Архив

Социальные факторы межличностного благополучия в семье
Носкова Антонина Вячеславовна — доктор социологических наук, профессор кафедры социологии МГИМО, начальник отдела мониторинга социальной сферы и изучения социальных проблем Академического института социальных исследований РГСУ

Содержание


Актуальность проблемы семейного благополучия

В наше время, когда ослабевают экономические связи между членами семьи, а развод становится широко распространенным явлением, все большее значение для стабильности семейного союза имеют «чистые отношения» (термин Э. Гидденса) — межличностные отношения, основанные исключительно на взаимной эмпатии и чувстве удовлетворенности супружеством. Поэтому сегодня «взгляд большинства исследователей сосредоточен на утверждении брачной удовлетворенности как важнейшей движущей силы современных брачно-семейных отношений…» [1].

В то же время следует отметить, что проблема семейного благополучия как производная от межличностных взаимоотношений в семье — далеко не нова. Достаточно вспомнить гениальный роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина». Осмысливая, от каких обстоятельств зависят супружеские отношения и как они влияют на жизнь и судьбу человека, классик отечественной литературы разделил все семьи на два типа — счастливые и несчастные — и выявил определенную формулу счастливой семьи.

Однако в последние годы проблема межличностного благополучия в российской семье приобрела особую остроту и значимость. На наш взгляд, это связано, по крайней мере, с двумя важными обстоятельствами.

Во-первых, вопрос о характере межличностных отношений в семье, который раньше относился к приватной сфере, в наше время обрел социальное звучание.

Приведем некоторые факты. Статистика подростковых самоубийств свидетельствует, что 62% всех суицидальных действий подростками вызываются семейным неблагополучием [2].

Качество семейных отношений непосредственно влияет и на здоровье детей. По данным социологических исследований, в семьях, где родители оценивают взаимоотношения как хорошие, 74% детей имеют «хорошее» здоровье, а в семье с конфликтными отношениями супругов — 53%. «Плохое» здоровье у детей отмечено в семьях с напряженными, неровными отношениями (64% против 33% в семьях с нормальными, спокойными отношениями родителей) [2].

Во-вторых, «удовлетворенность семейной жизнью» влияет сегодня и на демографические показатели.

Низкая удовлетворенность браком приводит к повышению уровня конфликтности семьи, а следовательно, к росту разводов и снижению уровня рождаемости. Результаты социолого-демографических исследований фиксируют, что «удовлетворенность семейной жизнью» является одним из факторов формирования репродуктивных установок россиян.

Данные опроса РГСУ «Семья. Демография. Социальное здоровье россиян» [3] показали, что группа респондентов, которых полностью устраивает их семейная жизнь, демонстрирует самые высокие репродуктивные предпочтения и ожидания: среди них самая большая доля тех, кто намерен иметь не менее 2-х детей (74,6%) и самые низкие доли тех, кто хочет ограничиться одним ребенком (22,8%).

Самая большая доля людей, не планирующих иметь детей, отмечается в группе совершенно неудовлетворенных своей семейной жизнью. Среди них также зафиксирована и самая большая доля тех, кто планирует ограничиться только одним ребенком.

В связи с вышесказанным является актуальным анализ изменений, произошедший в характере межличностных отношений в семье и удовлетворенности браком за последние двадцать, трагических для нашей страны, лет.

Результаты социологических исследований свидетельствуют о том, что «мощный пресс разрушительных, деструктивных процессов в 1990-е гг. спровоцировал у россиян устойчивый рост неудовлетворенности различными сторонами жизни» [4].

Однако для нас важно конкретизировать этот факт с точки зрения отношений в семье и выявить основные тенденции этого процесса, а именно:

  • что изменилось внутри семейного союза за прошедшие два переломных десятилетия?
  • уютно ли чувствует себя человек в семье и насколько он здесь счастлив?
  • как повлияло «лихолетье» девяностых на супружеское счастье?

Необходимость ответов на эти и многие другие вопросы делает востребованным анализ факторов, влияющих на удовлетворенность брака.

Оценка семейных отношений

В  2008 г. Академический институт социальных исследований (АИСИ) РГСУ провел всероссийское исследование «Изменение жизни человека на постсоветском пространстве». На основе единой методики и на двух разных контингентах опрошенных, представляющих население России, сравнивались результаты двух репрезентативных исследований образа жизни.

Первое проведено в 1981–82 гг. Институтом социологических исследований (ИСИ) АН СССР (n1 = 4584), второе — в 2008 г. АИСИ РГСУ (n2 = 2017). Одним из параметров сравнения выступала субъективная оценка респондентами отношений в семье.

В первом исследовании 1981–82 гг. респонденты оценивали семейные отношения через выбор одной из трех позиций: «хорошо», «удовлетворительно» и «плохо».

В исследовании 2008 г. россиянам предлагалось оценить отношения, которые в настоящее время складываются у них в семье, через выбор одной из четырех альтернатив:

  • «в нашей семье все любят и понимают друг друга»;
  • «семья у нас хорошая, но ссоры и конфликты, увы, не редкость»;
  • «радости в нашей семье мало, атмосфера напряжённая»;
  • «в нашей семье отношения зашли в тупик, нет согласия и мира».

В нашей интерпретации первая оценка — отношения в семье «хорошие», вторая — «удовлетворительные», третья и четвертая — «плохие». Или так: первая позиция означает, что семья «счастливая», вторая — «конфликтная», третья и четвертая — «несчастная».

Результаты исследования показали, что за период с 1982 по 2008 гг. субъективные оценки семейных отношений снизились. Если в советские времена около ¾ жителей (74,3%) оценивали отношения в семье на «хорошо», то в  2008 г. так ответили менее половины россиян (44,6%).

Рисунок 1 — Оценка отношений в семье
(в % к числу ответивших)

Несмотря на снижение доли «хороших» оценок в  2008 г. по сравнению с 1982 годом, надо признать, что и в  2008 г. россияне довольно позитивно оценили отношения в своих семьях.

В целом, «хорошими» и «удовлетворительными» их считает подавляющие большинство респондентов — 92,7%. И только 7,4% опрошенных дали неудовлетворительные (плохие) оценки.

Почему же при столь позитивном оценивании семейных отношений в нашей стране такой высокий уровень разводов?

Дело в том, что нельзя преувеличивать значение этого субъективного показателя. По мнению психологов, «отношение к собственному браку достаточно сложно и многозначно, кроме того, здесь более, чем где-либо действуют различные механизмы социальной желательности…» [5].

Кроме того, удовлетворенность собственным браком или позитивная оценка брака — это лишь один из факторов стабильности семьи. В советские годы эстонский ученый Э. Тийт предложил математическую модель стабильности брака. В ней стабильность брака прямо пропорциональна трем фактором: высокой толерантности супругов, высокой связующей силе детей и удовлетворенности браком. То есть, «удовлетворенность браком» занимает только третью позицию в списке факторов, определяющих стабильность семейного союза.

Следовательно, позитивная оценка собственного брака еще не гарантирует прочность семейного союза и невозможность развода.

Факторы удовлетворенности отношениями в семье

Удовлетворенность отношениями в семье зависит от множества факторов (мотивы вступления в брак, стаж семейной жизни, количество и возраст детей, личностные особенности партнеров и их совместимость, семейный доход и т. д.), которые дифференцируются по различным основаниям, например, семейные и внесемейные, брачные и добрачные, объективные и субъективные.

В исследовании «Изменение жизни человека на постсоветском пространстве» внимание сфокусировалось на анализе социальных факторов удовлетворенности семейной жизнью (отметим, что важны, безусловно, и психологические аспекты — любовь, совместимость партнеров, личные особенности членов семьи и т. д., однако в данном исследовании они не анализировались).

В результате удалось сделать интересные выводы о влиянии жилищных условий, материального положения супругов, состава семьи на оценку россиянами своих семейных отношений.

Влияние жилищных условий

Исследование показало, что известная поговорка «с милым и рай в шалаше» сегодня не работает. В современных условиях качество жилищных условий заметно влияет на характер межличностных семейных отношений, на удовлетворенность браком.

Так, по результатам опроса 2008 года, самыми счастливыми оказались семьи с хорошими жилищными условиями. При среднем показателе «счастья» в 44,6% в группе респондентов с хорошими жилищными условиями этот показатель увеличился до 58,4% (рис. 2). При этом совокупная доля несчастных семей в этой группе составила 5,8%, что меньше среднего показателя.

В группе респондентов с плохими жилищными условиями доля счастливых семей уменьшилась по отношению к среднему показателю до 36,8%, а доля «несчастных семей» увеличилась почти в два раза по сравнению с аналогичным средним показателем и составила 13,6%.

Доля же «конфликтных» семей с удовлетворительными жилищными условиями заметно превысила долю «конфликтных» семей с хорошими жилищными условиями.

Рисунок 2 — Оценки отношений в семье в группах с различными жилищными условиями
(в % к числу ответивших)

Квартирный вопрос остро стоял и в советское время. Но, в целом, советские люди достаточно высоко оценивали качество своих жилищных условий:

  • 44% респондентов в  1982 г. оценили свои жилищные условия на «хорошо»,
  • 43% на «удовлетворительно»,
  • только 13% на «плохо».

Высокая удовлетворенность жильем у подавляющего большинства советских граждан была следствием двух основных причин:

  • государство предоставляло семье бесплатное жилье. При этом учитывался демографический состав семей, но не их доходы [6];
  • отсутствие серьезного социального расслоения обуславливало невысокие требования граждан к качеству жилья, включая размер его площади.

Результаты сравнительного анализа исследований образа жизни в 1981–82 гг. и 2008 гг., представленные в таблице 1, показывают, что ситуация с жильем в постсоветское время только ухудшилась. Практика бесплатного предоставления жилья была сильно сокращена, а очереди на это жилье стали еще более долгими. До сих пор не могут получить жилье сотни тысяч семей, многие из которых стали на очередь еще в советское время [6].

На фоне существенного уменьшения доступности в получения жилья, усилились притязания наших людей к качеству жилищных условий. В относительной близости с малогабаритными «хрущевками» появились невиданные в советские времена особняки и коттеджи, таунхасы и пентхаусы.

Таблица 1 — Оценка жилищных условий респондентами в 1981–82 и 2008 гг. 
(в % к числу ответивших)

Оценки 1981-82 2008
Плохо 13 15,9
Удовлетворительно 42,9 53,7
Хорошо 44,1 30,5

Таким образом, дефицит жизненного пространства снижает удовлетворенность семейными отношениями, провоцирует ссоры и развитие серьезных конфликтов, а затягивание решения жилищного вопроса будет препятствовать улучшению демографической ситуации в стране.

Влияние материального положения

Не столь однозначно, как в случае с жилищными условиями, оказалось влияние материального положения супругов на оценку семейных отношений.

Название мексиканского фильма, ставшего для нашего народа поговоркой, «Богатые тоже плачут» — вовсе не ирония. Результаты исследования 2008 года показали, что самые богатые семьи в России не являются самыми счастливыми. Напротив, 18,2% респондентов, которые обозначили свой имущественный статус как «деньги есть абсолютно на все», по нашей классификации относятся к «несчастным семьям», где радостей мало и атмосфера напряженная (рис. 3). Это в 2,5 раза больше, чем средний показатель.

Этот вывод косвенно подтверждает парадоксальную зависимость между уровнем доходов и стремлением к разводу: чем богаче человек, тем больше такое стремление.

Так, А. Б. Синельников, аргументируя данный тезис, пишет:

«Из тех, чей среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, идею о разводе поддерживают только 36%; одобряющих со средними доходами уже больше — 47% — это почти половина; но все рекорды побили бизнесмены — 61%« [7].

Самыми же счастливыми, по нашим данным, являются не богатые семьи, а семьи с «достатком». Респонденты в данном случае оценивают свой материальный статус как «трудности могут возникнуть лишь при покупке квартиры». Это, скорее всего, те россияне, которых принято сегодня относить к среднему классу.

В наши дни много говорится о роли среднего класса в формировании экономической и социальной стабильности нашего общества. Результаты исследования показывают, что средний класс в современной России может стать также основным носителем и созидателем семейных ценностей, позитивных стандартов семейно-демографического поведения.

Рисунок 3 — Оценки отношений в семье в группах с разным материальным положением
(в % к числу ответивших)

Влияние состава семьи

Следующим параметром, определяющим характер отношений в семье, является ее состав. Здесь самыми «несчастными» оказались супруги без детей, проживающие вместе с родителями. В таких семьях самый низкий процент (29,7%) хороших оценок отношений в семье и самый высокийпроцент (16,2%) отрицательных оценок.

Основная причина низкой удовлетворенности в таких семьях — межпоколенный конфликт. Это достаточно распространенное явление, даже, можно сказать, типичное.

По словам М. Вдовиной, в основе подобных конфликтов могут находиться противоречия следующих видов:

  • поколенческие (например, существенная разница в возрасте);
  • семейно-групповые (например, борьба за лидерство в семье) и семейно-институциональные (проблемы реализации репродуктивной и социализационной функции);
  • личностные (столкновение характеров членов семьи и т. п.);
  • иные (гендерные, материальные, статусные и пр.) [8].

Интересно, что с появлением у супругов детей межпоколенный конфликт сглаживается.

Так, уже 41,2% супругов с детьми, проживающих совместно с родителями, охарактеризовали свои семейные отношения как «в нашей семье все любят и понимают друг друга» (рис. 4).

Вероятно, это связано с несколькими факторами:

  • с адаптацией к существующим жизненным условиям;
  • с рождением ребенка супруги переключаются на процессы воспитания, межпоколенный конфликт уходит на задний план;
  • возможно, члены семьи ощущают и пользу от совместного проживания поколений, которая заключается в возможности оказывать реальную помощь друг другу.

Рисунок 4 — Оценки отношений в семье в группах с различным составом семьи
(в % к числу ответивших)

В ходе нашего исследования было установлено также отрицательное воздействие отсутствия одного из родителей на межличностное благополучие в семье. Доля хороших оценок отношений в неполной семье ниже среднего показателя и составляет 39,6%.

В то же время показатель конфликтности в таких семьях — самый высокий — 56,5%. А ведь доля неполных семей у нас достигает уже 35%.

Воспитательная и образовательная инфраструктура для семьи

Социальные влияния на характер отношений в семье не ограничиваются описанными выше факторами. По-видимому, полноту и качество отношений в современной семье все больше будет определять также наличие современной развитой инфраструктуры для семьи, включающей сеть медицинских, образовательных, воспитательных учреждений, условий для семейного досуга и отдыха и т. д.

В советское время была создана довольно хорошая система образовательно-воспитательной инфраструктуры, которая включала в себя ясли, детские сады, школы, учреждения дополнительного образования (Дома пионеров), спортивные секции. Отличительной ее особенностью была доступность (материальная и территориальная) для всех.

По данным опроса 1982 г. значительная доля советских родителей (41%) имела «хорошие» возможности по определению детей в дошкольные учреждения и почти 40% — «удовлетворительные».

Однако следует отметить, что некоторые проблемы с развитой сетью дошкольных учреждений сформировались еще до «перестройки». Так, около 19% родителей в  1982 г. (почти каждый пятый) оценивали как «плохие» возможности по устройству своих в детский сад.

Сейчас ситуация лишь ухудшилась: на 6% сократилась доля родителей, оценивающих возможности по устройству детей в детские сады как «хорошие». Сегодня она составляет 35,6% (рис. 5). Одновременно, более, чем на 5%, увеличилась совокупная доля тех, кто оценивает свои возможности на «удовлетворительно» и «плохо». В  1982 г. она составляла 58,8%, сегодня — 64,4%.

Рисунок 5 — Возможности для определения детей в ясли и детский сад
(в % к числу респондентов, имеющих детей)

Если ситуация с детскими садами по сравнению с  1982 г. ухудшились не очень заметно (примерно на 5–6%), то совсем иначе выглядит ситуация со школьным образованием. В  1982 г. подавляющее большинство родителей (78,2%) оценивали свои возможности для обучения детей как хорошие.

Сегодня доля таких оценок сократилась до 28,5% (рис. 6).

Падение на 50% — колоссальное. И это лишь один из плачевных результатов современной реформы системы образования в нашей стране.

Рисунок 6 — Возможности для обучения детей
(в % к числу респондентов, имеющих детей)

Выводы

Ограниченные возможности современной российской семьи по решению жилищных вопросов, дефицит развитой и доступной сети учреждений дошкольного воспитания, а также проблемы с обучением детей дают целый кластер негативных последствий для личности, семьи и общества.

Жизнь в стесненных и убогих жилищных условиях, низкие зарплаты, проблемы связанные с устройством детей с сады и их образованием служат дополнительным источником стрессов, провоцируют семейные конфликты и неурядицы, а следовательно, способствуют разводам, сдерживают репродуктивные установки молодых родителей, то есть осложняют выход страны из сложной демографической ситуации. Вывод напрашивается сам собой.

Меры семейно-демографической политики, которые в последние три года были приняты в нашей стране, безусловно, носят конструктивный и перспективный характер.

Однако очевидно и другое. Для кардинального улучшения ситуации необходимо принять и активно проводить в жизнь дальнейшие эффективные меры государственной семейно-демографической политики, способные комплексно улучшить ситуацию в социальной сфере и обеспечить существенное улучшение демографического будущего нашей страны, нашего народа.

Литература

  1. Шавлов А. В. Факторы удовлетворенности браком в семье кадрового военного России. Дисс. канд. социол. наук. 1996. С. 60–61.
  2. Бреева Е. Б. Дети в современном обществе. — М.: Эдиториал УРСС, 2002.
  3. Исследование «Семья. Демография. Социальное здоровье населения», проведено РГСУ в январе 2006 года. По общероссийской репрезентативной выборке опрошены 2400 человек в 85 поселениях в 25 субъектах РФ с соблюдением квот по полу, возрасту и типам поселения согласно данным Росстата. Ошибка выборки 1,9%
  4. Козырева П. М. Межличностное доверие в контексте формирования социального капитала // Социологические исследования. 2009. № 1. С. 44.
  5. Алешина Ю. Е., Гозман Л. Я., Дубовская Е. М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. М.: Изд. Московского Университета. 1987.
  6. Синельников А. Б. Процесс ренуклеаризации семей и жилищная проблема // интернет-журнал «Демографические исследования», № 3 —
    http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=318 .
  7. Синельников А. Б. Семью губят… любовь и богатство // Аргументы и факты. 1995. № 28.
  8. Вдовина М. Специфика межпоколенных конфликтов в семье // интернет-журнал «Демографические исследования», № 4 —
    http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=440 .

Дата публикации: 2010-04-06 04:39:55