Архив

Проблемы развития российского рынка труда в контексте демографического кризиса

Евгений Юрьев — сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

1. Общая характеристика демографической ситуации в Российской Федерации

2. Проблемы развития трудовых ресурсов в контексте депопуляции

2.1. Количественная оценка дефицита рабочей силы

2.2. Структурные особенности проявления дефицита рабочей силы в российской экономике

2.3. Негативное влияние структурных проблем дефицита рабочей силы на демографическую ситуацию

3. Влияние дефицита трудовых ресурсов на перспективы удвоения ВВП

4. Пути решения обозначенных проблем

3.1. Основные направления по стимулированию миграции

3.2. Основные направления по оптимизации использования имеющегося человеческого капитала


1. Общая характеристика демографической ситуации в Российской Федерации

Современную демографическую ситуацию в России определяют три основные проблемы.

Суть первой проблемы в том, что в конце ХХ века Россия вступила в длительную полосу депопуляции (сокращения численности населения): за 14 лет с 1992 по 2004 г. естественная убыль населения составила 10,4 млн. человек (население Бельгии, Белоруссии или Югославии), а общие потери в результате частичной миграционной компенсации — 4,85 млн. человек. Причем, процесс убыли населения с каждым годом набирает все большую скорость, что выводит Россию в «лидеры» среди государств с убывающим населением.

Вторая проблема связана с тем, что депопуляция вызвана не конъюнктурными временными факторами, а фундаментальными долгосрочными процессами, поэтому надежды на автоматический выход из нее по мере улучшения социально-экономической ситуации беспочвенны.

Третья проблема определяется тем, что развитие депопуляции в России имеет существенные отличия от развитых европейских стран с убывающим населением. Она формируется, с одной стороны, в результате рождаемости, низкой даже на фоне этих стран: 1,35 (оценка суммарного коэффициента рождаемости за 2004 г.) в России и 1,88 во Франции, 1,80 в Норвегии, 1,73 в Нидерландах, 1,71 в Великобритании, 1,65 в Швеции. С другой стороны, потери определяются не имеющими аналогов в европейском регионе уровнями смертности. В начале ХХI века Россия отстает по продолжительности жизни от десятки наиболее развитых стран мира на 15–19 лет для мужчин и на 7–12 лет для женщин, находясь на уровне государств Экваториальной Африке.

В случае сохранения нынешнего уровня рождаемости и  смертности и отсутствия миграционного прироста численность населения России к началу 2025 г. составит 122,0 млн. человек, сократившись по сравнению с началом 2005 г. на 21,4 млн. человек. В действительности демографическая динамика в России может выглядеть значительно хуже, так как при отсутствии целенаправленной демографической политики весьма вероятно, что смертность не стабилизируется, а продолжит расти (до уровней продолжительности жизни мужчин 51,5 года, женщин 65,4 года), и, одновременно, будет происходить постепенный переход к однодетной модели семьи (до суммарного коэффициента рождаемости 1,18 и ниже). В этом случае численность населения России к  началу 2025 г. составит 113,9 млн. человек, сократившись по сравнению с  началом 2005 г. на 29,5 млн. человек.

2.   Проблемы развития трудовых ресурсов в контексте депопуляции

Основным экономическими последствиями депопуляции является сокращение численности трудоспособного и экономически активного населения.

Анализ вариантов демографического прогноза свидетельствует, что при дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 г. сократится по сравнению с 2005 г. на 3,6 млн. человек, а к 2015 г. — еще на 7 млн. (за 10 лет— на 10,6 млн. человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. После 2015 года экономически активное население будет выбывать со скоростью более 1 млн. человек в год.

Выбывание экономически активного населения обусловило две фундаментальные экономические проблемы:

  • несоответствие предложения рабочей силы растущему спросу;
  • невозможность серьезного роста (и, соответственно, удвоения) валового внутреннего продукта в условиях дефицита рабочей силы.

2.1. Количественная оценка дефицита рабочей силы

Для оценки перспективного дефицита трудовых ресурсов в экономике России необходимо рассмотреть совокупный спрос на труд (сумма численности занятых и числа вакантных рабочих мест) и численность занятых.

Совокупный спрос на труд определяется объемами ВВП и основных фондов и размера оплаты труда. Численность занятых, в свою очередь, определяется величиной совокупного спроса на труд, ВВП, и предшествующим значением занятости. Расчеты показывают, что динамика основных параметров российского рынка труда описывается статистически значимыми и экономически обоснованными зависимостями.

Анализ этих зависимостей показывает, что при однопроцентном увеличении каждого из факторов совокупный спрос на труд и численность занятых изменяется следующим образом. При росте ВВП совокупный спрос на труд возрастает примерно на 0,2%. Рост основных фондов при прочих равных снижает спрос на труд на 0,1%, что является результатом эффекта замещения труда капиталом в процессе производства. При изменении минимального размера оплаты труда, суммарная численность занятых и вакантных рабочих мест уменьшается на 0,01%. Численность занятых пропорциональна совокупному спросу на труд, но изменяется менее интенсивно, увеличиваясь при росте ВВП на 0,04% и при более высоком значении занятости в предыдущем году.

Расчеты перспективной динамики указанных параметров рынка труда до 2015 г. основываются на двух прогнозных вариантах развития российской экономики, разработанных МЭРТ России, — инновационно-активном и базовом[1]. В первом из них ВВП России до 2010 г. возрастает с темпом 6,2% в год, в дальнейшем — с темпом 7,2%. В базовом сценарии при сохранении текущих тенденций и отсутствии решительных мер государственного макроэкономического регулирования темпы роста ВВП снижаются к 2010 г. примерно до 4,8% в год, а в последствии — и до 4,2%. Основные производственные фонды в инновационно-активном сценарии увеличиваются вслед за значительным ростом инвестиций в отечественную экономику, которые до 2010 г. возрастают с ежегодным темпом порядка 9–11%. Базовый сценарий предполагает постепенное снижение темпов роста инвестиций до уровня 6% и стабилизацию на достигнутом уровне после 2010 г. Инфляция потребительских цен для обоих сценариев характеризуется постепенным снижением до 3% к 2012 г. По первому сценарию реальный фонд заработной платы к 2015 г. увеличивается более чем в 2,6 раза. В базовом сценарии темпы роста данного показателя со временем замедляются. Минимальный размер оплаты труда в первом варианте интенсивно возрастает, а во втором — характеризуется менее существенным его увеличением.

На основе этих прогнозных вариантов была рассчитана перспективная динамика спроса на труд (см. рис. 1).

 

/

Рис. 1. Перспективная динамика совокупного предложения и  совокупного спроса по инновационно-активному (1) и базовому (2) сценариям, млн. чел.

 

Как видно из рисунка, в обоих сценариях совокупный спрос на труд в экономике России увеличивается (в первом из них со средним темпом прироста в 1%, а во втором — 0,6% в год). Это увеличение потребности экономики в труде необходимо сопоставить с имеющимися его ресурсами, а именно с численностью населения в трудоспособном возрасте[2]. При этом, следует иметь в виду, что имеются категории граждан, формирующие экономически неактивное население. К этим категориям относятся учащиеся, студенты, аспиранты, не совмещающие обучение с трудовой деятельностью; военнослужащие; российские граждане, работающие за границей; лица, находящиеся в отпусках по беременности и родам и уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет; лица, выполняющие домашние обязанности, осуществляющие уход за детьми и другими членами семьи; лица, находящиеся в местах лишения свободы; трудоспособные лица, у которых нет необходимости работать. В 2003 г. таких лиц было порядка 17 млн. чел. Предположим, что все они не будут в перспективе вовлечены в производство (т.е. будет иметь место «жесткий» вариант ограничения предложения труда), и до 2015 г. их численность останется неизменной на указанном уровне. В этом случае для получения прогнозной оценки величины рабочей силы необходимо скорректировать перспективную численность населения в трудоспособном возрасте на ту же величину (17 млн. чел.). Результат следует интерпретировать как максимально возможный объем предложения труда, с которым может столкнуться отечественная экономика уже в ближайшей перспективе (см. рис. 1).

До 2009 г. численность занятых будет ниже построенного ограничения. Однако уже в 2009–2010 гг., в результате демографического кризиса, начнет проявляться дефицит труда, все увеличивающийся со временем (см. рис. 2). Несмотря на происходящее в перспективе наращивание основных фондов и замещение труда капиталом (в форме трудосберегающих технологий) дефицит трудовых ресурсов, тем не менее, проявляется. Как видно из рисунка, реализация первого сценария приведет к более раннему возникновению дефицита трудовых ресурсов. В случае же инновационно-активного сценария, более высокие темпы роста производительности труда, обеспечиваемые вовлечением дополнительных инвестиций и внедрением новых технологий, тем не менее недостаточны для того, чтобы полностью компенсировать дополнительный прирост спроса на рабочую силу, связанный с более быстрым, чем в базовом сценарии, расширением производства. При этом вовлечение в  сферу занятости в среднем дополнительно 1 млн. чел. отдаляет наступление дефицита всего на 1 год.

/

Рис. 2. Дефицит труда при инновационно-активном (1) и базовом (2) сценариях, млн. чел.

 

Необходимо отметить, что приведенная на рис. 2 динамика перспективного дефицита трудовых ресурсов реализуется при условии, что все безработные становятся занятыми. В то же время существующая сегодня на российском рынке труда безработица в значительной степени носит структурный характер. Так, например, в 2004 г. отраслевая структурная безработица составила порядка 40% общей. Реальный объем структурной безработицы, вероятно, еще выше, так как существуют не только отраслевая, но и региональная ее компонента, и они не всегда полностью совпадают. Кроме того, при оценке показателей объемов структурной безработицы необходимо учитывать профессиональные, квалификационные, образовательные, возрастные и другие диспропорции. Опыт экономик развитых стран показывает, что именно на уровне отдельных занятий и профессий структурные несоответствия проявляются в наибольшей форме.

С учетом вышесказанного справедливо считать, что актуальность проблемы структурной безработицы остается высокой, а для структурных безработных характерна бóльшая длительность пребывания в состоянии незанятости. Кроме того, структурная безработица требует специальных мер государственной политики занятости для своей ликвидации. Следовательно, перспективное ее снижение возможно только при очень эффективной структурной макроэкономической политике. При ее отсутствии в экономике сохранится некоторый «маргинальный» контингент безработных, которые систематически не могут найти применения своим навыкам в сфере занятости. Поэтому дефицит трудовых ресурсов может наступить ранее указанного срока.

Наконец, очевидно, что при столь очевидной динамике увеличения разрыва между спросом и предложением на рабочую силу до 2015  («потолок» официальных прогнозов), нет никаких оснований не «продлить» эту кривую до абсолютно неприемлемых для нашей экономики пределов.

2.2.        Структурные особенности проявления дефицита рабочей силы в российской экономике

Наряду с количественными показателями, острота дефицита рабочей силы определяется и качественными (структурными) формами его проявления.

Отраслевая специфика проявления дефицита рабочей силы. Хотя в целом по экономике недостаток рабочей силы пока не наблюдается, ситуация существенно различается при рассмотрении отдельных отраслей. В частности, происходит снижение численности занятых в ряде важнейших отраслей экономики. Наиболее заметно численность занятых за 1990–2003 гг. сократилась в науке и научном обслуживании (в 2,6 раза); машиностроении и металлообработке (в 2,1 раза); строительстве (в 1,8 раза); сельском и лесном хозяйстве (в 1,3 раза). Следовательно, при прочих равных именно эти отрасли первыми будут испытывать острую потребность в кадрах в перспективе, и именно для этих отраслей проявление дефицита будет наиболее острым. По данным опросов промышленных предприятий, проводимых Российским экономическим барометром, порядка 25% этих предприятий оценивают свою укомплектованность рабочей силой как недостаточную относительно ожидаемого через 12 месяцев спроса.

Профессионально-квалификационный аспект дефицита. В экономике сложилась ситуация, когда при наличии хорошо образованной рабочей силы не хватает квалифицированных и опытных работников отдельных профессий и квалификаций.

В качестве наглядного примера рассмотрим дефицит квалифицированных рабочих кадров, который в последнее время все острее ощущают предприятия реального сектора. Так, например, по оценкам ИНП РАН, дефицит квалифицированных рабочих кадров испытывают более 80% предприятий. В то же время, недостаток в инженерно-технических работниках и менеджерах ощущается на 20–25% опрошенных предприятий. В отраслевом разрезе наиболее острая потребность в рабочих кадрах фиксируется в следующих отраслях промышленности: машиностроении и металлообработке, черной металлургии, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной, промышленности строительных материалов.

Данная проблема обостряется сложным положением, в котором находится система начального профессионального образования (НПО). Численность учащихся в системе НПО сократилась с 1990 г. по 2003  г. почти на 12%, а выпуск квалифицированных специалистов уменьшился более чем на 40%.

Другим примером является дефицит кадров более высокой квалификации, возникающий в отдельных отраслях из-за того, что выпускники вузов устраиваются на работу не по приобретенной специальности (по экспертным оценкам, 50% молодых инженеров, 70% выпускников сельхозинститутов, 30–40% выпускников медицинских вузов). Следовательно, отрасли, соответствующие профилю выпускников, все равно недополучают необходимых им молодых специалистов, которых, по большей части, «забирает» бизнес.

Возрастной аспект дефицита выражается в постарении населения в трудоспособном возрасте, что приводит к снижению кадрового потенциала отраслей экономики. С 1992 г. наряду с ростом численности занятых в возрасте 45–54  года, сокращение численности затронуло практически все остальные возрастные группы. Сокращение в наибольшей степени проявилось в возрастных группах до 20 лет, 30–39 лет, 55–59 лет. По данным обследования населения по проблемам занятости Федеральной службы государственной статистики России, к концу 2004 г. средний возраст занятых в народном хозяйстве вплотную приблизился к 40 годам. В целом ряде отраслей эта граница пройдена: так, в науке и научном обслуживании он составляет 44 года. Экстраполяция сложившихся тенденций в возрастной структуре занятых показывает, что будет продолжать увеличиваться абсолютная численность и доля занятых в возрасте 40–49  лет. Для целой группы возрастов (60–72, 20–29, 35–39 лет) будет характерен незначительный рост или стабилизация достигнутых к настоящему моменту значений. Дополняет картину снижение численности занятых в возрастной группе 30–34 года. Таким образом, при сохранении сложившихся тенденций в перспективе наблюдается снижение численности занятого населения наиболее активных возрастных групп.

Возрастной аспект проявляется и в виде слабого притока молодых кадров в целый ряд отраслей экономики, что объясняется сложившей системой предпочтений и низким уровнем оплаты в них. Последнее обстоятельство позволяет говорить о некоторых особенностях проявления структурного дефицита, в частности, проявляющегося в условиях дифференциации показателей заработной платы.

2.3.  Негативное влияние структурных проблем дефицита рабочей силы на демографическую ситуацию

Структурные проблемы, возникающие в сфере занятости и на рынке труда, определяют социально-экономическое положение страны и  ее населения (в том числе, трудоспособного) и непосредственно влияют на процессы его воспроизводства.

Низкий уровень заработной платы, безработица оказывают негативное влияние на развитие семьи. Безработица — важный фактор социальных проблем (преступность, наркомания, алкоголизм, суицид). Неуверенность в  стабильной и обеспеченной достойным доходом занятости ведет к отказу от рождения детей, их отложенному рождению, абортам, разводам и др. Неблагоприятные и вредные условия труда приводят к ухудшению здоровья трудящихся, преждевременной смертности.

Наконец, увеличение затрат используемых ресурсов как следствие структурных проблем на рынке труда приведет к замедлению общих темпов роста экономики, что не позволяет увеличить расходы на социально-демографическую политику и реализацию мероприятий по смягчению последствий демографического кризиса.

Таким образом, необходимо говорить не только о влиянии демографического спада на стагнацию рынка труда, но и об обратном процессе.

3. Влияние дефицита трудовых ресурсов на перспективы удвоения ВВП

Чрезвычайно важным результатом негативного влияния демографического кризиса на развитие рынка труда становится невозможность удвоения валового внутреннего продукта в поставленные руководством страны сроки.

Поставленные Президентом задачи по удвоению ВВП предполагают рост этого показателя на 7,2% ежегодно. Таким образом, если предположить, что прирост производительности труда будет колебаться в существующем диапазоне 6–4% ежегодно, то для достижения таких высоких темпов роста необходим ежегодный же прирост численности занятых не ниже, чем 1,2%.

Согласно нашим оценкам, это невозможно, и даже в случае реализации оптимистичного сценария развития занятость в России будет снижаться уже начиная с 2009 года. Следовательно, максимально достижимый темп роста экономики в таких условиях даже при самом оптимистичном развитии событий в сфере демографии не будет превышать 6% (если только производительность не начнет расти более высокими темпами, что возможно только при очень значительном внедрении трудосберегающих современных технологий, чего пока не происходило, и вряд ли случится в обозримом будущем).

4.       Пути решения обозначенных проблем

Системное решение проблемы выбывания трудовых ресурсов лежит в плоскости улучшения демографической ситуации: повышения рождаемости, борьбы со смертностью и стимулирования миграции. В своем последнем послании Федеральному Собранию РФ Президент выделил эти направления государственной политики как одни из приоритетных.

Кроме того, необходим комплекс дополнительных мер по решению структурных проблем на рынке труда, таких как профессионально-квалификационный, возрастной и другие вышеобозначенные аспекты дефицита рабочей силы.

В том случае, если будут осуществлены эффективные меры, направленные на сокращение смертности и повышение рождаемости, Россия сможет существенно смягчить выбывание населения (в том числе, экономически активного), создать предпосылки для демографического роста.

С другой стороны, необходимо учитывать, что при принятии соответствующих мер, реальные результаты будут достигнуты, как минимум, в горизонте одного поколения — тогда как проблемы дефицита рабочей силы необходимо решать уже сейчас, «закрывать» существующие лакуны человеческих ресурсов.

В этой связи, единственными мерами, способными дать быстрый результат, становятся:

  • стимулирование иммиграции;
  • смягчение дефицита рабочей силы за счет оптимизации использования имеющегося человеческого капитала, вовлечения в производство экономически неактивного населения.

 

3.1. Основные направления по стимулированию миграции

Внешняя миграция является для России одним из основных компонентов, способных в краткосрочной перспективе компенсировать сокращение численности населения. Для поддержания численности населения на уровне 143–144  млн., необходимо чтобы в течение 2006–2025 гг. среднегодовые величины миграционного прироста населения на постоянное место жительства составляли 490 тыс. человек. Основной миграционный резерв России — русские и российские народы, проживающие в странах СНГ и Балтии. Их численность по минимальным оценкам составляет около 20 млн. человек, но может существенно увеличиться, в случае, если многочисленные потомки смешанных браков определятся с национальной идентификацией в пользу Россию (это возможно, если миграционная политика России станет либеральной в отношении бывших соотечественников.

100% использование данного миграционного резервуара, при условии одновременной реализации мер по стимулированию рождаемости и  борьбе со смертностью, позволит компенсировать естественную убыль и стабилизировать численность населения, что будет соответствовать стратегической цели демографического развития России, по крайней мере, в течение ближайшего двадцатилетия.

Новая миграционная политика России должна, опираясь на позитивный зарубежный опыт, включать в себя следующие направления:

  • привлечение постоянных иммигрантов в страну, в первую очередь, представителей титульных народов России (соотечественников) на постоянное место жительства из государств нового зарубежья для замещения естественной убыли населения страны, (сальдо миграции должно быть, как минимум, не меньше масштабов естественной убыли населения). Благодаря принятию в Израиле в 1952 г. Закона о возвращении, предоставившего возможность каждому еврею автоматически получить статус гражданина, страна привлекла 2,3 млн. евреев из Восточной и Центральной Европы, Северной Африки и арабских стран Ближнего Востока;
  • привлечение временных трудовых мигрантов из государств нового и старого зарубежья в отрасли и регионы в соответствии с экономическими и геополитическими интересами России (объемы трудовой миграции должны покрывать дефицит в трудовых ресурсах на рынке труда). Сингапур проводит четкую и последовательную политику в отношении иностранных работников. Работники низкой квалификации рассматриваются как временные работники, которые импортируются в случае необходимости и репатриируются, когда потребность в них снижается. При этом миграционная политика подкрепляется соответствующим налоговым механизмом. Это позволяет стране регулировать количество иностранных работников в зависимости от уровня экономической активности.
  • расселение внутрироссийских мигрантов и иммигрантов из числа соотечественников, а также закрепление постоянного населения в важных с геополитической точки зрения регионах страны (прежде всего, в приграничных районах Сибири и Дальнего Востока) [3]. В свое время Канада благодаря привлекательным условиям миграционной политики (мигрантам предоставлялась земля для возделывания пшеницы, проводилась активная пропагандистская компания, транспортные компании получали плату за каждого фермера) в 1910–1914 гг. смогла привлечь 1,6 млн. человек. Были решены две задачи: были заселены ранее пустовавшие западные провинции страны и во многом именно благодаря миграции с 1880 по 1910 гг. производство пшеницы в Канаде выросло более чем в три раза.
  • сокращение эмиграции из страны на постоянное место жительства за рубеж россиян, прежде всего высококвалифицированных специалистов путем повышения оплаты труда в  секторе науки и образования, создание альтернативных государственным высокооплачиваемых научных центров, а также путем введения запрета на усыновление детей иностранцами.

 

3.2. Основные направления по оптимизации использования имеющегося человеческого капитала

Возможности преодоления возникающего дефицита связаны с повышением экономической активности, повышением производительности труда, смягчением структурных проблем рынка труда, замещающей миграцией. Рассмотрим внутренние источники смягчения остроты выявленной проблемы.

Повышение экономической активности населения предполагает, прежде всего, вовлечение на рынок труда части экономически неактивного населения. В табл. 1 представлена структура экономически неактивного населения (ЭНАН) в трудоспособном возрасте и дана сравнительная оценка сложности привлечения указанных категорий ЭНАН на рынок труда. По последнему показателю указанные в таблице категории можно разделить на три группы. Наиболее вероятно возвращение на рынок труда и в сферу занятости ищущих работу, но не готовых приступить к ней. Однако численность данной категории невелика, и, с учетом полученных выше оценок дефицита рабочей силы, не может решить проблему его компенсации. В связи с этим возникает необходимость активизации усилий по привлечению на рынок труда других категорий, прежде всего из числа не ищущих работу, которые составляют более 20% всего ЭНАН.

Сложность привлечения пенсионеров (здесь подразумеваются пенсионеры в трудоспособном возрасте по выслуге лет) может быть оценена как умеренная, а основные проблемы с вовлечением данной категории на рынок труда связаны, прежде всего, со спецификой имеющихся у них профессиональных навыков. Отдельной проблемой является повышение пенсионного возраста, а  также привлечение на рынок труда пенсионеров старше трудоспособного возраста[4]. Выход представителей других категорий ЭНАН на рынок труда в среднесрочной перспективе возможен только при больших социально-экономических издержках (в части создания соответствующих рабочих мест и повышения уровня оплаты труда) и представляется маловероятным.

 

Таблица 1. Структура экономически неактивного населения по категориям, %

Категория ЭНАН 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. Степень сложности привлечения на рынок труда
ЭНАН, всего 100 100 100 100 100  
Студенты, учащиеся дневной формы 36,5 38,5 40,0 42,1 42,7 Высокая
Пенсионеры 14,2 15,2 15,6 13,8 14,0 Умеренная
Лица, ведущие домашнее хозяйство 10,7 11,5 11,1 10,8 10,5 Высокая
Другие 9,2 8,4 9,0 8,5 8,4 Высокая
Ищут работу, но не готовы приступить 2,7 2,6 2,2 2,4 2,2 Низкая
Не ищут работу, 26,7 23,8 22,1 22,5 22,2 Умеренная
в том числе отчаялись найти работу 5,8 5,1 5,1 3,7 4,7 Высокая

Примечание: информация в табл. 1 приведена по данным обследования населения по проблемам занятости за ноябрь месяц соответствующего года.

Повышение производительности труда в значительной степени связано с повышением капиталовооруженности труда. Это требует (как и предполагает сценарий №1) интенсивных инвестиционных вложений, прежде всего в реальном секторе производства. Их недостаток будет усиливать отраслевую неоднородность эффективности использования рабочей силы, и, следовательно, усугублять проблему ее дефицита. В настоящее время отечественная экономика испытывает недостаток в новых, современных технологиях, которым должен быть присущ трудосберегающий характер.

Необходимым направлением превентивной политики по смягчению возникающего ограничения предложения труда в экономике является решение проблемы структурной безработицы. В противном случае, как было отмечено выше, в экономике будет одновременно наблюдаться острая нехватка специалистов в целом ряде секторов (регионов) и безработицы.

При этом, важно учитывать, что возможности смягчения перспективной проблемы дефицита рабочей силы за счет оптимизации имеющейся кадровой базы могут оказаться недостаточными для качественного улучшения положения с трудовыми ресурсами. В случае недостаточного объема иммиграции, качественный прогресс в этой сфере зависит от прогресса в фундаментальных демографических показателях — смертности и рождаемости, что потребует соответствующих масштабных государственных программ.



[1] Использование альтернативных сценариев макроэкономического развития экономики России принципиально не меняет характер выводов.

[2] Следует отметить, что ресурсы труда имеются также и за пределами трудоспособного возраста. Это подростки и пенсионеры, которых также можно привлекать к труду.

[3]Необходимо учитывать, что данная политика может противоречить Концепции пространственного развития России Министерства регионального развития РФ, предполагающей стягивание населения в т.н. «точки роста» и, как следствие, оголение многих удаленных территорий. Данное системное противоречие должно стать предметом отдельной дискуссии.

[4] Учитывая их взаимосвязь, реально может быть решена только одна из этих задач.


Дата публикации: 2005-10-29 09:17:45