Архив

Материнский капитал: сколь эффективен этот инструмент демографической политики?

Многие социальные катаклизмы (к которым, безусловно, относится и нынешний экономический кризис) невольно способствуют высвобождению и раскрытию творческого потенциала нации. В этом смысле приходится признать, что те управленческие решения, которые принимает в последнее время российское чиновничество, далеко не всегда соответствуют высоким стандартам инновационности и креативности.

Т. е., как показывает практика, даже кризис не способен победить традиционную косность мышления российской бюрократии. Это, в частности, проявляется в том, что одна, пусть даже вполне оправданная и адекватная, но частная мера начинает выдаваться последней чуть ли не в качестве главной панацеи для решения фундаментальных проблем общества.

В качестве примера можно привести идею стимулирования рождаемости посредством предоставления многодетным семьям (с двумя и более детьми) т. н. «материнского капитала». В принципе, речь идет о вполне здравой идее, которая в свое время уже была реализована в целом ряде стран. Очевидно, что материальные проблемы российских семей способны самым существенным образом скорректировать их репродуктивные планы и привести к отказу от рождения второго, третьего и т. д. ребенка.

Однако парадокс той схемы материнского капитала, которая сейчас реализуется в России, состоит в том, что она исходит скорее из соображений некоей абстрактной чиновничье-бюрократической целесообразности, нежели из реальных потребностей тех семей, которые принимают непростое (в условиях неблагоприятной социально-экономической ситуации) решение родить второго, третьего и т. д. ребенка.

Если бы государство имело возможность выделить на поддержку каждой такой семьи, скажем, несколько миллионов рублей, тогда в перечень расходных статей материнского капитала действительно имело бы смысл включить такие пункты, как погашение ипотечных кредитов, траты на образование родителей, на формирование накопительной пенсии матери, приобретение земельных участков под строительство жилья, капитальный ремонт покупаемой квартиры и т. д. (некоторые из этих предложений уже получили законодательное оформление, а другие активно обсуждаются).

Однако, как известно, размер материнского капитала в 2009 году даже после индексации составит только 313 тыс. руб.

В такой ситуации разрешение родителям приобрести на указанную сумму земельный участок сложно трактовать иначе как плохо скрываемое издевательство. Особенно если учитывать, что большинству многодетных семей не хватает денег даже на приобретение самых элементарных вещей, жизненно необходимых новорожденному малышу, таких, как продукты питания, средства личной гигиены и лекарства (не говоря уже о кроватках, прогулочных колясках и других дорогостоящих детских товарах, без которых трудно обеспечить малышу достойное качество жизни).

Причем, как это ни покажется странным нашим чиновникам и депутатам, потребность в пище и одежде у детей появляется не через три года после рождения (закон открывает родителям доступ к большей части упомянутых целевых расходов лишь через три года после пополнения семейства), а в первые же дни.

В этом смысле последняя поправка, рассмотренная Госдумой по инициативе правительства, которая разрешает семьям в 2009 году расходовать часть средств материнского капитала по собственному усмотрению, казалось бы, исправляет это «досадное упущение» первой версии закона о материнском капитале. Если бы не одно «но»: на эти цели можно будет потратить лишь 12 тыс. руб. из 313 тыс.

Наверное, тем, кто хотя бы раз заходил в детские магазины, не стоит объяснять, что этой суммы хватит в лучшем случае только на приобретение более-менее приличной прогулочной коляски и кроватки для ребенка. А вот с удовлетворением других естественных потребностей малыша придется повременить.

И поскольку для морально адекватных родителей это неприемлемо (да и закон тоже запрещает), то последним не остается другого выхода, как… просто отказаться от идеи родить ещё одного ребенка или отдать новорожденного в детский дом. Получается, что государство косвенным образом само поощряет такое аморальное (но при этом зачастую вынужденное) поведение родителей.

Чтобы не быть голословными, приведем ряд конкретных цифр, суммировав все виды помощи, которую государство оказывает семьям, готовящимся к появлению на свет второго, третьего и т. д. ребенка.

Итак, в качестве единовременной выплаты им предлагается 12 тыс. руб. из суммы материнского капитала, плюс единовременное пособие по беременности и родам, максимальный размер которого в 2009 году составляет 25 390 руб. (рассчитывается исходя из средней заработной платы), а минимальный — 1519 руб. (для безработной).

А ежемесячное пособие для одиноких матерей с детьми вообще составляет «стремящуюся к нулю величину» 280 руб. (опять же в среднем по России). При этом прожиточный минимум на человека трудоспособного возраста в среднем по уровню развития региона составляет около 3500 руб. (для детей — около 3100 руб.). Т. е. как минимум на двоих (мать и ребенок) необходимо 6600 руб. в месяц. Причем в Москве этот показатель, естественно, подскакивает до более чем 11 тыс. руб. в месяц.

Если ориентироваться на матерей-одиночек как на наиболее уязвимую в социальном отношении категорию населения, которая в условиях кризиса пострадала больше других, получается, что они могут рассчитывать на единовременную помощь со стороны государства в размере примерно 13500 руб. (плюс 280 руб. в качестве госпособия ежемесячно) при прожиточном минимуме в 6600 руб. на двоих. И если первый месяц-два они ещё как-то смогут протянуть, то потом… всего 1800 руб. в месяц.

Здесь следует иметь в виду, что в первые годы для полноценного развития крохе просто необходимо присутствие мамы. А значит, последняя просто не может в это время искать источник для заработка.

Удивительно то, что по отношению к приемным семьям, которые забирают детей-отказников, государство проявляет гораздо большую щедрость. Например, в Самаре приемные родители получают единовременную выплату за оформление ребенка в семью — 8840 руб. Ежемесячное пособие на ребенка — 4665 руб., зарплата — 2850 руб., а если у ребенка есть психические и (или) физические недостатки в развитии, то зарплата — 4275 руб., за ребенка-инвалида — 5700 руб. в месяц.

Итак, государство оценивает труд матерей-одиночек по рождению и воспитанию детей чуть ли не в 3 раза меньше, чем труд приемных родителей. Получается, что государство поддерживает тех, кто усыновляет детей, а вот о проблемах традиционных семей в этот период почему-то забывает.

Кстати говоря, такая модель может быть чревата большими проблемами в будущем — в связи с кризисом неплатежей по зарплатам за приемных детей некоторые семьи уже начали возвращать их в детдома (зачастую предварительно решив с их помощью свои жилищные проблемы).

Как рассказывают представители органов опеки и попечительства, такое абсурдное положение вещей приводит к совершенно диким случаям, когда матери-одиночки вынуждены отказываться от материнских прав, чтобы оформить своих младших детей в качестве приемных на своих же старших отпрысков, которые становятся их опекунами — только для того, чтобы получить таким извращенным способом право на более существенную госпомощь, которая недоступна им в качестве родителей.

Вообще фетишизация возможностей материнского капитала со стороны политической элиты уже привела к тому, что он все больше превращается в тришкин кафтан государственной антикризисной стратегии в демографической сфере. Упертость чиновников, изобретающих все новые способов расходования (если не сказать «разбазаривания») и без того, если разобраться, небольшого материнского капитала, просто поражает. Притом, что есть предложения более гибких и эффективных способов решения демографической проблемы.

Например, фонд «Русские» недавно выступил с инициативой увязать поддержку многодетных семей с реформой системы пенсионного обеспечения.

По этой схеме родители в многодетных семьях смогут рассчитывать на то, что часть налогов, которые будет платить их ребенок, когда вырастет и начнет работать, будут уходить конкретно на прибавку к пенсии его родителей, т. е. чем больше будет детей у родителей, тем больше будет прибавка к их пенсии. 20% от подоходного налога второго по счету ребенка в семье по достижении им трудоспособного состояния отчисляются на накопительный пенсионный счет его родителей; из налога третьего ребенка в семье на пенсию родителей отчисляются уже 50%, из налогов четвертого — 70%.

Т. е. молодые папы и мамы при таком законе будут заинтересованы в создании многодетной семьи, потому что, выйдя на пенсию, смогут получать хорошие деньги от своих детей. А государство таким образом создаст условия для решения сразу двух острейших (на деле — взаимосвязанных) проблем — демографической и пенсионной.

Василий Ваньков

 

Своим мнением по поводу эффективности материнского капитала как инструмента повышения рождаемости в эксклюзивном интервью KM.RU поделился генеральный директор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, профессор Степан Сулакшин:

— Перед Россией со всей остротой стоит вопрос о преодолении демографического кризиса. Будет ли способствовать материнский капитал решению этой задачи в части повышения рождаемости? Это — очень непростой вопрос. В Центре проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования под руководством Владимира Якунина этот вопрос изучался самым фундаментальным образом. И если говорить обобщенно, то демографическая ситуация в стране зависит от четырех самых главных интегративных факторов.

Так вот, вопрос социально-экономических условий жизни населения (или проще говоря, уровня жизни) среди факторов, работающих на повышение рождаемости, является самым последним по значению с коэффициентом 0,46 (когда 0 означает отсутствие корреляции, а 1 — это максимальная корреляция).

К нему относятся вопросы жилья, доходов на душу населения, потребляемой корзины питания, качества услуг здравоохранения и т. д. Обращает на себя внимание тот факт, что уровень жизни наших отцов был гораздо ниже, чем сегодня, а демографические показатели были гораздо выше.

Третий фактор снизу (предпоследний) по значимости — это качество государственной политики в этой сфере. Второй фактор касается того, что формирует уверенность в будущем и психологический комфорт. Это — цивилизационная идентичность страны.

Каждый согласится с тем, что если он вдруг завтра попадет в зарубежное государство, где все окружающие разговаривают на непонятном для него языке и где условия жизни, бытовые обстоятельства и отношения между людьми совершенно отличны от тех, к которым он привык у себя на родине, то вряд ли ему тут же придет в голову идея жениться и рожать много детей.

И, наконец, самый главный по значению фактор (с коэффициентом 0,78) — это наличие смысла жизни. Причем в прямой интерпретации. Это — идейно-духовное состояние людей, которые либо понимают, либо не понимают, зачем они живут и зачем живет их страна, куда она идет и что её ожидает в ближнем и далеком будущем, какие ценности она исповедует.

Если все это есть, то есть и уверенность в будущем. А производной от этой уверенности является намерение продолжать себя в этом самом будущем через рождение детей. А психологический комфорт также непосредственным образом влияет на снижение смертности и продолжительность жизни.

Ученые-демографы знают, что на смертность влияет не сам уровень жизни, а социальное расслоение между высокодоходными и низкодоходными слоями населения. Это — та самая несправедливость, которая в душе каждого человека создает гнев, протест и стресс. Именно это в наибольшей степени влияет на смертность.

Исходя из такого понимания иерархии факторов, я считаю, что эффективность и целесообразность материнского капитала в целом (особенно с учетом особенностей менталитета нашего общества) выглядит неоднозначно. Дело в том, что главные факторы, которые приводят к снижению рождаемости, у нас не только не решаются, но и усугубляются. То же социальное расслоение, которое по-прежнему нарастает. Да и сам материальный уровень жизни населения в виде доходов населения в условиях кризиса неуклонно снижается.

В общем, материнский капитал — это достаточно неоднозначный инструмент для решения имеющихся проблем. Он не соответствует требованиям системности ответа на вызов демографического кризиса в нашей стране. Повторюсь: уровень материальной обеспеченности — это всего лишь четвертый по значению фактор. А первые три как деградировали, так и продолжают деградировать.

Что касается предложения Фонда «Русские» предоставлять налоговые вычеты при рождении детей, то оно вызывает у меня только положительное отношение. Хотя надо понимать, что это может быть лишь частью более широкого комплекса мер по преодолению демографического кризиса.


Дата публикации: 2009-06-10 09:01:38