Архив

Институциональные факторы демографического выбора
Кац Ирина Семеновна — кандидат экономических наук, научный сотрудник Института экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ № 08-02-00364а

 

В настоящее время большинство развитых стран мира испытывают на себе последствия динамичного информационно-технологического развития в виде снижения рождаемости и старения населения. В связи с развитием глобализационных тенденций данные проблемы становятся актуальными и для России.

Хотя ещё в 1969 г. ожидаемое число детей (репродуктивная установка, скорректированная на фактические брачно-семейные, социальные, экономические и прочие условия жизни) составляло 2,42 ребенка на семью, выборочные исследования 1970-80-х гг. зафиксировали снижение репродуктивных ориентаций у новых брачных когорт по сравнению с предыдущими примерно на 0,3 ребенка в декаду. В 1994 г. ожидаемое число детей составило 1,77, а в 2006 г. эта величина составила 1,57 ребенка на семью [1].

Среди факторов, определяющих в настоящее время уровень рождаемости, в литературе отмечаются экономические и трудовые (уровень денежных доходов, обеспеченность жильем, статус на рынке труда, профессиональный статус); демографические и социальные (состояние в браке или партнерстве, число имеющихся детей, состояние репродуктивного здоровья, образование, тип поселения, отношение к религии, ценности и т. д.[2], инфраструктурные (наличие детских садов, школ, доступ к высшему образованию и т. д.) и некоторые другие.

Ряд авторов отмечает особое значение факторов аксиологических, в частности, влияние на репродуктивные установки общественного мнения [3].

Большинство исследований, представленных в современной исследовательской литературе, указывает на то, что:

  • чем более современным является поведение семьи, чем более склонными к проживанию в городе, развитию карьеры и личной свободе склонны её члены;
  • чем слабее их религиозные установки и либеральнее ценности, тем ниже потребность в детях у данных членов общества.

Однако при отмечаемой общей склонности населения к подобной тенденции репродуктивный выбор семьи осуществляется под влиянием целого комплекса институциональных условий.

Целью представленного исследования является структурный анализ институциональной среды, под воздействием которой осуществляется индивидуальный выбор репродуктивной стратегии, и выделение тех институциональных факторов, которые имеют эффективный потенциал стимулирования демографического роста.

В соответствии с отмечаемыми в литературе факторами рождаемости в институциональной среде современного общества могут быть выделены следующие институты, оказывающие непосредственное воздействие на формирование индивидуальных репродуктивных установок.

В первую очередь, это институты, которые регулируют социальные механизмы формирования и развития взаимоотношений, т. е. правила и нормы взаимодействия людей, определяющие их межличностные коммуникации и формирующие основу для их включенности в репродуктивные процессы:

  • институт семьи и брака, являющийся институтом рамочного регулирования и координирующий процессы создания семьи, продолжения рода и т. д.;
  • институт социальных сетей, координирующий создание и поддержание отношений в сетях межличностного взаимодействия, таких как деловые сети, интернет, клубы и т. д.;
  • институт общественного мнения, формирующий основу для распространения социальных норм и передачу социального заказа.

Таким образом, действие данных институтов охватывает все сферы координации социальной жизни семьи:

  • регулирование отношений внутри семьи;
  • в межличностных коммуникациях с другими членами общества и в социуме в целом.

Кроме того, следует отметить институты, регулирующие экономические стимулы репродукции семьи, т. е. правила и нормы, определяющие уровень финансовых возможностей индивидов и приемлемость возможных затрат на рождение и воспитание детей:

  • институт государственной поддержки, координирующий участие государства в воспроизводственном процессе и выполняющий функцию частичной компенсации затрат семьи на её жизнедеятельность;
  • институт занятости и карьеры, определяющий индивидуальные показатели финансовой стабильности семьи.

Действие данных институтов охватывает большинство источников экономического благополучия семьи, оказывающих непосредственное влияние на рождаемость.

Несомненно, среди экономических факторов можно также учитывать и институт кредита, и ряд других институтов, косвенно определяющих финансовые возможности, а следовательно, и репродуктивные предпочтения семьи, но мы в данном исследовании ограничимся лишь факторами первого уровня воздействия.

И наконец, в третью группу институтов можно выделить институты, обеспечивающие условия эффективного включения индивидов в социально-экономические процессы, т. е. правила и нормы, определяющие доступ членов общества к соответствующей инфраструктуре, открывающей возможности для саморазвития и самореализации:

  • институт образования, координирующий условия включения индивидов в образовательные процессы, начиная с дошкольного образования и заканчивая пост-высшим;
  • институт здравоохранения, регулирующий условия доступа индивидов к здравоохранительным услугам;
  • институт бытового обслуживания, определяющий возможности минимизации затрат времени на организацию семейного быта;
  • институт культуры, регулирующий доступ членов общества к культурно-развивающим и рекреационным ресурсам.

Таким образом, данные институты определяют перспективы развития членов семьи (взрослых индивидов и детей) в рамках данной социально-экономической системы.


Вся совокупность выделенных институтов представлена на рис. 1.

Рисунок 1 — Институты демографического выбора.

Уровень влияния выделенных институтов на репродуктивные установки населения Российской Федерации может быть определен на основании эмпирического исследования.

Для выявления институциональных факторов, оказывающих наибольшее воздействие на показатели рождаемости и, следовательно, обладающих наиболее значительным потенциалом регулирования процессов воспроизводства, был проведен анализ статистических данных по России за 1990—2007 гг. [4].

Корреляционный анализ всей совокупности данных, характеризующих социальное, экономическое и демографические развитие страны, показал, что к положительным факторам, способствующим развитию позитивных репродуктивных тенденций, относятся факторы социальной инфраструктуры, улучшающей условия рождения и воспитания детей.

К ним, в частности, относятся показатели:

  • располагаемого жилищного фонда (коэффициент корреляции r = 0,77);
  • образовательной инфраструктуры (r = 0,97);
  • уровень обеспеченности услугами здравоохранения (r = 0,85);
  • бытовыми услугами (такими как услуги прачечных, ремонтных мастерских и т. д.r = 0,82);
  • транспортными услугами (r = 0,97).

Однако динамика общественного развития позволяет говорить о появлении новых возможностей проведения досуга и постепенном изменении социальных приоритетов, что увеличивает альтернативную ценность свободного времени в сравнении с рождением детей.

И вследствие этого целый ряд параметров демонстрирует отрицательную зависимость уровня рождаемости от факторов современных экономических изменений, как то:

  • обеспеченность телефонной связью (r = –0,7);
  • охват телевидением (r = –0,52);
  • увеличение числа легковых автомобилей на душу населения (r = –0,73);
  • предоставление различных услуг проведения досуга — рестораны, кафе, театры, кинозалы, фотоателье, салоны красоты, спортивные залы, услуги дополнительного образования (r = –0,67).

Группировка исследованных социально-экономических показателей и соответствующий регрессионный анализ позволили осуществить комплексное изучение направлений влияния институциональной среды на показатели рождаемости.

Так, в соответствии с выделенными институтами были построены восемь многофакторных регрессионных моделей. Все они характеризуются высокими показателями детерминации, удовлетворительными значениями критериев Фишера и Дарбина-Уотсона, а также подтвердившимися показателями значимости полученных коэффициентов.

Для характеристики института семьи и брака были проанализированы показатели брачности, разводимости, доли внебрачных рождений, а также показатели по абортам.

Проведенный регрессионный анализ позволил построить модель (1), характеризующуюся показателями детерминации R2 = 0,9 и Adj R2 = 0,8.

D9 = 0,13 D18 – 0,06 D19 – 0,004 D73 – 1,647, (1)

где:

  • D9 — коэффициент рождаемости;
  • D18 — брачности;
  • D19 — разводимости;
  • D73 — число абортов, приходящееся на 100 успешных рождений.

Данная модель демонстрирует положительную зависимость коэффициента рождаемости от уровня брачности.

Институционально брак воспринимается населением как факт формирования семьи, и развитие данного института способствует укреплению фертильных установок.

Разводимость же, напротив, демонстрирует отрицательную связь с рождаемостью, хотя и не столь заметную. Она зачастую демонстририует нереализацию фертильных установок, хотя теснота связи между этими показателями вдвое ниже.

Ещё более низкая степень влияния на рождаемость — у показателя абортов. Таким образом, меры ужесточения практики абортов или их запрет институционально не способны оказать существенного влияния на рождаемость.

Для характеристики институтов социальных сетей и общественного мнения были проанализированы показатели количества клубов различного характера, количества стационарных и мобильных телефонов, компьютерных станций, оборудованных выходом в сети интернет, объема интернет-трафика, количества выпускаемых газет, журналов, количества индивидуальных принимающих телевизионных и радио-станций на одного жителя.

Объединению данных институтов в единой регрессионной модели способствовала корреляционная связь некоторых их показателей. Однако агрегация показателей в три интегральных, представленных в модели, позволила избежать гетероскедастичности.

На основании проведенного регрессионного анализа была построена модель (2), характеризующаяся показателями детерминации R2 = 0,96 и Adj R2 = 0,92.

D9 = –0,016 D102 + 0,0024 D105 + 0,25 D107 – 0,19, (2)

где:

  • D102 — коэффициент включенности в социальные сети,
  • D105 — интернет-сети,
  • D107 — коэффициент «интенсивности» общественного мнения.

Полученная модель показывает, что наиболее существенным влиянием на зависимую переменную обладает показатель общественного мнения: чем выше включенность населения в сети передачи информации о социальном заказе, тем выше рождаемость.

В 20 раз ниже чувствительность показателя к включенности населения в социальные сети, хотя отмечаемая зависимость и носит отрицательный характер, и значительно слабее зависимость рождаемости от включенности в интернет.

Таким образом, наступление века информационных технологий и социальной свободы не оказывает столь существенного непосредственного воздействия на рождаемость, как это отмечается в некоторых исследованиях [5].

Относительно института государственной поддержки была построена следующая регрессионная модель (R2 = 0,88, Adj R2 = 0,82):

D9 = 0,33 D15 + 0,00098 D33 + 94,95, (3)

где:

  • D15 — коэффициент финансовой поддержки матерей, включая разовые выплаты при рождении ребенка и ежемесячные пособия по уходу за детьми;
  • D33 — уровень пенсий, взвешенный по прожиточному минимуму.

Модель демонстрирует очень высокую связь рождаемости с уровнем финансовой поддержки матерей.

Таким образом, политика государства по финансовому стимулированию рождаемости действительно оказывается достаточно эффективной. Дополнительные меры по финансовому стимулированию способны ещё более увеличить показатели рождаемости .

Влияние института занятости и карьеры было проанализировано на основе показателей заработной платы, а также прочих показателей финансового благополучия, таких как наличие крупной бытовой техники, автомобилей, квадратных метров жилья в расчете на одного жителя.

Полученная модель (4) характеризуется R2 = 0,99, Adj R2 = 0,99.

D9 = 7,9*10-5 D32 – 0,0035 D43 – 0,26 D53 + 4,92, (4)

где:

  • D32 — уровень средней заработной платы, дисконтированный с учетом инфляции;
  • D43 — показатель количества автомобилей на душу населения;
  • D53 — количество квадратных метров жилья в расчете на одного жителя.

Наиболее значимым коэффициентом обладает уровень обеспеченности жилой площадью.

Учитывая высокий уровень цен на жилье в городах и его недоступность большей части населения, а также низкую долю социального жилья в общем объеме вводимого в действие жилого фонда данный показатель является одним из основных показателей уровня благосостояния.

В отличие от уровня заработной платы, редко демонстрирующего реальные доходы населения, этот показатель подчеркивает отрицательную зависимость уровня рождаемости от доходов.

Институт образования был проанализирован на основе таких показателей, как количество детских садов, общеобразовательных школ, среднеспециальных и высших учебных заведений в расчете на одного жителя, количество преподавателей, количество персональных компьютеров на одного учащегося, а также количество выпускников этих учреждений.

Полученная модель (5) характеризуется высокими показателями детерминации: R2 = 0,99, Adj R2 = 0,99.

D9 = 1,38*10–5 D56 + 0,0006 D62 + 0,0003 D66 + 1,36, (5)

где:

  • D56 — уровень развития дошкольного образования;
  • D62 — общего среднего образования;
  • D66 — высшего образования.


Все полученные коэффициенты демонстрируют слабую связь с рождаемостью.

Таким образом, уровень образованности населения на репродуктивные установки непосредственного влияния не оказывает.

Институт здравоохранения был оценен на основе показателей объема оказанных платных и бесплатных медицинских услуг, услуг санаторно-курортного лечения, а также уровня расходов населения на данные услуги.

D9 = 0,002 D67 + 0,03 D142 + 0,006 D143 + 0,24, (6)


где:

  • D67 — уровень развития общего бесплатного здравоохранения;
  • D142 — платного здравоохранения;
  • D143 — уровень доступности санаторно-оздоровительных услуг.


Наиболее значимым из полученных коэффициентов является уровень развития платного здравоохранения.

Возможно, это является следствием перехода услуг многих государственных медицинских учреждений в разряд платных. В целом влияние данного института является положительным.

Институт бытового обслуживания был проанализирован в сфере объема оказываемых населению бытовых (химчистки, прачечные, ремонт), транспортных, жилищных, коммунальных и консультативных услуг.

Была получена регрессионная модель (7), для которой R2 = 0,99, Adj R2 = 0,99.

D9 = –0,009 D133 – 2,079*10–6 D95 + 0,024 D136  – 0,0028 D145+ 1,066, (7)

где:

  • D133 — объем оказываемых бытовых услуг на душу населения;
  • D95 — транспортных услуг;
  • D136 — жилищных услуг;
  • D145 — консультативных услуг.


Наибольший коэффициент влияния демонстрирует показатель объема жилищных услуг: ввиду нехватки доступного жилищного фонда многие семьи вынуждены прибегать к услугам аренды жилья.

Вследствие этого целесообразно развивать систему социального найма, т. е. предоставление молодым семьям доступного к длительной аренде жилья, что позволит также стимулировать рождаемость.

Наконец, институт культуры был оценен с помощью индикаторов посещаемости театров, кино, музеев, библиотек.

Полученная модель (8) также имеет высокие показатели детерминации: R2 = 0,99, Adj R2 = 0,98.

D9 = –0,004 D75 + 0,025 D76 + 0,00029 D77  – 1,18, (8)


где:

  • D75 — посещамость театров и кино;
  • D76 — музеев;
  • D77 — библиотек.


Однако ни один из показателей не продемонстрировал тесной связи с рождаемостью, что в очередной раз подтвердило невысокую связь уровня социализации населения и глобализации с ослаблением репродуктивных установок.

 

Таким образом, проведенный анализ позволяет выделить приоритетные институциональные меры воздействия на репродуктивные установки россиян.

Прежде всего, это:

  • укрепление института брака;
  • широкое информирование населения о социальном заказе;
  • финансовая поддержка матерей;
  • развитие здравоохранения;
  • развитие социального найма.

При условии их всестороннего развития и обеспечения доступности они способны создать базу для устойчивого роста рождаемости.

 


 


[1] Данные по: Антонов А. И. Снижение репродуктивных установок и ориентаций российского населения в 1991–2007 годы // Демографические исследования. 2008. № 7.

[2] Малеева Т. М., Синявская О. В. Социально-экономические факторы рождаемости в России: эмпирические измерения и вызовы социальной политике // SPERO. 2006. № 5.

[3] Напр., Шестаков К. Роль аксиологического фактора в управлении репродуктивным поведением —
http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=5&idArt=1147

[4] Источники: Регионы России. Стат.сб. — М.: Росстат, 2007; Российский статистический ежегодник. — М.: Росстат, 2008; Россия в цифрах — www.gks.ru.

[5] Напр., Компьютеры разрушают семьи // Интернет-журнал «Клео». 25.01.07 —
http://www.kleo.ru/items/news/2007/01/25/computer.shtml

[6] Финансовое стимулирование действует в пределах имеющегося уровня потребности в детях. Автор статьи не указывает, какие параметры модели способны повлиять на увеличение самого уровня потребности в детях. Величины расчетных коэффициентов в формулах 1–8 не раскрываются автором и требуют более подробного разъяснения (примечания редактора)


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03