Архив

Президент России - мусульманин?

Предстоящие выборы президента Российской Федерации заставляют вновь задуматься над перспективами развития российской демократии и общества. Проблемы духовности, религиозной и национальной принадлежности, поиск новой социально-экономической модели, удивительный уровень бесправия нашего гражданина давно причудливо переплелись в единый комплекс отношений, называемый Россией.

Сегодня ежедневно мы слышим о том, что имеем право выбора, более того, выбирать наш долг. И несмотря на то что исход выборов президента России 2004 года был довольно предсказуем, кто может спрогнозировать итоги выборов через четыре года? А через 16 лет? Речь, конечно же, идет не о конкретных кандидатурах.

Наша Конституция предполагает возможность избрания на высший государственный пост человека любой национальности и, что, возможно, не менее актуально, любого вероисповедания. Может ли православная Россия, с древними христианскими традициями, духовной культурой и искусством, пропитанными верой Христовой, избрать президентом нехристианина или, в историческом понимании, "иноверца"? Вопрос на первый взгляд кажется нереальным и неправомочным. Однако не будем спешить с выводами.

Для начала давайте оценим численный состав российских конфессий и их шансы на то, чтобы составить вероятную конкуренцию на выборах.

Конфессиональная принадлежность жителей России по данным последней переписи населения

Численность взрослого населения России112 000 тыс. чел.100%
Православные 69 000 тыс. чел. 62%
Мусульмане 7500 тыс. чел. 6,7%
Буддисты 330 тыс. чел. 0,3%
Иудеи 240 тыс. чел. 0,2%
Прочие конфессии 2000 тыс. чел. 1.8%
Атеисты 16 800 тыс. чел. 15%
Верующие вне конфессий 15 700 тыс. чел. 14%

Безусловно, приведенные цифры приблизительны, однако не подлежит сомнению тот факт, что в России реальную политическую конкуренцию православным в перспективе могут составить только правоверные мусульмане.

В современных условиях искусственного глобального обострения отношений между христианами и мусульманами постановка вопроса об активном участии российских мусульман в политической жизни России не является праздной. Говоря об активной политической жизни, мы подразумеваем не простое участие мусульман в выборах депутатов, глав регионов и президента, а создание мощного политического исламского лобби, способного заниматься реальной политикой, консолидировать своих избирателей по конфессиональному признаку и привести своего кандидата на высший пост в государстве.

Десять заповедей и выбор президента

Более всего при постановке такого вопроса озадачивает дальнейшее возможное развитие событий. Хорошо это или плохо? Чем это угрожает православной России? Или все-таки следует говорить о России многоконфессиональной? Каков конфликтный потенциал такого избрания? А может быть, российский народ вообще не заметит пункта о вероисповедании главы государства и все пройдет безболезненно? Вопросов масса и на все сегодня нет и не может быть ответов. Отвечать на них придется всем вместе и не сразу. Однако уже сейчас можно обозначить возможную проблему, и если признать ее реальность, то уже сейчас и нужно готовиться к ее перспективному решению.

Реально ли, чтобы Россия выбрала президента-мусульманина? При лобовом подходе на этот вопрос вполне обоснованно можно ответить отрицательно: простое численное сравнение 69 млн православных и 7,5 млн российских мусульман не в пользу последних. Тем не менее не все так просто. В первую очередь и для христианских, и мусульманских народов России не все просто с конфессиональной самоидентификацией.

В 145-миллионной России 15% атеистов и 14% веруют, не принадлежа ни к одной из конфессий, - в сумме это около 33 млн человек. И для этих людей религиозные различия (не национальные!) далеко не главные. Однако можно утверждать, что эта часть населения не готова так же безразлично отнестись к религиозной принадлежности избираемого президента страны.

Дальше давайте посмотрим, насколько неоднозначна ситуация с российскими православными.

На официальном сайте Русской православной церкви (РПЦ) данных о численности православных в России и мире нет. Не обладают этими данными и государственные статистические организации. Различные оценки значительно расходятся между собой и колеблются от 50 до 80 млн человек. Вряд ли эти цифры соответствуют действительности. В первую очередь такому количеству православных не соответствует количество церковных приходов. Сколько может быть верующих в одном приходе? Вероятно, в среднем около 500 человек, причем на окраинах и в деревнях это число намного меньше. Но тогда в России даже для 50 млн понадобилось бы по крайней мере 100 тыс. приходов! А по докладу патриарха их в России около 14 тыс. Следовательно, число истинно православных верующих около 7 млн человек. Социологическое исследование, проведенное Институтом общественного проектирования, показало, что регулярно церковь посещает 10,7% от общего числа назвавших себя православными - это около 7 млн 400 тыс. человек. Цифры практически совпадают.

Но соблюдать десять заповедей и выбирать президента совсем не одно и то же. Поэтому при выборе между мусульманином и христианином к указанным 7 млн православных можно смело прибавить членов их семей, "пассивных" верующих и более миллиона российских армян, хоть и неправославных, но христиан, имеющих свои исторические соображения в отношении ислама. С учетом того что не все верующие и члены семей достигли совершеннолетия, количество российских избирателей, жестко принимающих во внимание конфессиональную принадлежность кандидата, вероятно, может составить около 25 млн человек - это около 22% от числа российских граждан, имеющих право голоса.

Формальный кризис православия

Кроме того, демографическая ситуация в России и других православных республиках бывшего СССР катастрофическая. Наше население тает. Корни этого явления лежат еще в 60-х годах прошлого века, когда активного детородного возраста достигло то малое количество девочек, которые родились в период Великой Отечественной войны. Однако виновата не одна война. В большей степени на демографическую ситуацию повлияли аборты как следствие всегда нелегкого социально-экономического положения российского человека.

Например, в 1964 году в России был поставлен своего рода рекорд - сделано 5,6 млн абортов. Вся вторая половина 60-х характерна тем, что ежегодно делалось около 5,5 млн абортов. Так что именно из-за абортов рождение детей в русских семьях сократилось в это время на 700-800 тыс. в год. У украинцев и белорусов обвал 60-х почти такой же, как и у русских.

С 80-х годов русские женщины вообще стали ограничивать себя рождением одного ребенка. А многим ли российским мужчинам сегодня под силу достойно содержать двух-трех детей? Наше население, согласно государственной статистике, ежегодно сокращается более чем на 0,5%. Например, по результатам переписи 2002 года нас было 145,2 млн человек, а на 1 декабря 2003-го уже 144,2 млн - миллион потерян. В такой ситуации нас не спасает даже миграционный прирост.

Общая численность православных во всем мире также постепенно сокращается: в 1996 году она составляла 182 млн человек, а в 2001 году снизилась до 150 млн. Эти оценки также совпадают с данными авторитетной информационной службы Service Orthodoxe de Presse (Париж), представленными в 2000 году. При этом Service Orthodoxe de Presse предполагает, что в России проживает 80 млн православных, а возможный максимум православных по всему миру - 150 млн.

В 1900 году православной цивилизации принадлежало 8,5% населения Земли, прогнозируется, что в 2025 году их доля составит 4,9%. В 1980 году страны православного ареала производили 16,4% мирового валового продукта, а в конце ХХ века - уже 6,2%. Кризис православия очевиден.

 Мусульманский накат

Теперь перейдем к мусульманскому населению России.

С 1989-го по 1999 год доля мусульманских народов России выросла с 8 до 10%, в то время как в 1959 году она составляла всего 6%. Совет муфтиев России утверждает, что сегодня в нашей стране около 20 млн мусульман. Цифра, возможно, сильно завышена, однако стоит напомнить, что сегодня в России, по данным различных экспертов, находится около 20 млн незаконных эмигрантов и среди них огромная часть мусульман из Средней Азии и Азербайджана. Так или иначе, но количество мусульман растет, и это уже солидная сила. Еще чуть-чуть, и не будет формальных признаков для признания России сугубо христианской державой.

Возможно, именно по этим причинам в 2003 году на международной конференции исламских государств в Малайзии так тепло была принята российская делегация, а Владимиру Путину дали возможность обратиться с трибуны к участникам конференции, хотя ранее это позволялось только лидерам исламских государств. Вполне вероятно, что через много лет мы сможем по достоинству оценить стратегическое значение этой конференции. Интересно, задавался ли кто-нибудь из ее участников вопросом: сможет ли Россия со временем стать одним из лидеров среди мусульманских государств? Или еще более смело: не является ли православная Россия только переходом от одного глобального этапа ее развития к другому?

Ислам - одна из наиболее распространенных религий мира. Мусульманские общины имеются во всех странах мира и объединяют более 1 млрд 200 млн человек. В 35 странах мусульмане составляют большинство населения, а в 29 странах последователи ислама представляют собой влиятельные меньшинства. В 28 странах, среди которых Египет, Кувейт, Иран, Ирак, Марокко, Пакистан, Саудовская Аравия и др., ислам признан государственной, или официальной, религией. Подавляющее большинство мусульман сосредоточено в Западной, Южной, Юго-Восточной Азии и Северной Африке. Ислам является государственной религией наших партнеров по СНГ Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, Киргизии, Азербайджана, Казахстана.

Мусульмане в довольно большом количестве проживают и в неисламских государствах. В США, например, насчитывается около 6 млн мусульман. По данным Центрального института истории ислама (ZIA), в 2000 году общее число мусульман в Германии составляло более 3 млн, а через три года эта цифра достигла 4 млн человек. Согласно опросам, в 1997 году 5,5% жителей Франции исповедовали ислам, а в 2003 году их уже было 10% (6 млн человек). К ним можно добавить около 2 млн британских мусульман, по миллиону из Италии, Испании, Нидерландов и более 18 млн китайских мусульман.

Рост численности последователей ислама происходил в последние десятилетия в различных странах следующим образом:

  • в Канаде она выросла с 98 165 человек по переписи 1981 года до 253 260 человек в 1991 году;
  • в Австрии - с 0,2% от всего населения в 1971 году до 2,1% в 1995 году;
  • в Финляндии - с 1 тыс. в 1965 году до 10 тыс. в 1998 году;
  • в Польше - с 1 тыс. в середине 60-х до 5123 в 1995 году;
  • в Португалии - с 10 тыс. в 1995 году до 30 тыс. в 2001 году;
  • в Норвегии - с 1006 в 1980 году до 47 438 в 1997 году;
  • в Австралии - с 22 тыс. в 1971 году до 200 885 по переписи 1996 году;
  • в Новой Зеландии - с 2544 по переписи 1986 году до 13 362 по переписи 1996 году;
  • в Греции доля мусульман осталась неизменной: и в 1961-м, и в 1995 году их было 1,3% от всего населения (из них 80% турки, остальные греки).

 

Единственной европейской страной, где мусульман практически нет, остается Исландия: в середине 1990-х там жило всего 100 мусульман. При этом во всех европейских странах ислам остается самой молодой и быстрорастущей религией.

Если сегодняшние темпы роста численности мусульман в РФ сохранятся, то через сто лет их доля в населении России увеличится вдвое. По прогнозам мусульмане к 2100 году, вероятно, будут составлять 16-18% населения РФ, т. е. около 20 млн человек. При продолжении сокращения православных на этом временном рубеже, а возможно, и раньше сравняются по численности две части российского населения - православные и правоверные. Что тогда?

Конфликтный потенциал меньшинств

Но даже если эти группы верующих не сравняются по численности, невозможно игнорировать изменение их процентного соотношения к общей численности населения. Предположительно 17-20% какой-то группы населения от общей численности - порог, за которым конфликтный потенциал может вылиться в открытое столкновение.

Например, в США афроамериканское население за последние десятилетия выросло до 35 млн человек (около 14% всего населения). Из информационных сообщений различных лет нам всем хорошо известно, какими конфликтами, иногда кровавыми, сопровождался этот рост. Чернокожий начальник полиции или губернатор раньше были из области фантастики. Сегодня уже второй госсекретарь США - чернокожий. И это не единственная фигура в государственных органах Соединенных Штатов.

В Киргизии, которая сегодня в горниле революционных событий, начавшихся с "узбекского" юга страны, проживает около 14% узбеков, ощущающих свое неравноправие с киргизами. Межнациональное противостояние в Эстонии и Латвии обусловлено игнорированием русского населения этих стран, которое составляет 28 и 36% соответственно. Пока это противостояние носит по-европейски сдержанный характер. Приднестровский конфликт характеризуется тем, что Тирасполь представляет интересы 17% населения всей Молдавии.

Мировой опыт показывает, что когда какая-то группа населения страны достигает 10-12% от общего числа, ее интересы необходимо учитывать и она должна быть представлена во власти, в противном случае неизбежен рост межнациональной или межконфессиональной конфликтности.

На волне всеобщей исламизации даже в православной Болгарии, натерпевшейся от османов на века вперед, в июле 2001 года впервые в состав правительства были включены мусульмане, занявшие посты министра сельского хозяйства и министра по чрезвычайным ситуациям, а также помощников министров финансов, экономики, строительства, окружающей среды и обороны.

Часть российских мусульман уже несколько лет действует в политическом поле, объединившись по конфессиональному признаку. Существуют такие общероссийские политические общественные движения, как Всероссийский исламский конгресс, "Рефах" ("Благоденствие"), "Меджлис" ("Собрание"), Исламский комитет. 22 марта прошла учредительная конференция нового общественного движения "Российское исламское наследие". В списке 20 общероссийских общественных объединений, обладающих правом принимать участие в выборах президента Российской Федерации, числится общероссийское общественное движение "Нур" ("Свет"). Движение "Мусульмане России" уже пыталось в ходе предвыборной кампании зарабатывать очки, сообщая о возможном вступлении в предвыборный блок КПРФ. В данном случае не важно, как и кем были созданы эти организации, важно, что они созданы - значит, востребованы, значит, для них есть общественно-политическая ниша.

И ниша эта будет только увеличиваться. А потому не такой уж фантастикой выглядит предположение, что у России может появиться президент-мусульманин.

 Мы пилим сук, на котором сидим

У Русской православной церкви существует масса причин для беспокойства. Сокращение ее паствы, "русские мусульмане" говорят об определенном духовном нездоровье самой церкви. Появление мусульманина на посту главы государства не обещает ничего хорошего православным. И одна из причин самой этой возможности - кризис РПЦ.

Церковные служители в своей борьбе с другими религиями за зоны влияния не должны надеяться на "административный ресурс" государственной власти. Не надо бороться с религией католиков или мусульман, используя паспортно-визовую службу и подразделения антитеррора. Так борются с преступниками независимо от их вероисповедания. Стоит ли вообще впутывать государство в непростые взаимоотношения различных конфессий? Наверное, дешевле будет все-таки придерживаться конституционного положения о том, что церковь отделена от государства. А в странах многоконфессиональных во главе угла должна стоять государственная идеология, а не религиозные постулаты. Вера - это интимное дело каждого человека, и нет никакой необходимости манипулировать ею во внутренней политике. В противном случае мы отпилим сук, на котором сидим.

Конфессиональный фактор растет, религиозное самосознание российских граждан увеличивается, поскольку для этого есть пространство. Но нельзя заполнять вакуум, возникший в связи с потерей государственной идеологии, идеологией религиозной. Это путь конфликта. И рано или поздно такое положение дел начнет отражаться на результатах выборов.

Нужно сделать все для того, чтобы все конфессиональные институты были равноудалены от власти. Ни один представитель власти или государственный чиновник, включая президента, не должны ассоциироваться у общества с той или иной религией - они должны быть представителями государства. Не зря в некоторых странах руководителям высокого ранга запрещено публично демонстрировать свою религиозную принадлежность.

Безусловно, власть должна знать и учитывать в своей деятельности интересы всех верующих, но она должна свести к минимуму значение религии в политической жизни страны. А если мы ищем преступника, то должны искать не террориста-мусульманина, а террориста, не вора-православного, а вора, не мошенника-иудея, а мошенника. В таких случаях вероисповедание подозреваемого может служить ориентиром для правоохранительных органов, но никак не рекламой для программ новостей.

Вероятно, только таким путем мы сможем сохранить стабильность в нашей стране, сохранить Россию, которая всегда являлась домом для многих народов и впредь смогла бы ко всем относиться традиционно - по-божески, независимо от национальности и вероисповедания.

Источник: журнал Эксперт


Дата публикации: 2005-10-18 11:26:39