Архив

Влияние потребительского поведения индивидов на институт семьи
Голова Анна Георгиевна — доцент Московского гуманитарного университета

Процесс дестабилизации института семьи в современном обществе отмечают как отечественные, так и зарубежные социологи. 

«Семья уже подготовлена к распаду» — назвал главу в своей книге Дж. Джекобс [1] еще в 1961 году. По данным Госкомстата, выпустившего статистический сборник «Семья в России 2008», количество разводов в России неуклонно растет в среднем на 2% в год. 

Особая динамика семейных отношений проявляется в мегаполисах, в частности, в Москве. 

Если провести расчеты по отношению количества семейных людей к одиноким, то в целом по стране коэффициент по населению будет 6,5, а по числу домохозяйств 2.6, в Москве соответственно 3,04 и 1,7. Иначе говоря, если по России приблизительно на шесть человек семейных встречается один одинокий, то в Москве одинокий каждый третий. Относительно больше в Москве и одиноких матерей (по России — 3,65, по Москве — 4,37).

Ряд авторов видят историческую обусловленность изменений семейных отношений. [2] Кто-то определяет причины в урбанизации и в особенностях городского образа жизни [3]. Другие — в процессах индустриализации [4]. Частично эти подходы объясняют состояние семьи и брака в Москве. 

Новый ракурс на проблемы семьи дает изучение последствий развития системы управления потребительским поведением, искусственно интенсифицирующая потребление, которая в мегаполисах приобретает разнообразный инструментарий и за счет этого особенно эффективна. Современная система управления имеет достаточно ресурсов, чтобы задействовать в своих целях комплексный и сложный инструментарий. 

По мнению С. Зуева —

«на наших глазах происходит формирование нового языка управления, фокусом влияния которого является стиль и образ жизни больших групп населения в разных странах. Начиная с 1980-х гг., можно наблюдать превращение культурных технологий (по нашему мнению и культурной политики в целом — А. Г.) в эффективный инструмент нового поколения управленческих технологий» [5]

Современная система управления потребительским поведением включает в себя не только рекламу, СМИ, но и продукты культуры, визуальную, социальную и коммуникационную среду. К управленческим технологиям можно добавить экономическую, культурную и социальную политику. 

Субъект управления представляет собой совокупность производителей продукта (товара /услугу), его реализаторов (продавцов), организаций, обеспечивающих информационную поддержку товародвижения или дополнительную капитализацию продукта (СМИ, производители культурных или духовных продуктов, интегрирующихся с другими формами товаров или услуг), а также государственные структуры, регулирующие отношения правовыми и административными способами. 

Процессы глобализации и интеграции не только формируют устойчивые связи между компонентами субъекта управления, но и содействуют их взаимопроникновению, обеспечивая тем самым целостность субъекта управления и повышая эффективность функционирования всей системы управления потребительским поведением.

Воздействие этой системы на семейные отношения происходит в различных аспектах структуры социального взаимодействия и на разных ее уровнях (в рамках классификации П. Сорокина). На уровне межличностных взаимодействий результатом развития управления потребительским поведением становятся увеличение числа конфликтов, возникающих в семьях из-за различных потребительских предпочтений и практик [6]

Причем конфликты могут быть как межпоколенческие, так и между супругами или детьми. Конфликты могут быть локальными и кратковременными (из-за отдельных решений) и постоянными (как благодаря изменениям в приоритетах потребительских интересов, так из-за девиантного поведения в виде ониомании (шопоголизма), свойственное одному из членов семьи (проблемы опиомании будут рассмотрены ниже).

На следующем уровне, можно отметить, что межличностные взаимодействия внутри семьи заменяются взаимодействиями в рамках общественного разделения труда и переходят в разряд межгрупповых, поскольку индивид становится частью группы потребителей какого-либо продукта или услуги. Это связано с развитием потребительского рынка, который принимает на себя функции, традиционно относящиеся к функциям «семейного проживания». 

Структуры потребительского рынка обеспечивают индивидуума всем жизненно необходимым [7]: начиная от защиты и безопасности и, заканчивая снабжением товарами и услугами, удовлетворяющими любую потребность. Полуфабрикаты, химчистки, салоны красоты, вызов домашнего мастера, подключение к системе платной «охраны» и т. п. — все виды работ, которые традиционно распределялись между членами семьи, и которые ныне можно решить в одиночку. 

Решение эмоциональных проблем, связанных с неудовлетворенными социальными или духовными потребностями, можно найти через платную услугу у психолога. Проводя время в публичных пространствах (парки, торговые залы, помещения общепита и т. д.), которые в большей степени перешли на коммерческую основу, человек решает проблемы досуга, отдыха, общения (даже снимает стресс), приобщается к определенным культурным нормам. 

С целью стимулирования потребительского поведения на рынке создаются все новые предложения, которые влияют на семейные традиции и практики. Чтение на ночь детям заменяется прослушиванием аудиокниг, совместные настольные игры — компьютерными с виртуальными партнерами.

Например, всего четыре года тому назад сеть ресторанов быстрого питания «Макдоналдс» в России провела массированную рекламную кампанию готовых завтраков в кафе. Сейчас такую услугу предлагают многие кафе и рестораны, и она востребована (на Западе услуга практикуется пару десятков лет). Но в результате уходит еще одна традиция и форма поддержания семейных отношений — совместные завтраки. Таким образом, новые предложения на рынке и потребительские практики разрушают семейные традиции, замещают формы семейного взаимодействия, уменьшают значение семейных отношений для индивидуума. 

На социентальном уровне система управления потребительским поведением, принимая на себя отдельные функции, традиционно относящиеся к прерогативам семьи, девальвирует значение семьи в обществе. 

Так, элементы важнейшей функции семьи — социализации личности, сегодня можно обнаружить в системе управления потребительским поведением. Она создает образцы для подражания и модели поведения, интегрирует их в общество, как через различные коммуникации, так и через установку правил и норм поведения в публичных пространствах. 

Организации, относящиеся к традиционным институтам социализации (например, в системе образования) начинают переходить на коммерческие основы, и таким образом, сами становятся компонентом субъекта управления потребительским поведением, поскольку производят потребляемую услугу и заинтересованы в собственных потребителях, вступающих во взаимодействие на коммерческой основе. Принципиально важно обратить внимание на формирование у индивида готовность решать свои проблемы в рамках экономических отношений, а не поиском других путей.

По мнению отечественных социологов, «новые коммуникационные возможности, созданные человеком, выходят из-под его контроля. Анонимные силы ведут широкую воспитательную деятельность и ставят воспитательные эксперименты». [8]

Можно предположить, что эти силы являются субъектом управления потребительским поведением. Упомянутый воспитательный эксперимент касается, в том числе создания активного и контролируемого потребителя, в котором заинтересована экономика. Система моделирует собственный «идеальный» тип личности и программирует индивидуума на определенный образ жизни. 

Во-первых, субъект управления потреблением заинтересован в одиноко проживающих гражданах. В таком случае на хозяйственные нужды необходимо в два раза больше предметов (например, бытовой техники), чем, проживающих в семье [9] и при этом, исследования показывают, что именно одинокие индивидуалисты более социально активны и тратят больше денег на развлечения [10]

Стоимость потребительских товаров, которые покупают европейские холостяки обоих полов в возрасте от 25 до 60 лет, составляет сейчас 140 млрд. евро в год. В 2003 году Британская компания Datamonitor провела исследование в результате которого выяснилось, что холостые англичане тратят на потребительские товары в два с лишним раза больше, чем их семейные ровесники. Например, каждый одинокий англичанин 35–49 лет тратит около 4,5 тыс. евро в год на потребительские товары. А их семейные ровесники не больше 2 тыс. евро в год [11]

По прогнозам аналитиков европейских маркетинговых компаний, в ближайшее время ежегодно не обремененные семьей граждане будут покупать на 7% больше. Интересны одинокие и рынку общественного питания

«По данным компании „Комкон“, в московских ресторанах все чаще можно встретить людей, которые приходят туда без особых поводов, практически каждый день и зачастую в одиночку. Такие посетители знают толк в хорошей кухне и могут позволить себе потратить на обед $50 и больше. Как правило, это холостяки среднего возраста, социально успешные люди [12]».

Поэтому ведется пропаганда холостой жизни разными способами, в том числе через рекламные образы, через СМИ. Например, журнал »People» (издаваемый и в России) с 1999 года публикует списки самых знаменитых холостяков

Во-вторых, как потребители, весьма активны люди нетрадиционной сексуальной ориентации. Они включены в самые различные потребительские практики. 

«Мода на геев и квир-культуру стала маркером вхождения буржуазного общества потребления в его постиндустриальную фазу» [13], — считает С. Н. Некрасов.

Маркетинговые исследования компании «Overlooked Opinions» показали, что заработки этой группы — вне зависимости от страны проживания — стабильно выше средненациональных показателей на 10–15 тыс. долл. Они чаще покупают одежду, проводят отпуска за границей, ходят в рестораны и бары, посещают гимнастические залы, причем, стремятся покупать более дорогие товары. [14]

Сайт Join The Impact призвал гомосексуалов снять 10 декабря 2008 по 80 долларов со своих банковских счетов, чтобы продемонстрировать покупательную способность этой группы. Компания Witeck-Combs Communications, которая специализируется на этом рынке, опубликовала в 2008 году исследование, согласно которому гомосексуальные потребители США ежегодно тратят 700 млрд долларов [15]

Для этого сообщества создаются во всем мире особые рекламные продукты. Реклама Кока колы в США и Канаде, рассчитанная на эту группу, предполагала аудиторию около 80 млн. Компания «Пепси-кола» известна своей поддержкой различных фондов и общественных организаций подобной ориентации. [16]

Рекламные коммуникации относятся, прежде всего, к форме массовой коммуникации (характеризующейся «неопределенностью круга лиц» адресата), поэтому эти сообщения будут воздействовать и на других представителей социума, провоцируя интерес к этому образу жизни. В программе популяризации этой культуры участвуют СМИ, рассчитанные на широкую аудиторию, например, публикуя рейтинги любимых брендов представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, наделяя эту группу особой эстетикой [17]

Своеобразной рекламной акцией этой культуры является «Лав-парад» (Love parade), имеющий много наименований, в том числе и «парад потребителей». Во многих странах его поддерживают на самом высоком уровне (в Лондоне во главе гейпарада 2009 прошла жена британского премьер министра Сара Браун [18]). 

Много подобных персон в институте селебрити, которые ведут яркую публичную деятельность, создавая целую PR компанию своего образа жизни. Выступление Элтона Джона в Москве осенью 2009 года, получило определенный резонанс в обществе в описанном выше контексте [19]

Популяризация нетрадиционной сексуальности становится одним из факторов, разрушающих основы семейных отношений, «легитимность традиционной патриархальной семьи постоянно подвергается сомнению в результате фундаментального пересмотра взглядов на отношения полов, семью и сексуальность» [20]

Причем Капра Фритьоф видит в этом и разрушение основ привычного гражданского общества, что связано с процессом создания унифицированного космополитичного потребителя, который встроен не в систему семьи, национального государства, а в «систему мировой экономики». 

В-третьих, на самом глубинном уровне, именно система управления потребительским поведением меняет ценностные ориентации населения, развивая индивидуализм, эгоизм, гедонизм. Эти качества, не содействуют становлению и поддержке глубоких межличностных или семейных отношений, но при этом становятся характерными чертами нового «идеального типа».

Интегрируясь в рекламные коммуникации, слова эстетизируются, искажается их первичный смысл. Слово «эгоист» потеряло отрицательный оттенок, стало популярной торговой маркой. Популярен мужской одеколон «Эгоист», в Москве есть сеть магазинов мужской одежды салон красоты, с таким названием, есть кафе бар и «Эгоист Голд» (Золотой Эгоист! — А. Г.) — ночной клуб, вышел фильм «Эгоист» (2008) и издается газета «Speed эгоист» под лозунгом: «Газета для настоящих мужчин! Новости и сенсации, которые можно найти только в „ЭГОисте“». [21]

Поэтому Эрих Фром, анализируя ряд выступлений членов Римского Клуба, писал, что возникла «экономическая необходимость изменения человека» [22], которая вынуждает формировать у человека эгоизм и накопительство, что обеспечивает интенсивность потребления, но никак не связано с семейными ценностями и семейным образом жизни.

 

Новые качества индивидуумов, под влиянием системы управления потребительским поведением, поддерживают формы девиантного поведения — шопоголизм. Шопоголизм не только вызывает конфликты в семье (что отмечалось выше), но трансформирует личность. 

Английские социологи, проведя опрос 40 тысяч человек, выявили связь между шопоголизмом, вредными привычками и супружескими изменами. Были сделаны выводы, что «более 50% тех, кто импульсивно тратит деньги, несдержанны и в других сферах деятельности» [23], в том числе они курят, переедают и изменяют супругам. Гиперактивный потребитель привыкает решать моментально свои эмоциональные проблемы и получать удовольствие, не задумываясь о последствиях, что, в конце концов, сказывается и на семейных отношениях.

Масштаб проблемы еще предстоит ощутить, поскольку в России пока данное социальное явление не проявляет себя во всей полноте, и его изучение не проводится.

Исследование ученых из Стэнфордского университета показало, что ониоманией страдает около 17 миллионов американцев, причем мужчины и женщины в равной пропорции [24]

По последним данным, в Австрии 30% населения страдает этой проблемой, причем во время кризиса в 2009 году процент таких людей возрос на 2% [25]. 48% подвержены этому люди в возрасте от 14 до 24 лет, то есть молодежь, которой только предстоит вступать в семейные отношения.

С целью интенсифицировать потребление любыми способами, система управления формирует отношение к шопоголизму, как к вполне нормальной и забавной черте характера, как к феномену культурной жизни. Регулярно публикуется информация об известных персонах (прежде всего музыкантах и актерах), тратящих импульсивно и бездумно огромные суммы и признающими себя «шопоголиками» [26], вышел художественный фильм «Шопоголик», серия книг про шопоголика С. Кинселы, пьеса М. Раве хилла «Шоппинг & fucking» и т. п.Таким образом, формируется мода на шопоголизм в виде особой «гламурной» жизни.

Помимо эгоизма, эмоциональной несдержанности, потаканию своим импульсивным желаниям система управления потребительским поведением развивает инфантилизм, стремление постоянно развлекаться, что свойственно гедонизму. 

С этой точки зрения хотелось бы остановится на феномене досуга, который часто представляется как фактор укрепления семейных отношений, но который может играть негативную роль в обществе. Апологеты игровой культуры требуют «отказаться от устоявшегося стереотипа противопоставления игры и труда» и считают «игру движущей силой культурогенеза» [27].

С другой стороны, внедрение игровой и праздничной культуры является инструментом воздействия на человека и активизации потребления. Приучившись постоянно быть в атмосфере праздника, без этих эмоций индивид скучает, и он идет туда (в том числе в магазин), где предлагают компенсацию этого состояния. И субъект рынка использует это состояние в своих целях, создавая на своей территории иллюзию праздника или игры. Современная индустрия развлечений не просто удовлетворяет потребности в отдыхе и рекреации, но сопряжена с системой управления потребительским поведением. 

Если Йохан Хейзинга с его «человеком играющим» [28] говорит о развитии человека в играх, проявляемые в том числе и в праздничных действах, то его последователь Роже Кайа в своих заметках пишет, что во время праздников и войн наступает «время эксцесса, насилия и войн, и нарушения запретов». «Дело в том, что и на празднике и на войне разрешены поступки, которые в иное время считают грубейшими кощунствами и самыми непростительными преступлениями: на празднике вдруг предписывается инцест, а на войне одобряется убийство». [29] (Этим объясняется отчасти популярность гей-парадов, о которых говорилось выше). 

Но Кайя не рассматривает потребительские игры, которые, сегодня сливаются с массовыми шоу. Развитие игр (которые используются в продвижении товаров) и массовых праздников имеют одно общее — теряется грань между реальностью и игрой. 

Поэтому в современной России популяризуются потребительские праздники, к которым надо делать покупки: Новый Год, Рождество, Пасха, 8 Марта, 23 февраля. Прижился день Святого Валентина, позволяющий стимулировать потребление в паузу между Рождественскими и Пасхальными распродажами. Интересен Хэллоуин именно активной продажей аксессуаров и костюмов, поддерживаемых игровыми ритуалами. 

А вот праздники без включения потребительского поведения не удерживаются в обществе. Никто не вспомнит, какого числа в России день Конституции или День семьи. 

Филипп Мюрэ говорит об интеграции праздника в повседневность и называет современную культуру «гиперфестивной»: «проведение всевозможных праздников… стало трудовой деятельностью нашей эпохи и ее главным открытием» [30]

Национальные праздники приравниваются по значимости к международным фестивалям, и становятся только программой развлечения и отвлечения от социальных проблем. Праздник не только временный уход от реальности [31], но и подмена устойчивых глубоких межличностных отношений ситуационными и имитационными — игровыми, что не допустимо в семейных структурах.

Внедрение игровой культуры, выгодной экономической системе, в разных формах ее проявления становится дополнительным фактором негативного влияния на семью.

Заключение

Обобщив вышеизложенное, хотелось бы отметить, что изменения в потребительском поведением инициируют процессы, связанные с разрушением института семьи. Интенсификация потребительского поведения приводит к межличностным конфликтам в семье, изменению функций семьи в обществе, к формированию индивидуумов, не ориентированных на семейные ценности, которым все труднее выстраивать долгосрочные семейные отношения. 

Популяризируются потребительские практики, заменяющие семейные способы взаимодействия и семейные традиции. Управление потребительским поведением выходит за рамки экономического дискурса, забирая на себя целый ряд социальных функций, в том числе социализации и воспитания, которые выполняла семья, таким образом, уменьшая роль и значение семьи в социуме. 

Решая вопросы экономического развития, система насаждает нетрадиционную сексуальную культуру, моделирует девиантное поведение в виде ониомании, интегрирует игровую развлекательную культуру в бытовую. 

Современные управленческие технологии позволяют не только проектировать, но и программировать определенное поведение и даже образ жизни, при чем приоритеты отдаются параметрам, не содействующим семейному проживанию. 

Управление потребительским поведением влияет на нормы, значения, ценности общества, на глубинные основы культуры, благодаря чему, многие деструктивные процессы в обществе могут стать необратимыми. 

Процессы разрушения семейных ценностей индивидуумов и семейных отношений происходят не естественным путем, а интенсифицируются, благодаря политике властей, находящихся в альянсе с крупным капиталом. Объясняется это задачами по росту ВВП, который напрямую зависит от потребительского поведения людей. 

Проблема контроля над системой управления потребительским поведением уже находит освещение у различных авторов. Признается, что либеральное общество отвергает любые формы ограничения потребностей (например, вера в бога или непотребительский стиль жизни) и даже начинает бороться со структурами или идеями, призывающими к ограничению потребностей, как только эти идеи становятся сколько-нибудь значимыми для масс [32]

То есть прогнозируется увеличения влияния на социум системы управления потреблением. Экономический кризис возвышает роль потребительского поведения в системе общественных отношений. Поэтому антикризисной программой во многих станах становится активизация внутреннего спроса, что опять вызовет давление на все общество и его институты, в том числе и институт семьи.

Литература

  1. Jackobs J. The death and life of great American cities: The failure of town planning. N.Y.: Random House, 1961. Джекобс Дж. Закат Америки. Впереди Средневековье. М.: Издательство Европа, 2006. — 264 с.
  2. Антонов А. И. Судьба семьи в России 21 века. Размышление о семейной политике, о возможностях противодействия упадку и депопуляции / А. И. Антонов. — М.: Издательский Дом «Грааль». — 416 с.,
  3. Бюллер К. Духовное развитие ребенка. М.: Новая Москва 1924. — 508с.
  4. Вдовина М. В. Регулирование межпоколенческого конфликта в российской семье. М.: МосГУ, 2009.- 244 с.
  5. Голод С. И. Семья и брак: историко социологический анализ. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1998. — 271 с 
  6. Горлов В. Н. Москва в контексте процесса деиндустриализации //Глобальный город: теория и реальность / Под ред. Н. А. Слуки М.: «Аванглион», 2007, С. 198–208
  7. Зуев С. Новый культурно-экономический курс?// Российское экспертное обозрение —
    http://www.rusrev.org/content/review/default.asp?shmode=8&ida=1246&ids=128
  8. Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. М.: ОГИ, 2003. — 296 с.
  9. Луков В. А. Воспитание и глобализация: Проблемы социологии воспитания. М.: Флинта: Наука, 2007.- 144с
  10. Морган Л. Г. Лига ходенсауни, или ирокезов. М.: Наука, 1983. — 301 с
  11. Мукерджи Ч., Шадсон М. Новый взгляд на поп-культуру — http://sociologist.nm.ru/articles/mukerji_schudson_01.htm
  12. Мюрэ Ф. После истории. Фрагменты книги / Пер. с фр. Н. Кулиш // Иностр. лит. 2001. № 4 — http://magazines.russ.ru/inostran/2001/4/mure.html
  13. Попова В. Н. Трансформация форм праздничной культуры: игровой аспект / В. Н. Попова, Л. А. Шумихина // Известия Уральского государственного университета. — 2008. — № 55. — С. 25–33.
  14. Сколько тратит Россия. Раздел 2. Питание. Совместный проект телекомпании REN TV, аудиторско-консалтинговой компании ФБК и газеты «Ведомости» Москва 2004 — www.fbk.ru/upload/contents/561/2-pitanie.pdf
  15. Сосланд А. Человек и его игры // Знание-сила, 2008 г., N 5, С. 57–59.
  16. Федорова Л. Семью скоро окончательно отменят — http://www.rbcdaily.ru/archive/print.shtml?2003/07/10/archive/42813
  17. Фромм Э. «Иметь» или «быть»./Э. Фромм; пер. с нем. Э.Телятниковой. М:.АСТ: АСТ МОСКВА,2008 — 314с.
  18. Хейзинга И. Homo Ludens; Статьи по истории культуры. / Пер., сост. и вступ. ст. Д. В. Сильвестрова; Коммент. Д. Э. Харитоновича — М.: Прогресс-Традиция, 1997- 416с.
  19. Черняк Е. М. Социология семьи / Е. М. Черняк. М.: Дашков и К., 2005–304 с., Любимова А. Б. Статус семьи: социально философский аспект. Н. Новгород: Нижегор. гос. пед. ун-т. 1998. 251 с.
  20. Сумерки глобализации: Настольная книга антиглобалиста: Сб.— М.:ООО Издательство АСТ,2004. 348 с.

 

[1] Джекобс Дж. Закат Америки. Впереди Средневековье. М.: Издательство Европа, 2006. — 264 с.

[2]Антонов, А.И. Судьба семьи в России 21 века. Размышление о семейной политике, о возможностях противодействия упадку и депопуляции / А. И. Антонов. — М.: Издательский Дом «Грааль», — 416 с., Черняк Е. М. Социология семьи./Е. М. Черняк. М.:Изд-во Дашков и К., 2005–304 с., Любимова А. Б. Статус семьи: социально философский аспект. Н. Новгород. Нижегор. гос. пед. ун-т. 1998 -251 с.

[3] Выводы лонгитюдного исследования Middletown I (1929), Middletown II (1935), Middletown III (1977) и Middletown IV(1999) // Мукерджи Ч., Шадсон М. Новый взгляд на поп-культуру // Sociologist,s Warehouse — http://sociologist.nm.ru/articles/mukerji_schudson_01.htm

[4] Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.:ТО ОТК «Петрополис», 1998. — 271с.

[5] Зуев С. Новый культурно-экономический курс? // Российское экспертное обозрение — http://www.rusrev.org/content/review/default.asp?shmode=8&ida=1246&ids=128

[6] Вдовина М. В. Регулирование межпоколенческого конфликта в российской семье. М.: Изд-во МосГУ, 2009. 244 с.

[7] Вдовина М. В. Регулирование межпокленческого конфликта в российской семье. М.:Изд-во МосГУ, 2009. С.88

[8] Луков В. А. Воспитание и глобализация: Проблемы социологии воспитания. М.: Флинта: Наука, 2007 — С.43

[9] LovinGOD Уничтожить семейные ценности поможет… реклама? — http://dooma.ru/article.php?fid=3323

[10] Ганнушкина С. Лавринович Н. Ставка на одиноких. МД. Ресторан. FoodService: «2003 № 10 (30) октябрь
http://www.restcon.ru/index.php?section=article&article_id=401

[11] Федорова Л. Семью скоро окончательно отменят — http://www.rbcdaily.ru/archive/print.shtml?2003/07/10/archive/42813

[12] Сколько тратит Россия. Раздел 2. Питание. Совместный проект телекомпании REN TV, аудиторско-консалтинговой компании ФБК и газеты «Ведомости» Москва 2004 — www.fbk.ru/upload/contents/561/2-pitanie.pdf

[13] Некрасов С. Н. Пост-гей и конец квир-культуры как дискурсивный упадок постиндустриализма — http://tevrizskii.livejournal.com/115637.html

[14] Зубов Н. Гей реклама: по любви, но за деньги // Власть.1997 № 25(231) 15.07 — http://www.kommersant.ru/vlast/?IssueID=4535

[15] В Америке пройдет акция протеста гей-активистов «День без гея» GEYRUSSA 2008 09.12 — http://www.gayrussia.ru/society/detail.php? ID=12627

[16] Pepsi дает миллион долларов на рекламу гомосексуализма / Invictory 2009 23.01 — news.invictory.org/issue21432.html

[17] Опубликован рейтинг любимых брендов представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. GT Market//Новости гуманитарных технологий 2008 14.05 — http://gtmarket.ru/news/media-advertising-marketing/2008/05/14/1657

Назван лучший автомобиль для геев — http://auto.mail.ru/article.html?id=30618

[18] News.rin.ru/news/206162/

[19] См. Элтон Джон вместо гей-парада // Коммерсант 2007 № 46 (3622) // URL — http://www.kommersant.ru/doc.aspx? DocsID=752046&ThemesID=406

[20] Фритьоф К. Скрытые Связи/Перев. с англ.— М.:ООО Издательский лом «София», 2004.—336 с. С.235

[21] www.karta-smi.ru/2693

[22] Фромм Э. «Иметь» или «быть»./Э. Фромм; пер. с нем. Э.Телятниковой. М:.АСТ: АСТ МОСКВА,2008 — С19.

[23]Шопоголики изменяют чаще? — http://shopping.passion.ru/l.php/shopogoliki-izmenyaut-chastce.htm

[24] Men, Women Have Similar Rates Of Compulsive Buying, Stanford Study Shows//ScienceDaily (Oct. 6, 2006) — http://www.sciencedaily.com/releases/2006/09/060930094011.htm

[25] Почти треть австрийцев страдают шопоголией — опрос // РИА новости. 2009 20 декабря URL — http://www.rian.ru/society/20091219/200231731.html

[26] В прессе можно встретить информацию о пристрастиях к походам по магазинам и покупкам многих популярных персон, в том числе: Сары Джессики Паркер, Бритни Спирс, Гвен Стефании, Камерон Диас, Дженнифер Лопес, Виктории Бэкхэм, Мадонны, Ребекки Блумвуд и др…

[27] Попова В. Н., Шумихина Л. А. Трансформация форм праздничной культуры: игровой аспект // Известия Государственного уральского университета/ 2008 № 55 — С. 25–33

[28] Хейзинга И. Homo Ludens; Статьи по истории культуры. / Пер., сост. и вступ. ст. Д. В. Сильвестрова; Коммент. Д. Э. Харитоновича — М.: Прогресс — Традиция, 1997. — С. 416.

[29] Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. М.: ОГИ, 2003.—С.280

[30] Мюрэ Ф. После истории. Фрагменты книги / Пер. с фр. Н. Кулиш // Иностр. лит. 2001. № 4 — http://magazines.russ.ru/inostran/2001/4/mure.html

[31] Попова В. Н. Трансформация форм праздничной культуры: игровой аспект / В. Н. Попова, Л. А. Шумихина // Известия Уральского государственного университета. — 2008. — № 55. — С. 25–33.

[32] Крылов К. Жестяной барабан. О механизме легализации мнений на Западе.//Сумерки глобализации: Настольная книга антиглобалиста: Сб.- М.: ООО Издательство АСТ,2004. С 224–227


Дата публикации: 2011-03-27 00:28:31