Архив

Мнения о «помехах» к рождению детей в семье и о действительных трудностях реализации желаемого числа детей

Владимир Архангельский — кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 

С 1960-х гг. в отечественной демографии сохраняется традиция при проведении выборочных опросов населения выяснять, что «мешает» иметь детей больше того числа, которое уже есть. Как правило, респонденты отмечают среди предлагаемых в анкете ответов материальные и жилищные трудности, занятость, сложные взаимоотношения в семье. В последние 10-15 лет к этому списку добавилась еще неуверенность в завтрашнем дне.

Однако очень часто ученые на основе этих ответов делают выводы о том, что если устранить или хотя бы смягчить эти «помехи», рождаемость якобы повысится, и поэтому на устранении отмеченных помех следует акцентировать внимание при разработке и проведении демографической политики.

На наш взгляд, здесь правомерно говорить лишь о результатах опроса, но никак не о результатах исследования. Опросили респондентов, представили распределение их ответов — это результаты опроса. Исследование начинается тогда, когда мы пытаемся выяснить, что стоит за ответами респондентов. Без этого велика опасность искаженного понимания характера репродуктивного поведения и, следовательно, рождаемости.

Можно сделать не только неверные выводы, но и дать ошибочные рекомендации для разработки демографической политики, направленной на повышение рождаемости. Весьма вероятно, что политика, основанная на таких рекомендациях, окажется совершенно неэффективной, что может, в свою очередь, подорвать веру в то, что проблему повышения рождаемости вообще можно решить какими-либо мерами демографической политики.

В этом смысле, выяснение того, что «мешает» иметь желаемое число детей, при помощи прямого вопроса можно признать вредным и даже опасным.

В свое время об этом писал В. А. Борисов в книге «Перспективы рождаемости», отмечая, что «тенденция истолковывать ответы на прямые вопросы о мотивах буквально как выражение подлинных мотивов и даже установок встречается слишком часто. В научной литературе появились ссылки на мнения женщин как на аргумент в собственных выводах исследователя такого, например, типа: „женщины сказали, что…“ или „по мнению опрошенных женщин…“ После чего ответы женщин абсолютизируются и отождествляются с подлинными мотивами и причинами поведения…». [1]

В следующей таблице представлено распределение ответов женщин, опрошенных в Москве в 2004 г. [2], о том, что им «мешает» иметь желаемое число детей.

Таблица 1 — Ссылки на «помехи» к рождению желаемого числа детей (в % по строке)

Если Вы хотели бы иметь большее число детей,
чем собираетесь, то что и в какой степени
мешает вам иметь желаемое число детей?
очень мешает мешает не мешает
Жилищные трудности 26,8 16,7 56,5
Неуверенность в завтрашнем дне 26,0 16,5 57,5
Материальные трудности 24,5 17,7 57,8
Большая занятость по работе 13,7 13,0 73,3
Стремление достичь успехов в работе 11,7 12,3 76,0
Сложности во взаимоотношениях в семье 11,2 13,0 75,8
Стремление должным образом вырастить
и воспитать уже имеющегося ребенка (детей)
8,8 12,0 79,2
Стремление интереснее проводить досуг 7,3 15,3 77,4
Стремление реализовать себя
в других сферах жизнедеятельности
6,2 13,3 80,5
Неудовлетворительное состояние здоровья 5,8 18,4 75,8
Отсутствие работы 5,7 10,0 84,3
Трудности в уходе за имеющимися детьми 5,2 9,0 85,8

 

В ответах о «помехах» к рождению детей могут проявляться:

  • представления авторов анкет о негативно воспринимаемых условиях жизнедеятельности;
  • выбор опрашиваемыми социально одобряемых ответов;
  • неудовлетворенность условиями жизни вообще безотносительно к рождению детей;
  • мнение о том, что может «мешать» людям иметь больше детей, чем уже есть, безотносительно к своей собственной семье.

Называя социально одобряемые обстоятельства, респондент стремится лучше выглядеть в глазах окружающих (в том числе и интервьюеров). Например, вместо того чтобы просто сказать, что не хочется иметь больше детей (а это зачастую как раз и является истинной причиной), обычно отмечают, что иметь-то, может, и хотелось бы, да условия жизни, к сожалению, не те. При этом предполагается, что если бы эти условия улучшились, то в семье непременно родился бы еще ребенок. Здесь может присутствовать смутная надежда на действительное улучшение условий жизни без намерения (как правило) иметь большее число детей.

Вот приходит, к примеру, интервьюер к женщине, доходит до вопроса «Что вам мешает иметь большее число детей?», а у нее, допустим, один ребенок. Ей больше не нужно, ей одного достаточно. Она и его, порой, не знает, куда деть. Но если она скажет интервьюеру: «Вы знаете, не нужны мне эти дети, можете и этого забрать, хотя бы на время», тогда это будет выглядеть нехорошо в общественном мнении, в глазах того же интервьюера.

А если она скажет: «Знаете, я бы всей душой, я еще бы двоих, троих бы родила, запросто, хоть завтра, но вы видите, в каких условиях я живу: квартирка у меня тесненькая, сама без работы, а муж — в бюджетной организации. Если бы нам помогли, мы бы тогда да». А интервьюер тоже, как правило, женщина, тоже не слишком роскошно живущая, говорит: «Ой, как я вас понимаю! У меня такая же ситуация».

Они друг друга поняли. А мы в итоге получили результаты, представленные выше в таблице 1, и приняли их за «чистую монету». Подготовили, так сказать, «рекомендации» по демографической политике.

В исследовании демографического поведения и его детерминации, проводившемся в 2003 г. в Новгородской области [3], респондентам задавался проективный вопрос: «Представьте себе следующую ситуацию: Супруги решили, что им достаточно имеющегося числа детей. К ним приходят примерно с такой же анкетой, какую вы сейчас заполняете, и спрашивают: „Собираетесь ли вы иметь еще ребенка?“. Как, по вашему мнению, они ответят?». Среди возможных ответов, наряду с соответствующим действительности «нет, не собираемся», предлагались еще два варианта, более конформистских, т.е. социально удобных, — «да, но пока откладываем его рождение» и «да, если улучшатся условия жизни».

Только 10% и 9% бездетных женщин и мужчин ответили правдиво, что не собираются иметь детей. Большинство же не имеющих детей женщин (59%) и мужчин (50%) считают, что ответом будет «да, но пока откладываем его рождение», и, соответственно, 30,4% и 40,9% — «да, если улучшатся условия жизни». Социальные нормы рождаемости пока еще предписывают иметь хотя бы одного ребенка. Этого, по мнению многих, вполне достаточно. Поэтому при его наличии в семье и отсутствии желания иметь больше детей супругам проще (чем в случае бездетности) сказать, что они не собираются иметь еще. Однако только 30,6% однодетных женщин и 32,5% мужчин полагают, что при этом надо дать именно такой, правдивый, ответ. 25,9% женщин и 26,6% мужчин предпочли ответ «да, но пока откладываем его рождение» и, соответственно, 43,5% и 40,9% — «да, если улучшатся условия жизни».

Иначе выглядит ситуация при наличии двух детей — 59,4% двухдетных женщин и 63,9% мужчин полагают, что при наличии такой детности супруги честно ответят, что третьего ребенка они иметь не собираются. В то же время треть (32,9%) респонденток с двумя детьми и 29,9% респондентов считают, что хотя супруги и не желают иметь третьего ребенка, тем не менее они предпочтут ответить конформистски — дескать он может появиться, если улучшатся условия жизни.

Таким образом, вопросы о «помехах» вообще нельзя включать в анкеты, - среди респондентов с разным числом детей в семье следует выяснять, что препятствует реализации наличной потребности в детях. Вместе с тем необходим поиск способов контроля ответов респондентов на вопросы о репродуктивных установках и мотивах. Представленные результаты показывают, что доля конформистских, социально одобряемых ответов может быть весьма велика.

Полезно помнить, что ссылки на помехи позволяют респондентам выразить свое неудовлетворение условиями жизнедеятельности без всякой связи с рождением детей. Это может, например, проявляться и в том случае, когда желаемое при всех необходимых условиях число детей совпадает с уже имеющимся и, следовательно, единственной, так сказать, «помехой» к рождению большего числа детей, является отсутствие потребности в этом. Однако если этому человеку предлагают в анкете отметить, что мешает иметь детей больше и перечисляют те условия жизни, которыми он, как всякий обыватель, не удовлетворен, то он и отметит эти обстоятельства, не относящиеся к репродуктивному поведению вообще. Просто респондент воспользуется представившейся возможностью выразить свою неудовлетворенность жизнью. [4]

На эту особенность человеческого поведения, подсознательно связанную с надеждой на улучшение условий жизни безотносительно к репродуктивным намерениям своей собственной семьи, обращали внимание еще в 1970-е гг. В. А. Белова [5] и В. А.Борисов [6].

Следует подчеркнуть, что на ответах о мотивах «отказа» от рождения детей сказывается конкуренция потребностей, при которой потребность в детях уступает по значимости иным, полноценным удовлетворением которых индивид не готов пожертвовать ради удовлетворения потребности в детях. По сути дела, близкую точку зрению высказывали А. И. Антонов, Н. В. Зверева и В. М. Медков, говоря, что «система ценностных ориентаций детерминирует специфическую избирательность и направленность восприятия и реагирования на объективные ситуации образа жизни, оценку их как благоприятных или неблагоприятных для удовлетворения данной потребности». [7]

Попытка такого подхода к анализу детерминации репродуктивного поведения была предпринята мною в исследовании «Дети в городской семье» (Москва, 1983). [8]

Таблица 2 — Значимость ценностей «материального благополучия» и «нескольких детей» в зависимости от материальных условий и их оценки
(Москва, 1983; мужчины; N = 212)

Если Вы хотели бы иметь больше детей,
чем собираетесь, то насколько
вам мешают материальные условия?
Среднемесячный душевой доход (руб.) Различия в значимости ценностей
по среднему баллу (по пятибалльной шкале):
«материальное благополучие» -
«иметь нескольких детей»
очень мешают 75,4 1,23
мешают 84,3 1,03
не мешают 94,5 0,80

 

Три категории респондентов, выделенные по ссылкам на «помехи» к рождению детей, различаются между собой как по величине среднемесячного душевого дохода, так и по соотношению значимости ценностей материального благополучия и нескольких детей. Для всех трех категорий респондентов материальное благополучие важнее, чем наличие нескольких детей. Однако у тех, кому материальные условия «очень мешают», разрыв в значимости двух этих ценностей составлял 1,2 балла и был больше по сравнению с теми, кому «не мешают» — 0,8. К тому же различие между этими тремя категориями респондентов по соотношению значимости ценностей материального благополучия и нескольких детей оказалось большим (разница между крайними группами (1,2 — 0,8) составила 40% по отношению к средней — 1,0), чем по величине среднемесячного душевого дохода (разница между крайними группами (94 руб. — 75 руб.) составила 22,6% по отношению к средней - 84 руб. Следовательно, конкуренция потребностей в проективной ситуации влияла на ответы сильнее, чем уровень жизни.

Еще один пример из того же исследования.

Таблица 3 — Значимость ценностей «нескольких детей» и «успехов в работе»
в их отношении к рождению детей
(Москва, 1983; женщины; N = 212)

Если Вы хотели бы иметь больше детей,
чем собираетесь,
то насколько вам мешает
стремление достичь успехов в работе?
Значимость ценностей
(средний балл
по пятибалльной шкале)
Различия в значимости ценностей
по среднему баллу:
«иметь нескольких детей» —
«достичь успехов в работе»
иметь нескольких детей достичь успехов в работе
очень мешает 2,95 4,00 -1,05
не мешает 3,27 3,11 0,16

 

У женщин, которые отмечали, что стремление достичь успехов в работе помешало бы иметь больше детей, ценность успехов более значима, чем ценность нескольких детей. И, наоборот, там, где ценность детей более значима, женщины не считают стремление к успехам в работе препятствием к рождению детей.

Результаты уже упоминавшегося опроса женщин, проведенного в Москве в 2004 г. позволяют видеть, в какой мере ответы о трудностях реализации желаемого числа детей зависят от оценок условий жизни и конкуренции потребностей (см. табл. 4-7).

Таблица 4 — Значимость материального благополучия и наличия двоих детей
в зависимости от оценок трудностей реализации желаемой двухдетности
(Москва, 2004)

Мешают ли
материальные трудности
иметь желаемое число детей
Оценка уровня жизни
(средний балл
по шкале 0-100)
Значимость
(средний балл
по пятибалльной шкале):
Разница в значимости
материального благополучия
и наличия двоих детей
материального благополучия наличия двоих детей
очень мешают 50,8 4,77 4,09 0,68
мешают 60,7 4,50 4,12 0,38
не мешают 65,5 4,65 4,46 0,19

 

Таблица 5 — Значимость материального благополучия и наличия троих детей
в зависимости от оценок трудностей реализации желаемой трехдетности
(Москва, 2004)

Мешают ли материальные трудности
иметь желаемое число детей
Оценка уровня жизни (средний балл
по шкале 0-100)
Значимость
(средний балл
по пятибалльной шкале):
Разница в значимости
материального благополучия
и наличия троих детей
материального благополучия наличия троих детей
очень мешают 47,9 4,61 3,96 0,65
мешают 54,7 4,50 4,07 0,43
не мешают 66,5 4,65 4,33 0,32

 

Таким образом, по сравнению с другими категориями респонденток, у рассматривающих материальные трудности как очень серьезную помеху к рождению желаемого числа детей — оценка уровня жизни более низкая, а значимость материального благополучия более высокая. По перевесу последнего относительно значимости желаемого числа детей больше различия между группами респонденток, по-разному воспринимающих материальные трудности реализации желаемого числа детей.

Те же самые тенденции и в отношении жилищных трудностей у женщин, желающих иметь двоих детей.

Таблица 6 — Оценка жилищных условий как помех к желаемой двухдетности (Москва, 2004)

Мешают ли жилищные трудности
иметь желаемое число детей
Оценка жилищных условий
(средний балл
по шкале 0-100)
Значимость
(средний балл
по пятибалльной шкале):
Разница в значимости
хороших жилищных условий
и наличия двоих детей
хороших жилищных условий наличия двоих детей
очень мешают 39,2 4,93 4,19 0,74
мешают 58,1 4,75 4,25 0,50
не мешают 66,1 4,79 4,38 0,41

 

Среди женщин, которые хотели бы иметь троих детей, наибольшее различие в значимости хороших жилищных условий и наличия троих детей оказалось в той группе респонденток, которые отметили, что жилищные трудности очень мешают им иметь желаемое число детей.

Минимальным же разрыв в значимости двух этих ценностей был у отметивших, что жилищные трудности просто им мешают, а не у тех, кому они не мешают вовсе, как того можно было бы ожидать.

Таблица 7 — Оценка жилищных условий как помех к желаемой трехдетности
(Москва, 2004)

Мешают ли жилищные трудности иметь желаемое число детей Оценка жилищных условий
(средний балл
по шкале 0-100)
Значимость
(средний балл
по пятибалльной шкале):
Разница в значимости
хороших жилищных условий
и наличия троих детей
хороших жилищных условий наличия троих детей
очень мешают 35,9 4,82 3,97 0,85
мешают 61,4 4,50 4,11 0,39
не мешают 75,6 4,86 4,33 0,53

 

Аналогичные данные были получены в социолого-демографическом исследовании, проведенном в Новгородской области в 2003 г. [9]

 

В заключение следует сказать, что распределениями ответов о помехах к рождению детей исследование вопроса о роли условий жизни в формировании результатов репродуктивного поведения не заканчивается (как это, к сожалению, очень часто бывает), а только начинается. Осознание этого — необходимый шаг к разработке, действительно научно обоснованной и эффективной демографической политики, направленной на повышение рождаемости, т.е. уровня потребности в детях.

Восприятие людьми тех или иных условий жизнедеятельности как помех к рождению желаемого числа детей зависит не только от объективной характеристики этих условий и субъективной их интерпретации, но и от того, насколько условия жизни важнее по сравнению с ценностью детей и потребностью в детях, т.е. от конкуренции потребностей. Следовательно, меры демографической политики, только или преимущественно ориентированные на устранение помех к рождению детей, не дадут желаемого эффекта без изменения всей системы ценностных ориентаций, повышения в ней ценности семьи и детей.



 

[1] Борисов  В. А. Перспективы рождаемости. М., 1976, с.195.

[2] Опрос проводился в 2004 г. Центром социального прогнозирования (руководитель исследования — Рыбаковский  Л. Л.) по заказу и при финансовой поддержке Правительства Москвы. Опрошено 600 женщин в возрасте до 40 лет, как состоящих (46,8%), так и не состоящих (53,2%) в браке, имеющих и не имеющих детей, проживающих во всех административных округах Москвы

[3] Исследование проводилось (при финансовой поддержке РГНФ (проект № 03-03-00039а)) в 2003 г. в Новгородской области специалистами Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова и сектора социальных проблем здоровья Института социологии РАН. На данный вопрос отвечали мужья и жены из 478 семей (956 человек) с детьми и без детей.

[4] Фактически об этом же писал В. А. Борисов в книге «Перспективы рождаемости» (М., 1976, с.194).

[5] Белова  В. А. Число детей в семье. М., 1975, с.159.

[6] Борисов  В. А. Перспективы рождаемости. М., 1976, с.195.

[7] Антонов  А. И., Зверева  Н. В., Медков  В. М. Особенности социально-экономической детерминации репродуктивного поведения населения в регионах малодетности // Всесоюзная научная конференция «Народонаселение и совершенствование планирования социальной инфраструктуры». Доклады. Баку, 1984, с.98.

[8] Исследование проводилось группой сотрудников отдела демографии Института социологических исследований АН СССР, руководитель исследования — В. А. Борисов. Опрашивались оба супруга в 212 одно-двухдетных семьях, где возраст жены не превышал 35 лет.

[9] См. Архангельский  В. Н., Елизаров  В. В., Зверева  Н. В., Иванова Л. Ю.  Демографическое поведение и его детерминация. М., 2005, с.208-210.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51