Архив

Родила из винила

Москвичку Викторию Казакову недавно выгнали из детского магазина. Она попросила продавца примерить шапочку на годовалого ребенка, которого покупательница нежно держала на руках. Продавец с радостной улыбкой потянулась к розовощекому кудрявому малышу, но через секунду в ужасе отпрянула. Голубые глаза младенца не мигали, он оказался виниловой куклой, правда, выполненной очень искусно.

Реборны (так называются куклы, которые очень похожи на младенцев) стали новым увлечением состоятельных жительниц больших городов. Несколько лет назад такие куклы были экзотикой, их покупали в европейских странах коллекционеры авторских игрушек. Сейчас в интернете услуги по созданию реборнов по ценам значительно ниже западных предлагают больше 100 российских мастериц. Открываются курсы, где обучают создавать кукол-детей. Реборнов, выполненных с особой искусностью, то есть таких, которых с трудом можно отличить от живого ребенка, показывают на кукольных выставках по всей стране. Обладательницы кукол-детей организовывают сообщества во всемирной сети, публикуют фоторепортажи о том, как они гуляли со своими виниловыми «бебиками», купали или укладывали их спать. Своим игрушечным малышам хозяйки покупают одежду, погремушки, кроватки и коляски. Иногда они публикуют фотографии реборнов в сообществах для молодых родителей и, как правило, вызывают гневные отклики мам реальных малышей.

Реборны появились в США в 1990-х. Художники решили обычного винилового пупса сделать максимально похожим на младенца. Сходство достигалось путем гиперреалистичной росписи кожи и лепки лица. Куклы-дети скоро стали очень популярны. У них появились поклонники, которые отслеживают новые модели известных кукольников и покупают их за десятки тысяч долларов, и противники, которые говорят, что этим детям-роботам место только в фильме ужасов.

Вокруг реборнов существует немало легенд. Самая страшная из них о том, что скульпторы, чтобы создать такое достоверное младенческое лицо, делают слепки с лиц умерших детей.

«Неправда, — говорит создательница реборнов Марина Рябушкина, — лица лепят по фотографиям живых детей. Эти куклы никого не оставляют равнодушными: люди либо восхищаются ими, либо в ужасе от них шарахаются».

«Знакомая показала мне куклу: настоящий сморщенный младенец, он еще и дышит и сердечко у него бьется, какой-то механизм встроен. Думаю, что прогресс не дошел, а перешел все мыслимые границы», — рассказывает москвич Дмитрий Лыков.

Знакомую зовут Викторией Казаковой, у нее уже три реборна (Клаудиа трех лет, годовалый Иван и «новорожденная» София). Она рассказывает, что однажды с помощью куклы вычислили мошенницу: женщина разместила в сети якобы своего больного ребенка и собирала для него деньги. Художники быстро ее разоблачили.

Российские художники, создающие реборнов, рассказывают, что заказов у них немало и становится все больше. В среднем кукла отечественного производства стоит 30 тыс. руб. Части тела художники заказывают в интернет-магазинах, из них собирают куклу и расписывают тело особой, очень дорогой краской. Дарья Панова, хозяйка реборн-мастерской, на отсутствие клиентов тоже не жалуется:

«Реборны в нашей стране не так популярны, как в Европе, но спрос на них растет».

Марина Рябушкина говорит, что основные покупательницы либо молодые женщины, у которых нет детей, либо дамы пенсионного возраста, у которых сыновья и дочери выросли, а внуков пока нет. Дарья Панова уверяет, что клиенты у нее очень разные и у многих есть свои дети.

Виктория Казакова впервые увидела реборна во время командировки в Италию.

«Сначала купила Клаудию, она такая красивая и изысканная. Итальянская принцесса, но она довольно тяжелая, ходить с ней на тусовки неудобно, тогда я заказала московской мастерице Ивана, хотелось такого братца Иванушку, кудрявого и курносого, а недоношенную Софию мне привезли друзья из Дании. Не удивляйтесь, есть такой вид реборнов — „недоношенные“, самый большой реборн, которого я видела, 12-летний подросток», — рассказывает Виктория.

Вике 29 лет, она работает ведущим специалистом в консалтинговой компании и в июле будущего года выходит замуж, планирует детей. «Когда — не знаю, не скоро. Но не надо думать, что я сумасшедшая, которой реборны заменяют детей. Реборн для меня это модный аксессуар, ну как дорогая сумка. Красиво и дорого выглядит, немного шокирует. В общем, то, что надо модной московской барышне», — уверена Виктория. До того как Вика купила реборна, у нее был йоркширский терьер, она брала его с собой в гости и на тусовки.

«Кукла лучше терьера — ее не надо кормить», — резонно заявляет Вика.

Елена Суслова, семейный психолог, не видит в самом факте коллекционирования реборнов ничего нездорового:

«Главное — не переходить границу, не создавать из куклы кумира и не заменять ею живого ребенка. Реборны могут быть даже полезны — для тех женщин, у которых нет пока своих детей, для того чтобы пробудилось материнское чувство. У большинства людей маленькие дети вызывают чувство нежности. Даже взгляд на фотографию младенца способствует расслаблению, поэтому такая кукла может помочь своей хозяйке получать положительные эмоции, похожие на те, которые вызывают дети. И никаких хлопот, связанных с содержанием и воспитанием. Удобно и… безответственно. Впрочем, для женщин, которые не могут иметь детей или потеряли их, реборн может на какое-то время стать утешением».

Суслова подчеркивает, что важно не впадать в зависимость от неживого предмета и не убегать от реальных проблем в иллюзорное общение с куклой.


Дата публикации: 2011-11-24 14:45:48