Архив

К сведению эберштадтов из Соединенных Штатов
Белобородов Игорь Иванович  — кандидат социологических наук, директор Института демографических исследований, главный редактор портала Демография.ру.

В недавно вышедшей книге «Демографический кризис России в мирное время» (Russia’s Peacetime Demographic Crisis: Dimensions, Causes, Implications) ее автор профессор Николас Эберштадт бросается довольно громкими фразами: «всепроникающий кризис», «Россия в нынешнем виде перестанет существовать», «амбциозные лидеры России еще даже не начали осознавать масштаб того, что происходит» и т. д.

В процессе работы над своей книгой этот, с позволения сказать, ученый решил зачем-то сравнить уровень смертности в России и Сьерра-Леоне, Анголе и Бурунди.

«Это не просто обширный демографический кризис, это далеко идущий всепроникающий кризис человеческих ресурсов», — пришел к выводу Эберштадт.

Кроме того, Эберштадт предсказал России резкое сокращение трудоспособного населения и общий демографический кризис, который заставит ее —

«пересмотреть свое место на мировой арене, а возможно, даже свое политическое устройство и географические границы»

Поразительно, но учить нас народосбережению взялся гражданин того самого государства, которое с момента своего основания уничтожило около 100 млн. коренных жителей — американских индейцев.

Даже сегодня уцелевшие представители индейского населения, представители уникальной цивилизации и культуры, чувствуют себя чужими в собственной стране. А как еще могут чувствовать себя люди, живущие в резервациях?

Впрочем, в стране «процветающей демократии» не только индейцы живут на положении людей второго, если не третьего сорта, но и многие другие граждане и неграждане США.

Геноцид индейцев

В течение сравнительно недолгого времени политика США привела к тому, что сегодня американские индейцы находятся на грани полного исчезновения: у них самый большой по стране процент подростковых самоубийств, высочайшая безработица, эпидемия алкоголизма и наркомании.

И все это на фоне отсутствия какой-либо действенной помощи от правительства. Официально в индейских резервациях запрещен алкоголь, но когда активисты вымирающих индейских племен пытаются не пустить в резервации фуры, везущие тонны спиртного, их тут же арестовывает полиция.

Средняя продолжительность жизни индейских мужчин — 44 года. Для сравнения заметим, что в критикуемой Эберштадтом России этот показатель составляет 62 года.

Афроамериканцы — последствия рабовладельческой демократии

Не церемонились американцы и с жителями Африки: их, как известно, массово обращали в рабство. Общие демографические потери африканского континента в период работорговли — около 80 млн. человек. Большинство из них ушло из жизни, так и не доехав до Америки. Им было суждено погибнуть во время «охоты» на рабов и при «комфортном» переезде в страну справедливости и демократии. В целом на каждого живого раба приходилось 3–4 погибших.

К слову, и в настоящее время темнокожим американцам живется отнюдь не сладко. При средней продолжительности жизни 69 лет, афроамериканцы живут на 6 лет меньше потомков их белых рабовладельцев.

Показатель младенческой смертности темнокожего населения в два раза выше, чем в целом по стране: 13,7 против 6,8 на 1000 новорожденных. 24,7% афроамериканцев пребывают за чертой бедности (среди белых этот показатель составляет 8,6%). Как минимум, 30% чернокожих американцев являются бездомными.

Дискриминация латиноамериканцев

По самым щадящим подсчетам, 46 млн. человек, проживающих в США, не имеют даже элементарной медицинской страховки. Иными словами, шестая часть американского населения полностью лишена возможности получения медицинской помощи. При этом среди лиц, не имеющих доступа к медицинской помощи, преобладает небелое население: без страховки живут свыше 30% латиноамериканцев.

Уровень безработицы среди последних намного выше, чем в среднем по стране. Даже по политкорректным данным Бюро трудовой статистики США, в период кризиса больше страдают темнокожие и латиноамериканцы.

Так, доля безработных в США составляет: 13,4% — среди темнокожих, 10,9% — среди латиноамериканцев и лишь 7,3% — среди белых. Неудивительно, что 23% латиноамериканцев пребывают за порогом бедности.

Права этой этнической группы, по аналогии с афроамериканцами, нарушаются регулярно и повсеместно. Не выдерживая постоянных издевательств со стороны властей США, латиноамериканцы, доведенные до отчаяния, стали выходить на улицы. К примеру, в 2006 г. во время акции протеста против нарушения прав иммигрантов только на улицы Чикаго вышло 100 тыс. человек. А в Лос-Анджелесе число протестующих и вовсе достигло полумиллиона.

По информации Human Rights Network, 5,4 млн. граждан США лишены права голоса. Из них подавляющее большинство относится опять-таки к национальным меньшинствам.

 

Приведенные данные — лишь краткий штрих к подробному докладу о нарушениях прав человека в США, который уже давно напрашивается. Описание ужасов, происходящих в самом «демократическом» государстве, однозначно необходимо продолжить.

Однако хотелось бы обратить внимание на другое.

По ходу погружения в американскую действительность неизбежно возникает вопрос: имеют ли моральное право на столь удручающем социальном фоне представители американской власти, либо ученые, выполняющие ее заказ, выступать с поучительными рекомендациями в адрес других суверенных государств?

Подобные книжки не выходят просто так

Интервью интернет-изданию ВЗГЛЯД
vz.ru/society/2010/8/13/425253.html

Пугающие прогнозы относительно будущего России озвучил профессор Американского института предпринимательства Николас Эберштадт в книге «Демографический кризис России в мирное время». Он сравнил уровень смертности от насильственных причин и несчастных случаев в РФ и Сьерра-Леоне, Анголе и Бурунди. «Это не просто обширный демографический кризис, это далеко идущий всепроникающий кризис человеческих ресурсов», — резюмирует ученый.

Эберштадт предсказал России резкое сокращение трудоспособного населения и общий демографический кризис, который заставит ее «пересмотреть свое место на мировой арене, а возможно, даже свое политическое устройство и географические границы», сообщает BBC.

Газета ВЗГЛЯД попросила прокомментировать результаты исследования американского коллеги директора Института демографических исследований Игоря Белобородова.

— Игорь Иванович, насколько серьезно стоит относиться к подобным исследованиям?

— Подобные книжки, по сути, являются увлечением этого профессора, и название этому увлечению — бумагомарание. Никакой ценности они из себя не представляют. Они даже не являются исследованием в полном смысле слова.

Даже непосвященным заметно, что смертность в нашей стране снижается. И Сьерра-Леоне не годится тут ни в какое сравнение. Мы живем в разных эпохах со Сьеррой-Леоне, Мозамбиком, Анголой и другими странами, которые имеют смертность очень высокого характера.

Кстати, мы выгодно отличаемся даже от соседей по СНГ: Узбекистана, Таджикистана, Украины. В бывших странах Союза смертность, конечно, намного ниже, чем в африканских государствах, но Россия и на этом фоне смотрится очень выигрышно.

— Благодаря чему?

— Тому есть несколько причин: в направлении снижении смертности сделано многое. В основном масштабы российской сверхсмертности формирует алкоголизация населения, а поскольку этой проблемой начали заниматься, результат не заставил себя ждать.

Но главное, что возмущает со стороны так называемых профессоров за океаном, — это попытка подмены акцента. Вряд ли там сидят люди, которые действительно искренне заблуждаются и не понимают, что задача на самом деле другая.

Они пытаются показать, что основная функция власти нашего государства должна состоять в достижении снижения смертности. Это категорически не так.

— Тогда что нужно сделать для выравнивания демографической ситуации?

— Видите ли, на сегодня самая высокая продолжительность жизни — в Японии. Рождаемость там такая же, как в России, но это — вымирающее государство. Потому что сохранение народных ресурсов и их преумножение, то есть воспроизводство — это совершенно разные траектории демографической политики.

Сколько бы мы ни снижали смертность, вплоть до бессмертия, демографи от этого никак не улучшится — только ухудшится пенсионная и социальная ситуация.

В Японии почти рухнул пенсионный бюджет, страна практически захлебывается в социальных обязательствах. Та же ситуация складывается по всей Европе, особенно в скандинавских странах, где тоже высокая продолжительность жизни и низкая рождаемость.

В России же акцент должен быть сделан на репродукцию. Делать акцент на снижение смертности — значит пытаться предложить ложную альтернативу.

Есть еще одна ложная альтернатива, которую предлагают зарубежные эксперты, когда пытаются учить Россию, как ей выходить из демографического кризиса, — это миграция.

Они говорят: «Бесполезно повышать рождаемость, вы лучше снизьте смертность и завозите мигрантов». Но на примере многих стран эта идея себя уже дискредитировала.

Межнациональные конфликты растут, как на дрожжах, коренное население подменяется пришлым, и это означает ликвидацию многих культур в мире. Для России это означало бы потерю уникальной русской культуры.

Да и по сути миграция не является альтернативой в перспективном плане, потому что мигранты, приезжая сюда, начинают подражать коренным жителям, перенимать их ценности, полностью заимствуя репродуктивную модель. Так же, как во Франции поступают марокканцы и другие представители Магрибского континента: у себя на родине они рожают по трое-четверо детей, а во Франции — одного-двух максимум. Этим и чреваты ценности европейской цивилизации.

Резюмируя: акцент любой страны, которая столкнулась с вымиранием населения, а Россия с этим столкнулась очень явно, и США, откуда звучат столь неосмотрительные рекомендации, тоже с ближайшее время с этим столкнутся, должен быть сделан на воспроизводство человеческого потенциала, который можно увеличить только с помощью увеличения рождаемости.

— Но, согласно отчетам российских чиновников, рождаемость у нас и так растет. То есть можно не беспокоиться?

— Никуда она не подросла, рождаемость снижается от когорты к когорте. Единственное, что сейчас несколько смазывает общую картину, — это рождаемость межколенного характера. Поскольку в конце 1980-х был определенный всплеск рождаемости, то сейчас эти люди входят в репродуктивный возраст.

Как только этот запас себя исчерпает, мы столкнемся с очень сильным демографическим провалом. По сути, к 2025 году у нас будет двукратный обвал и по численности женщин репродуктивного возраста, и по числу призывников — по всем параметрам.

В общем, что бы ни говорил Минздрав, население сокращается, и даже до простого замещения нам еще очень далеко. Темпы воспроизводства в полтора раза ниже, чем нужно.

— А есть какой-то универсальный рецепт улучшения демографической ситуации в стране? Может быть, финансовая поддержка?

— Меры, подобные материнскому капиталу, никоим образом не влияют на демографическую картину. У них есть социальное значение — повысить уровень благосостояния семьи, но с этим справляются и пособия…

Основное, что мотивирует рождаемость, — вне зависимости от благосостояния семьи — это репродуктивная культура. Универсальный рецепт только один — сохранение традиций и религий, характерных для населения страны. Не случайно на сегодня те группы населения, которые остались приверженцами своей религиозной традиции, демонстрируют самые высокие показатели рождаемости.

Вспомните, в конце XIX века Россия первой в мире показала воспроизводство населения, имея самую высокую рождаемость при высокой, кстати, смертности, которая на общую картину не влияла.

— Но сейчас как раз активно возрождаются религиозные традиции. Иной раз — даже с перегибом, как, например, в случае с предпринимателем, который обещал увольнять за аборты… Самосознание недостаточно выросло?

— Если у нас в России и происходит демографический кризис, то во многом благодаря усилиям властей страны господина Эберштадта. Потому что те программы планирования семьи, которые с начала 1990-х были задействованы в российских школах при поддержке различных организаций, правительства США, дали свои грязные плоды. Приход демографических проблем у нас прогнозировался приблизительно на начало 2000-х, а начались они уже в 1990-е.

Я убежден, что это произошло именно из-за воздействия программ по сокращению рождаемости, навязывания лояльности к гомосексуализму, стимулирования снижения возраста сексуального дебюта, внедрения контрацептивного мышления, продвижения абортов. Все это было сделано очень нагло и цинично, и частично продолжается и сейчас, несмотря на протесты родителей. Так что тут чья бы корова мычала…

— Тогда как расценивать исследование г-на Эберштадта? В своей книге он бросается довольно громкими фразами: «всепроникающий кризис», «Россия в нынешнем виде перестанет существовать», — утверждает, что «амбициозные лидеры России еще даже не начали осознавать масштаб того, что происходит». Можно считать это не научными, а политическими заявлениями?

— Политический момент, безусловно, есть. Подобные книжки не выходят просто так. Заметьте, войны современного типа поменяли свою сущность. Раньше было принято стрелять и направлять пехоту, сейчас войны идут бескровно. Если ввести растлевающие программы в школах, тогда мы и без войны получим ущербное поколение со сниженной рождаемостью. Поэтому все здесь предсказуемо.

— То есть заказ на исследование мог быть дан американскими властями?

— Я думаю, так оно и есть.


Дата публикации: 2010-08-31 01:53:09