Архив

Стоит ли повышать пенсионный возраст в России? (мнение экспертов)

Учитывая возрастающую регулярность обсуждения в публичном пространстве такой чувствительной темы, как возможное повышение пенсионного возраста, Демография.ру обратилась к экспертам с соответствующим вопросом:

«В последнее время возобновились дискуссии о необходимости повышения пенсионного возраста, как вы считаете, стоит ли повышать пенсионный возраст в России?»

Игорь Белобородов, кандидат социологических наук, директор Института демографических исследований

В сложившейся социально-демографической ситуации мы заложники собственного недальновидного поведения. Я имею в виду поведение, в первую очередь, репродуктивное.

Ни одна пенсионная система, будь она трижды совершенна, не выдержит такой нагрузки пожилыми людьми, как у нас сегодня. Ключевая проблема пенсионного дефицита состоит в том, что уже давно отсутствует элементарное замещение поколений. То есть когорты стареющих родителей не замещаются новыми когортами детей.

Для стабильного социально-экономического развития и гарантированного выполнения государством своих пенсионных обязательств необходимо воспроизводство населения.

Однако при нынешней детофобной политике нашего государства, потворствующей ювенальной юстиции (читай — отбиранию детей у нормальных родителей), детоубийству в виде абортов, демографической диверсии со стороны зарубежных фондов, разлагающей рекламе и в целом негативному контенту СМИ и т. д. воспроизводство населения невозможно по определению.

Следовательно, выплата пенсий уже в ближайшие годы также станет невозможной. Я думаю, в нынешней ситуации стоит стремиться не к получению пенсии, а к определенной самодостаточности собственной семьи.

Мой совет всем мыслящим людям: ни в коем случае не надеяться на пенсию. Лучший вклад в собственное будущее — это собственные дети и внуки. Недаром во все времена на Руси не было никакой пенсии и люди без нее спокойно обходились.

Наши предки придерживались забытой сегодня мудрости, согласно которой рождение и воспитание детей является самой надежной социальной гарантией как для отдельной семьи, так и для общества в целом.

 

Оксана Кучмаева, доктор экономических наук, заведующая лабораторией Проблем семейной политики ФГУ Государственный НИИ семьи и воспитания

Тема пенсионного возраста важная, серьезная и болезненная и затрагивает много аспектов.

Пенсионный возраст у нас достаточно невысок и во многом это связано не только с исторической традицией, но еще и с уровнем и качеством жизни населения, которое приводит к тому, что у нас по последним годам до пенсионного возраста доживает около 89% женщин и около 59% мужчин.

Для тех, кто доживает до пенсионного возраста, стаж некоего долголетия существует. В среднем, мужчины проживают еще около 15 лет, а женщины больше 23 лет. К сожалению, такая ситуация складывается во многом в связи с тем, что у нас слишком высокая смертность мужчин в трудоспособных возрастах. Сказывается и уровень и качество жизни и, безусловно, самосохранительное поведение.

Нельзя оставить за бортом еще и экономическую необходимость повышения пенсионного возраста: население стареет. У нас уже сейчас порядка 20% населения старше 60 лет, и чтобы выплачивать пенсии «дожившим» до пенсионного возраста, нужно либо увеличивать пенсионный возраст, либо значимо повышать тарифы для отчислений в пенсионный фонд. А денег не хватает. И у большинства населения довольно низкие доходы.

В итоге получается проблема: вроде и не повышать нельзя, но и как же повысишь, если значительная часть населения не доживает до пенсии?

 

Если мы обратим внимание на семью, то увидим, что складывается следующая ситуация. У нас в отличие от Европы больше многопоколенных семей, причем не из-за более теплых личных отношений, а из-за сложностей с жилищной проблемой. Многие поколения семьи проживают вместе. Достаточно ранний выход на пенсию позволяет привлекать бабушек ухаживать за внуками. Когда, вдруг оказалось, что наше дошкольное образование не готово к тому, что дети пойдут в детские сады. До социальных выступлений в ряде регионов доходила эта проблема.

Как видим, с одной стороны, не очень хорошее качество жизни и, с другой стороны, опора на семью в решении социальных проблем. Повышение пенсионного возраста отразится и на этой проблематике.

Если говорить о значимости для семьи предпринимаемых шагов, здесь можно согласиться с высказыванием В. В. Елизарова, который в свое время сказал, что при повышении пенсионного возраста этот вопрос должен рассматриваться дифференцированно в зависимости от числа детей у мужчин и женщин. Это позволит повысить значимость родительского труда.

В зависимости от числа детей, может быть, уменьшать пенсионный возраст. Чтобы люди понимали, что значим не только тот профессиональный труд, за который им платят пенсию, но и значим труд по рождению и воспитанию детей. Предположим, при одном ребенке — на год уменьшать пенсионный возраст, при двух — на два года и т.д.

Анатолий Антонов, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ

Ситуация довольно сложная: нынешнее государство считает себя наследником, советского государства, которое претендовало быть социальным государством. В этом контексте к вопросу о повышении пенсионного возраста можно относится по-разному.

Единственное — категорическая вещь, которую следует сразу сказать: ни в коем случае нельзя повышать пенсионный возраст для мужчин!

Ожидаемый средний срок жизни мужчин сейчас 61,5 года. У женщин сейчас 73,8. По женщинам мы отстаем, от той же Японии и скандинавских стран, где-то на 10 лет. Но у мужчин у нас невероятно низкая продолжительность жизни. Те, кто сейчас дожил до 60 лет, проживут в среднем еще лет 9–10, до 70 лет — еще 7–8 лет. Сколько мужчин реально могут рассчитывать на пенсионный возраст?

В мире показатель средней продолжительности предстоящей жизни рассчитывается при рождении младенца. Этот показатель учитывает то, что у нас в средних возрастах в период с 35–50 лет, очень высокая вероятность смертности мужчин, что существенно и сильно влияет на снижение показателя продолжительности жизни. Младенец пройдет через средний возраст, а там многие из них потеряют свои жизни.

Если мы будем повышать возраст выхода на пенсию и не будем бороться с потерей мужчин в этих возрастах, то часть мужчин так и умрет, не дожив до пенсионного возраста.

Повышая пенсионный возраст, нужно подумать о том, как уменьшить высокую смертность от разных заболеваний — прежде всего, травм, убийств и самоубийств. Однако, когда говорят о повышении пенсионного возраста, никто не говорит, как повысить жизнеспособность мужчин в этих возрастах.

Следовательно, какой смысл в повышении пенсионного возраста, если часть мужчин просто не доживут до этого времени? Повышаете возраст выхода на пенсию — будьте добры уменьшить потери мужчин.

Второй аспект. Уже несколько десятков лет у нас наблюдается разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин (чудовищная разница — больше 12 лет, тогда как в других странах она обычно не превышает 3–5 лет). Остальные годы набегают за счет социального неблагополучия в России.

Тут надо думать, почему гибнут именно мужчины в цветущих возрастах и почему этот разрыв все время остается. Необходимо сократить его хотя бы до 7 лет. Вот о чем надо думать — о том, как бороться со смертями, связанными с поведением мужчин. Но у Минздрава на это почему-то не хватает времени.

Кроме того, смертность зависит от поведения человека, т. е. человеку нужен здоровый отдых, система здорового досуга (не кафе и ресторан, а именно здоровый отдых), путешествия, велосипеды и т.п. Но такой отдых требует определенных материальных затрат. А если зарплаты хватает только на пропитание?

У нас три четверти людей, считаются небедными, но на самом деле они — бедные, т. к. 2/3—3/4 своего дохода тратят на питание. По моим исследованиям, и в городе, и в деревне невероятная бедность. На Западе максимум 40–50% тратится на питание. У нас же особый сорт бедности: правительство кричит о заботе, но не заботится, у нас невероятно низкая стоимость рабочей силы.

На Западе минимальная зарплата — 1400 евро в месяц, а у нас 35(!) евро в месяц. Даже в Испании — 740 евро в месяц на самой низкоквалифицированной работе. В Болгарии — 50 евро. Это значит, что в России ты если и сможешь устроиться на работу, то все равно будешь голодать. А на Западе не будешь.

Деньги — это не только обеспечение минимальных жизненных потребностей, но еще и средства на отдых, на здоровый образ жизни. Сюда же входит и профилактика многих самоубийств.

Антонина Носкова, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии Московского государственного института международных отношений МИД России (МГИМО)

Вопрос не в субъективных каких-то оценках, а в объективных факторах. Ведь пенсионный возраст повышает не только Россия, но и многие страны Европы. Причиной тому — демографические проблемы: население стареет, государства уже не в состоянии обеспечивать такое количество пожилых людей.

Прежде всего, следует проанализировать те факторы, которые заставляют государства прибегать к таким мерам. В резульате выяснится, что в условиях демографического спада, в условиях старения населения, это совершенно вынужденная мера. Хотим мы этого или не хотим, нравится нам это или не нравится — это будет.

Галина Осадчая, доктор социологических наук, профессор, проректор Российского государственного социального университета

Я думаю, вопрос следует рассматривать в другой плоскости: целесообразно ли повышать пенсионный возраст? Если продолжительность жизни наших мужчин остается невысокой — около 60 лет, то, очевидно, увеличивать им пенсионный возраст до 65 лет нецелесообразно.

Однако нельзя не учитывать, что экономически активное население в скором времени вновь начнет уменьшаться и демографическая нагрузка на каждого работающего будет расти. При реально существующей, скажем прямо, неэффективной системе пенсионного обеспечения это может привести к уменьшению и без того небольших пенсий, а значит, к росту бедности, социальной напряженности в обществе.

Правда, ряд экономистов утверждает, что увеличение пенсионного возраста просто отсрочит выход на пенсию, на короткое время сократив государственные расходы на пенсионное обеспечение. Однако это не разгрузит, а сделает пенсионную систему еще более дефицитной. Тех, кто выйдет на пенсию к 2020 году, будет больше, и размер пенсии будет больше. К тому же отметим: система софинансирования пенсий в России не набирает желаемых темпов развития.

В такой сложной ситуации с пенсионным обеспечением населения находимся не только мы. Я знаю, что все страны Европейского союза и все, практически, бывшие страны СНГ этот возраст повысили.

Таким образом, вопрос о целесообразности повышения пенсионного возраста требует сегодня самого серьезного обсуждения. И если да, то как это лучше сделать? Может быть, повысить пенсионный возраст только женщинам? Может быть, и тем и другим, но на год-два? Может быть, повысить тем, кто занимается трудом, не требующим физической нагрузки, а тем, кто работает физически тяжело, не повышать?

И кроме того, вырабатывая решение, следует думать не только об экономической, но социальной эффективности принимаемых решений.

Вардан Багдасарян, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН

Я полагаю, что предалагется экстраполяция той ситуации, которая сложилась в Европе и в других успешных экономических странах, в Японии например, где пенсионный возраст — 70 лет. Но у нас не Япония, у нас значительная часть мужского населения умирает, так и не достигнув пенсионного возраста.

Учитывая среднюю продолжительность жизни в России, правильнее было бы ставить вопрос о снижении пенсионного возраста, а не об увеличении.

Ведь пенсионный возраст не с потолка берется, а отвечает ситуации, когда, в силу объективных причин, человек уже не может выполнять трудовую нагрузку. И при всех разговорах, что Россия получит дополнительные финансовые средства, зачастую не принимают во внимание причины, по которым уходят люди на пенсию: 45%, по сути дела каждый второй, уходят не по достижении пенсионного возраста, а совсем другим причинам, например, по инвалидности. Однако инвалидность, если повысить пенсионный возраст, как минимум не уменьшится, и как уходили в более раннем возрасте по инвалидности, так и будут уходить.

Эта мера не решает, в том числе и экономически, ничего. Вопрос: за счет чего изыскивать средства для ухода на пенсию? Сошлемся на то, что получает человек пенсию по инвалидности, и все это благодаря тем условиям труда, которые существуют на каждом конкретном предприятии. Работодатель должен отчислять средства в пенсионный фонд, если человек, работая на его предприятии, стал инвалидом или ушел на пенсию. Но у нас-то этого нет, и это надо вводить! Вот те финансовые средства, которые могли бы быть найдены.

Кроме того, у нас для всех используется единый подход, в то время как труд различен, одно дело — работа в офисе другое дело — работа в  шахте, поэтому пенсионный возраст вполне может варьироваться в зависимости от профессиональной деятельности.

 

Беседовала Ирина Никитина


Дата публикации: 2010-09-29 02:06:47