]

Полагаем, что применительно к России сегмент неофициального финансового оттока, порождаемого украинской трудовой миграцией, может быть гораздо выше предположений профильных международных организаций в силу целой совокупности обстоятельств: территориальной близости, более частых поездок домой, значительного числа краткосрочных миграций, более высокой вероятности передать средства через земляков, которых в РФ численно больше, чем в других странах и т. д.

В случае с Украиной статистика денежных переводов, демонстрируя высокие значения, не отражает реального присутствия граждан Украины в РФ в силу меньшего спроса данной услуги по сравнению с приезжими, например, из Средней Азии и Закавказья.

Стоит также учесть, что значительная часть миграций из Украины в Россию носила семейный характер (изначально или с последующим воссоединением), что в ряде случаев отменяет необходимость перечисления денежных средств в страну исхода. Кроме того, соседствующее положение Украины, дополняемое многочисленностью диаспоры, продолжительной миграционной историей и зачастую цикличным характером межгосударственных перемещений, существенно облегчают вывоз или передачу заработанных в России средств по неофициальным каналам.

Выводы

Систематизировав экспертные оценки, статистические данные, результаты социологических исследований, и проведя собственные расчеты, мы пришли к следующим выводам:

  1. Генеральной причиной массового переезда в Россию граждан Украины выступает ярко выраженная доминанта экономической мотивации. Вместе с тем, украинская миграция в Россию, характеризуются уникальными сопутствующими ей особенностями, вследствие чего при изучении этой категории приезжих вряд ли применимы оценочные подходы, используемые при исследовании миграционных потоков из других государств ближнего и дальнего зарубежья.
  2. Согласно социологическим данным, мигранты из Украины являются для российских респондентов наиболее приемлемой группой из всего массива приезжих. Данное обстоятельство создает для прибывающих в РФ граждан Украины более комфортные условия для облегченной интеграции в российское общество, как в социальном, так и в экономическом отношении.
  3. Наиболее существенным для Украины экономическим последствием массовой миграции в Россию является приток денежных средств посредством отправляемых из России денежных переводов. Однако, несмотря на высокие объемы указанных денежных трансфертов, которые только за последние семь лет превысили 12 млрд. долларов США, следует отметить неполноту данных, фиксируемых официальной статистикой. По данным экспертов и профильных международных организаций, неофициальная часть денежных средств, выводимых мигрантами из страны пребывания, значительно превышает официальную.
  4. Из всех количественных значений, отражающих численность украинских мигрантов в России, более всего приближенной к объективным социологическим данным и наиболее достоверным сведениям экспертов и официальных лиц, оказалась цифра 3,6 млн. человек. Между тем, допуская недоучет украинской иммиграции в данных ФМС (3,5–3,64 млн. человек), можно с определенной вероятностью предположить наличие более высоких значений. Исходя из проведенного нами анализа оценок, социологических данных и всего комплекса обстоятельств, сопровождающих украинскую иммиграцию в Россию, полагаем, что вполне справедливо признать более объективными оценки ее численных масштабов в пределах 4 — 5,5 млн. человек — в зависимости от сезонных колебаний.
  5. Определяя в целом численность этнических украинцев, постоянно проживающих в России, включая российских граждан украинского происхождения, сменивших идентификацию и не выявленных последними переписями населения, целесообразно предположить, что речь идет о цифре, близкой к 7 млн. человек, в которую не входят потомки от смешанных браков.

1. The World Bank. Migration and Remittances Factbook 2011. Second Edition. P. 3,5. URL: http://siteresources.worldbank.org/INTLAC/Resources/Factbook2011-Ebook.pdf

2. И. М. Прибыткова. Постсоветский миграционный переход в Украине // Международная миграция населения на постсоветском пространстве: двадцать лет удач, ошибок и надежд / Гл. ред. В. А. Ионцев. — М.: Верди 2011. С. 67-68

3. Сайт «Деньга». «Входящие бесплатно. Международные денежные переводы 2008». 21.04.2009. URL: http://www.denga.com.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=2172

4. Денисенко М., Чудиновских О. Миграции между странами СНГ. // Электронный журнал «Демоскоп Weekly», № 533–534. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2012/0533/analit04.php

5. «Зеркало недели. Украина». «По индексу человеческого развития Украина отстала от России и Беларуси». 15.03.2013. URL: http://zn.ua/UKRAINE/po-indeksu-chelovecheskogo-razvitiya-ukraina-otstala-ot-rossii-i-belarusi-118621_.html ; United Nations Development Programme. Human Development Report 2013. The Rise of the South: Human Progress in a Diverse World. URL: http://hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_complete.pdf P. 143

6. Фонд «Общественное Мнение». Отношение к мигрантам-соседям и мигрантам-коллегам. 25.05.2012. URL: http://fom.ru/mir/10442 Совместный проект Высшей школы экономики и Фонда «Общественное Мнение». Общероссийский опрос по репрезентативной выборке в 1364 населенных пункта 49 субъектов РФ. 24 500 респондентов, в каждом субъекте РФ — по 500 респондентов. Опрос проходил в октябре 2011 г.

7. В. Д. Жакевич. Миграционные настроения в странах СНГ (по итогам международного исследования). URL: http://www.isras.ru/files/File/Socis/2008-10/Zhakevich_12.pdf

8. И. М. Прибыткова. Постсоветский миграционный переход в Украине // Международная миграция населения на постсоветском пространстве: двадцать лет удач, ошибок и надежд / Гл. ред. В. А. Ионцев. — М.: Верди 2011. С. 69–70.

Ивахнюк И. В. Евразийская миграционная система: от экономического прагматизма к возрождению цивилизационного единства. // Центр Льва Гумилева. URL: http://www.gumilev-center.ru/evrazijjskaya-migracionnaya-sistema-ot-ehkonomicheskogo-pragmatizma-k-vozrozhdeniyu-civilizacionnogo-edinstva/

10. Там же.

11. ИА Росбалт. «Более 90% молодых украинцев хотят уехать из страны» 26.11.2012. URL: http://www.rosbalt.ru/ukraina/2012/11/26/1063574.html ; ГолосUA. Людмила Михайлова. «В Украине назревает очередной бум трудовой миграции». 13.01.2013. URL: http://ru.golos.ua/social_problem/13_01_12_v_ukraine_nazrevaet_ocherednoy_bum_trudovoy_migratsii

12. Социология миграции: история становления и перспективы развития: учебное пособие / М. С. Блинова. — М. : КДУ, 2009. С. 14

13. FINANCE.UA. «Тигипко: Из 3,5 млн украинцев, работающих в РФ, менее 10% трудятся легально». 26.02.2011. URL: http://news.finance.ua/ru/~/1/0/all/2011/03/26/232607

14. Корреспондент.net. «Наибольшее количество трудовых мигрантов в России составляют украинцы». 13.05.2009. URL: http://korrespondent.net/business/835335-naibolshee-kolichestvo-trudovyh-migrantov-v-rossii-sostavlyayut-ukraincy

15. FINANCE.UA. «Тигипко: Из 3,5 млн украинцев, работающих в РФ, менее 10% трудятся легально». 26.02.2011. URL: http://news.finance.ua/ru/~/1/0/all/2011/03/26/232607

16. Рассчитано по данным Статистических бюллетеней Федеральной службы государственной статистики «Численность и миграция населения Российской Федерации» за 2008–2012 гг. http://www.gks.ru

17. ИА Regnum. «Украинский социолог: „После введения миграционных квот нелегалы из России переедут на Украину“». 27.01.2007. URL: http://www.regnum.ru/news/774068.html

18. Топилин А. В. Нелегальная миграция: масштабы и социально-экономические последствия.// Материалы круглого стола «Использование иностранной рабочей силы в России: проблемы и перспективы». М., 2005. URL: http://www.situation.ru/app/j_artp_1162.htm

19. From-UA.com. Антон Дальский. «Сколько нас мае буты?» 08.10.2012. URL: http://www.from-ua.com/eco/bad0bf982da15.html

20. Русское Единство (интернет-представительство). Сергей Смолянников. «Ох, як клята ця Россия». 08.02.2012 г. URL: http://rusedin.ru/2012/02/08/ox-yak-klyata-cya-rosiya

21. «Зеркало Недели. Украина». Богдан Юськив. «Десять мифов о международной трудовой миграции». 24.02.2012. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/desyat_mifov_o_mezhdunarodnoy_trudovoy_migratsii__.html

22. NEWSru.ua. «Благодаря „заробитчанам“ Украина за год обогатилась на 27 млрд. евро». 22.03.2008 URL: http://rus.newsru.ua/finance/22mar2008/zarob.html

23. The World Bank. Bilateral Migration and Remittances. URL: http://go.worldbank.org/JITC7NYTT0

24. «Зеркало Недели. Украина». Богдан Юськив. «Десять мифов о международной трудовой миграции». 24.02.2012. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/desyat_mifov_o_mezhdunarodnoy_trudovoy_migratsii__.html

25. Региональное измерение трансграничной миграции в Россию / Науч. ред. С. В. Голунов. — М.: Аспект Пресс, 2008. С. 41, 306

26. «Зеркало Недели. Украина». Богдан Юськив. «Десять мифов о международной трудовой миграции». 24.02.2012. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/desyat_mifov_o_mezhdunarodnoy_trudovoy_migratsii__.html

27. Государственная служба статистики Украины. URL: http://www.ukrstat.gov.ua

28. Рассчитано по итогам переписей 1989 г., 2002 г., 2010 г и данным текущего учета населения: Всесоюзная перепись населения 1989 года. Национальный состав населения по республикам СССР. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_89.php?reg=1;

Всероссийская перепись населения 2002 г. URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=11; Всероссийская перепись населения 2010 г. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm;

Демографический ежегодник России. 2010: Стат. сб./Росстат. — М., 2010 С. 68; Федеральная служба государственной статистики. Международная миграция. URL: http://www.gks.ru

29. Рассчитано по: Федеральная служба государственной статистики. Международная миграция. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/#

30. С. А. Тархов. «Итоги переписи населения Украины 2001 года». Опубликовано в книге: Четвертый сократические чтения по географии. Научные теории и географическая реальность. (Сборник докладов / Под редакцией В. А. Шупера) М.: Эслан, 2004. С. 144 — 164. URL: http://demoscope.ru/weekly/2004/0173/analit05.php

31. Центральный Банк Российской Федерации. Трансграничные денежные переводы в Российской Федерации. URL: http://www.cbr.ru/analytics/print.asp?file=Rem.htm

32. Центральный Банк Российской Федерации. Трансграничные операции физических лиц в 2011 г. URL: http://www.cbr.ru

33. NEWSRU.ua. «Заробитчане» обеспечивают до 25% украинского ВВП. 23.10.2007. URL: http://rus.newsru.ua/finance/23oct2007/zarobitchane.html

34. Владимир Мукомель. Экономика нелегальной миграции. // Электронный журнал «Демоскоп Weekly», № 207–208. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0207/tema04.php

35. Там же.


Дата публикации: 2013-07-09 16:44:33