Архив

Рождаемость в реальных поколениях

Статья из журнала «Демографические исследования», №2



Владимир Архангельский — к.э.н., старший научный сотрудник Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова



Анализ рождаемости по условным и реальным поколениям

По данным переписи населения 1989 г.

По данным микропереписи населения 1994 г.

По данным переписи населения 2002 г.

Что происходило и что будет происходить с рождаемостью в реальных поколениях российских женщин?

Региональные различия

 


 

Анализ рождаемости по условным и реальным поколениям

Текущая информация о рождаемости позволяет рассчитывать показатели только для условного поколения, т.е. для совокупности людей разного возраста, но живущих в одно и то же время, современников. Условность здесь заключается в том, что реально такого поколения не существует, но при расчетах показателей условно предполагается, что в течении жизни какой-либо совокупности современников, интенсивность рождаемости в каждом возрасте у них такая же, какая имеет место в анализируемый календарный период. При этом люди разных возрастов, живущие в одно время, рассматриваются как принадлежащие к одному и тому же поколению. Показатели для условного (гипотетического) поколения в этом случае трактуются как результат процесса рождаемости в некоторой воображаемой когорте. Именно эти показатели обычно используются для текущей характеристики рождаемости.

Однако они наряду с несомненным достоинством, заключающимся в отслеживании динамики рождаемости, имеют существенный недостаток — зависимость от, так называемого, календаря или тайминга рождений. Под влиянием соответствующих установок разного рода или иных кратковременных обстоятельств рождение детей может «откладываться» (это было, видимо, во многих российских семьях в 1990-е гг.). Возможна и обратная ситуация. Рождение ребенка может произойти несколько раньше, чем намечали супруги, при благоприятных с их точки зрения условиях для прибавления семейства (вероятно, это имело место в 1980-е гг. в связи с реализацией ряда мер государственной помощи семьям с детьми). Все это отразится на текущих показателях рождаемости, рассчитываемых для условных (гипотетических) поколений, но не окажет существенного влияния на конечное число рождений в реальных поколениях и, стало быть, на воспроизводство этих поколений.

Реальное поколение — совокупность людей, родившихся в один временной период. Их называют ровесниками. Основным источником данных о рождаемости в реальных поколениях в России является перепись населения. В 1979, 1989 и 2002 гг. у женщин спрашивалось, сколько детей они родили. В результате обработки ответов на этот вопрос получаются сведения о среднем числе рожденных детей у женщин разных поколений, разных годов рождения. Это позволяет лучше отследить изменения в рождаемости, корректнее выделить ее детерминанты при сравнении данных по разным поколениям.

Однако, использование показателей рождаемости в реальных поколениях имеет и свои минусы. Окончательное число рождений в реальном поколении может быть определено только тогда, когда все женщины в нем завершат процесс деторождения (до этого времени можно говорить лишь о числе рожденных детей к тому или иному возрасту). В этом случае можно достоверно сказать только о той рождаемости, которая была в прошлом (хотя и в недалеком).

По данным переписи населения 1989 г.

Таблица 1 — Среднее число рожденных детей женщинами разных поколений в Российской Федерации
(в расчете на одну женщину; по данным переписи населения 1989 г.)[1]

Годы рождения Возраст
на момент переписи 1989 г.
(лет)
Среднее число
рожденных детей
1969–1973 15–19 0,063
1964–1968 20–24 0,690
1959–1963 25–29 1,366
1954–1958 30–34 1,728
1949–1953 35–39 1,848
1944–1948 40–44 1,821
1939–1943 45–49 1,959
1934–1938 50–54 2,049
1929–1933 55–59 2,179
1924–1928 60–64 2,244
1919–1923 65–69 2,284
1918 и ранее 70 и старше 3,004

 

 

Данные переписи населения 1989 г. о числе рожденных женщинами детей наглядно показали снижение рождаемости в реальных поколениях. Уже в поколении 1934–1938 годов рождения уровень рождаемости был ниже необходимого для обеспечения простого воспроизводства населения. Нарушение плавного снижения среднего числа рождений при переходе к более молодым поколениям имеет место только у женщин, родившихся в 1949–1953 гг. У них показатель рождаемости чуть выше, чем у предыдущей когорты. Есть основания предполагать, что это является результатом реализации в 1980-е гг. уже упоминавшихся выше мер государственной помощи семьям с детьми.

Казалось бы, возраст максимального уровня рождаемости (в то время в России пик рождаемости однозначно приходился на возрастную группу 20–24 года) у них прошел до начала реализации этих мер. 25-летнего рубежа эти женщины достигали в 1974–1978 гг. Однако, как было показано выше, повышение рождаемости в 1980-е гг. коснулось, главным образом, вторых и третьих рождений, которые в большей степени имеют место у женщин старше 25 лет. Именно вторые и третьи рождения у женщин, родившихся в 1949–1953 гг., в значительной мере пришлись на первую половину 1980-х гг.

Говорить об итоговом уровне рождаемости в более молодых поколениях женщин, по данным переписи населения 1989 г., не приходится, так как процесс деторождения у них еще продолжался.

По данным микропереписи населения 1994 г.

Следующие данные на общероссийском уровне о рождаемости в реальных поколениях были получены по результатам микропереписи населения 1994 г.

Таблица 2 — Среднее число рожденных детей женщинами разных поколений в Российской Федерации
(в расчете на одну женщину; по данным микропереписи населения 1994 г.)[2]

Годы рождения Возраст на момент
микропереписи 1994 г. (лет)
Среднее число
рожденных детей
1974–1975 18–19 0,144
1969–1973 20–24 0,586
1964–1968 25–29 1,214
1959–1963 30–34 1,640
1954–1958 35–39 1,839
1949–1953 40–44 1,851
1944–1948 45–49 1,780
1939–1943 50–54 1,878
1934–1938 55–59 1,945
1929–1933 60–64 2,059
1928 и ранее 65 и старше 2,218

 

По данным переписи населения 2002 г.

Перепись населения 2002 г. показала, что некоторое увеличение среднего числа рождений (по сравнению с более старшими поколениями) имело место не только у женщин 1948–1952 гг. рождения (как это было видно из результатов переписи населения 1989 г.), но и у родившихся пятью годами позже — в 1953–1957 гг. (у них показатель рождаемости оказался даже несколько выше). В данных предыдущей переписи населения оно не нашло отражения, так как женщины этого поколения еще не закончили процесс деторождения. У женщин 1958–1962 гг. рождения среднее число рожденных детей чуть выше чем в поколении 1943–1947 гг., но ниже чем в когортах 1948–1952 и 1953–1957 гг. рождения. Реализация мер помощи семьям с детьми в первой половине 1980-х годов пришлась на тот период, когда женщины этого поколения рожали, в основном, первенцев. По крайней мере, в большей степени, чем более старшие женщины. А, как уже говорилось выше, повышение рождаемости затронуло тогда, прежде всего, вторые и третьи рождения.

 

Таблица 3 — Среднее число рожденных детей женщинами разных поколений в Российской Федерации (в расчете на одну женщину; по данным переписи населения 2002 г.)[3]

Годы рождения Возраст на момент
переписи 2002 г. (лет)
Среднее число
рожденных детей
1985–1987 15–17 0,017
1983–1984 18–19 0,089
1978–1982 20–24 0,438
1973–1977 25–29 0,993
1968–1972 30–34 1,386
1963–1967 35–39 1,668
1958–1962 40–44 1,827
1953–1957 45–49 1,878
1948–1952 50–54 1,845
1943–1947 55–59 1,807
1938–1942 60–64 1,913
1933–1937 65–69 2,014
1932 и ранее 70 и старше 2,211

 

 

Оценивая влияние мер помощи семьям с детьми, реализовавшихся в 1980-е гг., следует отметить, что они повлияли на календарь рождений, привели к более раннему появлению в семьях вторых и третьих детей. Об этом косвенно свидетельствует то, что повышение суммарного коэффициента рождаемости для условных поколений было несколько большим, чем для реальных.

В то же время и в реальных поколениях женщин произошло некоторое повышение рождаемости, связанное, вероятно, с более полной реализацией потребности в детях. В максимальной степени, судя по данным переписи населения 2002 г., оно затронуло поколение женщин 1953–1957 гг. рождения (использование данных по пятилетним возрастным группам не позволяет более точно определить границы поколения с наибольшим повышением рождаемости).

Можно предположить, что реализация мер помощи семьям с детьми дала прибавку среднего числа рожденных детей в этой когорте, равную 0,1–0,2 ребенка. Делая такую оценку, видимо, целесообразно, сравнивать среднее число рожденных детей в этом поколении не с минимальным имевшим место в более старших когортах (1,807 у родившихся в 1943–1947 гг.; тогда прирост не превышает 0,1), а учитывать тенденцию снижения рождаемости, имевшую место как в условных, так и в реальных поколениях женщин.

Что происходило и что будет происходить с рождаемостью в реальных поколениях российских женщин?

Сопоставив данные переписей населения 1989 и 2002 гг., микропереписи населения 1994 г. для одних и тех же поколений женщин, можно примерно оценить прирост у них среднего числа рождений за межпереписные периоды.

Таблица 4 — Среднее число рожденных детей женщинами разных поколений в Российской Федерации (в расчете на одну женщину; по данным переписей населения 1989 и 2002 гг. и микропереписи населения 1994 г.)[4]

Годы
рождения[5]
Среднее число рожденных детей на момент
переписи
1989 г.
микропереписи
1994 г.
переписи
2002 г.
1968/69 — 1972/73 0,063 0,586 1,386
1963/64 — 1967/68 0,690 1,214 1,668
1958/59 — 1962/63 1,366 1,640 1,827
1953/54 — 1957/58 1,728 1,839 1,878
1948/49 — 1952/53 1,848 1,851 1,845
1943/44 — 1947/48 1,821 1,780 1,807
1938/39 — 1942/43 1,959 1,878 1,913
1933/34 — 1937/38 2,049 1,945 2,014

 

 

Отмечу сразу, что микроперепись населения 1994 г. показала, вероятно, несколько заниженное, среднее число рожденных детей старших поколениях женщин (родившихся в 1943/44 гг. и ранее). Результаты же переписей населения 1989 и 2002 гг. вполне сопоставимы. Тем более с учетом неполной их сравнимости по поколениям (сдвиг на один год) и несколько различающихся контингентов женщин как по причине выбытия (миграция и смертность) и прибытия (миграция), так и из-за того, что в обоих случаях сведения собирались не по всем женщина, а по 25%-ной выборке.

Приведенные данные показывают, что женщины, родившиеся в 1948/49 - 1952/53 гг., к моменту переписи населения 1989 г. закончили процесс деторождения (по данным микропереписи населения 1994 г. и переписи населения 2002 г. среднее число рожденных детей у них уже не увеличивалось). Им тогда было 35–39 лет. Возможно, завершение процесса деторождения у них оказалось более ранним из-за влияния на календарь рождений введенных мер государственной помощи семьям с детьми.

По крайней мере, у следующей когорты женщин (1953/54 - 1957/58 гг. рождения) прирост среднего числа рожденных детей после достижения ими 35–39 лет (на момент микропереписи населения 1994 г.) составил 0,04 ребенка (это, кстати, достаточно хорошо стыкуется с получаемой по данным текущей статистики суммой возрастных коэффициентов рождаемости в расчете на одну женщину, начиная с возраста 35–39 лет, которая составляет примерно 0,025–0,035 ребенка).

 

С учетом вышесказанного можно предположить, что среднее итоговое число рожденных детей у женщин, родившихся в 1963–1967 гг., не превысит 1,71–1,72 (на момент переписи населения 2002 г. они были в возрасте 35–39 лет и имели в средне 1,668 ребенка) даже с учетом постепенного смещения рождений к более старшим возрастам. Следовательно, оно будет не менее, чем на 0,1 ниже, чем у женщин, родившихся в 1958–1962 гг.

У тех женщин, кому на момент переписи населения 1989 г. было 30–34 года (1954–1958 гг. рождения), среднее число рождений к концу репродуктивного возраста возросло на 0,15 (с 1,728 до 1,878 к моменту переписи населения 2002 г.). Даже, если в связи со смещением возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам сейчас прирост числа рождений с 30–34 лет до окончания репродуктивного возраста женщины будет вдвое большим, т.е. 0,3 ребенка в среднем на одну женщину (динамика возрастных коэффициентов рождаемости позволяет это предположить), среднее итоговое число рождений у женщин 1968–1972 гг. может составить примерно 1,7 ребенка, т.е. примерно столько же или чуть-чуть меньше, чем у поколения 1963–1967 гг. рождения.

Однако, весьма вероятно, что этот показатель будет ниже. Женщинам этого поколения на момент переписи населения 2002 г. было 30–34 года и среднее число рожденных детей у них составляло 1,386. У женщин этого возраста на момент микропереписи населения 1994 г. (поколение 1959–1963 гг. рождения) было в среднем 1,640 ребенка, а к переписи населения 2002 г. (возраст 40–44 года, точнее говоря 39–43) оно достигло 1,827, т.е. прирост составил 0,19 ребенка. Скорее всего, среднее итоговое число родившихся у женщин поколения 1968–1972 гг. рождения составит 1,6–1,7.

 

Таким образом, можно говорить: во-первых, о некотором снижении показателей рождаемости в реальных поколениях женщин; во-вторых, о том, что эти показатели весьма далеки от уровня простого воспроизводства населения; в-третьих, о том, что суммарные коэффициенты рождаемости для условных поколений ниже, чем для реальных и стало быть в тайминговых сдвигах, видимо, по-прежнему преобладает влияние установок к увеличению интервалов между рождениями.

Необходимо отметить, что женщины, родившиеся в 1968–1972 гг., в возрасте максимальной рождаемости (20–24 года) находились в 1992 г., когда суммарный коэффициент рождаемости составлял 1,552, т.е. немногим меньше предполагаемого итогового числа рождений у этого поколения женщин.

Учитывая все это, у поколений, находящихся сейчас в возрасте максимальной рождаемости, можно прогнозировать среднее итоговое число рожденных детей не более, чем 1,5.

Региональные различия

Наименьший уровень рождаемости в реальных поколениях в нашей стране имеет место в Санкт-Петербурге. Причем, по данным переписи населения 2002 г., это проявляется у женщин всех возрастных групп (всех поколений) старше 20 лет. Даже у жительниц Санкт-Петербурга, родившихся в 1932 году и ранее, среднее итоговое число рождений в расчете на 1 женщину меньше 1,4. Выше этого рубежа показатель рождаемости в городе поднимался только у поколений 1948–1962 гг., на деторождение которых в той или иной мере повлияла реализация мер помощи семьям с детьми в 1980-е гг. Практически столь же низкий уровень рождаемости имеет место и у москвичек.

С другой стороны, самый высокий уровень рождаемости в реальных поколениях в Республике Ингушетия. Можно предположить, что не ниже он и в Чеченской Республике, но данные о числе рожденных детей у женщин по переписи населения 2002 г. для этого региона отсутствуют.

Во всех регионах России среднее число рожденных детей сокращается при переходе к более молодым поколениям. В меньшей степени это проявляется в регионах с давно сложившейся очень низкой рождаемостью (Санкт-Петербург, Москва, Московская, Тульская, Ярославская и некоторые другие области). В то же время и в этих регионах есть основания предполагать, что итоговая рождаемость у тех женщин, кому на момент переписи населения 2002 г. было 35–39 лет, будет ниже, чем у тех, кто пятью годами старше (по данным переписи населения 2002 г. разница в среднем числе рожденных детей между этими двумя поколениями в регионах с самым низким уровнем рождаемости составляла 0,12–0,18 ребенка и вероятнее всего она не будет ликвидирована до конца репродуктивного периода).

Если у женщин, родившихся в 1932 г. и ранее, рождаемость была ниже уровня простого воспроизводства населения (с некоторой долей условности этот рубеж можно принять равным 2,15) в 24 регионах России, то у родившихся в 1933–1937 гг. — в 47 регионах, у родившихся в 1938–1942 гг. — в 55 регионах, у родившихся в 1943–1947 гг. — в 67 регионах, у родившихся в 1948–1952 гг. и в 1953–1957 гг. — в 71 регионе, у родившихся в 1958–1962 гг. — в 72 регионах. Последнее из этих поколений женщин на момент переписи населения 2002 г. было в возрасте 40–44 года и практически закончило процесс деторождения. В следующем поколении (1963–1967 гг. рождения) рождаемость выше рубежа простого воспроизводства населения останется в республиках Ингушетия, Дагестан, Тыва, Алтай (а также в Чеченской Республике, по которой, повторюсь, нет данных о числе рожденных детей по переписи населения 2002 г.), в Агинском Бурятском, Усть-Ордынском Бурятском и Коми-Пермяцком автономных округах. Возможно, этот список пополнят республики Саха (Якутия), Калмыкия и Кабардино-Балкарская, Читинская область, Ненецкий и Эвенкийский автономный округа.

От поколения к поколению сглаживаются различия между регионами в среднем числе рожденных женщиной детей. Разница между максимальным и минимальным показателем у женщин, родившихся в 1932 г. и ранее, составляет 3,56 ребенка, у родившихся в 1933–1937 гг. — 4,02, у родившихся в 1938–1942 гг. — 3,85, у родившихся в 1943–1947 гг. — 3,47, у родившихся в 1948–1952 гг. — 3,03, у родившихся в 1953–1957 гг. — 2,65, у родившихся в 1958–1962 гг. — 2,22.

Об этом же свидетельствует и коэффициент вариации, характеризующий степень разброса показателя, в данном случае различия между регионами в среднем числе рожденных детей. В поколении женщин 1932 г. рождения и ранее коэффициент вариации составляет 24,0%, 1933–1937 гг. — 27,8%, 1938–1942 гг. — 28,0%, 1943–1947 гг. — 25,6%, 1948–1952 гг. — 21,8%, 1953–1957 гг. — 18,9%, 1958–1962 гг. — 16,5%, 1963–1967 гг. — 14,8%, 1968–1972 гг. — 13,7%, 1973–1977 гг. — 12,8%, 1978–1982 гг. — 19,0%, 1983–1984 гг. — 39,1%, 1985–1987 гг. — 39,9%. В поколениях женщин, родившихся в 1963–1977 гг., коэффициент вариации низок, что свидетельствует о достаточно высокой однородности показателей рождаемости у этих женщин, живущих в различных регионах России. Увеличение коэффициента вариации в самых младших когортах может быть связано с отмечавшимися выше различиями между регионами в возрастных моделях рождаемости. Можно предположить, что по мере приближения женщин этих поколений к завершению репродуктивного периода различия между регионами в среднем числе рожденных детей будут заметно сглаживаться.



[1] Рассчитано по данным Федеральной службы государственной статистики России.

[2] Состояние в браке и рождаемость в России (по данным микропереписи населения 1994 г.). М., 1995, с.122.

[3] Данные Федеральной службы государственной статистики России.

[4] Рассчитано по данным Федеральной службы государственной статистики России; Состояние в браке и рождаемость в России (по данным микропереписи населения 1994 г.). М., 1995, с.122.

[5] Перепись населения 1989 г. проводилась по состоянию на 12 января, микроперепись населения 1994 г. — по состоянию на 14 февраля, с некоторой долей условности их результаты можно рассматривать как относящиеся к началу, соответственно, 1989 и 1994 гг., таким образом, интервал здесь составляет ровно 5 лет и, следовательно, данные по пятилетним возрастным группам относятся к женщинам одних и тех годов рождения; перепись населения 2002 г. проводилась по состоянию на 9 октября и со значительно большей (по сравнению с 1989 и 1994 гг.) долей условности ее результаты можно рассматривать как относящиеся к началу 2003 г., таким образом, интервал здесь составляет 14 лет от переписи 1989 г. и 9 лет от микропереписи 1994 г., следовательно, данные по пятилетним возрастным группам оказываются сдвинуты по годам рождения женщи н на один год; в то же время полагаю, что этим сдвигом можно пренебречь и, ради возможности сопоставления данных, говорить о числах рожденных детей на момент переписи 1989 г., микропереписи 1994 г. и переписи 2002 г. у женщин одних и тех же годов рождения.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51