Архив

Семья, брак, удовлетворенность жизнью в России и Европе
Антонов Анатолий Иванович — доктор философский наук, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова 

Лебедь Ольга Леонидовна — кандидат социологических наук, научный сотрудник кафедры социологии семьи и демографии 

Соколов Андрей — младший научный сотрудник кафедры социологии семьи и демографии

Новоселова Елена — аспирантка кафедры социологии семьи и демографии

Семья и брак, как и вся приватная сфера человеческого бытия, неотъемлемы от представления о стиле, качестве или образе жизни вообще. Жизненное благополучие, в свою очередь, в значительной мере зависит от состояния брачно-семейных отношений и здоровья. При этом качество жизни определяется не только по «объективным» параметрам условий жизни, результатов социального поведения и т. д., но и по «субъективным» оценкам.

Ценностные приоритеты в обществе и индивидуальные ценностные ориентации являются существенными компонентами образа жизни наряду с характеристиками различных сфер жизни личности и общества.

Сами по себе показатели, например материального положения, недостаточны для определения уровня жизни, поскольку их интерпретация меняется в зависимости от изменения потребностей и ценностных ориентаций.

Если бы система ценностей оставалась неизменной, тогда бы уровень жизни целиком измерялся бы индикаторами обеспеченности и в самой социологии не было бы никакой надобности.

Но поскольку ценностные ориентации изменяются, причем те же ориентации на доход, изменяются быстрее самих материальных параметров, тогда нет ничего удивительного, что наиболее мобильные слои населения имеют склонность оставаться неудовлетворенными относительно своего уровня жизни, который по «объективным» критериям не так уж плох, и во всяком случае выше уровня менее мобильных и обеспеченных людей.

Таким образом, уровень жизни точнее определяется, если уровень дохода личности и семьи учитывается в контексте устремлений, побуждений к определенному доходу.

То же самое относится и к остальным параметрам интегрального показателя образа жизни. Здоровье человека зависит как от «объективного» состояния, определяемого врачами, так и от субъективных оценок отдельной личности.

Всё сказанное применимо и к брачно-семейной сфере: «объективно» неудовлетворительные семейные взаимоотношения могут продолжаться сколь угодно долго, а действительно благополучные семьи порой вовлекаются в процессы, неминуемо ведущие к разводу.

Тем не менее, в социологической литературе широко эксплуатируется представление о том, что удовлетворенность семейной жизнью может быть важнейшей характеристикой «стабильности семьи» [1], хотя само по себе понятие «удовлетворенности» чем-либо весьма неопределенно, многозначно и может трактоваться не только различным, но и совершенно противоположным образом.

Материалы Европейского социального исследования — 2006, предоставленные авторам В. Г. Андреенковым позволяют осуществить процедуру определения степени удовлетворенности жизнью в зависимости от удовлетворенности работой, образованием, доходом, здоровьем, использованием времени и др. Разумеется, в этом ряду находится и показатель удовлетворенности браком и семьей.

Представляет интерес сопоставление индикаторов отношения европейцев и россиян к семейной жизни с точки зрения фамилистической парадигмы (инструментарий опроса создавался представителями иных научных парадигм).

При этом хотелось посмотреть, каковы различия по индикаторам семейных характеристик среди тех, кто многого хочет и много имеет (один полюс) и кто мало что хочет и имеет (противоположный полюс).

Из всего набора переменных (имеющихся в 44-х страничной анкете) нами отобрано 25, так или иначе относящихся к оценке образа жизни с точки зрения «удовлетворенности». С помощью факторного анализа [2] удалось выявить 5 переменных с самыми сильными корреляционными взаимозависимостями, составляющими параметр удовлетворенности жизнью (таблица 1).

Таблица 1 — Переменные удовлетворенности жизнью (корреляционные взаимосвязи).

№ вопроса* b24 c1 e7 e31
e31 0,62** 0,65 -0,53  
e32 0,62 0,57 -0,51 0,69

* c1, b24, e7, e31, e32 — номера вопросов в анкете:

  • b24 — «Насколько Вы удовлетворены своей жизнью в целом в настоящее время?» Градация ответов от 0 до 10
    (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен);
  • c1 — «Учитывая все стороны Вашей жизни, насколько Вы счастливы?» Градация ответов от 0 до 10
    (0 — очень несчастливы, 10 — очень счастливы);
  • e7 — «В целом, моя жизнь почти такая, какой я хотел (а) бы её видеть». Градация ответов от 1 до 5
    (1 — полностью согласен, 5 — совершенно не согласен);
  • e31 — «Насколько Вы удовлетворены тем, как складывается на данный момент Ваша жизнь?» Градация ответов от 0 до 10
    (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен);
  • e32 — «Насколько Вы удовлетворены Вашим нынешним материальным положением?» Градация ответов от 0 до 10
    (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен).

** Значимость двухсторонняя, р = 0,001

Факторный, а затем кластерный анализ этих пяти переменных (среди которых три относятся к степени удовлетворенности, одна — к ощущению счастья и одна — к совпадению реальной жизни с той, какой хотелось бы её видеть) позволяет выделить две группы по степени удовлетворенности жизнью: высокую и низкую (таблица 2).

Таблица 2 — Средние оценки по переменным удовлетворенности.

Степень удовлетворенности жизнью b24 c1 e7 e31 e32
Высокая 7,57 7,92 2,20 7,74 7,23
Низкая 3,91 4,81 3,49 4,43 3,41
Всего 6,33 6,86 2,64 6,62 5,93

c1, b24, e7, e31, e32 — номера вопросов в анкете:

  • b24 — «Насколько Вы удовлетворены своей жизнью в целом в настоящее время?»
    Градация ответов от 0 до 10 (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен);
  • c1 — «Учитывая все стороны Вашей жизни, насколько Вы счастливы?»
    Градация ответов от 0 до 10 (0 — очень несчастливы, 10 — очень счастливы);
  • e7 — «В целом, моя жизнь почти такая, какой я хотел (а) бы её видеть».
    Градация ответов от 1 до 5 (1 — полностью согласен, 5 — совершенно не согласен);
  • e31 — «Насколько Вы удовлетворены тем, как складывается на данный момент Ваша жизнь?»
    Градация ответов от 0 до 10 (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен);
  • e32 — «Насколько Вы удовлетворены Вашим нынешним материальным положением?»
    Градация ответов от 0 до 10 (0 — совершенно не удовлетворен, 10 — полностью удовлетворен).

Ответы респондентов на вопрос «Какое из высказываний на этой карточке наиболее точно описывает уровень дохода Вашей семьи в настоящее время?» также дали две группы по удовлетворенности своим материальным положением (таблица 3).

Таблица 3 — Группы удовлетворенности своим материальным положением.

Группа 1 — Дохода хватает Группа 2 — Дохода не хватает
1. Живем на этот доход, не испытывая материальных затруднений.

2. Этого дохода нам в принципе хватает
3. Жить на такой доход довольно трудно.

4. Жить на такой доход очень трудно

Совместив данные таблиц 2 и 3, можно сформировать индекс «обеспеченности-удовлетворенности» (таблица 4).

Таблица 4 — Индекс «обеспеченности-удовлетворенности».

Субъективная оценка материального положения Степень удовлетворенности жизнью
Высокая Низкая
Дохода хватает hh hl
Дохода не хватает lh ll

Если группы с высокой (и, соответственно, низкой) обеспеченностью- удовлетворенностью не вызывают вопросов, то группы с высокой оценкой дохода и низкой удовлетворенностью жизнью (также как с низкой оценкой дохода и высокой удовлетворенностью) не поддаются однозначной интерпретации. Здесь проявляется действие иных ценностных приоритетов, показывающих, что жизненное благополучие не сводится лишь к материальной обеспеченности.

В целях формирования более полного представления о природе данной несводимости мы решили проанализировать различия между указанными группами как по социально-демографическим (страна проживания, пол, возраст, число рожденных детей, семейное положение, место проживания), так и по социально-психологическим (семейная атмосфера, одобрение альтернативных семье форм жизни, общий уровень доверия к людям, уровень религиозности) критериям — см. таблицы 5–8.

Таблица 5 — Группировки семейной атмосферы.

Кластер Средняя оценка
е33 е34
Приятная 5,39 0,89
Напряженная 2,48 3,49
Смешанная 5,02 3,77
Всего 5,05 1,78

е33 и е34 — номера вопросов анкеты:

  • е33 — «Сколько времени, которое Вы проводили с Вашей семьей, было для Вас приятным?»
  • е34 — «Сколько времени, которое Вы проводили с Вашей семьей, было для Вас напряженным, полным стрессов?»

Градация ответов от 0 до 6: 0 — нисколько / не было такого, 6 — все время.

Таблица 6 — Группировки одобрения альтернативных семье форм жизни.

Кластер Средняя оценка
d40 d41 d42 d44
Одобряющие 3,21 3,78 3,73 3,22
Не одобряющие 1,93 2,40 2,36 2,09
Всего 2,62 3,15 3,10 2,70

d40, d41, d42, d44 — номера вопросов анкеты:

  • d40 — «Вы одобряете или не одобряете, если женщина (мужчина) решает никогда не иметь детей?»
  • d41 — «Вы одобряете или не одобряете, если женщина (мужчина) живет с мужчиной (женщиной), не вступая в брак?»
  • d42 — «Вы одобряете или не одобряете, если у женщины (мужчины) ребенок от мужчины (женщины), с которым (ой) живет без регистрации брака?»
  • d44 — «Вы одобряете или не одобряете, если женщина (мужчина) разводится, при этом у нее (него) есть дети младше 12 лет?»

Градация ответов от 1 до 5: 1 — совершенно не одобряю, 5 — полностью одобряю.

Таблица 7 — Группировки по доверию к людям.

Кластер Средняя оценка
a8 a9 a10
Доверяющие 6,01 6,63 5,80
Не доверяющие 2,59 3,56 2,66
Всего 4,61 5,37 4,51

а8, а9, а10 — номера вопросов анкеты:

  • a8 — «Вы считаете, что большинству людей можно доверять или Вы склоняетесь к мнению, что даже излишняя осторожность в отношениях с людьми не помешает?» (0 — даже излишняя осторожность не помешает, 10 — большинству людей можно доверять);
  • a9 — «Как Вы думаете, большинство людей постарались бы Вас использовать, если им представилась такая возможность, или же, на Ваш взгляд, люди постараются вести себя с Вами честно?» (0 — большинство людей постарались бы меня использовать, 10 — большинство людей постараются вести себя честно);
  • a10 — «По Вашему мнению, в большинстве случаев люди стараются помогать другим или они чаще всего заботятся только о себе?» (0 — чаще всего люди заботятся только о себе, 10 — в большинстве случаев люди стараются помогать друг другу)

Таблица 8 — Группы религиозности

Кластер Средняя оценка
с21
Менее религиозные 2,70
Более религиозные 7,59
Всего 4,52

с21 — номер вопроса анкеты:

  • с21 — «Насколько религиозным человеком Вы себя считаете?» (0 — совсем не религиозным, 10 — очень религиозным).

 

Представляет интерес рассмотрение европейских стран по долям высокой и низкой удовлетворенности жизнью (таблица 9).

Таблица 9 — Различие стран Европы по долям высокой и низкой удовлетворенности жизнью, %

Страна Доля кластера Разница между долями кластеров
№  Название Высокая степень удовлетворенности Низкая степень удовлетворенности
Всего 66,06 33,94 32,12
1 Дания 93,98 6,02 87,96
2 Швейцария 93,10 6,90 86,20
3 Финляндия 91,90 8,10 83,80
4 Норвегия 90,30 9,70 80,59
5 Швеция 89,72 10,28 79,43
6 Кипр 88,52 11,48 77,05
7 Нидерланды 88,24 11,76 76,49
8 Испания 87,30 12,70 74,59
9 Бельгия 85,94 14,06 71,89
10 Ирландия 85,67 14,33 71,34
11 Австрия 84,05 15,95 68,11
12 Великобритания 82,19 17,81 64,39
13 Словения 76,92 23,08 53,85
14 Германия 76,67 23,33 53,33
15 Франция 76,25 23,75 52,51
16 Польша 70,27 29,73 40,53
17 Эстония 64,81 35,19 29,63
18 Португалия 61,81 38,19 23,61
19 Словакия 61,25 38,75 22,51
20 Венгрия 55,62 44,38 11,24
21 Россия 40,68 59,32 -18,65
22 Украина 37,43 62,57 -25,15
23 Болгария 35,89 64,11 -28,22

При этом выделяются три группы стран:

  • страны Западной Европы с высокой удовлетворенностью жизнью;
  • страны Восточной Европы со средней удовлетворенностью жизнью;
  • три страны с очень низкой удовлетворенностью жизнью — Россия, Украина, Болгария.

Обращает на себя внимание то, что в эту группу не попала Эстония (как часть бывшего СССР), и то, что в среднюю группу стран попала Португалия.

В дальнейшем мы будем придерживаться именно этой разбивки на группы (таблица 10).

Таблица 10 — Степень удовлетворенности жизнью в России, Восточной и Западной Европе, %.

Страна Доли кластеров удовлетворенности Разница между долями кластеров Доля страны в массиве Взвешенное среднее
№  Название Высокая Низкая
Всего 66,06 33,94 32,12    
Западная Европа со Словенией без Португалии
1 Дания 93,98 6,02 87,96 0,90 1,44
2 Швейцария 93,10 6,90 86,20 1,27 2,01
3 Финляндия 91,90 8,10 83,80 0,88 1,36
4 Норвегия 90,30 9,70 80,59 0,76 1,12
5 Швеция 89,72 10,28 79,43 1,52 2,21
6 Кипр 88,52 11,48 77,05 0,13 0,18
7 Нидерланды 88,24 11,76 76,49 2,71 3,80
8 Испания 87,30 12,70 74,59 7,60 10,39
9 Бельгия 85,94 14,06 71,89 1,77 2,33
10 Ирландия 85,67 14,33 71,34 0,68 0,89
11 Австрия 84,05 15,95 68,11 1,41 1,76
12 Великобритания 82,19 17,81 64,39 10,09 11,90
13 Словения 76,92 23,08 53,85 0,35 0,34
14 Германия 76,67 23,33 53,33 14,39 14,06
15 Франция 76,25 23,75 52,51 10,12 9,74
Всего       54,58 63,54
Восточная Европа с Португалией без Словении
16 Польша 70,27 29,73 40,53 6,50 21,00
17 Эстония 64,81 35,19 29,63 0,23 0,55
18 Португалия 61,81 38,19 23,61 1,81 3,42
19 Словакия 61,25 38,75 22,51 0,91 1,64
20 Венгрия 55,62 44,38 11,24 1,73 1,55
21 Болгария 35,89 64,11 -28,22 1,36 -3,05
Всего       12,54 25,10
Россия и Украина
22 Россия 40,68 59,32 -18,65    
23 Украина 37,43 62,57 -25,15    

Высокая удовлетворенность жизнью (по кластерам таблицы 2) наблюдается у подавляющего большинства респондентов в небольших странах и, прежде всего, в скандинавских (88–94%), у трех четвертей опрошенных — в больших европейских странах, таких как Франция, Германия, Великобритания (76–84%) и также в Словении.

В Восточной Европе (за исключением Болгарии) высокая удовлетворенность отмечается у двух третей респондентов (60–70%).

В России и Украине высокая удовлетворенность лишь у 37–40% опрошенных, а у 60% — низкая.

Полученные различия удовлетворенности по разным странам, по-видимому, связаны с различиями качества жизни. Качественные различия могут определяться по «объективным» и «субъективным» характеристикам.

Если воспользоваться статистическими данными, то можно прокомментировать полученные в таблице 10 группировки стран с помощью показателей, находящихся за пределами данного исследования и предположить, что на индекс удовлетворенности жизнью из объективных показателей сильнее всего влияет ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) и уровень заработной платы.

В России продолжительность жизни примерно 60 лет у мужчин и 72 у женщин, при этом минимальная месячная зарплата (МЗП) в 2005 г. -17 евро, т. е. во много раз меньше, чем в Евросоюзе.

Для сравнения ОПЖ в европейских странах отметим, например, что в Нидерландах составляет 76 лет у мужчин и 81 у женщин (МЗП — 1265 евро, т. е. в 70 с лишним раз больше, чем в России), в Великобритании — 76 лет у мужчин и 81 у женщин (при МЗП в 1083 евро). У попавшей в эту группу стран Словении близкие показатели по ОПЖ и они значительно выше, чем в Восточной Европе (73 у мужчин и 81 у женщин). У Португалии точно такие же показатели ОПЖ, что и у Словении, но в 2 с лишним раза выше МЗП (426 евро). [3]

Однако, португальский уровень МЗП самый низкий в Западной Европе и возможно, поэтому Португалия по индексу удовлетворенности оказалась среди восточноевропейских стран, тогда как Словения при средней для Восточной Европы МЗП имеет очень высокие показатели ОПЖ.

Чтобы определить, какие из полученных различий по степени удовлетворенности жизнью в России и Европе являются более значимыми, а какие — менее, мы посчитали коэффициенты фи и коэффициенты Крамера (коэффициент фи используется для таблиц размером 2×2, Крамера — для таблиц большего размера).

Эти коэффициенты принимают значение:

  • 0 — при отсутствии в таблице значимых различий между полученными и ожидаемыми частотами;
  • 1 — при полном их несовпадении.

Значения на уровне 0,4–0,5 уже можно считать отражающими очень и очень серьезные различия, поскольку величина 1 никогда не достигается.

Как видно из таблицы 11, наибольший коэффициент различий 0,49, относится к удовлетворенности доходом. И это подтверждается данными таблицы 13, поскольку в Западной Европе высокой удовлетворенности своим доходом почти в шесть раз больше, чем низкой (85 и 15%, соответственно), тогда как в России — в два раза меньше (36 и 63%, соответственно).

Столь же значимое расхождение наблюдается и по степени одобрения альтернативных семейных форм. Коэффициент различий здесь равен 0,4.

И вновь это можно проиллюстрировать соответствующими долями одобряющих альтернативные формы семьи. В Европе их в два с половиной раза больше, чем не одобряющих (70 и 30%, соответственно), а в России — в три раза меньше (27 и 73%, соответственно). Соответственно, меньшие коэффициенты различий в таблице 11 характеризуются и меньшими различиями по долям респондентов, указываемых в таблице 13 по аналогичным параметрам.

Таблица 11 — Взаимосвязь различий между Западной Европой и Россией
с социально-демографическими и социально-психологическими параметрами.

Все страны
Характеристика *
Удовлетворенность доходом 0,49
Удовлетворенность жизнью, общая 0,41
Одобрение альтернативных форм семьи 0,40
Склонность к доверию 0,25
Тип населенного пункта 0,20
Детность 0,16
Семейная атмосфера 0,15

* Для выявления статистически значимых взаимосвязей здесь и далее нами использовался критерий χ² (Хи-квадрат), для анализа силы взаимосвязи — коэффициенты Фи (для таблиц 2×2) и Крамера (для таблиц большего размера). В таблице указаны только параметры с коэффициентами силы взаимосвязи более или равными 1, так как меньший их размер свидетельствуют об отсутствии либо незначительности взаимосвязи параметра с удовлетворенностью жизнью в целом. 

Статистическая значимость взаимосвязей различных параметров с общей удовлетворенностью жизнью, представлена в таблице 12.

Таблица 12 — Статистическая значимость взаимосвязей общей удовлетворенности жизнью с различными социально-демографическими и социально-психологическими параметрами.

Все страны Западная Европа Россия
Значения коэффициента: 0,30 и более
Удовлетворенность доходом 0,46 Удовлетворенность доходом 0,33 Удовлетворенность доходом 0,35
Значения коэффициента: 0,20–0,29
Склонность к доверию 0,27 Семейная атмосфера 0,22 Семейная атмосфера 0,23
Семейная атмосфера 0,23 Склонность к доверию 0,20 Возраст 0,22
Значения коэффициента: 0,10–0,19
Одобрение альтернативных форм семьи 0,18 Семейное положение 0,14 Склонность к доверию 0,18
Детность 0,10     Тип населенного пункта 0,16
Возраст 0,10     Детность 0,15

Сильнее всего общая удовлетворенность жизнью оказалась связанной с удовлетворенностью доходом, причем в Западной Европе и в России коэффициенты составляют 0,33 и 0,35, соответственно; для всего массива этот показатель составляет 0,46. Сила взаимосвязи, в данном случае, становится больше из-за того, что свой вклад вносят не только внутренние, но и межрегиональные различия в уровнях удовлетворенности жизнью, в целом, и доходом, в частности.

Содержательно, эта взаимосвязь заключается в том, что среди респондентов с высокой степенью удовлетворенности жизнью больше доля тех, кто удовлетворен своим доходом. Но при этом, в Западной Европе, среди высоко удовлетворенных жизнью, 90% удовлетворены своим доходом, тогда как в России в аналогичной группе этот показатель составляет лишь 60% (таблица 13).

Кстати, в Западной Европе 60% респондентов удовлетворены своим доходом в группе с низкой степенью удовлетворенности жизнью. При этом в аналогичной российской группе таких респондентов 23%.

Таким образом, общий уровень удовлетворенности доходом в России значительно ниже, чем в Западной Европе. При этом, уровень различий по удовлетворенности доходом между респондентами с высокой и низкой степенью удовлетворенности жизнью, в целом, одинаково высок, как в Западной Европе, так и в России.

Рассмотрим, как именно со степенью удовлетворенности жизнью в Западной Европе и в России cвязаны те или иные особенности семейности, измеряемые по различным социально-демографическим и социально-психологическим переменным (таблица 13).

Таблица 13 — Степень удовлетворенности жизнью в России и Европе
в зависимости от социально-демографических и социально-психологических характеристик, %.

  Весь массив Западная Европа Россия
Всего Высокая Низкая Всего Высокая Низкая Всего Высокая Низкая
Численность 47766 31555 16211 26604 21753 4851 2296 934 1362
Процент 100,00 66,06 33,94 100,00 81,77 18,23 100,00 40,68 59,32
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Пол
Мужской 45,83 47,97 42,16 48,38 49,05 45,83 41,61 44,49 39,71
Женский 54,17 52,03 57,84 51,62 50,95 54,17 58,39 55,51 60,29
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Возраст
До 30 лет 23,00 25,79 17,26 20,80 21,62 17,03 27,82 38,57 19,79
30–44 лет 25,41 25,98 25,18 27,08 26,84 28,52 24,21 23,74 25,65
45–59 лет 26,28 24,75 29,63 26,05 25,46 29,12 25,98 22,65 29,06
60 лет и более 25,31 23,48 27,93 26,07 26,08 25,34 21,99 15,04 25,50
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Число детей, рожденных респондентом
Нет детей 30,03 32,87 24,09 32,75 32,62 32,71 27,83 34,84 22,19
1 ребенок 20,52 18,33 24,62 16,77 16,46 18,14 28,44 26,12 30,40
2 детей 30,86 30,04 32,85 29,19 29,79 26,92 31,70 30,08 33,78
3 детей и более 18,59 18,76 18,44 21,29 21,13 22,23 12,04 8,96 13,64
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Семейное положение
В браке 56,63 59,81 51,18 57,06 60,49 43,01 52,58 54,23 51,88
Не в браке 43,37 40,19 48,82 42,94 39,51 56,99 47,42 45,77 48,12
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Субъективная оценка своего материального положения
Дохода хватает 64,41 81,00 34,38 84,70 90,35 59,68 36,26 57,07 22,98
На этот доход прожить трудно 35,59 19,00 65,62 15,30 9,65 40,32 63,74 42,93 77,02
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Место проживания
Большой город 19,29 18,21 20,79 14,97 14,12 18,42 30,18 36,60 25,55
Пригороды большого города 10,74 11,87 8,52 15,09 14,91 15,93 6,71 5,99 6,48
Небольшой город 34,11 34,86 33,41 35,57 35,43 36,32 35,84 37,94 35,77
Сельская местность 35,86 35,06 37,28 34,36 35,54 29,33 27,28 19,47 32,20
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Семейная атмосфера
Смешанная 22,91 23,37 22,28 29,32 28,12 34,77 16,09 13,51 17,88
Приятная 68,17 72,27 59,72 63,80 67,45 47,37 71,11 82,04 63,28
Напряженная 8,91 4,37 18,00 6,88 4,43 17,86 12,79 4,44 18,85
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Одобрение альтернативных семье форм жизни
Одобряющие 54,08 60,96 41,32 69,86 70,66 66,65 26,61 26,97 26,35
Не одобряющие 45,92 39,04 58,68 30,14 29,34 33,35 73,39 73,03 73,65
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Доверие
Доверяющие 58,93 68,51 40,40 70,71 75,08 51,38 44,10 54,34 36,71
Не доверяющие 41,07 31,49 59,60 29,29 24,92 48,62 55,90 45,66 63,29
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Религиозность
Менее 62,70 60,00 67,82 65,07 63,31 72,90 70,76 66,46 73,46
Более 37,30 40,00 32,18 34,93 36,69 27,10 29,24 33,54 26,54
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
  Весь массив Западная Европа Россия
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Начнем с анализа гендерных (точнее говоря, межгендерных) различий — в западноевропейских странах высокая удовлетворенность жизнью почти одинакова (лишь на 1,9% больше у женщин, чем у мужчин — см. графу 5).

В России этот индекс на 9% больше у женщин (графа 8), тогда как по низкой удовлетворенности — на 20% (графа 9), причем в Европе — на 8% (графа 6).

Полученные данные не согласуются с теоретическими утверждениями о «гендерном неравенстве». Оставаясь в рамках буквальной интерпретации индекса удовлетворенности как позитивной в целом оценки своей жизни (сочетающей уровень жизненных достижений с уровнем притязаний) следует видеть в зафиксированном нами факте отсутствие межгендерного неравенства по крайней мере в Европе. Однако по низкой удовлетворенности статистически значимые различия отмечаются и в Европе, и особенно в России.

Среди европейцев высокая удовлетворенность жизнью устраняет или минимизирует межгендерные различия, а низкая удовлетворенность способствует небольшим различиям.

В России наблюдается межгендерная дифференциация и по высокой и, тем более по низкой удовлетворенности жизнью. В России при высокой удовлетворенности жизнью (графа 8) межгендерные различия не сглаживаются как в Европе, а остаются заметными, хотя при низкой удовлетворенности (графа 9) они в два с лишним раза больше европейских.

При этом остается неясно, что именно из двух составляющих самого индекса влияет больше на низкую удовлетворенность — низкий уровень достижений или завышенный уровень притязаний (либо небольшой разрыв между ними).

Следует напомнить, что в Европе преобладает высокая удовлетворенность жизнью над низкой (66% и 34%) и поэтому небольшой перевес женщин по низкой удовлетворенности не имеет значения.

Таким образом, в Европе индексы удовлетворенности жизнью находятся вне гендерного влияния, т. е. межгендерные различия не определяют степень удовлетворенности жизнью.

В России низкая удовлетворенность жизнью преобладает над высокой (59% и 41%). Следовательно, значительный перевес женщин над мужчинами по индексу низкой удовлетворенности графа 9) более значим, чем по высокой, и, значит, влияет на общероссийскую низкую удовлетворенность жизнью.

Рассмотрение индексов удовлетворенности отдельно по женщинам и мужчинам (внутригендерные различия) показывает, что среди западноевропейских женщин доля с низкой удовлетворенностью чуть больше, чем с высокой (графы 5,6), тогда как у европейских мужчин на эту же величину больше доля с высокой удовлетворенностью, чем с низкой.

Среди российских мужчин эта доля также не на много больше (графы 8, 9), а у российских женщин на такую же величину больше доля с низкой удовлетворенностью.

Обращает на себя внимание, что горизонтальные сопоставления процентных долей с высокой и низкой удовлетворенностью обнаруживают небольшие величины расхождений внутри одного и того же гендера.

Это означает, что у женщин европейских и российских почти одинаковы процентные доли отметивших высокую и низкую удовлетворенность жизнью. То же самое относится и к мужчинам: дифференциация по индексам удовлетворенности незначительна и примерно поровну делит респондентов.

Следовательно, внутригендерные сопоставления по странам не обнаруживают значимых различий по индексам удовлетворенности.

Если подобное сопоставление индексов теоретически и статистически корректно, то можно говорить лишь о внутригендерной дифференциации.

Конечно, эти цифры, говорящие о почти равном распределении долей с высокой и низкой удовлетворенностью отдельно по женщинам и мужчинам можно при желании рассматривать в терминах «гендерного неравенства». Но точнее, на наш взгляд, прямое межгендерное сравнение внутри каждого из индексов удовлетворенности (о чем уже шла речь выше).

К тому же, стоит напомнить о факте очень низкой ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин (в сравнении не только с западноевропейскими мужчинами, но и с российскими женщинами). Это обстоятельство известно в России всем, и, тем не менее, российские мужчины выражают общую неудовлетворенность жизнью меньше женщин (демонстрируют свою мужественность?). Точнее говоря, по высокой удовлетворенности у мужчин индекс поменьше и соответственно — по низкой удовлетворенности.

Это, скорее всего, свидетельствует о многозначности или неопределенности индекса удовлетворенности жизнью как такового. Как к индикатору качества жизни кК нему надо относиться с осторожностью.

В выборке по России женщин оказалось больше, чем мужчин на 17%, тогда как в Западной Европе — лишь на 3%. В России в возрастных группах «до 30 лет», «30–44» и «45–49» женщин больше мужчин на 11–13%, тогда как в группе «60 лет и старше» — на 31,6%.

Конечно, в старших и пожилых возрастах среди женщин не могут не возрастать доли вдов и это должно сказываться на превышении среди женщин долей с низкой удовлетворенностью над долями с высокой — особенно заметно это по группе 60 лет и старше, где почти в 2 раза больше и женщин, и низкоудовлетворенных респондентов над высокоудовлетворенными (см. в таблице 13 данные последней и предпоследней граф).

При этом в молодых возрастах (до 30 лет) респондентов с высоким индексом в два раза больше, чем с низким (другими словами, в молодости оптимизм преобладает над пессимизмом, а на пенсии — всё наоборот). В России в отличие от Западной Европы наблюдается четкая обратная связь (графа 8) между возрастом и высокой удовлетворенностью жизнью, и прямая связь (графа 9) возраста — в группировках до 60 лет — с низкой удовлетворенностью. Данная тенденция характерна и для европейцев (графа 6).

Проживание в большом городе и в его пригородах в Западной Европе влияет на уменьшение высокой удовлетворенности жизнью в два с лишним раза в сравнении с малыми городами и деревнями (графа 5). В России же самые большие проценты высокой удовлетворенности в больших и малых городах, затем в 2 раза меньше — в деревнях и в 6 раз меньше в пригородах больших городов (графа 8).

По долям низкой удовлетворенности жизнью нет разницы между Европой и Россией в малых городах и деревнях, незначительные различия по удовлетворенности в больших городах (18,4% и 25,5%) и в 2 раза больше респондентов с низкой удовлетворенностью в Европе в пригородах, чем в российских пригородах (графы 6 и 9).

Состояние в браке (семейное положение) в Западной Европе все ещё сильнее влияет на высокую удовлетворенность жизнью, чем внесемейное состояние (на 21%), тогда как в России — лишь на 8% (графы 5 и 8).

Можно интерпретировать эту связь иначе: высокая удовлетворенность жизнью способствует вступлению в брак, и соответственно, низкая удовлетворенность — пребыванию вне брака. Наибольший процент в Европе по низкой удовлетворенности — среди не состоящих в браке (графа 6), а в России всё наоборот, хотя само различие незначительно и составляет всего 4% (тогда как в Европе — 14%).

Влияние неблагополучного положения семьи в России налицо, что подтверждается и корреляциями удовлетворенности с детностью, точнее — с многодетностью.

Индекс высокой удовлетворенности у западноевропейцев с 3 и более детьми почти в два раза больше, чем у россиян (21,1% и 8,9%). Отметим, что и доля респондентов с этой детностью у них в 2 раза больше, хотя по высокой удовлетворенности многодетные уступают бездетным и двухдетным респондентам (графа 5).

Интересно, что в России процент с высокой удовлетворенностью жизнью в 3–4 раза больше среди бездетных и малодетных в сравнении с многодетными. По индексу низкой удовлетворенности жизнью самые большие проценты у малодетных, а вот у трехдетных респондентов — наименьшие. Этот факт показывает, что в семьях с несколькими детьми удовлетворенность жизнью не сводится к удовлетворенности доходом.

Подобная тенденция менее отчетливо, но также проявляется и в Западной Европе. Среди двухдетных россиян больше на 7%, чем у европейцев низкоудовлетворенных жизнью, а среди однодетных — на 12%. В Европе самые большие проценты удовлетворенности жизнью среди не имеющих детей у высокоудовлетворенных и низкоудовлетворенных, а в России — только у первых, т. к. низкая удовлетворенность жизнью характерна более для малодетных респондентов.

Анализ корреляций удовлетворенности жизнью с социально-психологическими переменными следует начать со степени одобрения альтернативных семье форм жизни, т. е. добровольной бездетности, сожительств и т. п. [4]

В Западной Европе процент высокоудовлетворенных в 2 с лишним раза больше у одобряющих альтернативность, чем среди неодобряющих (графа 5), тогда как в России почти в 3 раза больше (графа 8) у неодобряющих!

Другими словами, в Европе у «модернистов» в сравнении с «традиционалистами» намного больше удовлетворенность жизнью (71% и 29%), тогда как в России наоборот — у традиционалистов (73% и 27%)! Получается, будто брачно-семейные инновации и их принятие повышают удовлетворенность жизнью у европейских модернистов и уменьшают почему-то у российских «новаторов».

Если же сопоставлять проценты низкоудовлетворенных жизнью, то они в 2 с лишним раза больше у российских традиционалистов, чем у европейских, тогда как у модернистов в России они в 2,4 раза меньше, чем в Европе.

Иначе говоря, низкая удовлетворенность или же неудовлетворенность жизнью больше характерна для российских традиционалистов и для модернистов в Западной Европе. Эти данные показывают сложность и неоднозначность интерпретации индекса удовлетворенности жизни при стереотипном противопоставлении «традиционалистов» и «модернистов».

По-видимому, переменные семейной атмосферы позволяют более однозначное истолкование корреляций внутри группировок по странам («приятная атмосфера» — высокая удовлетворенность жизнью).

В Западной Европе и России одинаково мизерный процент (4,4%) высокоудовлетворенных среди имеющих напряженную атмосферу в семье, причем, приятная атмосфера дает наибольший процент высокоудовлетворенных в России (82%), а не в Европе (67%). «Смешанная атмосфера» в семье больше присуща западноевропейцам, чем россиянам (28% и 13%).

Индекс низкой удовлетворенности примерно одинаков у европейцев и россиян в семьях «напряженных»(17,8% и 18,8%); в 2 раза больше в семьях со «смешанной» атмосферой в Европе (35% и 18%).

Факт более высоких процентов низкоудовлетворенных жизнью в семьях с «приятной» атмосферой (среди россиян и европейцев) показывает не только сложность трактовки индекса удовлетворенности жизнью при углубленном анализе. Здесь мы сталкиваемся с фактом мощного воздействия семейного фактора на удовлетворенность жизнью, причем такого воздействия, когда высокая удовлетворенность, присущая западноевропейцам, перекрывается семейным влиянием.

В самом деле, в напряженных или конфликтных семьях, какой бы относительной ни была разбивка на «приятную» и «напряженную» атмосферу, наблюдается полное сходство индексов удовлетворенности в России и в Европе, большая неудовлетворенность в смешанных семьях Европы и наибольшая удовлетворенность жизнью в российских семьях с приятной атмосферой!

Связь индексов религиозности и удовлетворенности жизнью оказалась обратной и в Западной Европе, и в России, поскольку верующие люди предъявляют к себе более высокие требования. Равенство показателей россиян и западноевропейцев по высокой и низкой удовлетворенности жизнью демонстрирует вновь мощное влияние фактора веры, как бы отменяющее действие в средней более высокой удовлетворенности жизнью в Европе по сравнению с Россией.

Наконец, интересный результат получился по индексу доверия к людям, который повышает долю с высокой удовлетворенностью жизнью у доверяющих в сравнении с недоверяющими среди европейцев и россиян, причем огромное различие по этому параметру в Европе. Однако, при почти равных процентах доверяющих-недоверяющих в Европе в случае с низкой удовлетворенностью, в России у недоверяющих низкая удовлетворенность представлена почти в 2 раза больше, чем у доверяющих.

В таблице 14 представлены распределения комбинированного индекса обеспеченности-удовлетворенности (ОУ) по выделенным переменным. По-видимому, индекс ОУ в целом может редуцировать удовлетворенность жизнью к удовлетворенности материальной обеспеченностью, и подобная интерпретация оказывается важной при характеристике образа жизни.

Однако в ряде случаев редукция к удовлетворенности доходом не работает, и появляется возможность определить социальные группы  с, условно говоря, противоречивыми устремлениями.

Наименее интересными с точки зрения социально-психологической представляются группировки с высокой удовлетворенностью доходом и жизнью («самодостаточные» графы 2 и 7), поскольку предполагается небольшой разрыв между уровнями притязаний и достижений респондентов.

Более интересными являются люди удовлетворенные доходом, но недовольные жизнью («правдоискатели» — графы 3 и 8), а также неудовлетворенные доходом, но довольные жизнью («йоги» — графы 4 и 9); наконец, неудовлетворенные доходом и жизнью, характеризующиеся наибольшим разрывом между притязаниями и достижениями («ненасытные» — графы 5 и 10).

Таблица 14 — Индекс обеспеченности-удовлетворенности в России и Западной Европе
в зависимости от социально-демографических и социально-психологических характеристик, %.

  Западная Европа Россия
Всего hh hl lh ll Всего hh hl lh ll
Процент 100,00 73,88 10,88 7,89 7,35 100,00 23,01 13,71 17,31 45,96
  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Пол
Мужской 48,43 49,48 46,25 44,17 45,65 41,62 49,84 46,90 38,25 37,17
Женский 51,57 50,52 53,75 55,83 54,35 58,38 50,16 53,10 61,75 62,83
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Возраст
До 30 лет 20,44 20,88 16,66 25,12 16,51 26,99 43,11 25,54 31,41 17,69
30–44 лет 27,27 26,97 27,03 26,83 31,23 25,03 25,26 30,38 22,14 24,38
45–59 лет 26,26 25,85 28,32 23,08 30,68 26,68 19,71 27,66 26,93 29,83
60 лет и более 26,03 26,30 27,98 24,97 21,58 21,30 11,92 16,42 19,52 28,10
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Число детей, рожденных респондентом
Нет детей 32,34 32,53 33,85 30,44 30,14 26,81 38,44 27,09 28,49 20,18
1 ребенок 16,87 16,48 17,72 17,31 19,06 28,68 27,59 36,71 23,57 28,78
2 детей 29,38 30,31 28,87 26,13 24,25 32,64 28,21 27,37 34,08 35,93
3 детей и более 21,41 20,67 19,56 26,12 26,55 11,87 5,75 8,83 13,86 15,11
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Семейное положение
В браке 57,52 61,40 48,59 54,50 34,96 53,16 54,00 54,01 55,86 51,51
Не в браке 42,48 38,60 51,41 45,50 65,04 46,84 46,00 45,99 44,14 48,49
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Населенный пункт
Большой город 14,94 13,91 17,44 16,41 20,00 29,78 38,62 31,26 32,57 23,86
Пригороды 15,09 15,09 15,88 13,14 16,07 6,36 6,15 6,60 6,20 6,51
Небольшой город 35,64 35,19 34,64 38,23 38,76 36,45 38,38 39,31 37,83 34,13
Деревня 34,34 35,81 32,05 32,21 25,17 27,41 16,86 22,83 23,40 35,50
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Семейная атмосфера
Смешанная 29,31 27,64 35,67 32,16 34,03 15,86 12,77 19,34 14,10 17,13
Приятная 63,95 68,18 48,07 61,19 46,75 71,35 82,46 67,96 82,23 62,23
Напряженная 6,74 4,18 16,25 6,65 19,22 12,79 4,76 12,71 3,67 20,64
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Одобрение новых семейных норм
Одобряющие 69,87 71,38 67,25 63,51 65,45 26,43 27,04 30,14 26,82 24,80
Не одобряющие 30,13 28,62 32,75 36,49 34,55 73,57 72,96 69,86 73,18 75,20
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Доверие
Доверяющие 70,74 75,89 54,82 67,31 46,20 43,70 55,21 39,46 52,17 35,93
Не доверяющие 29,26 24,11 45,18 32,69 53,80 56,30 44,79 60,54 47,83 64,07
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Религиозность
Менее 65,04 63,68 74,03 59,81 71,16 70,50 66,23 72,64 66,78 73,39
Более 34,96 36,32 25,97 40,19 28,84 29,50 33,77 27,36 33,22 26,61
Всего 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
  Западная Европа Россия
  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Гендерная дифференциация в детности заметнее всего по двухдетности среди европейских стран (таблица 15) и по однодетности — двухдетности в России (таблица 16).

При почти равных долях бездетности в России и в Европе обращает на себя внимание российский перевес по однодетности и явное отставание России по доли семей с 3 и более детьми (10,6% и 19,8%). Это пример того, что при одинаковом уровне потребности в детях степень её реализации в Европе выше из-за более высокого уровня жизни.

Таблица 15 — Распределение по детности среди мужчин и женщин, 20 стран, в %

0 детей 1 ребенок 2 детей 3 детей 4 детей 5 и более Всего
Мужчины 15,9 8,0 13,6 5,6 1,8 1,1 45,9
Женщины 14,0 10,8 18,0 7,0 2,6 1,7 54,1
Всего 29,9 18,8 31,6 12,6 4,4 2,8 100,0

Таблица 16 — Распределение по детности среди мужчин и женщин, Россия, в %

0 детей 1 ребенок 2 детей 3 детей 4 детей 5 и более  Всего
Мужчины 13,5 11,6 11,4 2,7 0,7 0,5 40,3
Женщины 13,7 19,9 19,3 4,8 1,1 0,8 59,7
Всего 27,2 31,4 30,7 7,5 1,8 1,3 100,0

В анкете имелся контрольный вопрос о числе рождений, который был сформулирован таким образом, что ответы респондентов, не имеющих детей, исключались (на этот вопрос ответило на 11 тыс. респондентов меньше по европейским странам и на 660 респондентов — по России).

И здесь распределения по детности получились следующие:

  • в России с 1 ребенком — 43,2%;
  • с 2 детьми — 42,2%;
  • с 3 и более детьми — 14,6%.

Эта семейная структура резко отличается от данных переписи 2002 г., где 65% однодетных семей, 28% с двумя детьми и 7% с тремя и более детьми.

Цифры по переписи в полной мере раскрывают картину институционального кризиса семьи, невыполнение репродуктивной функции очевидно: семей с 3 и более детьми 7%, т. е. в 8 раз меньше, чем необходимо для простого воспроизводства населения (55%).

По 20 странам, соответственно, цифры следующие:

  • семей с 1 ребенком — 26,8%;
  • с 2 детьми — 45%;
  • с 3 и более детьми — 28%.

Здесь также занижена доля однодетных семей и завышены доли семей с двумя, с тремя и более детьми.

Подобное смещение выборки следует учитывать при интерпретации ответов на все вопросы анкеты, но, прежде всего, на вопросы, касающиеся семьи и брака.

Преобладание (в выборочной совокупности) семей с несколькими детьми над однодетными семьями означает, что среди опрошенных может быть представлена в большей степени ценностная ориентация на семейность, тогда как внесемейная направленность системы жизненных ценностей окажется отчасти смягченной или же приглушенной. В частности, это может выразиться скорее в негативных, чем в позитивных оценках альтернативных семейности форм жизни, в некотором завышении степени семейного благополучия и т. п.

Сопоставление ответов по отношению к добровольной бездетности женщин показывает различия между россиянами и европейцами:

  • причем не одобряют решение никогда не иметь детей — 81,9% в России (при 2 331 ответивших из 2 467 респондентов) и 35,1% в Европе (при 36 332 ответивших из 3 7043 респондентов),
  • одобряют — 3,2% россиян и 27,3% европейцев;
  • не имеют определенного мнения — 14,8% россиян и 37,6% европейцев.

Таким образом, при почти одинаковой фактической бездетности её одобрение выражает больше четверти европейцев и лишь 3% россиян.

В этом факте (с учетом преобладания в выборке респондентов с несколькими детьми) следует видеть не различие в установках к бездетности, а разницу в проявлениях либеральности или политкорректности, хотя смущает очень высокий процент уклонившихся от четкого ответа европейцев.

В анкете данного исследования огромное число вопросов об оценках различных аспектов образа жизни, однако нет ни одного прямого вопроса об удовлетворенности семейной жизнью.

При наличии нескольких вариантов вопросов об удовлетворенности работой, отдыхом, здоровьем и др., жизнью вообще, кажется неслучайным отсутствие такового вопроса относительно семьи и брака. Либерализм составителей анкеты, позитивно относящихся ко всем альтернативным семье формам общения, очевиден.

Инструментарий Европейского социального исследования-2006 не позволяет непосредственно определить степень удовлетворенности семьей и браком. Но это можно сделать по косвенным сопоставлениям:

  • Во-первых, как было показано выше, имеющиеся вопросы об удовлетворенности жизнью сопоставляются с ответами состоящих (и нет) в браке респондентов, что фактически дает дифференциацию по удовлетворенности семейной жизнью.
  • Во-вторых, имеется возможность сконструировать индекс «семейной атмосферы», выражающий степень комфортности пребывания в лоне семьи, индекс принятия альтернативных семье форм жизни, индекс семейного общения или коммуникации.
  • Наконец, сопоставление этих индексов между собой способно установить наличие различий в семейности между россиянами и европейцами.

При этом можно выделить несколько групп по семейному благополучию, противоположными полюсами которого являются те, кто довольны и жизнью в целом и семьей (один полюс), а также те, кто недоволен и тем и другим (противоположный полюс).

Соответственно, в пограничных группировках будут те, кто одновременно доволен браком и недоволен жизнью в целом, и кто недоволен семьей, но доволен жизнью.

Напомним, что из всего набора переменных, имеющихся в анкете и так или иначе относящихся к оценке разных сторон образа жизни с точки зрения «удовлетворенности», с помощью факторного анализа удалось выявить пять переменных с самыми сильными корреляционными взаимозависимостями, составляющими параметр удовлетворенности жизнью в целом.

Факторный, а затем кластерный анализ этих пяти переменных (среди которых три относятся к степени удовлетворенности, одна — к ощущению счастья и одна — к совпадению реальной жизни с той, какой хотелось бы её видеть), как было показано выше, позволил выделить две группы по степени удовлетворенности жизнью — высокую и низкую.

Для демонстрации того, что удовлетворенность жизнью в целом не сводится к удовлетворенности материальным благополучием, были сконструированы по ряду переменных индексы семейной атмосферы (ИСА), одобрения альтернативных семье форм жизни (ИАФ), доверия к людям (ИДЛ), степени религиозности (ИСР) и другие.

Рассмотрим далее, какие именно модели семейных взаимоотношений, семейного благополучия (степени сплоченности-конфликтности семьи) наблюдаются в Западной и Восточной Европе, а также в России.

По ответам на вопросы о том, является ли пребывание, времяпровождение в семье приятным или напряженным был построен индекс ИСА с тремя типами семейной атмосферы (приятной, смешанной, напряженной). Дифференциация этих типов атмосферы в зависимости от различных социально-демографических характеристик, таких как пол, возраст, семейное состояние, детность, место проживания, религиозность, доход, и от некоторых социально-психологических переменных, относящихся к оценке альтернативных семье форм, жизни в целом, доверия к людям, и материального положения представлена в таблице 17.

Таблица 17 — Дифференциация индексов семейной атмосферы
по социально-демографическим и психологическим переменным
в России и Европе в %%
(посмотреть таблицу в отдельном окне)

В первых графах таблицы 17 приведены распределения по странам трех типов СА в процентах и в абсолютных числах. Разумеется, везде преобладает «приятная» СА, и больше всего она в Восточной Европе, затем в России и меньше всего — в Западной Европе.

Индекс СА сконструирован по «лобовым» вопросам анкеты, и, тем не менее, он показывает тяготение к семье и дому после работы, степень семейного притяжения респондентов.

С этой точки зрения, семья в западноевропейских странах чуть менее привлекательная, и, может быть, поэтому здесь наибольший процент (29,3%) семей со «смешанной» СА-то приятной, то напряженной. Вместе с тем, тут меньше всего семей конфликтных, тогда как в России семей с «напряженной» СА почти в два раза больше.

Попытаемся понять, с чем это может быть связано. По гендерным различиям видно, что в Западной Европе численный перевес женщин над мужчинами (на 3%) повторяется в семьях с напряженной СА и увеличивается до 15% — со смешанной. Но вот что интересно: в группировке с приятной СА на 2% больше уже не женщин, а мужчин.

Другими словами, привлекательность семьи вопреки численному перевесу женщин в выборке ведет к преобладанию мужчин в данной группе, хотя различия эти статистически незначительные. В Восточной Европе численное преобладание женщин проявляется во всех типах СА, но заметнее всего оно в маргинальных семьях со смешанной СА.

Такая же картина и по России, только гендерная дифференциация несколько больше, хотя она работает лишь в Западной Европе, где приятная СА менее доступна для женщин. В Восточной Европе и в России численный перевес женщин проявляется в трех типах СА, но заметнее всего это — по смешанной СА.

Корреляции СА с возрастом достаточно противоречивые в России и Восточной Европе и весьма интересные в Западной Европе. Во-первых, здесь четкая прямая связь по приятной СА и, во-вторых, обратная связь — по напряженной СА. В старших и пожилых возрастах увеличивается процент отмечающих хорошую СА и уменьшается доля с напряженной СА. В Восточной Европе СА не коррелирует с возрастом, а в России просматривается обратная связь по приятной СА — чем старше люди, тем меньше сплоченность семьи. По этим сопоставлениям можно сказать, что западноевропейским пенсионерам вдвойне повезло с семейной жизнью.

Индексы СА слабо связаны с городским или сельским образом жизни, однако преобладание в выборочной совокупности респондентов из деревень и небольших городов проявляется во всех типах СА за некоторым исключением. При этом в Западной Европе в больших городах немного больше доля семей с напряженной СА в сравнении с приятной СА, тогда как в деревнях несколько меньше процент со смешанной и напряженной СА. В России в малых городах больше доля со смешанной и напряженной СА.

Состояние в браке, определяемое по официальной регистрации и по фактическим отношениям, конечно же, сильно влияет на семейную атмосферу в том смысле, что у не состоящих в браке отмечаются более напряженные взаимоотношения. Заметнее всего этот тренд в Европе, особенно в Западной, тогда как в России различия наименьшие.

Тип СА коррелирует с числом детей: бездетность везде увеличивает процент с напряженной СА (причем наибольший он в Западной Европе, где больше всего, как уже отмечалось, доля одобрения добровольной бездетности).

Среди семей с 3 и более детьми меньше всего процент с напряженной СА и заметнее всего эта тенденция в России (в Восточной Европе все наоборот — там на 5% больше таковых семей в сравнении с приятной СА).

На примере Западной Европы видно, что преобладающее там доверие к людям значительно снижается в семьях с напряженной СА. С другой стороны, в России и в Восточной Европе преобладает недоверие к людям и это, судя по всему, — свойство напряженной СА, где процент недоверия наибольший.

Более религиозные люди преобладают численно в выборке по Восточной Европе и их доля больше в семьях с приятной СА и меньше всего — с напряженной СА. В России самый низкий процент более религиозных людей и менее всего он в семьях с напряженной СА.

По индексу одобрения альтернативных семье форм ИАФ наибольшая доля «модернистов» (одобряющих) и наименьшая «традиционалистов» (соответственно 70% и 30%) оказалась в Западной Европе, причем больше всего модернистов в семьях с напряженной СА. В Восточной Европе тот же тренд, но менее выраженный (55 и 45%%). В России совершенно противоположная картина (27 и 73%%) и, разумеется, доля традиционалистов (не одобряющих альтернативные формы) наблюдается в семьях с приятной и смешанной СА. Таким образом, семейный традиционализм как направленность жизненных ценностей и норм все ещё дает о себе знать среди россиян, и стал реликтовым среди европейцев. И важную роль при этом играет позитивный настрой семейных отношений вопреки фактической малодетности. В этом факте можно видеть надежду на преобразование систем ценностей в сторону семьецентризма — конечно, при проведении соответствующей семейной политики государства.

Наконец, следует посмотреть на корреляции СА с экономическими показателями и здесь надо признать, что в Западной Европе наблюдается идеальная картина, когда дохода хватает для 85% респондентов, причем в семьях с приятной СА этот процент ещё больше, а вот доля недовольных доходом — наименьшая. Там, где напряженная СА недовольных доходом меньше всего, тогда как в России — больше всего. У нас вообще преобладают недовольные своим доходом (их почти в 4 раза больше, чем у западноевропейцев), хотя таковых меньше всего в семьях с приятной СА. Хорошие семейные взаимоотношения смягчают недовольство доходом, способствуют благоприятной оценке жизни вообще, что видно по дифференциации индексов удовлетворенности жизнью.

Обращает на себя внимание проявляющаяся во всех странах тенденция — снижение индексов высокой удовлетворенности жизнью в типах СА от приятной атмосферы к напряженной и, соответственно, рост индексов низкой удовлетворенности. Здесь наблюдается прямая связь: чем лучше взаимоотношения в семье, тем больше индекс высокой удовлетворенности и тем меньше индекс низкой удовлетворенности жизнью.

С другой стороны, можно сказать, что высокая удовлетворенность жизнью коррелирует с наибольшими индексами приятной семейной атмосферы и с наименьшими — напряженной атмосферы. Причем разительны отличия в этом отношении между Западной Европой и Россией.

В Западной Европе преобладание высокой удовлетворенности незначительно в семьях с плохой СА и самое заметное — с приятной СА. В России доминирует низкая удовлетворенность жизнью, но она почти элиминируется в семьях с хорошими взаимоотношениями, тогда как в конфликтных семьях в 6 раз больше становится респондентов с низкой удовлетворенностью.

Таким образом, в России при низком уровне жизни и низкой удовлетворенности ею наличие благоприятной семейной атмосферы повышает индекс удовлетворенности.

С другой стороны, в семьях с напряженными отношениями резко обостряется оценка жизни вообще и низкая удовлетворенность отмечается у 86% респондентов (в Западной Европе в этом типе СА на 6% больше респондентов с высокой удовлетворенностью).

Можно считать, что благоприятные семейные отношения способствуют повышению индекса высокой удовлетворенности жизнью, а неблагоприятные — повышению индекса низкой удовлетворенности.

Следует сказать, что состояние в браке повышает удовлетворенность жизнью в сравнении с не состоящими в нем больше всего в Западной Европе (по индексу высокой удовлетворенности жизнью соответственно 60,5% и 39,5%), затем в Восточной Европе (59,3% и 40,7%) и менее всего в России (54,2% и 45,8%).

Причем в Западной Европе не только наименьший процент низкой удовлетворенности среди семейных (43%), но среди несемейных он наибольший (57%). В России все наоборот и преобладание неудовлетворенности жизнью вообще (из-за очень плохого уровня жизни и плохих показателей средней продолжительности жизни) оказывает свое действие и среди семейных (51,9%) и холостых (48,1%).

Добавим к этому, что одобряющие альтернативные формы (семейные модернисты) в России характеризуются наименьшей долей удовлетворенности жизнью (27%), тогда как у не одобряющих (семейных традиционалистов) самый большой процент высокой удовлетворенности (73%).

В Западной Европе картина противоположная — высокая удовлетворенность среди модернистов (71%), а низкая удовлетворенность жизнью среди семейных традиционалистов (29%). Восточная Европа по этим показателям тяготеет к Западной Европе, хотя дифференциация по индексам удовлетворенности незначительная (56 и 44%%).

Попытка подробнее рассмотреть взаимосвязь трех типов семейной атмосферы с индексами высокой и низкой удовлетворенности жизнью представлена в таблице 18, где образованы 6 группировок:

  • с приятной СА и высокой удовлетворенностью (hh);
  • с приятной СА и низкой удовлетворенностью (hl);
  • с напряженной СА и, соответственно, с высокой (lh) и низкой (ll) удовлетворенностью;
  • со смешанной СА и с высокой (mh) и низкой (ml) удовлетворенностью.

Таблица 18 — Группировки по типам семейной атмосферы и удовлетворенностью жизнью
в Европе и в России (в %%)
(посмотреть таблицу в отдельном окне)

Полученные группировки убеждают в преобладании типа hh в Западной и Восточной Европе (по 56%), где хорошие семейные отношения влияют на высокую удовлетворенность жизнью.

Этот тип удовлетворенности семейной жизнью отмечается лишь у трети российских респондентов (34%), однако среди 37% встречается группировка (hl) с низкой удовлетворенностью жизнью, но с приятной семейной атмосферой.

Здесь позитивное влияние семьи как бы не действует, перекрываясь воздействием низкой оценки уровня жизни: у западноевропейцев таких 8,4%, а в Восточной Европе — 23,4%.

Интересно, что плохие семейные отношения больше всего влияют на низкую удовлетворенность жизнью (ll = 11%) в России, а смешанная СА в Западной Европе — на высокую (mh = 23%), тогда как в России — на низкую удовлетворенность (8%). Эта противоречивость влияний скорее всего объясняется относительно высокой удовлетворенностью в Западной Европе и низкой — в России.

В целом, по всем странам хорошие семейные отношения увеличивают высокую удовлетворенность жизнью, но у нас этот тренд проявляется в уравнивании индексов удовлетворенности.

Гендерная дифференциация по рассматриваемым 6 группировкам меньше всего в Западной Европе, причем для мужчин там характернее удовлетворенность и семьей и жизнью (51,65%), а также плохая СА при высокой удовлетворенности жизнью (51,69%).

Женщины преобладают в остальных четырех группировках, в трех из них — низкая удовлетворенность жизнью. В России во всех группировках перевес женщин над мужчинами — кроме группы (lh), в которой всего 39 человек из 2097.

В России по возрасту наблюдается обратная связь с группировками удовлетворенных и семьей и жизнью (hh), и с группой (lh) недовольных семьей, но удовлетворенных жизнью (т. е. действует тренд уменьшения удовлетворенности жизнью с увеличением возраста). В европейских странах эта связь не работает.

В Западной Европе различие между модернистами и традиционалистамизаметно по всем шести группировкам, но больше всего оно — среди недовольных семьей и удовлетворенных жизнью, а также среди довольных и тем и другим.

В России во всех группировках преобладает семейный традиционализм, но больше всего среди довольных жизнью и со смешанной СА. Таким образом, положительная оценка семейных отношений коррелирует с удовлетворенностью жизнью, хотя противоречивые группировки по этим параметрам с трудом поддаются интерпретации.

В заключение следует сказать, что ценностная направленность на современные символы личного успеха обнаруживает себя по выше приведенным данным, а также по индексам таблицы 19, где приведена дифференциация по детности.

Таблица 19 — Дифференциация индексов детности по ряду социальных и психологических переменных в России и в Европе (%)
(посмотреть таблицу в отдельном окне)

Содержательные интерпретации полученных различий зависят от теоретических концепций.

В рамках фамилистической парадигмы можно сказать, что полученные здесь данные (по инструментарию, сконструированному не нами) позволяют продемонстрировать самостоятельное и значимое (по ряду переменных) влияние фактора семейности и детности на особенности современного образа или качества жизни в Европе и в России.

Библиография

  1. Население России. Ежегодный демографический доклад. Отв. ред. А. Г. Вишневский и С. В. Захаров // Евразия, 1993, № 4 (12).
  2. Иванов С. Новое лицо брака в развитых странах // Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». Центр демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. № 67 — 68. 20 мая — 2 июня 2002 —
    http://demoscope.ru/weekly/2002/067/tema05.php
  3. Захаров С. Новейшие тенденции формирования семьи в России. Статья первая. Расширяющиеся границы брака // Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». Центр демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. № 237 — 238. 6 — 19 марта 2006. —
    http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0237/tema05.php
  4. Гурко Т. А. Родительство: социологические аспекты. М.: Центр общечеловеческих ценностей. 2003.
  5. Вовк Е. Незарегистрированные интимные союзы: «разновидности» брака или «альтернативы» ему? (Часть 1) // Социальная реальность, 2005, № 1 —
    http://bd.fom.ru/report/cat/az/е/vovk/gur050103
  6. Вовк Е. Смыслы и значения незарегистрированных отношений: разновидности брака или альтернативы ему? (Часть 2) // Социальная реальность, 2005, № 2 —
    http://bd.fom.ru/report/cat/journ_socrea/number1_05/gur050205
  7. Демографический ежегодник России. 2007: Стат.сб./Росстат. — М., 2007.
  8. Демографический понятийный словарь. М.: ЦСП, 2003.
  9. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. М., 2004. Том 2 «Пол, возраст и состояние в браке», Электронное издание — www.perepis2002.ru
  10. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000. —
    http://sobor2008.ru/419128/index.htmlhttp://sobor2008.ru/419128/index.html
  11. Семейный Кодекс Российской Федерации. М., 2008.
  12. Волков А. Г. Семья — объект демографии. М., 1986.
  13. Антонов А. И., Сорокин С. А. Судьба семьи в России XXI века. М., 2000. — 416 с.
  14. Шахотько Л. П. Воспроизводство населения Белорусской ССР. Минск, «Наука и техника», 1985.
  15. Синельников А. Б. Семейная жизнь и религиозность // Научный интернет-журнал «Демографические исследования». 2006. № 2. —
    http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=247

 


 

[1] См. например: Голод С. И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. М. 1984.

[2] См. подробнее об этом статью А. А. Соколова «Семья в России и Европе: установки и ориентации».

[3] Антонов А. И., Борисов В. А. Динамика населения России в ХХ1 веке и приоритеты демографической политики. М. из-во Ключ-С. 2006.С.134–136, 139.

[4] Оценка добровольной бездетности является важной компонентой индекса одобрения альтернативных форм, причем у европейцев одобряют бездетность 26,8%, не одобряют 34,5% и сомневаются в оценке 36,9%, тогда как у россиян эти цифры иные: 3,1 — 78,4 — 14,1%%.

Сравнение этих данных с фактических числом детей (по 20 странам) показывает, что детность и репродуктивные ориентации европейцев повыше, чем у россиян, хотя доли бездетных у них примерно одинаковы (31–32%%), но у россиян в 2 раза больше однодетных (31,4% против 18,8%), и почти в 2 раза меньше трехдетных (7,5% и 12,6%), и меньше с 4 и более детьми (3,2% и 7,2%).

Одобрение бездетности в Европе — скорее подтверждение права на любой выбор, чем реальная норма репродуктивного поведения.


Дата публикации: 2009-08-07 17:42:24