Архив

Семейно-демографическая ситуация в России и мире: проблемы и противоречия
Носкова Антонина Вячеславовна — доктор социологических наук, профессор кафедры социологии МГИМО, начальник отдела мониторинга социальной сферы и изучения социальных проблем Академического института социальных исследований РГСУ

По материалам доклада на круглом столе «Семья: истоки и будущее цивилизаций» , состоявшемся в рамках Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» (7—11 октября 2010 г., о. Родос, Греция)

В своей знаменитой книге «Судьба России» (начало XX в.) великий русский философ Н. Бердяев писал о России как о стране противоречий и антиномий:

«Подойти к разгадке тайны, скрытой в душе России, можно, сразу же признав антиномичность России, жуткую ее противоречивость» [1].

Для великого русского философа Россия представлялась социальным пространством, где соединяются, казалось бы, несовместимые сущности.

 

Еще более противоречивой Россия стала на рубеже XX—XXI вв. Парадоксы пронизывают все сферы жизнедеятельности нашего общества: экономическую, социальную, политическую. Антиномичной выглядит и современная ситуация в сфере семьи и демографии.

Противоречивость семейной ситуации в современной России отражается в различиях между субъективными представлениями россиян о семье и реальным демографическим поведением нашего народа.

По своим демографическим параметрам (Россия — страна с одним из самых низких в мире уровнем рождаемости) современное российское общество антисемейно. Но судя по результатам социологических опросов, россияне являются носителями семейных ценностей, а Россия остается своеобразным «оплотом» фамилизма. Поясним вышесказанное.

По данным различных социологических центров, семья остается «приоритетной» ценностью для россиян и стабильно занимает первое место в рейтинге «высших ценностей». В 2008 г. около 73% россиян назвали семью «самым значимым в жизни». Для сравнения отметим, что богатство как высшую ценность выбрали 25,6% жителей России, а «интересную работу» — около 31% опрошенных россиян (табл. 1) [2].

Таблица 1.
Рейтинг «высших ценностей» россиян,
% от числа опрошенных 

Ценности %
1.Быть богатым человеком 25,6
2.Иметь интересную работу 35,6
3.Уважение со стороны окружающих 25,1
4.Карьера, власть 9,7
5.Крепкая семья, хорошие дети 73,1
6.Уверенность в завтрашнем дне 49,5
7.Полная неограниченная свобода в высказываниях и действиях 4,4
8.Стремление к Богу, следование его заповедям 5,5
9.Чувствовать себя в безопасности, не ощущать угрозы насилия 18,3
10.Жить в экологически чистой среде /воздух, вода/ 22,9
11.Жить по правде, совести, справедливости 19,6

Здесь необходимо отметить, что само понятие «семьи» у населения России еще не так размыто, как, например, у жителей Западной Европы и Америки. Для последних зачастую семья — это и LATы (гостевые семьи), и различные формы свингерских отношений, и даже гомосексуальные союзы.

В массовом же сознании большинства россиян укоренились представления о «нормальной» семье как о полной (с двумя родителями) семье с детьми. Семья — это единый дом, супруги, дети, общее хозяйство.

Данный тезис подтверждает устойчивость установки на официальный брак россиян, а также сохраняющаяся устойчивость семейной структуры населения России. Так, при опросе о необходимости вступления в официальный брак, более половины россиян 53,8%, считают, что нужно вступать в брак обязательно, без официального брака не может быть полноценной семьи и только 11% полагают, что семья может быть полноценной без официального брака (рис. 1) [3].

Рисунок 1
Мнения россиян о необходимости вступать в официальный брак
(% от числа опрошенных)

Рассмотрим ситуацию в другой, «эмоционально-психологической» плоскости и попытаемся понять, как ощущает себя человек в браке и что такое семья в эмоциональном плане — «тихая гавань» или штормующее море?

Среди важнейших факторов счастливой семьи особое место занимает любовь между мужчиной и женщиной. По выражению классика социологии постмодерна Э. Гидденса, современная семья держится исключительно на «чистых отношениях» [4], то есть на связях, освобожденных от влияния экономических и других утилитарных интересов. Но какой смысл сегодня вкладывается людьми в понятие «любовь»?

В исследовании «Мониторинг социальной сферы, 2008» [5] жителям России предлагалось связать их представления о любви с тремя (из одиннадцати) признаков, которые наиболее глубоко, по их мнению, отражают сущность любви. Все предложенные «сущности» любви носили позитивную направленность.

Тем не менее, методологически любовь подразделялась на два вида. Первый «вид» любви — любовь как «форма продуктивной деятельности» (выражение Э. Фромма)[6]; альтруистическое, направленное на партнера чувство.

Данный тип любви тестировался следующими позициями:

  • невозможность существования без любимого человека;
  • чувство ответственности за любимого человека;
  • готовность жертвовать собой (своими интересами).

Второй вид любви — это чувство взаимности. Его характеризуют такие коннотации, как понимание, уважение друг друга, ощущение счастья; сексуальная гармония, и т. д.

По результатам опросов в 2008 и 2009 гг., для большинства россиян смысл любви заключается именно во взаимности. Около 72% россиян связали высокое чувство с «пониманием, уважением друг друга», и только 11% — с готовностью жертвовать собой (табл. 2).

Таблица 2.
Признаки, которые, по мнению россиян, наиболее глубоко отражают сущность любви
(разрешалось отметить не более 3 позиций),
% от числа опрошенных

Признаки, отражающие сущность любви %
Ощущение счастья 34,5
Сексуальная гармония 36,5
Понимание, уважение друг друга 71,7
Духовная близость 26,3
Невозможность существования без любимого человека 13,9
Чувство ответственности за любимого человека 28,8
Готовность жертвовать собой (своими интересами) 11,4
Постоянство в отношениях 21,6
Бескорыстность 7,2
Взаимность 29,2
Другое 1,0

Однако отметим, что с точки зрения христианского понимания супружества, условием осуществления всякого настоящего брака есть отвержение себя [7].

Погоня за любовью-счастьем приводит к неустойчивости, эфемерности супружеских связей. Люди много ждут от брака. Но отсутствие таких личностных качеств, как способность жить для другого и преодолевать собственные эгоистические наклонности [8] не позволяет строить устойчивые отношения пожизненного брака. По-видимому, в значительной степени этим объясняется высокий уровень разводимости на фоне субъективного ощущения счастья в браке.

Обратимся к данным социологического исследования «Мониторинг социальной сферы».

Традиционно большинство россиян отвечает позитивно на вопрос об удовлетворенности семейной жизнью. В 2008 г. на вопрос: «Какие настроения и чувства вызывают у вас ваша семья и дети?», ответы распределились следующим образом:

  • 49,5% респондентов ответили — «удовлетворенности, любви, благодарности»;
  • 24,5% — «надежности и защищенности»;
  • 9,7% — «беспокойства, тревоги, бесперспективности»;
  • 0,9% — «подавленности, злости и раздражения»;
  • 15,5% — затруднились ответить.

В 2009 г. 72% россиян на вопрос «Удовлетворены ли вы своей семейной жизнью в целом?», ответили положительно: «полностью удовлетворен» — 27,6% и «скорее удовлетворен» — 44,3%.

О чем говорят эти данные?

Можно предположить, что люди счастливы в браке, что семья для россиян является своеобразным «убежищем» от невзгод повседневности, а сам брак в «макросоциальном разрезе» достаточно устойчив и стабилен.

Однако есть и другая статистика, основанная не на субъективных оценках, а на объективных показателях, — статистика разводов. И здесь Россия занимает верхние строчки в рейтинге стран по уровню разводимости. Из статистики разводов следуют иные выводы, а именно: брак уже не выглядит стабильным и устойчивым социальным институтом, а семья — защитой от стресса.

Налицо опять противоречие между субъективным восприятием, идеализацией семейной жизни и реальным демографическим процессом — разводимостью.

В чем причины парадоксальности и противоречивости ситуации в сфере семьи и демографии? Остановимся на следующих моментах:

  1. Цивилизационное развитие. Бесспорно влияние цивилизационного тренда, обусловленного общей модернизацией и глобализацией человечества: индустриализацией, урбанизацией, формированием общества потребления и т. д.

    Его сущность сводится к «историческим ослаблениям потребности в детях и распространением малодетности как результату репродуктивного поведения семьи» [9], постепенному, эволюционному переходу от традиционных моделей семьи, брачности, рождаемости к современным моделям. Традиция, накладываясь на современные линии поведения, приводит к противоречиям и парадоксам.
  2. Дуализм семейно-демографических ситуаций обусловили и ужасы социально-экономической и моральной ломки 1990-х гг., последствия которой не преодолены до сих пор. Либеральные идеологические клише, которые стали доминировать в официальной идеологии 1990-х гг. в постсоветской России, поставили в центр всех социальных связей свободу личности и ее экономические интересы.

    Образовавшийся в эти годы в сознании наших людей идеологический и морально-нравственный вакуум последовательно стали завоевывать идеалы индивидуализма, сексуальной свободы, экономической независимости, материального успеха — исконные ценности западного общества, которые сформировались в среде, отличной от нашей ментальной, духовной, географической, религиозной, экономической, политической среды.

    В отличие от Запада, где ценности индивидуализма являются основой консолидации, в нашем обществе, встретившись совсем с иным «коллективным бессознательным» и не имея под собой духовно-нравственного фундамента, они произвели обратный эффект — привели к фрустрации, аномии социума, его моральному разложению, а также деформации семейного поведения. Несоответствие провозглашаемых идеалов «свободы», «демократии», «социального государства» и реального ухудшения материального положения россиян, поляризации социальных групп «богатых» и «бедных» [10] обусловило резкое ухудшение демографических показателей в 1990-е гг.

    Экономистами доказано, что «динамика коэффициентов рождаемости и смертности с высокой степенью статистической значимости коррелирует с показателями избыточного неравенства» [11].
  3. Историко-культурная особенность России. У нас нередко пытались «подтягивать» русскую семью к европейским стандартам вопреки её своеобразной природе. Исторический пример — деятельность Петра I, который пытался ввести и укоренить в стране европейскую систему наследования.

    В ХХ веке государство дважды — в начале века (после революции) и в 1990-е годы — вело настоящую войну с семьёй, насаждая образ жизни и ценности, противоречащие народным традициям и христианским заповедям.

    Антисемейная политика государства подорвала морально-нравственный фундамент семьи, но не смогла вытеснить семейственность из сознания нашего народа. Поэтому всё, что сегодня с нами происходит, идёт грубо вразрез с национальной традицией и исторической системой русских ценностей.

«Семейно-демографические» противоречия сегодня присущи не только России, но и многим другим странам мира. Пожалуй, самый яркий мировой пример — это демографические противоречия в Индии и Китае.

С одной стороны, Индия и Китай считаются благополучными относительно воспроизводства населения. Но, с другой стороны, здесь завязывается такой узел демографических противоречий, который уже в недалеком будущем может отразиться на демографических процессах всего человечества.

Противоречивость ситуации в Индии обусловлена «семейно-демографическим проектом» по сокращению населения земли, который был задуман еще Т. Мальтусом в конце XVIII в.

Со второй половины XX в. угроза перенаселения Земли позиционируется в качестве глобальной проблемы человечества. Данный дискурс спровоцировал легитимное навязывание и распространение технологий планирования семьи и репродуктивного выбора, пропаганду репродуктивных прав, безопасного материнства и гендерного равенства во всем мире. Даже в тех странах, где государство выбирает курс на поощрение рождаемости, например, в России, сегодня «побеждает» иная, «антисемейная» идеология.

Активное внедрение и укоренение данных идеологий и технологий не только окончательно перечеркнет демографическое будущее России, но делает демографически уязвимыми все без исключения страны мира.

Поясним сказанное на конкретном примере.

В настоящее время аборты в Индии стали массовым явлением. Такая ситуация является своеобразной реакцией людей на призывы властей сократить рождаемость в стране. Причем абортируются преимущественно эмбрионы-девочки, тогда как мальчиков предпочитают оставлять в живых (ценность мальчика при рождении остается доминирующей). Иными словами, в Индии практикуется выборочный аборт и наблюдается половая селекция (sex-selection) нерожденных детей.

Такая селекция уже привела к явным демографическим последствиям, вызвала деформацию половой структуры населения страны, изменение соотношения полов в сторону увеличения доли мужского и сокращения женского населения: 1000/976 (1961), 1000/964 (1971), 1000/962 (1981), 1000/945 (1991) и 1000/927 (2001) [12]. Очевидно, что сохранение подобной ситуации приведет в будущем к еще более резкому нарушению демографического равновесия и может вызвать социальную напряженность в стране.

 

Противоречия современной семейно-демографической ситуации обусловливают непредсказуемость демографического развития. Весь спектр последствий современных семейных трансформаций и демографических изменений учеными еще до конца не осознан и не спрогнозирован. А последствия для человечества могут стать катастрофическими!

Отказ от традиционной семьи и распространение альтернативных супружеству сексуальных партнерств, падение уровней рождаемости и брачности, глобальное старение населения, миграционные процессы и связанные с ними социальные изменения — все эти явления уже сейчас кардинально меняют профиль современного человечества, вызывая новые угрозы и риски.

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что дальнейшее искусственное ускорение естественных семейно-демографических эволюций может привести к необратимым демографическим и социальным последствиям, дезорганизующим общество. В этой связи необходимо изменение мирового дискурса с вопросов сокращения рождаемости на проблемы сохранения семьи как базового социального института и высшей человеческой ценности.

Хочу отметить также важность для России необходимость укрепления семьи, поворот власти и общества к этим вопросам, формирование постоянной активной позиции государства и общества в защиту семьи и семейных ценностей.


 

[1] Н. Бердяев Судьба России // Сборник статей (1914–1917) — http://lib.ru/HRISTIAN/BERDQEW/rossia.txt.

[2] В 2008 г. Академический институт социальных исследований (АИСИ) РГСУ провел всероссийское исследование «Изменение жизни человека на постсоветском пространстве». По общероссийской репрезентативной выборке опрошено 2017 человек.

[3]Исследование «Семья. Демография. Социальное здоровье населения», проведено РГСУ в январе 2006 года. По общероссийской репрезентативной выборке опрошены 2400 человек в 85 поселениях в 25 субъектах РФ с соблюдением квот по полу, возрасту и типам поселений согласно данным Росстата. Ошибка выборки 1.9%.

[4] Гидденс Э. Трансформация интимности. // Пер.с англ. В.Анурин. — СПб.: Изд-во «Питер», 2004.

[5] «Мониторинг социальной сферы России» проводится РГСУ ежегодно, начиная с 2002 г. По общероссийской репрезентативной выборке осуществляется сбор и анализ социологической информации для выявления и оценки общего состояния, качественных и количественных изменений социальной сферы. В докладе приведены данные за 2008 — 2009 гг. В 2008 г. опрошены 1548 человек, в 2009 — 1730.

[6] Фромм Э. Иметь или быть? М., Прогресс, 1990.

[7] Кобец О. Брак как способ богопознания // Православие и духовных мир молодежи. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Белгород, 18 апреля 2007 г., С. 11.

[8] Маркова Л. И. Концепция личности в русской религиозной мысли: историко-социологический анализ // Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук. М., 2010. С. 110

[9] Антонов А. И. Предисловие редактора // Борисов В. А. Демографическая дезорганизация России: 1897–2007. Избранные демографические труды. Редактор-составитель А. И. Антонов. М.: «NOTA BENE», 2007. C. 8.

[10] Коэффициент фондов (децильный коэффициент) в России превышает соотношение 15:1 (25–30:1 по некоторым оценкам специалистов). Пороговый показатель соответствующего индикатора социальной безопасности составляет не более 10:1. В США, Великобритания, Германия он составляет 3–4:1, в странах Центральной и Восточной Европы — 4–5:1.

[11] Шевяков А. Ю. Неравенство и формирование новой социальной политики государства // Вестник Российской Академии наук. Том 78, № 4. С.305.

[12] Bhupal, Patil Rajendra Female Feticide in Kolhapur District, India: An Overview // XVII ISA World Congress of Sociology «Sociology on the Move», Gothenburg, Sweden 11–17 July, 2010 / Conference Abstracts. Prepared in Cooperation with CSA Sociological Abstracts — http://www.isa-sociology.org/congress2010/isa-gothenburg-2010-book-of-abstracts.pdf


Дата публикации: 2010-11-01 00:25:03