Архив

Депопуляционные прогнозы численности населения России в 2005–2050 гг.
Медков Виктор Михайлович (1945—2008) — кандидат философских наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Статья вторая. Первая статья — «Ожидаемое будущее или романтические мечтания?»

 

Динамика численности населения России

Какое демографическое будущее сулит прогноз пересмотра 2004 г. нашей стране? Хорошего мало, хотя авторы прогноза несколько более оптимистично оценивают демографические перспективы нашей страны по сравнению с пересмотрами 2000 и 2002 годов. Если прогноз 1998 г. предсказывал, что численность населения нашей страны к 2050 г. сократится до 121,3 млн. человек, прогнозы 2000 и 2002 гг. — до 104,3 млн. человек, то последний прогноз увеличивает прогнозную численность населения до 111,8 млн. человек [1] (всюду средние варианты).

С чем же связаны эти странные прыжки прогнозной численности населения России от одного пересмотра к другому? Неужели специалисты ООН уловили некую новую тенденцию, говорящую о том, что наша страна начала выбираться из депопуляционной ямы. Радоваться, однако, нечему, поскольку здесь мы имеем дело с чисто статистическим артефактом.

Во-первых, WPP-2004 исходит из большей по сравнению с пересмотром 2002 г. начальной численности населения России. Известно, что перепись 2002 г. показала численность населения почти на 2 млн. человека большую, чем это вытекало из расчетов по уравнению демографического баланса. Во-вторых, WPP-2004 принимает во внимание факт некоторого подъема числа рождений после 2000 года. Этот кратковременный и уже закончившийся прирост рождений авторы почему-то распространили на весь период прогноза, что и объясняет увеличение прогнозной численности населения в пересмотре 2004 г. по сравнению с двумя предшествующими.

Верхний вариант, который применительно к России следует признать фантастическим, дает численность в 134,5 млн. человек, нижний — в 92,4 млн. человек и вариант с постоянной рождаемостью — в 98,2 млн. человек. Два последних варианта и надо считать наиболее близкими к тому, что будет на самом деле в середине столетия, причем самым реалистическим является именно нижний вариант, поскольку он предполагает снижение рождаемости в период до 2015–2020 г. с нынешних 1,33 до 1,01 и лишь затем её некоторый рост до 1,35 [2] (прогнозируемая динамика средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного во всех вариантах одинакова).

Однако этот, как сказано выше, «самый реалистический вариант» всё же, на наш взгляд, будет довольно далек от реальности, поскольку и он предполагает ничем не мотивированное спонтанное повышение рождаемости. Фактическое уменьшение численности населения России будет даже бóльшим, чем это прогнозируется в нижнем варианте.

Таблица 1 — Прогнозная динамика численности населения России по прогнозу ООН, 2005–2050. WPP-2004, все варианты (тысяч человек)

Годы Вариант прогноза
Верхний Средний Нижний С постоянной
рождаемостью
2005 143 202 143 202 143 202 143 202
2010 141 420 140 028 138 639 139 609
2015 140 132 136 696 133 243 135 487
2020 138 654 133 101 127 458 130 708
2025 136 611 129 230 121 721 125 635
2030 134 772 125 325 115 953 120 509
2035 133 858 121 679 110 156 115 270
2040 133 885 118 334 104 314 109 761
2045 134 282 115 098 98 371 103 999
2050 134 532 111 752 92 358 98 169
Изменения
за 2005—2050 гг.
-8 670 -31 450 -50 844 -45 033

Как видно из таблицы 1 и графика 1, все варианты WPP-2004 предполагают уменьшение к 2050 г. численности населения России, причем разброс оценок этого уменьшения чрезвычайно велик: от 8,7 до 50,8 млн. человек. При этом, все варианты прогноза предусматривают уменьшение среднегодовых величин снижения численности населения на всем прогнозном периоде или на большей его части.

График 1 — Прогнозная динамика численности населения России по прогнозу ООН, 2005–2050. WPP-2004, все варианты (миллионов человек)

Так, согласно среднему варианту прогноза ожидаются следующие среднегодовые величины уменьшения численности (в тысячах человек): за 2005–2010 гг. — на 635; за 2015–2020 гг. — на 719; за 2025–2030 гг. — на 781; за 2035–2040 гг. — на 669 и за 2045–2050 гг. — также на 669 тысяч человек. По верхнему варианту — соответственно на 356; 296; 368; 6 и 50 тысяч человек. Согласно нижнему варианту — соответственно на 913; 1 157; 1 154; 1 168 и на 1 203 тысяч человек.

При этом, как легко догадаться, темпы сокращения численности населения нашей страны будут возрастать по всем вариантам прогноза, за исключением верхнего (график 2).

График 2 — Среднегодовые темпы изменения численности населения России, WPP-2004, все варианты (%%)

Особенно резко (практически в два раза) возрастут темпы депопуляции по нижнему варианту и варианту постоянной рождаемости. Однако в реальности следует ожидать ещё более быстрых темпов депопуляции, поскольку все варианты прогнозов ООН исходят из предположения о росте рождаемости или, по крайней мере, о её сохранении на прежнем уровне.

Прогнозы специалистов ООН в общем-то совпадают с оценками демографических перспектив, которые дают отечественные демографы. Приведенные выше данные укладываются в ту вилку прогнозной численности населения России, которая уже стала как бы общим местом демографической прогностики.

В этом смысле можно говорить о «конвергенции» прогнозов, выполняемых разными авторскими коллективами. Однако в большинстве их игнорируются результаты социолого-демографических исследований о постоянном снижении репродуктивных установок, что и является основной причиной неадекватных оценок численности населения России на середину столетия.

Динамика рождаемости

Динамика рождаемости играет определяющую роль в актуальных и будущих тенденциях изменения численности населения нашей страны. Роль смертности и особенно миграции в прогнозной демографической динамике нашей страны незначительна.

Этот факт, кстати, учтен в WPP-2004: во всех четырех основных вариантах прогноза миграционное сальдо принято равным 50 тыс. человек в год. Равным образом и прогнозные параметры смертности и средней ожидаемой продолжительности жизни приняты одинаковыми во всех четырех основных вариантах прогноза (см. ниже).

Учитывая эту определяющую роль рождаемости, более подробно остановимся на сценариях её изменения, принятых в WPP-2004.

По среднему варианту специалистами ООН прогнозируется повышение к 2050 г. суммарного коэффициента рождаемости (СКР) в России до величины 1,85 рождений на 1 женщину репродуктивного возраста. Верхний и нижний варианты отличаются от среднего ровно на 0,5 в большую и меньшую стороны. В итоге получается следующая картина (таблица 2).

Таблица 2 – Динамика суммарного коэффициента рождаемости в России,
WPP-2004, 2005–2050 гг., все варианты

Период Варианты прогноза
Средний Верхний Нижний Постоянной
рождаемости
2000–2005 1,33 1,33 1,33 1,33
2005–2010 1,40 1,65 1,15 1,33
2010–2015 1,44 1,84 1,04 1,33
2015–2020 1,51 2,01 1,01 1,33
2020–2025 1,58 2,08 1,08 1,33
2025–2030 1,65 2,15 1,15 1,33
2030–2035 1,72 2,22 1,22 1,33
2035–2040 1,79 2,29 1,29 1,33
2040–2045 1,85 2,35 1,35 1,33
2045–2050 1,85 2,35 1,35 1,33

Рост рождаемости, прогнозируемый во трех вариантах вызывает большие сомнения. Понятно, что прогнозы ООН зеркально отражают те тенденции изменения чисел родившихся, которые имели место в период подготовки очередного пересмотра. Так, прогнозы пересмотров 2000 и 2002 гг. исходили из значения СКР в 1,14 для периода и 2000–2005 гг. для 2050 г. давали увеличение СКР до 1,75, учитывая некоторый рост чисел родившихся после 2000 года.

Пересмотр 2004 г. СКР 1,33 для периода 2000–2005 гг., когда числа родившихся, общие и суммарные коэффициенты рождаемости чуть подросли, и прогнозирует на 2050 г. значение СКР 1,85. Однако подобная ориентация на конъюнктурные колебания рождаемости гарантирует, что прогноз для стран с крайне низкими значениями СКР будет заведомо неверным.

Всё дело в неадекватности самой методологии прогнозирования рождаемости, в ошибочности исходных методологических предпосылок.

Во-первых, это — молчаливое следование концепции «прямой» связи между уровнем благосостояния и уровнем рождаемости. В большинстве прогнозов предполагается, что повышение уровня благосостояния в странах с низкой и сверхнизкой рождаемостью непременно приведет к её росту. При этом никого ничуть не смущает тот факт, что минимальные показатели рождаемости в настоящее время имеют место там, где достигнуты максимальные на сегодня уровни благосостояния.

Во-вторых, специалисты ООН совершенно не учитывают данных социолого-демографических исследований о постоянном снижении репродуктивных установок среди новых поколений, не учитывают инерционное действие сложившихся социальных норм малодетности.

Нет никаких оснований надеяться на то, что рождаемость в России начнет повышаться без специальной демографической политики и достигнет к середине столетия уровня, близкого к уровню простого воспроизводства.

Следует признать, что картина, нарисованная специалистами ООН, далека от реальности и дезориентирует общественное мнение.

Динамика смертности и продолжительности жизни

Что касается смертности, то здесь в принципе особых возражений прогноз специалистов ООН не вызывает. Можно рассчитывать, что в ближайшие десятилетия, если не произойдет ничего чрезвычайного и если правительство будет проводить более или менее взвешенную и разумную политику в области охраны здоровья населения, смертность будет постепенно снижаться, ожидаемая продолжительность жизни расти, и Россия, хотя и будет, как и сегодня, отставать от развитых и не очень стран мира, всё-таки несколько приблизится к ним.

Но для этого предстоит сделать очень много, особенно в области борьбы с теми причинами смерти, которые уносят слишком много жизней, особенно в трудоспособных возрастах, где в настоящее время ситуация является просто трагической (таблица 3).

Таблица 3 - Динамика средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного в России, WPP-2004, все варианты (лет)

Период Оба пола Мужчины Женщины
2005–2010 65,0 58,7 71,8
2010–2015 65,6 59,6 71,9
2015–2020 66,9 61,3 72,6
2020–2025 68,2 62,9 73,4
2025–2030 69,2 64,3 73,9
2030–2035 70,1 65,5 74,4
2035–2040 71,0 66,7 75,0
2040–2045 71,9 67,8 75,7
2045–2050 72,9 68,9 76,5

Средняя ожидаемая продолжительность жизни новорожденного, согласно WPP-2004, вырастет с нынешних 65 лет до 72,9 лет к середине столетия, в т.ч. с 58,7 года до 68,9 для мужчин, и с 71,8 до 76,5 года для женщин. Этот рост мог бы быть ещё более значительным, если бы не прогнозируемые демографические последствия ВИЧ/СПИД, которые, к сожалению, уже начинают проявляться в нашей стране.

Авторы WPP-2004 ожидают, что в период до 2015 г. уровень распространения эпидемии ВИЧ/СПИД в нашей стране повысится с 1,1% до 1,7% от численности населения в возрасте 15–49 лет. В результате, по мнению авторов WPP-2004, за 2015–2020 гг. потери продолжительности жизни составят 3,2 года против нынешних 0,9 года, что следует признать колоссальной величиной. Отсюда видно значение борьбы с этой чумой XXI в. и факторов и причин, её порождающих.

Младенческая смертность

Общий прогнозируемый рост средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного будет главным образом определяться успехами в снижении младенческой смертности. В России ожидается довольно значительное снижение коэффициента младенческой смертности (КМС)*: к середине столетия он, по мнению специалистов ООН, должен опуститься до 8,6‰.

* Коэффициент младенческой смертности — показатель, измеряющий смертность детей в возрасте до года. Равен числу детей, умерших в возрасте до года. в расчете на 1000 родившихся.

Возможно, это излишне пессимистический взгляд на тенденции данного показателя, поскольку для текущего периода ООН дает более высокие значения КМС, чем Росстат (16,9‰ против примерно 12‰). Вероятно, специалисты ООН учитывают тот факт, что младенческая смертность в России снижается гораздо более низкими темпами, чем во многих других странах и поэтому по уровню младенческой смертности наша страна опускается всё ниже и ниже, всё дальше и дальше отставая от наиболее передовых в этом отношении стран мира.

Если в конце XX в. мы занимали 70 место в мире по величине КМС, то в настоящее время — уже 75, а к середине текущего столетия прогнозируется, что Россия опустится на 91 место среди 192 стран, данные о которых приводятся в WPP-2004. Минимальное значение КМС прогнозируется к 2050 г. в Исландии (2,2‰), максимальное в Сьерра Леоне (101,7‰) [3] .

Казалось бы, со своими 12‰ мы гораздо ближе к Исландии, чем к Сьерра Леоне, однако в действительности дорога, которую предстоит пройти, чтобы достичь уровня передовых стран, является гораздо более длинной и трудной, чем то расстояние, которое мы уже преодолели на пути снижения младенческой смертности.

Тем не менее, именно со снижением младенческой смертности связываются основные надежды на рост средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного. Ситуация со смертностью в других возрастах, прежде всего в трудоспособных, является более проблемной, и здесь трудно ожидать каких-то радикальных перемен к лучшему, учитывая состояние российского здравоохранения и специфику самосохранительного поведения значительной части взрослого населения нашей страны.

Впрочем, даже если произойдет чудо, и каким-то фантастическим образом смертность в нашей стране резко снизится, а средняя ожидаемая продолжительности жизни новорожденного сравняется с показателями, например, Японии, это ни в коей мере не остановит депопуляции, население России будет продолжать сокращаться.

Только повышение рождаемости как результат просемейной демографической политики может развернуть ситуацию на 180º и позволит нашей стране выбраться из депопуляционной ямы.

Старение населения

Главным демографическим последствием описанной выше динамики демографических процессов в России будет, помимо сокращения численности населения, его дальнейшее старение. Уже в настоящее время население России является демографически старым*: доля лиц в возрасте 60 лет и старше, по данным переписи населения 2002 г., превышает 15%.

* Напомним, что демографически старым считается население, в котором доля лиц в возрасте 60 лет и старше не менее 12%.

Специалисты ООН оценивают этот показатель по состоянию на 1 июля текущего года в 17,1%. К 2050 г., по всем вариантам WPP-2004, показатель старения населения России будет только расти (график 3).

График 3 — Прогноз старения населения России на период до 2050 г.,
WPP-2004, все варианты

Особенно быстрый рост доли лиц в возрасте 60 лет и старше прогнозируется по нижнему варианту прогноза и по варианту постоянной рождаемости: специалисты ООН прогнозируют более чем двукратное её увеличение (до 37,6% и 35,4% соответственно).

В результате резко возрастет и средний возраст населения. Если в настоящее время, по оценке ООН, средний возраст населения нашей страны равен 37,3 года, то к 2050 г. он увеличится до 50,9—43,5—48,5 лет по нижнему, среднему и варианту постоянной рождаемости соответственно. И лишь по верхнему варианту средний возраст населения останется прежним и равным 37,3 года.

Старение населения будет иметь многообразные демографические и социально-экономические последствия неблагоприятного характера. Кратко укажем лишь на некоторые из них.

Чисто демографически старение населения означает ухудшение условий его воспроизводства, уменьшение при прочих равных условиях брачности и рождаемости и рост смертности, а следовательно, углубление депопуляции и рост усилий общества, направленных на её преодоление (если, разумеется, общество всё-таки сочтет, что выход из депопуляции необходим).

Старение населения ведет к обострению и углублению разнообразных проблем в области экономики и в социальной сфере. Старение населения — это прежде всего старение населения трудоспособного возраста. Если в настоящее время, по оценке ООН, средний возраст трудоспособного населения равен 36,6 года, то к середине столетия он вырастет до 37,8— 39,8 —39,1 года соответственно по среднему, нижнему и варианту постоянной рождаемости. И лишь по верхнему варианту средний возраст трудоспособного населения несколько снизится (до 36,2 года. См. также график 4).

График 4 — Динамика среднего возраста трудоспособного населения России, WPP-2004, все варианты

С экономической точки зрения старение населения трудоспособного возраста при прочих равных условиях создает дополнительные препятствия для экономического роста и повышения производительности труда. Старение населения требует выработки совершенно новых подходов и в социальной сфере, прежде всего в области здравоохранения и пенсионного обеспечения населения.

Рост доли населения пожилых и старых возрастов требует уделять больше внимания и ресурсов профилактике и лечению заболеваний, свойственных пожилым людям, прежде всего заболеваниям сердечно-сосудистой системы и новообразованиям.

 

Таким образом, все варианты прогноза ООН 2004 г. оказались депопуляционными, хотя исходные допущения большей частью, как было показано выше, излишне оптимистичны.

Между тем выход из депопуляции и преодоление её негативных последствий возможны только на путях проведения совершенно новой семейной и демографической политики, ориентированной на стимулирование рождаемости через возрождение семейных ценностей и потребности в нескольких (трех-четырех) детях.

К сожалению, понимание этого фундаментального факта всё ещё остается привилегией меньшинства фамилистов и демографов нашей страны.



[1] Здесь и ниже все данные приведены и все расчеты сделаны по: Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat, World Population Prospects: The 2004 Revision and World Urbanization Prospects: The 2003 Revision, http://esa.un.org/unpp

[2] Подробнее об этом см. ниже.

[3] WPP-2004, Table VII-19.


Дата публикации: 2010-02-01 00:55:05