Архив

Руслан Байсаров: Не доверяя отцам, мы теряем целое поколение будущих граждан России

Почему я написал эту статью?

Во-первых, потому, что я хочу, чтобы мой сын был счастлив, ведь он — мой сын, и я люблю его настолько, насколько вообще отец может любить сына.

Во- вторых, потому, что конфликт вокруг моего сына Дени стал публичным, вокруг него появилось столько слухов и спекуляций и не изложить ясно свою позицию в СМИ означало бы — согласиться с этими домыслами.

В-третьих, в ходе судебных разбирательств по делу о воспитании сына я понял, что вопрос прав отца в нашей стране имеет огромное общественное значение и волнует миллионы людей.

В последние две недели я получаю большое количество звонков и писем от разведенных отцов, выражающих мне поддержку. Многие из них считают, что если я сейчас откажусь от своей борьбы за сына, то мое поражение ещё более укрепит «антиотцовскую» позицию российских судов и органов опеки. Я понял, что вопрос ущемления прав отцов не частный (какого-то там коммерсанта), не национальный (какого-то там чеченца), а общероссийский. Я успешный бизнесмен и могу пригласить хороших адвокатов, моим мнением интересуется пресса, а что делать в таких ситуациях человеку, не располагающему такими возможностями?

Российское законодательство декларирует равенство прав матери и отца в вопросах воспитания ребенка, но по статистике при разводе в 95 случаях из 100 суды передают право опеки над ребенком матери. Исключения составляют случаи, когда мать находится в явной наркотической или алкогольной зависимости, психически больна или отбывает срок в местах лишения свободы.

Если следовать логике судей, то невольно приходишь к заключению, что подавляющее большинство россиян мужского пола — законченные негодяи, недостойные воспитывать своих собственных детей.

В нашем законодательстве существует около 400 законов прямо или косвенно защищающих права матери. И ни одного закона, посвященного правам отца.

Между тем, по данным американской статистики (российскую мне найти не удалось), дети, в воспитании которых не принимали участия отцы, составляют:

  • 75% совершивших убийства в возрасте до 20 лет;
  • 60% лиц, совершивших изнасилование;
  • 70% несовершеннолетних, попадающих в тюрьмы;
  • 50% не закончивших среднюю школу;
  • 75% несовершеннолетних самоубийц;
  • 90% убежавших из дома.

Не думаю, что положение с такими детьми в России намного лучше.

Я не знаю конкретных цифр, но общеизвестно, что девочки, в воспитании которых не принимал участия отец, в зрелом возрасте намного чаще разводятся, а мальчики испытывают повышенный интерес к наркотикам и асоциальному поведению. Не секрет и то, что криминальные сообщества рекрутируют своих «солдат» в рядах дворовой «безотцовщины».

Другое следствие исключительно женского воспитания — тотальная феминизация подростков мужского пола, великовозрастный инфантилизм, почти поголовный отказ от службы в рядах вооруженных сил.

Ущемление прав отцов развращает и женщину — ребенок часто становится для нее инструментом шантажа бывшего мужа. Любящий отец пойдет на все, чтобы иметь право встречаться со своими детьми, и многие разведенные супруги этим успешно пользуются. Не говоря уже об алиментах, которые часто женщина путает с собственым содержанием.

Не доверяя отцам, мы теряем целое поколение будущих граждан России.

Кто-то из великих сказал:

«Американцам рядом со статуей Свободы надлежало бы поставить статую Ответственности».

У наших женщин сегодня есть свобода, в том числе и свобода воспитывать по своему образу и подобию. Чаще всего они окружают своих детей безусловной, почти животной любовью, и это правильно, потому что женщина по своей сути — источник любви.

Но социализирующую, образовательную, этическую функцию всегда выполнял отец. Только отец в состоянии дать сыну почувствовать себя настоящим мужчиной, а дочери — настоящей женщиной. Оспаривать эту очевидную истину — все равно, что пытаться солнце заменить луной, а луну — солнцем.

Священники всех конфессий, звонившие мне со словами поддержки и утешения, считают, что воспитывать в ребенке веру в Бога, уважение к традициям, любовь к Родине должен прежде всего отец.

Так почему же суды чаще всего отказывают отцам в праве воспитания детей? Почему судья, инспектор органа опеки, педагог готовы сразу же поверить в то, что разведенный отец — исчадие ада, причина всех бед ребенка и его матери? Почему отцов так упорно стремятся изолировать от собственных детей?

Почему даже официальное лицо — уполномоченный по правам ребенка господин Головань, не разобравшись в деталях дела, сразу же встал на сторону моей бывшей жены? Почему в газетах и на телевидении мой портрет нарисован исключительно черной краской, причем без всяких серьезных на то аргументов, а просто по факту моего желания воспитывать Дени? Или это желание противоестественно?

Я много раз заявлял, что ничего не имею против Кристины и Аллы Борисовны Пугачевой. Я очень их уважаю. Так сложилась наша жизнь, что у меня больше времени для воспитания сына, а сам Дени ясно выразил свое желание жить с отцом. Почему же тогда решение суда вызвало публичную обструкцию и негодование, а судью принявшего такое решение мгновенно заподозрили в коррупции? Даже собственное мнение ребенка ставится мне в вину, поскольку я его, видите ли, «зомбировал»!

В 12 лет Дени как никогда нужен отец. Дело не в нашем «чеченском», «мусульманском» обычае — я светский, российский человек. Дело в естественной потребности любого мальчика в этом возрасте видеть рядом с собой сильного, взрослого мужчину, способного дать ему то, что никогда, при всей своей огромной любви, не смогут ему дать мама и бабушка.

Я настаиваю на том, что у всех отцов есть естественные и неотъемлемые права, ни в коем случае не отрицающие естественных прав матери, и эти права должны быть не только формально продекларированы в законе, но и подтверждены судебной практикой.

Вот как я вижу не существующий сегодня, но так необходимый обществу список неотъемлемых прав отца. Отец, в случае, если судом не доказана его неспособность нести ответственность по воспитанию собственного ребенка, имеет право:

  1. Наравне с матерью претендовать на воспитание ребенка и совместное проживание с ним.
  2. Проводить с ребенком не меньше времени, чем проводит с ним его мать.
  3. Наравне с матерью участвовать в принятии важных для судьбы ребенка решений.
  4. Обладать правом «вето» на важные решения матери относительно судьбы ребенка.
  5. Рассчитывать на беспристрастное и справедливое судебное производство в случае рассмотрения дела о воспитании и месте проживания ребенка. Преимущества любой стороны, приобретаемые по половому признаку не должны иметь места.
  6. Пресекать в судебном порядке любые попытки очернения образа отца в глазах ребенка.
  7. Требовать полного исключения попыток оказания давления на отца, судей, органы опеки при помощи кампаний в СМИ и других методов обработки общественного мнения.
  8. Требовать исключения из круга общения ребенка лиц, оказывающих, по мнению отца, вредное влияние на формирование детской психики, привычек и интересов.
  9. Требовать от матери полного отчета о тратах на содержание ребенка, чтобы иметь доказательства справедливого расходования перечисленных алиментов на воспитание, развитие и образование ребенка.
  10. Требовать свободного доступа к ребенку дедушек и бабушек со стороны отца.
  11. Определяющим в разрешении спора по месту жительства ребенка должно быть желание самого ребенка, как и записано в нашем законодательстве.

Пора заканчивать с принципом «презумпции виновности» отцов.

Мы должны понять, что, не обеспечив права отцов, мы не сможем защитить и права детей, а значит, дать им самое главное — любовь, здоровье, воспитание, образование и, в итоге, счастливое начало жизни.


Дата публикации: 2009-09-24 15:14:30