Архив

Результативность новых мер помощи семьям с детьми (опыт 2007 г.)
Архангельский Владимир Николаевич — ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Рост общих показателей рождаемости, идущий в России с 2000 г., прервался в 2005-м и вновь возобновился в 2006-м. Однако в тот год прирост показателей рождаемости был совсем небольшим. Общий коэффициент рождаемости вернулся к уровню 2004 г., а абсолютное число родившихся — к 2003.

Таблица 1 — Динамика общих показателей рождаемости в России в 2000—2007 гг.


Годы 
Число родившихся
(тыс. человек)
Общий коэффициент рождаемости
(на 1000 населения)
2000 1266,8 8,7
2001 1311,6 9,0
2002 1397,0 9,7
2003 1477,3 10,2
2004 1502,5 10,4
2005 1457,4 10,2
2006 1479,6 10,4
2007 1610,1 11,3

Совершенно иным было повышение рождаемости в 2007 г. Её общие показатели превысили уровень, имевший место в 1992 г.

Правда, следует иметь в виду, что сейчас значительно более благоприятная половозрастная структура населения.

Если в 1992 г. доля женщин репродуктивного возраста (15–49 лет) в среднегодовой общей численности населения составляла 24,4%, то в 2007 г. — 27,4%.

Повышение общего коэффициента рождаемости в 2006 г., по сравнению с 2005 г., примерно в равной степени было обусловлено увеличением возрастных коэффициентов рождаемости (вклад этого фактора составил 47,0%) и благоприятными изменениями в половозрастной структуре населения (53,0%).

Прирост общего коэффициента рождаемости в 2007 г. относительно уровня 2006 г. был уже почти полностью (на 91,5%) обусловлен ростом возрастных показателей рождаемости. Благоприятные сдвиги в половозрастной структуре населения тоже способствовали увеличению общего показателя рождаемости, но вклад этого фактора составил только 8,5%.

Если индекс структурных сдвигов в 2007/2006 гг. почти не изменился по сравнению с 2006/2005 гг. (1,008 против 1,010), то индекс влияния изменения возрастных коэффициентов рождаемости значительно возрос (с 1,009 до 1,083).

Увеличение общего коэффициента рождаемости в 2007 г. по сравнению с 2005 г. на 83,7% обусловлено ростом возрастных показателей рождаемости и на 16,3% — изменением половозрастного состава населения.

Таким образом, можно сказать, что в 2007 г. действительно имело место весьма существенное повышение собственно рождаемости и рост её общих показателей не был обусловлен улучшением половозрастной структуры населения, увеличением доли женщин в активном репродуктивном возрасте. Об этом свидетельствует и изменение суммарного коэффициента рождаемости.

Таблица 2 — Динамика суммарного коэффициента рождаемости в России в 2000—2007 гг.

Годы  Всё население Городское население Сельское население
2000 1,195 1,089 1,554
2001 1,223 1,124 1,564
2002 1,286 1,189 1,633
2003 1,319 1,223 1,666
2004 1,340 1,247 1,665
2005 1,287 1,197 1,589
2006 1,296 1,199 1,611
2007 1,406 1,283 1,798

В 2007 г. этот показатель составил 1,406. Более высокий уровень рождаемости в России был только до 1992 г. (включительно).

Можно предположить, что повышение рождаемости в 2007 г. обусловлено, прежде всего, началом реализации новых мер помощи семьям с детьми.

Для проверки этой гипотезы следует провести компонентный анализ изменения показателей рождаемости.

Особую роль в нем играет анализ данных по очередности рождения (по тем регионам, в которых продолжается разработка соответствующих статистических данных) с учетом того, что реализуемые с начала 2007 г. меры — прежде всего, материнский (семейный) капитал — во многом ориентированы на стимулирование вторых рождений. Следовательно, если увеличение рождаемости в 2007 г. вызвано реализацией этих мер, то повышение показателей рождаемости должно было произойти, прежде всего, по вторым и последующим рождениям (на них тоже распространяется действие материнского (семейного) капитала, если право на его получение не возникало при рождении второго ребенка, т. е. если он был рожден ранее 2007 г.).

Если бы повышение рождаемости в 2007 г. не было связано с началом реализации новых мер помощи семьям с детьми, то прирост показателей рождаемости в 2007 г. по сравнению с 2006 г. был бы, при прочих равных условиях, примерно таким же, как в 2006 г. по сравнению с 2005 г. и коснулся бы не только вторых и последующих рождений, но и первых.

Суммарный коэффициент рождаемости в 2005 г. составлял 1,287, в 2006 г. — 1,296, в 2007 г. — 1,406. Таким образом, если в 2006 г. прирост этого показателя составил менее 0,01, то в 2007 г. — 0,11.

Для сравнения: до этого в постсоветской России самый большой прирост суммарного коэффициента рождаемости был в 2002 г., когда, по сравнению с 2001 г., он увеличился чуть более, чем на 0,06.

Увеличение показателей рождаемости в 2007 г. было самым большим в истории постсоветской России и сопоставимо с тем, какое имело место в годы наибольшего повышения рождаемости в 1980-е гг. Следовательно, есть основания полагать, что оно действительно явилось результатом начавшейся реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми. Об этом свидетельствует и изменение возрастных коэффициентов рождаемости.

Таблица 3 — Возрастные коэффициенты рождаемости в России в 2005—2007 гг.


Годы 
Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49
2005 27,5 86,8 77,9 45,5 17,8 3,0 0,2
2006 28,6 85,8 78,2 46,8 18,7 3,1 0,1
2007 29,1 87,5 86,3 54,5 22,8 3,8 0,2

В возрасте 15–19 лет прирост показателя рождаемости в 2007 г., по сравнению с 2006 г., был даже меньшим, чем год назад. Он связан с увеличением доли 18-19-летних в этой возрастной группе (45,1% в 2007 г. против 44,1% в 2006 г.).

В возрастной группе 20–24 года коэффициент рождаемости возрос впервые после 2002 г. Однако, по сравнению с 2006 г., он увеличился менее чем на 2%.

Значительно большим было повышение показателя рождаемости у 25-29-летних женщин: на 10,4% по сравнению с 2006 г. До этого времени максимальный прирост коэффициента рождаемости в данной возрастной группе был в 2002 г. по сравнению с 2001 г. — 7,0%. Столь существенного, как в 2007 г., относительного прироста показателя рождаемости в возрасте 25–29 лет не было и в 1980-е гг. (максимальное в те годы повышение коэффициента в данной возрастной группе наблюдалось в 1983 г. по сравнению с 1982 г. — на 9,5% [1]). Величина этого показателя сейчас больше, чем была в 1991 г.

Ещё большим (по относительной величине) был прирост в 2007 г. коэффициента рождаемости в возрастной группе 30–34 года — на 16,5%. До этого максимальный прирост был в 2002 г. по сравнению с 2001 г. — 9,7%. Показатель рождаемости в этом возрасте в 2007 г. вернулся к уровню 1989 г.

Коэффициент рождаемости в возрастной группе 35–39 лет превысил уровень 1989 г. По сравнению с 2006 г., прирост показателя составил здесь 21,9%. Как и в двух предыдущих возрастных группах этот прирост был самым большим (в 2002 г. он составил 14,0%). Схожая ситуация в возрасте 40–44 года с той разницей, что уровень рождаемости у женщин этого возраста сейчас такой же, какой был в середине 1980-х гг.

Из сказанного выше, конечно, не следует, что если бы удалось существенно поднять показатели рождаемости в возрастах до 25 лет, то в целом можно было бы вернуться к уровню рождаемости конца 1980-х — начала 1990-х гг.

Во-первых, такой возврат вряд ли возможен, потому что произошло существенное изменение возрастной модели рождаемости. Во-вторых, если бы это произошло, то повлекло бы за собой снижение рождаемости в более старших возрастах, так как вызвало бы, прежде всего, «омоложение» рождаемости, а не реальное её повышение (последнее тоже имело бы место, но в значительно меньшей степени, чем изменение возрастной модели рождаемости).

О существенно большем сдвиге в возрастной модели рождаемости в 2007 г. по сравнению с тем, что имело место в 2006 г., свидетельствует и изменение соотношения возрастных коэффициентов рождаемости в возрастных группах 25–29 лет и 30–34 года, с одной стороны, и 20–24 года — с другой.

Таким образом, важно отметить, что существенно большее повышение рождаемости в 2007 г. у женщин старше 25 лет, по сравнению с теми, кто моложе этого возраста, не может быть объяснено только продолжением сдвигов в возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам. Возрастные различия в повышении показателей рождаемости в 2007 г. были значительно большими, чем во все предшествующие годы.

Вероятнее всего, существенно больший прирост коэффициентов рождаемости у женщин старше 25 лет был вызван относительно большим приростом числа вторых и, отчасти, третьих рождений, которые, естественно, чаще имеют место у женщин более старшего возраста. Использование возрастных коэффициентов рождаемости позволяет оценить это явление только косвенно. Для непосредственной оценки необходим анализ показателей рождаемости по очередности рождения.

Если действительно имел место больший прирост показателей рождаемости по вторым и последующим рождениям, то это в наибольшей степени можно отнести к результату реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми, которые в целом — прежде всего, благодаря материнскому (семейному) капиталу (который вызвал наибольший резонанс в обществе и, во многом, благодаря этому мог оказаться наиболее действенной мерой) — в несколько большей степени были ориентированы на поддержку вторых и, отчасти, последующих рождений.

Начиная с 1999 г. в связи с изменениями в форме записи акта о рождении на федеральном уровне нет данных о распределении родившихся по очередности рождения. Однако в некоторых регионах такая информация продолжает собираться. По 39 субъектам Российской Федерации [2] есть возможность сопоставить показатели по очередности рождения за 2005, 2006 и 2007 гг.

Таблица 4 — Суммарные коэффициенты рождаемости по очередности рождения
в России в 2005—2007 гг. (по 39 регионам).

Годы  Все рождения Первые Вторые Третьи Четвертые Пятые и последующие
2005 1,267 0,736 0,395 0,097 0,026 0,014
2006 1,280 0,746 0,398 0,097 0,025 0,014
2007 1,386 0,747 0,467 0,123 0,031 0,017

Суммарный коэффициент рождаемости по этим 39 регионам несколько ниже (примерно на 0,02), чем в целом по России (2005 г. — 1,287, 2006 г. — 1,296, 2007 г. — 1,406). [3]

Однако в данном случае важно, что прирост этого показателя в 2006 г. (0,013) и 2007 г. (0,106) был почти таким же, как на федеральном уровне (соответственно, 0,009 и 0,110, т. е. в обоих случаях разница в приросте суммарного коэффициента рождаемости составляла 0,004: в 2006 г. он был на 0,004 больше, чем в целом по стране, а в 2007 г. — на 0,004 меньше).

Если в 2006 г., в основном, вырос суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям и в значительно меньшей степени — по вторым, то в 2007 г. увеличения суммарного коэффициента рождаемости по первым рождениям практически не было.

В наибольшей степени в 2007 г. по сравнению с 2006 г. увеличился показатель по вторым рождениям — на 0,069. Абсолютный прирост суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям был меньшим, чем по вторым (0,026), но относительный даже несколько больше (на 26,8% против 17,3% по вторым рождениям).

Интересно, что реализация мер государственной помощи семьям с детьми в 1980-х гг. тоже привела к росту показателей рождаемости по вторым и третьим рождениям. [4]

Но здесь нельзя проводить аналогии с современной ситуацией. Дело в том, что повышения показателей рождаемости по первым рождениям в 1980-е гг. быть практически не могло, так как суммарный коэффициент рождаемости по ним и без того был, по сути дела, предельным (1980—1981 гг. — 0,97, 1981—1982 гг. — 0,96, 1982—1983 гг. — 0,96, 1983—1984 гг. — 0,96).

Сейчас ситуация иная. В последние годы (начиная с 1996 г.) суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям не достигал 0,77 [5], и его величина вполне могла бы заметно возрасти под влиянием реализации мер демографической политики. Однако увеличились показатели рождаемости именно по вторым и третьим рождениям. 

Это дает основания говорить, что изменение показателей рождаемости в 2007 г. было результатом целенаправленной поддержки, прежде всего, вторых и третьих рождений, т. е. результатом начала реализации новых мер демографической политики.

Справедливости ради, необходимо отметить, что в последние годы в России уже наблюдалось более существенное повышение показателей рождаемости по вторым рождениям по сравнению с первенцами. Это имело место в 2001, 2002 и 2003 гг.

Показатели рождаемости по очередности рождения за 1999—2004 гг. рассчитывались ранее по несколько другой группе регионов (по сравнению с приведенными выше данными за 2005—2007 гг.), по которым за каждый из годов, входящих в этот период, имелись сведения о распределении родившихся по очередности рождения. Таких регионов было 36. [6]

Таблица 5 Суммарные коэффициенты рождаемости по очередности рождения
в России в 1999—2004 гг. (по 36 регионам).

Годы  Все рождения Первые Вторые Третьи Четвертые Пятые и последующие
1999 1,179 0,689 0,352 0,091 0,028 0,019
2000 1,214 0,719 0,360 0,092 0,025 0,018
2001 1,243 0,723 0,378 0,095 0,028 0,019
2002 1,309 0,749 0,405 0,105 0,030 0,020
2003 1,334 0,758 0,418 0,108 0,030 0,020
2004 1,332 0,759 0,417 0,107 0,030 0,019

Здесь отличия от официального суммарного коэффициента рождаемости для России в целом было несколько большим, чем за 2005—2007 гг.

Причем, в отличие от расчета за 2005—2007 гг., в данном случае по 36 регионам суммарный коэффициент рождаемости в 1999—2003 гг. был несколько (как и в 2005—2007 гг., примерно на 0,02) выше официального общероссийского:

  • 1999 — на 0,022;
  • 2000 — на 0,019;
  • 2001 — на 0,020;
  • 2002 — на 0,023;
  • 2003 — на 0,015.

А в 2004 г. — ниже (на 0,008).

Однако (что применительно ик приведенным ранее данным за 2005—2007 гг.) важно, что ежегодное изменение расчетного суммарного коэффициента рождаемости по 36 регионам и официального по России в целом в 2000—2003 гг. было почти одинаковым:

  • 2000 — соответственно, +0,035 и +0,038;
  • 2001 — +0,029 и +0,028;
  • 2002 — +0,066 и +0,063;
  • 2003 — +0,025 и +0,033.

Только в 2004 г. имело место существенное расхождение.

Если официальный общероссийский суммарный коэффициент рождаемости по сравнению с 2003 г. увеличился на 0,021, то рассчитанный для 36 регионов чуть-чуть снизился на 0,002.

В 2001 г. по сравнению 2000 г. суммарный коэффициент рождаемости по вторым рождениям, рассчитанный для 36 регионов России, по которым имелась необходимая информация, увеличился на 0,018, а по первым рождениям — только на 0,004 (почти таким же был прирост показателя по третьим и четвертым рождениям).

В 2002 г., по сравнению с 2001 г., суммарные коэффициенты рождаемости по первым и вторым рождениям увеличились почти в равной степени: соответственно, на 0,026 и на 0,027. При этом относительный прирост показателя по вторым рождениям был большим, чем по первым.

В 2003 г. по сравнению с 2002 г. прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям (0,013) был несколько большим, чем по первым (0,009).

В 2007 г. ситуация была совершенно иной:

  • во-первых, прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям был несравненно большим (на 0,069), чем в предыдущие годы. Последний раз такой показатель рождаемости по вторым и третьим рождениям, какой имел место в 2007 г., достигался в Российской Федерации в 1992 г., т. е. 15 лет назад;
  • во-вторых, увеличение суммарного коэффициента рождаемости по третьим и последующим рождениям (на 0,035) было намного значительнее, чем по первым, по которым суммарный коэффициент практически не изменился.

Таким образом, можно сказать, что повышение рождаемости в 2007 г. оказалось весьма существенным, затронуло только вторые и последующие рождения и, стало быть, оказалось результатом начала реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми.

Рисунок 1 — Динамика суммарного коэффициента рождаемости
по очередности рождения в России в 1999—2007 гг. [7]

Возможно, повышение рождаемости стало результатом, так называемых, «тайминговых» сдвигов, т. е. изменений в календаре рождений: — некоторые вторые и третьи дети могли родиться раньше, чем это произошло бы при отсутствии новых мер помощи семьям.

Косвенно о том, так ли это, можно судить по результатам анализа изменений возрастных коэффициентов рождаемости по очередности рождения.

Таблица 6 — Возрастные коэффициенты рождаемости по очередности рождения
в России в 2005—2007 гг. (по 39 регионам).

Годы  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
Первые рождения
2005 24,2 68,6 39,6 11,4 2,8 0,4
2006 25,1 67,9 40,7 12,0 3,0 0,4
2007 25,3 66,3 41,6 12,7 3,2 0,5
Вторые рождения
2005 1,5 15,1 30,3 23,6 7,6 0,8
2006 1,6 14,9 30,0 24,1 8,0 0,8
2007 1,8 17,1 34,8 28,5 10,0 1,1
Третьи рождения
2005 0,1 1,8 5,5 6,8 4,2 0,8
2006 0,1 1,8 5,4 6,8 4,3 0,8
2007 0,1 2,1 6,7 8,7 5,7 1,1
Четвертые рождения
2005 0,0 0,2 1,2 1,9 1,4 0,4
2006 0,0 0,2 1,2 1,8 1,4 0,4
2007 0,0 0,3 1,4 2,2 1,8 0,5
Пятые и последующие рождения
2005 0,0 0,0 0,4 1,0 1,0 0,4
2006 0,0 0,0 0,4 0,9 1,0 0,4
2007 0,0 0,0 0,5 1,1 1,3 0,5

По первым рождениям в 2007 г. продолжился сдвиг возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам женщин.

Об этом можно судить по изменениям как соотношения коэффициентов рождаемости в разных возрастных группах, так и среднего возраста матерей при рождении первенцев.

Если в 1999 г. коэффициент рождаемости первенцев в возрастной группе 25–29 лет составлял 38,4% от его уровня в возрасте 20–24 года, то к 2007 г. этот показатель возрос до 62,7%.

Показатель соотношения коэффициентов рождаемости по первым рождениям в возрастных группах 30–34 и 20–24 года увеличился за этот период почти вдвое: с 10,0% до 19,2%.

Почти на год вырос и средний возраст матерей при рождении первых детей: с 23,4 года в 1999 г. до 24,3 года в 2007 г.

Таблица 7 — Соотношение коэффициентов рождаемости по первым рождениям
в возрастных группах 20–24 года, 25–29 лет и 30–34 года
и средний возраст матери при рождении первого ребенка
в России в 1999—2007 гг. [8]


Годы
Коэффициенты рождаемости по первым рождениям
в возрастных группах
25–29 лет и 30–34 года

в % к коэффициенту рождаемости по первым рождениям в возрастной группе 20–24 года
Средний возраст матери при рождении первого ребенка 
25–29 30–34
1999 38,4 10,0 23,4
2000 40,8 11,5 23,6
2001 42,8 12,0 23,7
2002 44,7 12,1 23,7
2003 47,8 12,8 23,8
2004 51,5 13,8 23,9
2005 57,7 16,6 24,1
2006 59,9 17,7 24,2
2007 62,7 19,2 24,3

Анализ изменений в возрастной модели рождаемости по вторым рождениям представляет особый интерес с точки зрения оценки результативности мер демографической политики (реализация которых началась в 2007 г.) в связи с тем, что, как отмечалось выше, абсолютный прирост суммарного коэффициента рождаемости был наибольшим именно по вторым рождениям.

Как и по рождениям первенцев, по вторым рождениям идет постоянный сдвиг возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам.

Если в 1999 г. коэффициент рождаемости по вторым рождениям в возрастной группе 30–34 года составлял 54,1% от его уровня у 25-29-летних женщин, то к 2007 г. этот показатель возрос до 81,9%.

Средний возраст матерей при рождении вторых детей за этот период вырос с 27,7 года до 29,2 года.

Если бы, в соответствии с высказанной выше гипотезой, прирост показателей рождаемости в 2007 г. был вызван «тайминговыми» сдвигами в календаре вторых рождений, т. е. более ранним рождением вторых детей в качестве отклика на начало реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми, то сдвиг возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам в 2007 г. затормозился бы.

О том, сколь заметным могло бы быть это торможение, можно косвенно судить по относительной величине изменения суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям в 2007 г. по сравнению с 2006 г.

Как отмечалось выше, этот показатель вырос на 17,3%. Следовательно, примерно такая доля родивших второго ребенка в 2007 г. могла сделать это под влиянием реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми. Именно у них, прежде всего, можно предполагать «тайминговый» сдвиг в календаре вторых рождений, тогда как остальные женщины, родившие второго ребенка в 2007 г., сделали бы это, вероятно, и при отсутствии этих новых мер, т. е. они на их поведение, скорее всего, практически не повлияли.

Понятно, что все эти оценки очень приблизительны. Более точную оценку можно было бы дать с помощью репрезентативного социолого-демографического исследования.

Таблица 8 — Возрастные коэффициенты рождаемости по вторым рождениям
в России в 1999—2007 гг.

Годы  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
1999 1,7 19,3 29,2 15,8 3,8 0,5
2000 1,5 18,5 29,9 17,4 4,2 0,5
2001 1,5 18,1 31,1 19,5 4,7 0,6
2002 1,5 18,6 33,1 21,7 5,5 0,6
2003 1,6 18,1 33,6 23,4 6,2 0,6
2004 1,6 17,3 33,0 23,8 7,0 0,7
2005 1,5 15,1 30,3 23,6 7,6 0,8
2006 1,6 14,9 30,0 24,1 8,0 0,8
2007 1,8 17,1 34,8 28,5 10,0 1,1

В возрастной группе 20–24 года последние годы, вплоть до 2006, шло почти неуклонное снижение коэффициента рождаемости по вторым рождениям. [9]

Единственным нарушением этой тенденции было некоторое повышение этого показателя в 2002 г.

В возрасте 25–29 лет динамика коэффициента рождаемости по вторым рождениям была не столь однозначной. Рост его в период до 2003 г. сменился последующим снижением. У женщин в возрастных группах 30–34 года и 35–39 лет имел место постоянный рост этого показателя. [10]

Таким образом, вплоть до 2006 г. имел место весьма явно выраженный сдвиг вторых рождений к более старшим возрастам. Об этом свидетельствует и постоянное повышение величины показателя отношения коэффициента рождаемости по вторым рождениям в возрасте 30–34 года к этому коэффициенту в возрастной группе 25–29 лет (с 54,1% в 1999 г. до 81,9% в 2006 г.), а также увеличение среднего возраста матери при рождении второго ребенка (с 27,7 года в 1999 г. до 29,0 лет в 2006 г.).

В 2007 г. впервые в последние годы заметно увеличился коэффициент рождаемости по вторым рождениям у 20-24-летних женщин. Его величина выросла по сравнению с 2006 г. на 14,8% (отмеченный выше прирост этого показателя в 2002 г. составил всего 2,8%).

Практически таким же был прирост этого коэффициента и в возрастной группе 25–29 лет — на 16,0% (до этого максимальный прирост коэффициента был в 2002 г., когда он составил 6,4%).

Казалось бы, можно говорить о некотором возврате к более раннему рождению второго ребенка и, следовательно, о произошедшем в 2007 г. «тайминговом» сдвиге. Однако и в более старших возрастах в 2007 г. имел место больший, чем в предыдущие годы и несколько больший, чем в возрастных группах 20–24 года и 25–29 лет прирост коэффициента рождаемости по вторым рождениям: 30–34 года — на 18,3% (до этого в 2001 г. прирост составил 12,1%), 35–39 лет — на 25,0% (до этого в 2002 г. прирост составил 17,0%).

Таблица 9 — Соотношение коэффициентов рождаемости по вторым рождениям
в возрастных группах 30–34 года и 25–29 лет
и средний возраст матери при рождении второго ребенка
в России 1999—2007 гг.


Годы 
Коэффициент рождаемости по вторым рождениям
в возрастной группе 30–34 года
в % к коэффициенту рождаемости по вторым рождениям в возрастной группе 25–29 лет
Средний возраст матери при рождении второго ребенка 
1999 54,1 27,7
2000 58,2 27,9
2001 62,7 28,1
2002 65,6 28,3
2003 69,6 28,5
2004 72,1 28,7
2005 77,9 29,0
2006 80,3 29,0
2007 81,9 29,2

Таким образом, некоторый сдвиг вторых рождений к более старшим возрастам продолжился и в 2007 г.

Однако он несколько затормозился по сравнению с предыдущими годами. Об этом свидетельствует и то, что величина показателя отношения коэффициента рождаемости по вторым рождениям в возрасте 30–34 года к этому коэффициенту в возрастной группе 25–29 лет в 2007 г. увеличилась по сравнению с предыдущим годом в существенно меньшей степени (на 1,6%-ных пункта: с 80,3% до 81,9%), чем в предыдущие годы:

  • 2006 г. — 2,4%-х пункта,
  • 2004 г. — 2,5%-х пункта,
  • 2003 г. — 4,0%-х пункта,
  • 2002 г. — 2,9%-х пункта,
  • 2001 г. — 4,5%-ых пункта,
  • 2000 г. — 4,1%-х пункта [11].

 

Оценить возрастную дифференциацию прироста показателей рождаемости по вторым рождениям в 2007 г. можно также сопоставив фактические величины коэффициентов в 2007 г. с теми, которые имели бы место, если бы относительные параметры их изменения остались такими же, какими были в 2006 г.

Таблица 10 — Возрастные коэффициенты рождаемости по вторым рождениям в России в 2007 г.

  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
Фактические  1,8 17,1 34,8 28,5 10,0 1,1
Рассчитанные при условии сохранения параметров изменения 2006 г.  1,7 14,7 29,7 24,6 8,4 0,8
Разность (по абсолютной величине) 0,1 2,4 5,1 3,9 1,6 0,3
Разность (в процентах) 5,5 16,3 17,2 15,8 18,8 37,5

Если судить по абсолютной величине, то наибольший прирост показателей рождаемости по вторым рождениям в результате реализации новых мер помощи семьям с детьми в 2007 г. произошел в возрастных группах 25–29 лет и 30–34 года.

На долю двух этих возрастных групп пришлось свыше 2/3 общего прироста вторых рождений. Однако это обусловлено тем, что в этих возрастах вообще имеет место наибольший уровень рождаемости по вторым рождениям.

Поэтому лучше использовать относительные показатели разности между фактическими возрастными коэффициентами рождаемости и теми, которые могли бы быть при отсутствии новых мер демографической политики. Судя по ним, можно говорить о примерно равном приросте показателей по четырем возрастным группам: 20–24 года, 25–29 лет, 30–34 года и 35–39 лет.

В целом можно сказать, что «тайминговый» сдвиг в календаре вторых рождений в 2007 г. был, о чем свидетельствует, прежде всего, повышение возрастных коэффициентов рождаемости в возрастах до 30 лет, которого не было в последние годы, т. е. без реализации дополнительных мер демографической политики в отношении рождаемости.

В то же время прирост показателей рождаемости по вторым рождениям не может быть объяснен только этим, так как он произошел и у более старших женщин — в большей мере, чем, например, в 2006 г. по сравнению с 2005 г.

Ещё одним способом косвенной оценки наличия «тайминговых» сдвигов в календаре вторых рождений в 2007 г. является метод исторических аналогий.

Последний перед 2007 г. существенный «всплеск» показателей рождаемости в России имел место в 1980-е гг. Тогда, как и сейчас, повышение показателей рождаемости не затронуло первые рождения. Как отмечалось выше, это было связано не с дифференциацией мер государственной помощи семьям в зависимости от очередности рождения, а с тем, что суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям достигал (в отличие от нынешней ситуации) практически предельной величины.

Таблица 11 — Суммарные коэффициенты рождаемости по очередности рождения
в России в 1980/81–1983/84 гг.

Годы  Первые Вторые Третьи Четвертые Пятые и последующие
1980 / 81 0,97 0,66 0,15 0,05 0,06
1981 / 82 0,96 0,71 0,17 0,05 0,06
1982 / 83 0,96 0,78 0,19 0,06 0,06
1983 / 84 0,96 0,80 0,21 0,06 0,06

Основное повышение показателей рождаемости произошло по вторым и третьим рождениям. Относительный прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям в 1983/84 гг. по сравнению с 1980/81 гг. составил 21,2%, а по третьим — 40,0%, т. е. был большим, чем в 2007 г.

Сравнение данных переписей 1989 и 2002 гг. о числе рожденных детей в реальных поколениях женщин с текущими показателями рождаемости позволило установить, что это повышение рождаемости, в значительной степени, было обусловлено «тайминговыми» сдвигами (увеличение суммарного коэффициента рождаемости в реальных поколениях было значительно меньшим, чем в условных).

Оценить эти «тайминговые» сдвиги можно по возрастным коэффициентам рождаемости для вторых рождений.

Таблица 12 — Возрастные коэффициенты рождаемости по вторым рождениям
в России в 1980/81–1983/84 гг.

Годы  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
1980 / 81 2,6 41,3 55,1 26,5 6,0 0,8
1981 / 82 2,9 44,6 58,1 27,9 7,7 0,8
1982 / 83 3,1 49,3 63,7 30,3 8,9 0,7
1983 / 84 3,4 51,5 64,6 30,5 8,9 0,7

В 1980-е гг., в отличие от ситуации последних 10–12 лет, не происходило изменений возрастной модели рождаемости (в этой связи интересно обратить внимание на то, что если в возрастах до 30 лет коэффициенты рождаемости по вторым рождениям в 2007 г. были существенно ниже, чем в первой половине 1980-х гг., то в возрастной группе 30–34 года они очень близки по величине, а у женщин старше 35 лет показатели рождаемости по вторым рождениям в 2007 г. были даже выше) и поэтому речь могла идти не о торможении смещения вторых рождений к более старшим возрастам, а об их временном омоложении в связи с «тайминговыми» сдвигами.

Поэтому прямое сопоставление динамик возрастных коэффициентов рождаемости по вторым рождениям в первой половине 1980-х гг. и в настоящее время для оценки степени идентичности ситуаций невозможно.

В период 1980/81–1983/84 гг. показатель рождаемости по вторым рождениям в возрастной группе 20–24 года вырос на 24,7%, в возрасте 25–29 лет — на 17,2%, в возрасте 30–34 года — на 15,1%, в возрасте 35–39 лет — на 48,3%. Сравнивать эти приросты с нынешними нет смысла, прежде всего, потому что в обоих случаях речь идет не о полном периоде, в течение которого повышалась рождаемость. [12]

Речь может идти только о сравнении соотношения этих приростов по разным возрастным группам.

В первой половине 1980-х гг. некоторое смещение вторых рождений к более молодым возрастам проявилось в большей степени, чем в 2007 г.: тогда в более молодых возрастах повышение коэффициента рождаемости было относительно большим, чем у более старших женщин (кроме возрастной группы 35–39 лет).

В 2007 г., наоборот, в более старших возрастах относительный прирост показателя рождаемости (по сравнению с 2006 г.) был выше.

Вероятнее всего, «тайминговые» сдвиги в календаре вторых рождений в 2007 г. вносили меньший вклад в увеличение показателей рождаемости по вторым рождениям, чем это было в первой половине 1980-х гг.

Однако, с уверенностью пока нельзя однозначно сделать такого вывода, ибо влияние сдвигов в возрастной модели рождаемости, которые имеют место сейчас и которых не было в 1980-е гг., не может быть оценено прямо (возможны только косвенные подходы к такой оценке, которые были рассмотрены) и, следовательно, учтено в точном виде.

Теперь обратимся к показателям рождаемости по третьим рождениям, которые, как было показано выше, тоже заметно возросли в 2007 г.

Таблица 13 — Возрастные коэффициенты рождаемости по третьим рождениям
в России в 1999—2007 гг.

Годы  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
1999 0,1 2,3 6,0 6,3 2,9 0,6
2000 0,1 2,2 5,8 6,5 3,1 0,6
2001 0,1 2,1 5,9 6,7 3,4 0,7
2002 0,1 2,3 6,3 7,6 4,0 0,7
2003 0,1 2,2 6,4 7,7 4,3 0,8
2004 0,1 2,2 6,4 7,5 4,4 0,8
2005 0,1 1,8 5,5 6,8 4,2 0,8
2006 0,1 1,8 5,4 6,8 4,3 0,8
2007 0,1 2,1 6,7 8,7 5,7 1,1

В возрастной группе 20–24 года коэффициент рождаемости по третьим рождениям, естественно, невелик. Уменьшение его в 2005 г., скорее всего, связано с тем, что расчет до 2004 г. и начиная с 2005 г. велся по несколько различающимся совокупностям регионов.

В возрасте 25–29 лет имело место некоторое увеличение коэффициента рождаемости по третьим рождениям в 2002 г., а снижение показателя в 2005 г., как и в более младшей возрастной группе, видимо, во многом, связано с изменением состава регионов, по совокупности которых рассчитывался показатель.

У 30-34-летних женщин коэффициент рождаемости по третьим рождениям повышался до 2003 г., затем несколько снизился в 2004 г. Снижение его в 2005 г. опять же вероятно объясняется, прежде всего, изменением состава регионов, по которым рассчитывался показатель.

В возрастной группе 35–39 лет, скорее всего, можно говорить о постоянном, хотя и затормозившимся, начиная с 2004 г., повышении показателя рождаемости по третьим рождениям.

Происходило некоторое смещением к старшим возрастам возрастной модели рождаемости по третьим рождениям, о чем свидетельствует, прежде всего, повышение среднего возраста матерей при рождении третьих детей:

  • 1999 — 30,6 года;
  • 2001 — 31,0 год;
  • 2003 — 31,3 года;
  • 2005 и 2006 гг. — 31,6 года.

В 2007 г. наиболее существенное повышение коэффициента рождаемости по третьим рождениям было в возрастной группе 30–34 года (на 1,9‰-ных пункта или на 27,9%). Несколько меньшим по абсолютной величине, но схожим по относительной, оно было в возрастах 25–29 (на 1,3‰-ных пункта или на 24,1%) и 35–39 (на 1,4‰-ных пункта или на 32,6%) лет.

Как и в отношении вторых рождений, оценить возрастную дифференциацию прироста показателей рождаемости по третьим рождениям в 2007 г. можно сопоставив фактические величины коэффициентов в 2007 г. с теми, которые имели бы место, если бы относительные параметры их изменения остались такими же, какими были в 2006 г., т. е. если не были бы введены новые меры демографической политики.

Таблица 14 — Возрастные коэффициенты рождаемости по третьим рождениям в России в 2007 г.

  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
Фактические 0,1 2,1 6,7 8,7 5,7 1,1
Рассчитанные при условии сохранения параметров изменения 2006 г. 0,1 1,8 5,3 6,8 4,4 0,8
Разность (по абсолютной величине) 0,0 0,3 1,4 1,9 1,3 0,3
Разность (в процентах) 0,0 16,7 26,4 27,9 29,5 37,5

Примерно равное повышение показателей рождаемости по третьим рождениям в 2007 г., обусловленное реализацией новых мер помощи семьям с детьми, имело место в возрастных группах 25–29 лет, 30–34 года и 35–39 лет.

Это дает основание предполагать, что повышение показателей рождаемости по третьим рождениям было связано как с «тайминговыми» сдвигами (об этом свидетельствует, прежде всего, заметное повышение коэффициента рождаемости у 25-29-летних женщин), так и с реальным увеличением рождаемости (в противном случае прирост коэффициента рождаемости в возрасте 35–39 лет не был бы столь заметным).

Таблица 15 — Возрастные коэффициенты рождаемости по третьим рождениям
в России в 1980/81–1983/84 гг.

Годы  Родившиеся живыми на 1000 женщин в указанных возрастных интервалах 
15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44
1980 / 81 0,1 4,6 11,3 9,4 3,9 0,8
1981 / 82 0,1 5,0 12,3 10,6 4,9 0,8
1982 / 83 0,1 5,6 13,9 12,5 5,7 0,8
1983 / 84 0,1 6,1 14,9 13,6 6,1 0,7

В период 1980/81–1983/84 гг. показатель рождаемости по вторым рождениям:

  • в возрастной группе 20–24 года вырос на 32,6%;
  • 25–29 лет — на 31,9%;
  • 30–34 года — на 44,7%;
  • 35–39 лет — на 56,4%.

Если по вторым рождениям в первой половине 1980-х гг., как отмечалось выше, в более молодых возрастах прирост коэффициентов был большим и это свидетельствовало о «тайминговом» сдвиге в календаре вторых рождений, то в отношении третьих рождений такой вывод менее очевиден, ибо у более старших женщин повышение показателей рождаемости по третьим рождениям было несколько более заметным, чем в относительно более молодых возрастах.

Сопоставление приростов возрастных коэффициентов рождаемости по третьим рождениям в первой половине 1980-х гг. и в 2007 г. позволяет предполагать, что сейчас «тайминговые» сдвиги в календаре третьих рождений проявились в несколько большей степени, чем в 1980-е гг.

Наличие или отсутствие «тайминговых» сдвигов в большей степени, чем в распределении рождений по возрасту матери может проявиться в их распределении по продолжительности брака.

Сдвиги в возрастной модели рождаемости, явно проявляющиеся в России с середины 1990-х гг., во многом связаны с более поздним вступлением в брак.

Если по данным переписи населения 1989 г. среди 25-29-летних женщин ещё не вступавшие в брак составляли 12,1%, то по переписи населения 2002 г. их доля была на 10%-ных пунктов выше (22,1%).

Среди мужчин этого возраста никогда ранее не состоявших в браке в 1989 г. было чуть более 1/5 (20,9%), а в 2002 г. — свыше 1/3 (35,3%).

17,0% мужчин и 11,0% женщин в возрасте 30–34 года в 2002 г. не имели опыта брачной жизни. В 1989 г. эти показатели были в 1,5 с лишним раза ниже (соответственно, 10,5% и 7,0%).

Так как фактор повышения возраста вступления в брак в значительной мере объясняет смещение рождений к более старшим возрастам, смещение рождений к более поздним годам бракам, вероятно, проявляется в существенно меньшей степени, чем к более старшим возрастам.

Данные текущей статистики не позволяют сказать это с достоверной точностью, так как до 2006 г. не разрабатывались данные о распределении родившихся по продолжительности брака. С 2006 г. появилась новая статистическая форма Р246 «Число брачных рождений по длительности брака». Содержащиеся в ней сведения дают информацию о распределении родившихся по продолжительности брака. Естественно, это относится только к родившимся в зарегистрированном браке.

Таблица 16 — Распределение родившихся в браке по продолжительности брака
в России в 2006—2007 гг. (в %).

Продолжительность брака (лет)  2006 2007 Изменение в %-ных пунктах
до 1 43,0 40,7 -2,3
1–2 21,0 20,7 -0,3
3–4 11,1 11,6 +0,5
5–9 14,9 16,5 +1,6
10–14 7,3 7,6 +0,3
15 и более 2,6 2,9 +0,3

Судя по этим данным, можно сказать, что в 2007 г. не только не произошло «тайминговых» сдвигов, проявившихся в более раннем рождении детей, но, наоборот, они чаще стали откладываться. Однако такой вывод не вполне правомерен.

Дело в том, что представленные данные касаются всех рождений, не учитывая их очередности. Наличие же или отсутствие «тайминговых» сдвигов в календаре рождений в результате начала реализации в 2007 г. новых мер государственной помощи семьям с детьми, как было показано выше, могло проявиться только в отношении вторых и последующих рождений.

Средняя продолжительность брака при рождении детей выросла с 2,97 года в 2006 г. до 3,17 года в 2007 г. Такие изменения в распределении рождений по продолжительности брака и средних показателях связаны, прежде всего, с увеличением в 2007 г. доли вторых и последующих рождений.

«Очистить» представленные данные от первых рождений невозможно, но есть основания предполагать, что доля вторых и последующих рождений в первые два года брака невелика. Поэтому для выяснения наличия или отсутствия «тайминговых» сдвигов в календаре вторых и последующих рождений целесообразно рассматривать только рождения, произошедшие при продолжительности брака 2 года и более.

Конечно, следует иметь в виду, что и среди них определенную долю составляют первые рождения. Но здесь интересно отметить, что доля родившихся, через 2 и более года после заключения брака, в 2007 г. составила 46,6% от всех рождений в зарегистрированном браке, а доля вторых и последующих рождений среди всех рождений — 44,5% (в 2006 г. эти показатели составляли, соответственно, 44,5% и 40,0%), т. е. эти величины близки (если принимать в расчет только рождения через 3 года и более после заключения брака, то их доля (2007 г. — 38,6%, 2006 г. — 36,0%) будет меньше, чем вторых и последующих рождений).

Таблица 17 — Распределение родившихся через 2 и более года после заключения брака
по его продолжительности в России в 2006—2007 гг. (в %)

Продолжительность брака (лет)  2006 2007 Изменение в %-ных пунктах
2 19,2 17,1 -2,1
3 14,1 13,7 -0,4
4 10,9 11,2 +0,3
5 8,9 9,5 +0,6
6 7,6 8,1 +0,5
7 6,5 6,9 +0,4
8 5,7 5,8 +0,1
9 4,8 5,0 +0,2
10–14 16,4 16,3 -0,1
15 и более 5,9 6,3 +0,4

Судя по этим данным, значительных «тайминговых» сдвигов в рождаемости в 2007 г. не произошло.

Доля рождений с продолжительностью брака 2–3 года даже несколько сократилась. Доля рождений с продолжительностью брака 4–7 лет возросла в несколько большей степени, чем с продолжительностью брака.

Здесь, видимо, проявились «тайминговые» сдвиги в календаре вторых и третьих рождений, но различия в динамике доли рождений по продолжительности брака сравнительно невелики.

Таблица 18 — Распределение родившихся через 4 и более года после заключения брака
по его продолжительности в России в 2006—2007 гг. (в %).

Продолжительность брака (лет)  2006 2007 Изменение в %-ных пунктах
4 16,4 16,2 -0,2
5 13,4 13,8 +0,4
6 11,4 11,7 +0,3
7 9,7 10,0 +0,3
8 8,6 8,4 -0,2
9 7,1 7,2 +0,1
10–14 24,6 23,6 -1,0
15 и более 8,8 9,1 +0,3

Если принимать во внимание только рождения, произошедшие через 4 года и более после заключения брака (доля первых рождений среди них, вероятно, совсем мала), то можно все же предположить некоторые «тайминговые» сдвиги (увеличилась доля рождений при продолжительности брака 5–7 лет и сократилась при продолжительности брака 10–14 лет).

Таким образом, следует отметить, что в 2007 г. в России имело место самое значительное, после 1980-х гг. повышение рождаемости.

При этом речь идет именно об увеличении собственно уровня рождаемости, а не просто её общего коэффициента, что могло бы быть объяснено благоприятными сдвигами в половозрастном составе населения.

Они имели место, но существенным был прирост суммарного коэффициента рождаемости, т. е. показателя, не зависящего от особенностей половозрастного состава населения.

Есть все основания полагать, что этот прирост, по крайней мере, в той его части, которая превосходила прирост уровня рождаемости в 2006 г., был связан с началом реализации в 2007 г. новых мер государственной помощи семьям с детьми (предоставление при рождении второго и последующих детей (но только один раз) сертификата на право пользования материнским (семейным) капиталом, увеличение размеров оплаты отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и др.).

Во-первых, сложно, чем-то объяснить столь существенно больший прирост показателей рождаемости в 2007 г., чем это имело место в 2006 г.

Во-вторых, и это главное, анализ коэффициентов рождаемости по очередности рождения (их нет на федеральном уровне, но соответствующую информацию продолжают собирать и обрабатывать в целом ряде субъектов Российской Федерации, сопоставимые за 2005—2007 гг. данные были проанализированы нами суммарно по 39 регионам) показал, что увеличения суммарного коэффициента рождаемости первенцев не было совсем (прирост на 0,001 считать увеличением можно только чисто формально).

В наибольшей степени вырос этот показатель по вторым (по абсолютной величине) и третьим (по относительному приросту) рождениям. При этом предоставление сертификата на право пользования материнским (семейным) капиталом — мера, которая наиболее широко обсуждалась и в связи могла оказать наибольшее влияние на сознание людей, на принятие ими тех или иных репродуктивных решений — не распространяется на первенцев и имеет место только при рождении второго и последующих детей. Именно по ним и выросли показатели рождаемости.

Результаты анализа динамики возрастных коэффициентов рождаемости по очередности рождения и распределения брачных рождений по продолжительности брака показали, что в 2007 г., вероятно, произошли некоторые изменения в календаре рождений, так называемые, «тайминговые» сдвиги, т. е. часть вторых и последующих детей, благодаря новым мерам помощи семьям, родились несколько раньше, чем это было бы при отсутствии этих мер.

Представляется не совсем правомерным зачастую встречающееся несколько пренебрежительное отношение к «тайминговым» сдвигам, как результату демографической политики. Казалось бы, действительно, на итоговую рождаемость в реальных поколениях они не влияют. Однако откладывание рождения детей порой приводит к невозможности (из-за ухудшения репродуктивного здоровья) или нежеланию (укрепляется привычка жить без этого не рожденного ребенка) иметь их в будущем. Поэтому создание семьям условий, позволяющих не откладывать рождение ребенка, тоже вносит определенный позитивный вклад в повышение итогового числа рожденных детей в реальных поколениях.

В то же время, видимо, имело и реальное повышение показателей рождаемости, связанное с восприятием семьями изменения в лучшую сторону условий реализации имеющейся потребности в детях, которое найдет свое отражение и в итоговых показателях рождаемости в реальных поколениях.

На основе результатов проведенного анализа можно предположить, что «тайминговый» сдвиг в календаре вторых рождений в 2007 г. имел место в относительно меньшей степени, чем это было в первой половине 1980-х гг.

В то же время следует иметь в виду, что все эти оценки носят пока косвенный, приближенный характер.

Для более точной оценки результативности новых мер демографической политики в отношении рождаемости необходимо:

  • во-первых, дождаться и проанализировать окончательные и полные итоги 2008 г.;
  • во-вторых, проводить репрезентативные социологические исследования, позволяющие оценить сдвиги в репродуктивном поведении у рожавших детей (прежде всего, вторых и последующих) в 2007 г. и позднее;
  • в-третьих, предусмотреть в программе переписи населения 2010 г. возможность наряду с числом рожденных детей в реальных поколениях выявить и проанализировать прото- и интергенетические интервалы у рожавших детей в 2007 г. и позднее в сравнении с теми, у кого дети появились в предшествующие годы.

 


 

[1] Рассчитано по: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/sng_asfr.php?reg=10

[2] В число этих 39 регионов входят: республики Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Калмыкия, Карелия, Коми, Марий-Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртская, Хакасия и Чувашская, Красноярский край, Амурская, Архангельская, Белгородская, Волгоградская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Кемеровская, Кировская, Костромская, Ленинградская, Московская, Мурманская, Новгородская, Новосибирская, Омская, Орловская, Пензенская, Псковская, Самарская, Томская, Тульская, Челябинская и Ярославская области, Санкт-Петербург.

Ещё по некоторым регионам также есть сведения о распределении родившихся по очередности рождения, но большая доля не указавших очередности рождения не позволяет использовать эту информацию.

[3] Такое различие может быть связано и с тем, что официально суммарный коэффициент рождаемости рассчитывается по однолетним возрастным коэффициентам рождаемости, а в данном случае для выделенной группы регионов он рассчитывался по пятилетним возрастным коэффициентам рождаемости.

[4] Архангельский В. Н. Факторы рождаемости. М., 2006, с.23.

[5] Там же, с.30.

[6] По сравнению с субъектами Российской Федерации, по которым делались расчеты за 2005—2007 гг., в число этих регионов дополнительно входили республики Алтай и Ингушетия, Ставропольский край, Астраханская, Брянская, Иркутская, Саратовская и Ульяновская области, но при этом отсутствовали республики Бурятия, Коми, Мордовия, Удмуртская и Чувашская, Амурская, Воронежская, Ленинградская, Псковская и Ярославская области, Санкт-Петербург.

Ещё по 6 субъектам были данные не за каждый год периода 1999—2004 гг. и, для обеспечения динамической сопоставимости показателей, данные по ним не были включены в расчет. По некоторым регионам также были сведения о распределении родившихся по очередности рождения, но большая доля не указавших очередности рождения не позволяла использовать эту информацию.

[7] В данном случае в один динамический ряд объединены суммарные коэффициенты рождаемости по очередности рождения за 1999–2004 и 2005—2007 гг., несмотря на то, что они рассчитаны для двух несколько различающихся групп регионов России.

[8] В этой и в последующих таблицах объединены в один динамический ряд возрастные коэффициенты рождаемости по очередности рождения за 1999–2004 и 2005—2007 гг., несмотря на то, что они рассчитаны для двух несколько различающихся групп регионов России.

[9] На относительно резкое снижение этого показателя в 2005 г. не следует обращать особого внимания, так как на это могло повлиять то, что до 2004 г. коэффициент рассчитан для одной совокупности регионов, а начиная с 2005 г. для несколько иной.

[10] Некоторое уменьшение его величины в 2005 г., весьма вероятно, связано с тем, что до 2004 г. коэффициент рассчитан для одной совокупности регионов, а начиная с 2005 г. для несколько иной.

[11] Прирост этого показателя в 2005 г. по сравнению с 2004 г. не учитывается потому, что при этом сравниваются коэффициенты по несколько различающимся совокупностям регионов.

[12] С одной стороны, мы не располагаем необходимыми данными о рождаемости по возрасту матери и очередности рождения за период после 1984 г., а, с другой стороны, повышение показателей рождаемости в современной России не закончилось 2007 г.


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03