Архив

Семья в России (историко - социологический анализ массовой народной культуры)

«Демографические исследования», № 7

Елена Новоселова — аспирантка кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

 

В последние годы депопуляция, падение ценности семьи и детей стали предметом оживленных дискуссий как в правительственных кругах, так и в средствах массовой информации. Демографическая ситуация в стране признана кризисной практически всеми, и это уже является первым шагом в направлении преодоления кризисных тенденций семейных изменений. Пропаганда ценности семьи и детей, укрепление института семьи, повышение уровня рождаемости и снижение смертности — объявлены приоритетными задачами государственной политики России.

Плачевная демографическая ситуация, в которой находится наша страна сейчас, сложилась не в один момент. Это результат довольно длительной трансформации института семьи. Рождаемость в России начала снижаться не сегодня, и даже не в 90-х годах XX века, как думают многие, этому процессу уже около 100 лет и начался он в конце XIX, а не XX века[1].

В связи с этим крайне необходимо системное изучение современных тенденций институционального изменения семьи в России. В историко-социологических исследованиях семьи, особенно советского периода, еще много «белых пятен», что не в последнюю очередь связанно с тем, что источниковая база таких исследований недостаточно широка, а зачастую и тенденциозна.

В условиях нехватки надежных данных, на основании которых можно всесторонне проанализировать динамику семейных процессов и выявить истинные цели и характер реформ брачно-семейных отношений, важным источником информации для историко-социологического исследования, на наш взгляд, становится фольклор.

Как часть культуры фольклор весьма точно отражает действительность, в том числе и потому, что меньше зависит от идеологии, от официальных взглядов и норм. Произведения фольклора как объект социологического исследования социологии имеют преимущества перед другими источниками информации, так как создаются «не по заказу», а, если можно так сказать, «по велению души». В этой связи достоверность оценок тех или иных общественных явлений, даваемых различными фольклорными источниками достаточно высока.

Частушка принадлежит к числу тех немногих фольклорных жанров, которые продолжают бытовать и привлекать к себе внимание собирателей и исследователей. Фольклорная жизнь этого жанра продолжается, о чем свидетельствует и то, что практически каждый современный россиянин вспомнит хотя бы одну частушку. В настоящее время частушка не исчезла, она, как это свойственно всему фольклору, избрала новое, свободное от цензуры пространство — Интернет и продолжает там существовать. Частушку отличает необыкновенная широта тематики, самая тесная связь с современностью. Отличительными качествами частушки являются оперативность реагирования на происходящее и актуальность, возможность непрерывно обновлять тематику, расширять сферу изображения мира.

В исследовательской литературе не раз отмечалась злободневность этого фольклорного жанра, способность быстро откликаться на все жизненные изменения. Особенно это касается реагирования на резкие изменения социальной политики государства, затрагивающие интересы семьи, т.е. семейно-демографической политики.

Выделяя особенности частушек как источника получения информации о социальных явлениях, исследователи отмечают, что наиболее ценными качествами данного жанра являются:

  • лаконичность;
  • актуальность;
  • относительная независимость от влияния официальной идеологии;
  • широкий спектр рассматриваемых проблем;
  • простота и понятность изложения материала;
  • критика несовершенств и отклонений от норм;
  • проницательность;
  • быстрота реагирования на изменение отношений между людьми;
  • связь с исторической эпохой;
  • сатира и юмор.

С точки зрения исследования проблем семьи, её места в обществе и взаимоотношений с государством, частушка является одним из наиболее интересных и информативных источников. Так, из общего количества проанализированных нами частушек (27 016) 71,9% относятся к семейной проблематике и только 28,1% касаются всех остальных тем вместе взятых.

В нашем исследовании анализу были подвергнуты частушки, досоветского, советского и постсоветского периодов, при этом советский период был также разбит на отдельные промежутки, а именно: частушки эпохи революции, двадцатых годов, тридцатых годов, Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет, пятидесятых-шестидесятых годов и семидесятых-восьмидесятых годов. Такая периодизация частушек даёт возможность проследить динамику процессов в семье, определить их зависимость от конкретной социально-экономической ситуации и мер властей по правовому регулированию семейных отношений на каждом из указанных этапов.

На протяжении исследуемого нами периода демографическая ситуация в России претерпевала значительные изменения. Основной вектор этих изменений обусловлен особенностями происходящего ценностно-институционального кризиса семьи. Развитие кризиса семьи, деградация норм и ценностей семейного образа жизни нашли свое отражение и в фольклоре.

Наш анализ свидетельствует о падении в обществе ценности детей, сокращении потребности в них, отмирании норм многодетности, а ведь именно ценности и потребности лежат в основе поведения.

Так, в ходе анализа частушек проявился характерный момент — редкое упоминание о детях: в совокупности дочь, сын и ребенок фигурируют в 1,69% всех частушек по семейной проблематике. Также практически полностью отсутствуют частушки, особенно современные, в которых в положительном смысле говорится о многодетных семьях.

Скорее даже наблюдается обратная тенденция, многодетность все больше осуждается, что является тревожным симптомом. Практически во всех частушках последних лет, в которых затрагиваются многодетные семьи, чувствуется негативное, пренебрежительное к ним отношение, все чаще высказывается мнение, что незачем «плодить нищету». Эту же тенденцию подтверждают и количественные исследования последних лет.

Так, у 41% респондентов, когда они слышат словосочетание «многодетная семья», возникают отрицательные ассоциации: «бедность, нищета, неблагоустроенность, сплошные проблемы, неблагополучные дети, родители пьяницы и наркоманы, делающие детей в пьяном угаре». С положительными моментами многодетность связывается в сознании только 23% опрошенных. В большинстве своем (65%) люди склоняются к мнению, что много детей бывает в неблагополучных семьях[2].

Каждый день многодетные, по их словам, сталкиваются с непониманием и даже порицанием со стороны окружающих на них смотрят как на «умалишенных, необразованных, не умеющих предохраняться, безответственных личностей, которые „рожают и рожают, в то время когда пенсионерам жрать нечего“„[3].

“Подобная трактовка многодетности…не может остаться без внимания ученых, предпринимающих попытки предотвратить развивающуюся тенденцию перехода общества от модели двух-трехдетной семьи к модели однодетной».[4]

В нашем исследовании рассматривается два вида песенок, связанных с осуждением многодетности:

  • частушки, исполняемые мужчинами-отцами, недовольными «чрезмерной» плодовитостью своих жен: «то двойняшки, то тройняшки — всю семью замучила» (немногочисленная категория);
  • припевки взрослых детей, которые с насмешкой смотрят на родительскую, по их мнению, чрезмерно детную семью: «наделали пятерых», «настрогали детей».

Поколение родителей, хотя и редко (0,01% частушек на семейную тему), но все же рассматривает многодетность как залог счастливой старости — гарантию того, что в пожилом возрасте человек не останется без поддержки, что «будет, кому стакан воды поднести».

Люди старших возрастов с ностальгией вспоминают те времена, когда семьи были многодетными, а брак пожизненным, и в гротескной форме высмеивают нынешнюю многоразводную, малодетную и неполную семью:

Раньше было по старинке:
У отца — семь молодцов.
А теперь все изменилось:
Стал один — и семь отцов

Как же мамку не любить,
Справедливо взвесте:
У тебя ж она одна,
А отцов — штук двести.

Таким образом, частушки демонстрируют снижение репродуктивных ориентацией поколения «детей» по сравнению с «отцами», что также подтверждают и социолого-демографические исследования последних лет[5].

О нарастании демографического кризиса и необходимости немедленной борьбы с ним свидетельствует, например, тот факт, что в современных частушках 0,08% текстов посвящены добровольному отказу от рождения детей. И хотя этот процент пока к счастью не высок, он в 4 раза больше, чем в 1970-80 гг., когда данная тематика впервые обнаруживается в частушках. И здесь мы опять наблюдаем разделение мнения «отцов и детей» и снижение репродуктивных ориентацией поколения «пепси».

Нежелание жертвовать личным пространством ради ребенка, отсутствие убедительных причин иметь детей, невозможность спросить согласия детей на рождение, желание иметь больше свободного времени для досуга и самосовершенствования — вот лишь некоторые причины, которыми особо ярые сторонники добровольной бездетности объясняют свое решение не иметь детей.

Дети в частушках чаще всего представлены уже взрослыми, выступающими одной из сторон в конфликте между поколениями. Если поется о маленьком ребенке, малыше, то речь идет, как правило, о внебрачных детях, доля которых, по оценкам социологов на 2005 г., составляла около 30% от общего количества рожденных детей[6], что выше даже послевоенного уровня[7] (24%), когда высокое число таких рождений имело демографическое объяснение: огромная нехватка мужчин молодых и средних возрастов[8].

Частушки подтверждают тенденцию роста числа детей, рожденных вне зарегистрированного брака. Если в дореволюционных песенках доля частушек, посвященных внебрачным рождениям (среди всех частушек на семейную тематику), составляет 0,24%, в 30-х годах — 0,4%, в период Великой отечественной войны и первые послевоенные годы — 1,98%. В современных частушках эта цифра несколько снизилась — до 1,28%, что, однако, объясняется не уменьшением количества таких детей, а обыденностью этого явления и принятием его обществом как нормы.

Эмоциональная окраска частушечного сообщения о рождении молодыми мамами внебрачного ребенка — совершенно разная в современном обществе и в России прошлого. В дореволюционных частушках это событие воспринимается как нечто из ряда вон выходящее и осуждается общественностью: «сослучилася беда — девка девку родила», однако со временем оценки постепенно менялись и становились если не положительными, то, по крайней мере, нейтральными: «нынче в девушках не позор родить», «Богородица-то наша, тоже в девках родила».

По данным социолого-демографических исследований, доля внебрачных рождений наиболее высока у совсем молодых мам (15-19 лет). В 2001 г. она составила 43,1%, хотя в 1980 г. этот показатель был значительно ниже — 18,7%[9]. Данная тенденция вызывает особое беспокойство, и не только из-за того, что здесь может быть нанесен ущерб здоровью детей и их мам (из-за того, что дети находятся в худших условиях вынашивания и вскармливания), но и потому, что сами эти новорожденные впоследствии образуют 30% детей-отказников, которые становятся подкидышами и поступают в детдома[10]. Причем, судя по частушкам, особых угрызений совести по этому поводу молодые родители не испытывают:

Сказала милка мне,
Но без волнения:
Для детдома в животе,
Мол, пополнение.

Меня маменька ругает:
В девках пузо дуется.
Я рожу и сдам в детдом -
Зря пусть не волнуется.

Избавляться от нежеланных детей, судя по частушкам, стараются до их появления на свет — посредством искусственного прерывания беременности. Теме аборта посвящено 0,21% частушек на семейную тематику, контрацепции в целом — 0,64%. Т.е. почти треть методов, судя по частушкам, приходится на аборт, а другие виды контрацепции (в частушках это — прерванный акт, презерватив, гормональные средства) женщины начинают применять только после прохождения процедуры искусственного прерывания беременности.

В дореволюционной России законы, да и сами люди осуждали абортное дело. Российское уложение о наказаниях 1903 г. считало аборт убийством и наказывало за него тюремным заключением до трех лет. В дальнейшем законодательство об абортах претерпевало изменения, и в итоге было рекомендовано исключить наказание женщин, а карательные меры предпринимать только в отношении врачей, которые выполняли аборты из корыстных соображений[11].

После революции 18 ноября 1920г. Наркомздрав и Наркомюст издали постановление «Об охране здоровья женщины»: провозглашался свободный и бесплатный характер абортов, а в 1936 г. постановлением ЦИК и Совнакома аборты вновь были запрещены, что привело к распространению криминальных абортов и повышению смертности женщин.

Именно в это время появляются и частушки на тему абортов, правда их очень мало — всего 0,07%. В дальнейшем процент частушек, затрагивающих эту тему, неуклонно растет и к 1950-60 гг. увеличивается почти в 2,5 раза — до 0,18%. Следует отметить, что преследование женщин за аборты было прекращено именно в этот период (указом президиума Верховного Совета от 5 августа 1954 г.), а в 1955 г. аборты вновь были разрешены, и к 1964 г. уровень абортов достиг своего максимума за всю историю России — 5,6 млн. абортов в год.

Судя по частушкам, аборт является довольно распространенным средством в том случае, когда появление детей нежелательно, а беременность уже наступила.

- Куда вы, девушки?
— На курортики!
— А оттуда куда?
— На абортики…

Спелых яблочек
Вряд ли я найду.
Милка делает аборты
Раз по пять в году.

Ветку с яблочком
Придется мне нагнуть.
Сходить Рае на аборт
Легче, чем чихнуть…

Но все же в частушках наблюдается отрицательное отношение к аборту, он осуждается, воспринимается как отклонение от нормы.

Тут без яблочек
Давно понять пора:
От абортов, девчата,
Не видать добра.

Чем по бабушкам ходить,
Саму себя портить,
Лучше сразу трех родить,
Не делать аборты.

Негативное влияние аборта на здоровье женщины давно известно. Искусственное прерывание беременности ведет к массе ранних (во время аборта или спустя неделю) и поздних (от недели до месяца) осложнений, среди которых — снижение плодовитости и бесплодие.

Последствия абортов затронуты и в исследованном нами фольклорном материале:

Милка в девках на аборты
Отправлялась каждый год,
Вышла замуж — народился
Не ребенок, а урод

Теперь девки в е..ле рано
Удовольствия хотят:
Понаделают абортов,
А как надо — не родят.

Моя милка как «попала» -
К гинекологу скорей!
Доходилась на аборты —
Когда надо, нет детей…

Несмотря на то, что уровень абортов снижается, они по-прежнему более многочисленны, чем рождения. На 100 рождений в 2005 г. приходился 121 аборт, и, как показывают опросы, российские женщины имеют высокую готовность прервать нежелательную беременность.

На рисунке 1 показана распространенность темы искусственного прерывания беременности и других видов контрацептивного поведения в частушках на различных этапах существования жанра, начиная с 1930-х гг., когда данная тематика упоминается впервые.

 

График 1 — Искусственное прерывание беременности и другие виды контрацептивного поведения в частушках (в процентах ко всем по семейной проблематике).

Фольклор, способный отражать массовые явления, установки и модели поведения, не оставляет без внимания и тему неэффективности методов контрацепции. Единственным действенным способом избежать нежелательной беременности исполнители частушек считают полное воздержание — абстиненцию, т.е. «простое — спи один», все остальные раньше или позже дают осечку.

Хоть таблетки я
Себе в рот кладу,
Аборты делаю
Раза три в году.

Разуверилась
Теперь в печати я:
Не спас гондон меня
От зачатия…

Анализ частушек позволяет отслеживать изменения семьи как социального института в зависимости от ситуации в стране, от особенностей государственного воздействия на семью и брак в различные периоды исторического развития. При этом важно, что частушки отражают не только характер реформ, проводившихся государством в сфере брачно-семейных отношений, но и, главное, реакцию широких слоев населения на те или иные преобразования, правовые новации, изменения в социально политической жизни. Материал исследования дает возможность определить степень популярности государственных реформ, судить об их принятии или не принятии народом, об особенностях становления на этой базе новых социальных норм.

Это можно проследить на примере восприятия народом некоторых актов брачно-семейного законодательства советской власти. В частности, в декабре 1917 года выходит декрет «О расторжении брака», существенно облегчающий процедуру развода. Позднее эта норма была закреплена в первом семейном кодексе 1918 года, а потом и в кодексе 1926 года. Если в дореволюционной России, расторжение брака разрешалось только в исключительных случаях, то после 1917 года была провозглашена полная свобода брака и развода.

Как отмечает А. Б. Синельников, «естественно, что столь резкая „либерализация“ законов привела к бурному росту числа разводов»[12]. Эти изменения в законодательстве очень быстро нашли соответствующее отражение в частушках.

Советская власть,
Мужа не боюся.
Если будем плохо жить,
Пойду разведуся.

Столь радикальная форма проведения либерализации бракоразводной процедуры была обусловлена не наличием реальной общественной потребности или острой проблемы, а диктовалась исключительно идеологическими установками большевиков. Достаточно вспомнить неоднократные высказывания В. И. Ленина о полной свободе развода как важнейшем условии освобождения женщин. Поскольку такая, ничем не ограниченная, свобода развода не отвечала реальным потребностям, то она приводила к разрушению традиционных устоев семьи, росту вседозволенности и безответственности.

В публицистике 20‑х гг., в различных фольклорных жанрах отразилось массовое критическое отношение к этой правовой новации, породившей с одной стороны распространение легкомысленного отношения к браку, а с другой — многочисленные злоупотребления и безответственность в сфере брачно-семейных отношений:

Мы с залеткой расписались,
Показали свою рысь:
В девять-двадцать расписались,
В десять-тридцать разошлись.

Как оказалось, в действительности «свобода» развода, в том виде, в котором она была узаконена, значительно ущемляла интересы женщин, что вызвало у них отрицательную реакцию. Упрощение бракоразводной процедуры не стало предпосылкой и условием раскрепощения женщин, первоначально правом на развод воспользовались главным образом мужчины, т.к., женщину он обрекал на нищенское существование. Недовольство женщин таким положением вещей нашло свое отражение в фольклоре:

Раньше не было такого,
Что теперь творится:
Мужикам-то разрешили
Тридцать раз жениться!

Следует отметить, что тема развода в прямой постановке занимает одно из последних мест в иерархии «семейных» частушек — 0,05% от их общего количества. Причем наиболее распространена тема развода в современных частушках — 0,53%. Здесь нельзя не учитывать, что в частушках акценты смещены не на факт развода, а на какие-то конфликтные ситуации (адюльтер, алкоголизм), которые в конечном итоге могут привести к распаду семьи.

Треть разводов приходятся на семьи с несовершеннолетними детьми. В результате сегодня каждый седьмой ребенок воспитывается в неполной семье, и, следовательно, встает вопрос о материальном обеспечении таких детей, в котором должны принимать участие оба родителя — мать, с которой в России чаще всего остается ребенок, и отец, который в соответствии с Семейным кодексом РФ, должен выплачивать алименты.

В связи с историко-социологическим характером данного исследования необходимо остановиться на некоторых особенностях семейных законодательств России прошлого и настоящего. Как уже говорилось выше, семейные кодексы 1918 и 1926 гг. привели к бурному росту числа разводов, к тому же наблюдалась тенденция к кратковременным сожительствам, что в результате привело к увеличению доли внебрачных рождений и количества детей воспитывающихся в неполных семьях.

Уже к середине 20-х в России грянула так называемая «алиментная эпидемия». Случаи отказа в удовлетворении исков женщин по взысканию алиментов были крайне редки, поэтому женщины нередко рассматривали получение алиментов как основной источник дохода. Что нашло свое отражение и в частушках:

Я увидела подругу -
Ест конфеты и халву.
— Где работаешь, бл…га?
— Алиментами живу

Я купила себе шляпу
С голубыми лентами.
В лес хожу за еб…ми
И за алиментами!

Часто суды выносили постановления о выплате алиментов не разбираясь, действительно ли гражданин, которого истица заявляет как отца ребенка, является таковым, мотивируя это тем, что «должен же кто-нибудь содержать ребенка»[13]. Вот и получалось, что, как пелось в частушках того времени, «алиментики в суде, как блиночки, стряпают!, «имели милку полдеревни, ну а я один плати…».

В 1936 г. было принято постановление Совнаркома и ЦИК СССР, в котором было усилено наказание за неплатеж алиментов, что через некоторое время находит отклик в частушках:

Времена для нас
Теперь хреновые,
Об алиментиках
Законы новые.

Законы новые
И очень строгие.
Х…на узел завязали
Парни многие.

Число частушек про алименты остается на довольно высоком уровне на протяжении всего советского периода и резко снижается вместе с распадом СССР. Так, если в 70-80 гг. процент «алиментных» частушек составляет 4,49%, то в современных — лишь 0,15%.

Семейный кодекс Российской Федерации, принятый в декабре 1995 г., как и существовавший до него кодекс о браке и семье РСФСР, устанавливает жестко определенный процент дохода отца, который он должен выплачивать в зависимости от числа детей в распавшемся браке: четверть — на одного ребенка, треть — на двух детей и 50% — на трех и более[14].

Таким образом, рост числа детей сопровождается уменьшением размера алиментов на одного ребенка, мать с тремя детьми получает на каждого ребенка на 39% меньше, чем мать с одним ребенком. К тому же в России нет четкого контроля за доходами, имеются обширные возможности для дополнительной, неофициальной занятости, не попадающей в поле зрения налоговых служб.

Именно этим, на наш взгляд, можно объяснить резкое сокращение в настоящее время числа частушек затрагивающих алиментную тематику, сегодня мужчины перестают бояться алиментов, как это было в советский период, когда в частушках пелось: «бросил я б ее едва ли — алименты напугали», «алименты хуже смерти», «не бояться алиментов только гомики», «хорошо вам, импотенты, вам не страшны алименты» и т.п. Безответственные «частушечные папаши» настоящего нахально заявляют: «у меня оклад мизерный, а халтуру не найдут». Таким образом, на сегодняшний день важнейшей, а порой и единственной, гарантией выплаты алиментов является договоренность между бывшими супругами.

Полученные в ходе исследования данные о факторах, оказывавших влияние на семью в изучаемый период, свидетельствуют о том, что семья достигла своего современного состояния под воздействием процесса общественной модернизации, сопровождавшегося проведением антисемейной по сути политики государства. Советская власть, хотя и не породила процесс институционального кризиса семьи, но значительно его ускорила. Традиционная семья — сплоченная, многодетная, многопоколенная — твердыня, жестко сопротивляющаяся претензиям государства.

Пока не покорена семья, государство не может получить окончательной власти над человеком, и именно поэтому советская власть вовлекала женщин во внесемейное производство, обеспечивала почти полную социализацию детей вне семьи. И все это только способствовало отчуждению детей от родителей, нарушению семейной преемственности поколений, отдалению новых поколений от старших. Изменения социального строя в стране, перестройка, распад СССР, политические потрясения наложились на давно уже ставшую кризисной семейную ситуацию в стране, усугубив ее полным бездействием, абсолютным отсутствием политики укрепления семьи. Совместные усилия советского и постсоветского государства «сдвинули с места глыбу семейной стабильности, она покатилась по наклонной плоскости и раздробилась на части. И продолжает катиться…дробиться…»[15].

Брак перестал быть пожизненным и легитимным, внебрачная рождаемость, временные сожительства, повальная разводимость, «осколочные» семьи, воспринимаются как норма. Наблюдается ориентация на более престижные, чем дети символы социального успеха. Число детей опустилась «ниже некуда», а многодетность воспринимается как нонсенс, диковина, анахронизм, атавизм. Все эти негативные изменения находят свое отражение в частушках, своеобразном макете общества, некой модели семьи прошлого и настоящего.

 


 

[1] См. об этом: В. А. Борисов. Демографическая дезорганизация России: 1897-2007 // Избранные демографические труды (редактор-составитель А. И. Антонов). М., «NOTA BENE», 2007.

[2] Фонд общественного мнения. Многодетная семья. Общероссийский опрос населения от 25-26 ноября 2006 г. (10 населенных пунктов. 44 субъекта РФ, 1500 респондентов) ДФГ в Москве, Самаре, Новосибирске 14 ноября 2006 г. www.fom.ru.
См. также: Е. Вовк Многодетность как ценность и практика: образы многодетных семей // Социальная реальность. 2007. № 3. С. 33-46.

[3] Ответы многодетных матерей на открытый вопрос: «Если вы почувствовали изменение отношения к вашей семье в зависимости от количества детей, то с чьей стороны и как это проявилось». Образ жизни многодетных семей в России и задачи демографической политики. Исследование кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ. 2007.

[4] О. Л. Лебедь. Социологический портрет современной семьи (на материале устной народной культуры). Дисс. канд. социол. наук. М.,МГУ, 2000. С. 92.

[5] См. Например, А. И. Антонов. Почему нельзя надеяться, что рождаемость повысится, когда в брак начнут вступать сегодняшние старшеклаcсники // Интернет-журнал «Демографические исследования», № 2. 

[6] Демографический ежегодник России, 2006: Стат. сб. М.: Росстат, 2006. С. 165.

[7]Рассчитано по данным Госкомстата России (см. также: Г. А. Бондарская. Внебрачная рождаемость // Народонаселение: Энциклопедический словарь (гл. ред. Г. Г. Меликян). М., Большая Российская Энциклопедия, 1994. С. 45; 
Демографический ежегодник России, 1996. М., Госкомстат России. 1996. С. 236 .

[8] В 1946 г. число женщин превышало число мужчин на 33,9% // Е. М. Андреев, Л. Е. Дарский, Т. Л. Харькова. «Демографическая история России: 1927-1957». М., 1998, С. 158, 160.

[9] Население России 2001. Девятый ежегодный демографический доклад. М., 2002. С. 53. 

[10] Российский статистический ежегодник. М. 1997, С. 84 (Цит. по А. В. Артюхов. Российская семья в период 90-х годов // Семья в России. № 3-4. 1998. С. 26.)

[11]Изменения в законодательство об абортах были приняты решениями: XI Пироговского съезда (1910), Съезда акушеров-гинекологов (1911), XII Пироговского съезда, Съезда русской группы Международного союза криминалистов (1914).

[12] А. Б. Синельников. «Брачность и рождаемость в СССР». М., Наука. 1989. С. 52.

[13] А. Иодковский, А. Роднянский. «Кодекс законов о браке семье и опеке». М., 1936. С. 29. (Цит. по: «Социология семьи» (под ред. А. И. Антонова. С. 593.))

[14] Размер алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Статья 81 // Семейный кодекс Российской Федерации: Издание 6-е. М.: Ось-89. 2005.

[15] А. И. Антонов, С. А. Сорокин. «Судьба семьи в России XXI века. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции». М., 2000. С. 80.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51