Архив

Ювенальная юстиция беспощадно уничтожает традиционную семью

Как известно, одной из главных проблем России является демографический кризис. Важнейшую роль в решении этой проблемы играет семья и ее статус. О том, почему этот фундаментальный общественный институт переживает нелегкие времена, какие угрозы для семьи таят в себе некоторые законодательные инициативы, что нужно делать, чтобы выйти из кризисной социальной ситуации в интервью «Народам России» рассказал директор Института демографических исследований Игорь Белобородов.

 — Демографическая ситуация в России остается тревожной, несмотря на попытки государства экономическими мерами стимулировать рождаемость. Меры эти не дают ожидаемого результата. В чем причины углубляющегося демографического кризиса?

 — В глубоком и исторически беспрецедентном для России кризисе института семьи.

 — Часто приходится слышать, что кризис неизбежен, поскольку человечество переживает период демографического перехода. Так ли это?

 — Обычно об этом говорят люди, которых судьба России заботит в очень малой степени либо не заботит вообще. О «нормальности» депопуляции говорил бывший советник президента Андрей Илларионов, ныне проживающий на Западе. Об этом же постоянно трубит так называемый демограф Вишневский, щедро финансируемый западными организациями, и прочие псевдонаучные маргиналы.

Никакого демографического перехода в его либерально примитивном понимании нет. Это мальтузианские бредни, опровергнутые еще лет двести назад. Подобная риторика всегда по своей сути либо глубоко антинаучна, либо столь же античеловечна и антисемейна.

Существует проблема институционального кризиса семьи — фундаментального общечеловеческого института, возникшая вследствие секуляризации, то есть морально-нравственной деградации массового сознания, которая в настоящее время агрессивно навязывается вестернизирующей антикультурой.

 — В чем вы видите причины институционального кризиса современной семьи?

 — В нарушении осуществления присущих ей экзистенциальных функций по воспроизводству и социализации новых поколений. Как ни парадоксально, но это нарушение произошло при помощи государства, науки и коммерческих субъектов.

 — В стране, с одной стороны, чрезвычайно низкий уровень рождаемости (среди русских, особенно), с другой — огромное количество беспризорных детей и детей из неблагополучных семей. Какие меры должно принять государство, чтобы не допустить появления через несколько лет армии асоциальных молодых людей?

 — Рождаемость падает не только у русских. Снижается репродуктивная активность и других коренных народов (карел, мордвы, татар, чувашей, башкир и т. д.), в том числе, народов Северного Кавказа. К примеру, рождаемость в городских районах Дагестана и Северной Осетии уже давно мало отличается от детородной модели русских и украинцев.

На мой взгляд, масштаб беспризорности в стране значительно преувеличен. Точной статистики не ведется, а имеющиеся данные очень часто возникают из воспаленной фантазии совершенно некомпетентных людей, отрабатывающих западные гранты.

Государственные меры по профилактике асоциальных явлений я вижу, в первую очередь, в ракурсе информационной и духовно-нравственной составляющих.

Первая предполагает семейно-демографическую экспертизу всей информационной продукции на предмет потенциального воздействия на нравственное и демографическое развитие российского общества, а также полное изменение информационного контента СМИ и рекламы, исключающее распространение негативных стандартов поведения.

Под вторым понимается духовно-нравственное воспитание в системе образования, начиная с дошкольных учреждений. Необходимо обеспечить право родителей и детей на духовное развитие, включая возможность дифференцированного и добровольного получения знаний об основах исповедуемой религии, и не допускать внедрения в образовательную практику развращающих программ западного происхождения, которые якобы направлены на «планирование семьи», «профилактику СПИДа и заболеваний, передающихся половым путем», «профилактику употребления наркотических и психотропных средств». Подобные программы, как неоднократно было замечено, на самом деле содержат скрытые цели обратного содержания и способствуют, помимо всего прочего, депривации родителей и детей, семейным и межпоколенным конфликтам, глубоким депрессиям, беспризорности.

 — В последнее время усилились позиции сторонников введения у нас в стране системы т.н. «ювенальной юстиции». Как вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства вы считаете институт ювенальной юстиции позитивным или негативным нововведением?

 — Система ювенальной юстиции в ее современной сущности (подлинной, а не декларативной) представляет собой сильнейший удар по детско-родительским отношениям и всему социальному укладу. Этот процесс имеет несколько направлений и все они невероятно деструктивны.

Первое из них заключается в намерении некоторых лоббистов порноиндустрии и разврата придать детям с как можно более раннего возраста «взрослый» статус. Подготовка к введению ювенальной юстиции в нашей стране началась давно. Например, снижение возраста получения паспорта до 14 лет повлекло за собой снижение до той же возрастной планки так называемого «возраста половой неприкосновенности». В результате растление четырнадцатилетнего ребенка перестало быть уголовно наказуемым. Для оправдания этого сумасшествия была предпринята попытка узаконить браки с того же четырнадцатилетнего возраста, что в условиях Северного Кавказа еще как-то объяснимо, но по отношению к брачным установкам большинства населения представляется как минимум демографически и социально не оправданным.

Не менее интересен и факт правовой легализации абортов пятнадцатилетним девочкам — без согласия и даже оповещения родителей. Смысл подобных инициатив очевиден — попытка оградить от ответственности извращенцев за преступления против детей и желание наладить поставку новых удовольствий для взбесившихся педофилов. Если обратиться к международному опыту, то мы увидим, чем заканчиваются подобные инициативы. Так, в Голландии недавно заявила о себе новообразованная политическая партия, отстаивающая права и свободы педофилов. Похоже, у нас тоже образовалась такая партия, но пока ее не решаются официально регистрировать.

Второе направление этой антисемейной деятельности нацелено на разрушение традиционной культуры и больнее всего бьет по религиозным семьям. Международные глобалисты, затеявшие переустройство мира, включая «реформу» детства, рассматривают мировые религии в качестве одной из основных помех для реализации своих «гуманных» целей. Недаром заклятый друг России Збигнев Бжезинский в свое время объявил, что после распада СССР основным врагом демократии является Православная Церковь.

Кстати, не так давно ему стали подпевать некоторые отечественные «академики» с богатым коммунистическим прошлым. Между тем, почитание родителей и патриархальный уклад жизни — мировоззренческая и культурная основа для религий, наиболее распространенных в нашей стране. Вмешательство же государства в процесс семейного воспитания подрывает многовековые социокультурные устои, что недопустимо ни с юридической, ни с моральной точек зрения.

Еще одной причиной горячего желания некоторых представителей власти создать новую госструктуру является банальная чиновничья тяга к наживе, так как вполне очевидно, что создание подобной институции создаст еще один мощнейший импульс для злоупотребления собственной властью а, в итоге, дополнительный повод для коррупции.

 — Один из аргументов сторонников ювенальной юстиции заключается в том, что эта система, якобы, принята «во всех цивилизованных странах». В тех самых, которые испытывают серьезные демографические проблемы. Есть ли социальная связь между ювенальной юстицией и ухудшением демографической ситуации в стране? Как ювенальная юстиция влияет на традиционный институт семьи?

 — Мы подошли к самому главному. Совокупным эффектом всего перечисленного может стать новый виток наступления государства на семью, которое обозначилось еще в коммунистическую эпоху, начавшись антисемейными сентенциями Ленина, Коллонтай, Троцкого. Подобные инициативы способны привести лишь к ухудшению социализационных функций семьи и углублению демографической деградации.

Под предлогом борьбы с неблагополучным меньшинством нам объявляется необходимость в создании новой «сверхэффективной» структуры по защите прав детей. Спрашивается, зачем тогда нужны целых восемь (!) ведомств, о которых было сказано на недавнем круглом столе «Справедливой России» по данной проблематике? Ведь все они занимаются проблемами несовершеннолетних. Может быть, все-таки пора заставить их что-то делать? Например, работать на благо семьи, детей и государства!

Задача любых государственных учреждений при работе даже с самой неблагополучной семьей — сделать все возможное для восстановления гармоничных межличностных отношений и активизации внутреннего семейного потенциала, категорически не допуская вмешательства во внутрисемейные процессы. Исключением из этого правила могут быть лишь случаи явно асоциального поведения и психических отклонений, представляющих опасность для членов семьи и остальных людей, которые отнюдь немногочисленны, как это преподносится лоббистами деструкции. Кроме того, для этого, опять-таки, вполне достаточно эффективной работы существующих ведомств.

Во всех странах, где действует подобный правовой беспредел, наблюдается ухудшение демографической ситуации и распространение социальной патологии. Такое ощущение, что ювенальная юстиция там нужна исключительно для того, чтобы отнимать детей у благополучных, психически и нравственно здоровых семейных пар и передавать на усыновление гомосексуальным извращенцам. С точки зрения последних все логично — поскольку в подобных союзах появление детей естественным путем по определению невозможно.

О влиянии ювенальной юстиции на традиционный институт семьи было сказано выше — она его беспощадно уничтожает.

Беседовал Кирилл Бенедиктов


Дата публикации: 2008-04-15 19:28:01