Архив

Материнский капитал: Нематериальные дети

Ирина Палиловаруководитель отдела по связям с общественностью «Левада-центра», аспирантка кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

 Печатается в сокращении

 

Одобрение — авансом

Демография впервые вошла в круг приоритетных государственных проблем, точнее говоря, те демографические проблемы, о которых специалисты говорят уже десятилетие, наконец заслужили отдельного внимания и рассмотрения, и государство попыталось найти пути их решения. Решение нашлось — материальное стимулирование рождаемости. И самое главное, что россияне на это стимулирование как будто поддаются.

Однако поддаются теоретически — как показал опрос, проведенный «Левада-центром» летом нынешнего года, порядка 80% россиян считают (с разной степенью вероятности — «определенно да» или «скорее да»), что 250 000 руб. действительно могут стимулировать семью к рождению еще одного ребенка, — так думают и однодетные, и многодетные семьи, и представители среднего класса, и россияне с низким уровнем дохода, и те, кто планирует в течение ближайших 2-3 лет рождение ребенка, и те, кто об этом пока не думает, и те, кто принимает законопроекты, и те, кто по этим законопроектам вынужден жить.

Теоретически — приняли, согласились, одобрили. А как это будет реализовано практически, можно будет узнать только после 2007 г., точнее — после 2010-го, когда родившие в 2007 г. женщины смогут воспользоваться выделенной им суммой денег.

Предложенные государством «дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей» очень напоминают ситуацию с монетизацией льгот: когда люди только услышали о готовящейся реформе — одобрили, выразили согласие (теоретически), попробовали применить к собственной жизни — не понравилось, запротестовали (практически).

Если говорить о пособии самом по себе, точнее, о его сумме и о возможностях распоряжения этой суммой, то уже на этом этапе может возникнуть ряд самых несложных вопросов.

Вот, например, один из них. По данным того же опроса, 43% россиян считают, что «первичным базовым капиталом» прежде всего следует воспользоваться для решения жилищного вопроса, 24% думают вложить эту сумму в образование детей и еще порядка 20% полагают, что 250 000 руб. следует потратить на текущие расходы.

Последний пункт законопроект не предусматривает вовсе, на него можно не обращать внимания, потому как если бы он был предусмотрен, то большинство бы именно так и распорядилось суммой. Но даже если остановиться только на жилье, то возникает вопрос следующий: каким образом городская семья сможет улучшить жилищные условия (а точнее, приобрести жилье или обменять имеющуюся квартиру на жилье с большей площадью) на 250 000 руб.?

Да, вполне вероятно, что для самых малообеспеченных слоев населения эта сумма может стать неким материальным подспорьем, помощью в решении жилищного или образовательного вопроса. Но среди данных групп населения рождаемость в целом выше, чем среди более обеспеченных россиян.

Заблуждение объяснять низкую рождаемость низким материальным статусом. И наивно предполагать, что такая материальная компенсация может стать решением демографической проблемы. Да, действительно, предложенный базовый капитал — это помощь в решении некоторых семейных проблем, но вовсе не повод для принятия решения о рождении еще одного ребенка.

Зачем рожают

В ходе того же исследования россиянам был задан прямой вопрос о том, какая, по их мнению, из перечисленных ниже альтернатив может подтолкнуть женщину к решению родить хотя бы одного ребенка.

Среди прочих вариантов (например, таких, как «улучшение жилищных условий», «хороший заработок» и «уверенность в завтрашнем дне»), которые были отмечены более чем третью опрошенных, такой вариант, как «возможность получить 250 000 руб. за рождение второго ребенка», занял отнюдь не лидирующие позиции и сравнялся с альтернативой «наше решение не будет зависеть ни от каких условий» — 20% россиян в возрасте от 18 до 39 лет выбрали каждую из этих позиций.

Одна из главных причин низкой рождаемости выходит далеко за рамки материальной сферы. Семья в ныне господствующей системе ценностей, в особенности семья многодетная, уступает место другим индивидуалистским устремлениям — личностной, профессиональной реализации, карьерному росту и материальному статусу.

В этом контексте профессиональная сфера противопоставляется сфере семейной — гораздо престижнее занимать высокие профессиональные позиции и иметь высокий доход, нежели являться родителем трех или четырех детей.

На вопрос о том, сколько детей нужно иметь, чтобы чувствовать уважение со стороны окружающих, пятая часть опрошенных ответила, что число детей значения не имеет, еще 35% — что двое, 18% — трое, 10% — один ребенок.

При этом на вопрос о том, сколько детей хотели бы иметь россияне независимо ни от каких условий (это установка на число детей), представители возрастной группы 18-39 лет (а именно на них в силу объективных причин стоит ориентироваться) в большинстве своем отвечали «двоих». Вместе с тем стоит отметить, что с увеличением уровня доходов в составляющих компонентах престижности и статуса дети имеют все меньшее значение.

Попытка государства повысить рождаемость только с помощью материальных механизмов обречена лишь на возможное временное повышение числа двухдетных семей не более чем на 5-7%.

Для устранения депопуляции через 30 лет (для достижения простого уровня воспроизводства населения, т. е. такого, при котором в среднем на одну женщину приходится 2,15 рождения) необходимо уже сейчас увеличение доли семей с 3-4 детьми до 50-60%, т. е. в 7-8 раз.

Для этого необходимо прежде всего радикальное повышение уровня потребности в детях, повышение ценности семейного образа жизни и семьи с несколькими детьми, которое может быть осуществлено только с помощью грамотной демографической политики.


Дата публикации: 2006-11-01 14:38:04