Архив

Комментарий демографа А. Б. Синельникова на высказывания американских «специалистов».

Права ли Washington Post, говоря о вымирании России? Когда демографическая ситуация была лучше — в девяностые или двухтысячные? Как скажется на демографии нынешний кризис? Ведущий аналитик Politonline.ru Олег Володин побеседовал с признанным професионалом, ведущим российским демографом, к.э.н., доцентом кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Александром Синенльниковым.

Олег Володин: Александр Борисович, в Washington Post опубликована статья, в которой говорится «Вымирание населения России уже, возможно, необратимо. В стране слишком низкая рождаемость, система здравоохранения в упадке, широко распространены запойное пьянство и наркомания. При этом депопуляция происходит в нормальных по российским меркам социально-политических условиях». Хотелось бы услышать ваше профессиональное мнение, ваши выводы.

А.Синельников: Судя по процитированной статье авторы Washington Post не очень грамотные — точнее, совсем неграмотные в области демографии. Бывает, что о демографии рассуждает человек, который может быть даже нобелевским лауреатом — но за какую-либо другую науку (по демографии Нобелевских премий ещё не выдают). В этом случае авторы разбираются в демографии также, как мы с dами в теории относительности.

Вымирание и высокая смертность — это принципиально разные вещи.

Смертность в России действительно высокая — по сравнению с другими развитыми странами. Она активно повышалась в 90-ые годы, в периоды кризисов — первый подъем был после кризиса 1992 года, второй (не такой большой) — после событий 1998 года. В начале 21 века смертность также была высокой.

Однако в последние несколько лет, в 2006–2008 году было очень заметное снижение смертности. Очень заметное — когда жизнь в стране стала налаживаться по сравнению с предыдущими десятилетиями. В 2008 году смертность, насколько можно судить по предварительным данным (так как продолжительность жизни ещё не посчитана), осталась на уровне 2007 года. В статье смешано несколько тем.

Да, на фоне западных стран в России смертность высокая — даже в те периоды, которые мы считаем благоприятными. Россия сильно отстает от них по продолжительности жизни — от большинства стран лет на 10–12, от Японии — на все 15 лет, от США — где-то на 10 лет.

В России очень высокая смертность мужчин в среднем, трудоспособном возрасте — примерно в три раза выше, чем смертность женщин. Безусловно, и женщины (к сожалению) по сравнению с западными ровесницами отличаются высокой смертностью.

Кстати, в западных странах нет такого разрыва между продолжительностью жизни мужчин и женщин — этот разрыв составляет около 12 лет. Но дело в том, что сама по себе высокая смертность не может быть причиной вымирания.

В России конца 19 века средняя продолжительность жизни составляла 32 года, а население росло на 2% в год — это уровень демографического взрыва.

Те колебания, которые происходят в России с уровнем смертности — на воспроизводство населения, на замещение поколений практически не влияют. Потому что в каком бы возрасте не умирали люди — в 60, 70, 80 лет — чаще всего они умирают после того, как оставили потомство.

Это влияет на воспитание детей — когда из-за высокой смертности мужчин среднего возраста вдовам приходится растить ребенка без отца (впрочем, процент вдов в России — не более 7–8%%), но не на воспроизводство населения.

Смертность важна по гуманитарным, моральным, чисто по-человечески. Даже по экономическим соображениям — например, человек работал и произвел меньше, чем мог бы, его вдове необходимо производить социальные выплаты, и т. п. Сейчас все зависит от рождаемости — а в этой статье о рождаемости умалчивается.

— Александр Борисович, некоторые эксперты проводят сравнения смертности за период 1990–1999 и 2000–2009 годов, делая вывод «в период 2000–2008 умерло 3.6 млн. человек, в период 90–99 — в пять раз меньше». Считаете ли вы такое сравнение корректным, насколько корректны сами цифры?

— Как при Ельцине некоторые громко и крайне безграмотно шумели, так и сейчас шумят — ещё более безграмотно. Я хотел бы напомнить, что статистически зафиксировано:

  • в  90-е годы было повышение смертности;
  • первая половина 2000 годов — стагнация, затем стабилизация на высоком уровне;
  • в 2006–2008 годах — рост продолжительности жизни — на один  год в течение года (в демографии это очень большой темп роста);
  • в 2008 — снова стабилизация.

Вот реальная картина, всё остальное — совершенная чушь, высосаная из пальца. Тем более, что абсолютные цифры — не показатель. Это надо сравнивать с численностью населения страны — хотя бы для получения общего коэффициента на 1000 жителей.

С другой стороны, общий коэффициент не является надежным показателем, ибо зависит от возрастного состава населения. А население у нас, как и во всем мире, стареет — и повышение в нем доли пожилых людей автоматически повышает коэффициент смертности.

Для демографической оценки есть другой, гораздо более тонкий и грамотный показатель — средняя продолжительность жизни.

Ведь главное не сколько в течении года умирает из 1000 человек. В конце концов все умирают. Важно знать, в каком возрасте умирают люди. Этот показатель у нас действительно неважнецкий по сравнению со всеми другими развитыми странами.

Хотя замечу, что в России при колоссальном росте автомобильного парка уменьшается количество смертности в ДТП.

— Как, по Вашему мнению, нынешний экономический кризис повлияет на демографию?

— Любой экомический кризис всегда имеет негативные демографические последствия — по крайней мере временные. В периоды кризисов люди не вступают в брак, откладывают рождение детей, бывает увеличение количества разводов (хотя не всегда).

Очень многие дают стрессовую реакцию на нарушение привычного ритма жизни — потерю работы, обесценивание личных вкладов, и так далее. Такие вещи, конечно, здоровья людей не улучшают и жизнь не продлевают. Смертность может повысится.

Однако я не думаю, что это будет столь катастрофическое повышение, как было в 90–93 годах, после которых динамика выправлялась, но август 98-го снова повлиял. Естественно, демографическая ситуация реагирует на такие вещи, как положительно среагировала, когда условия жизни в стране стали налаживаться. Также на рождаемость повлияло введение т.н. «материнского капитала». В 2007 году и рождаемость повысилась, и смертность понизилась, и естественная убыль населения стала не такой масштабной.

В 2000 году естественная убыль была, примерно, 1 млн. в год, а в 2008 году — на уровне 35–360 тыс. в год. Соответственно убыль осталась. Но если судить по показателю «количество рожденных детей на 1 женщину», то в самом плохом 1999 году он составлял 1,16, перед ввведением мк в 2006 1.3, в 2007 — 1,41, в 2008 предварительно 1,5. То есть половина рожает одного, половина — двух детей.

Успех меры виден, но проблему он решает не до конца. Минимальное значение, чтобы население воспроизводилось один к одному, — 2,1 ребенка на одну женщину. Нынешний повышенный уровень 2008 года — 70% от необходимого минимума.

Будем смотреть, как ситуация развивается дальше...


Дата публикации: 2009-04-23 19:18:22