Архив

Отмена отсрочек от воинской службы — демографические последствия

«Демографические исследования», № 4

Виктор Медков — кандидат философских наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

 

Любое общество вынужденно решать две противоречащих друг другу задачи: обеспечивать собственную внутреннюю и внешнюю безопасность с помощью специального социального института вооруженных сил (армия и другие силовые структуры) и заботиться о воспроизводстве новых поколений, понимаемом достаточно широко как процесс, включающий в себя как количественные (демографическое воспроизводство), так и «качественные» (здоровье, образование, профессиональная подготовка и т.п.) аспекты.

Принятый в том или ином государстве порядок формирования вооруженных сил можно в известном смысле рассматривать как некий компромисс между этими задачами. При этом спектр возможных решений этой проблемы довольно широк, начиная от выделения в обществе специального военного сословия, фактически исключенного из процесса воспроизводства населения, и кончая различными формами профессиональной армии, когда воинская служба является просто одной из форм занятости, кратковременной или практически пожизненной, но в любом случае не препятствующей реализации потребности в браке и в детях.

Всеобщая воинская повинность (обязанность) в этом смысле — всего лишь одна из форм упомянутого выше компромисса. В демографическом отношении всеобщая воинская повинность означает временное изъятие из процесса воспроизводства населения некоторой части репродуктивного контингента, причем длительность этого изъятия и его демографические последствия зависят от сроков обязательной воинской службы. Широко обсуждающаяся в последние годы проблема отсрочек от армии по сути дела означает, что в российском обществе созрело понимание неэффективности сложившейся в нашей стране формы решения той двуединой задачи, о которой идет речь в первых строках этой статьи. Она, по-видимому, не позволяет ни пополнять вооруженные силы необходимыми в количественном и качественном отношении контингентами, ни решать другие социальные и экономические проблемы.

Система всеобщей воинской повинности, введенная в нашей стране в 1870-е годы в ходе военной реформы Александра II, с самого начала предполагала наличие некоторых изъятий, в т.ч. и демографического плана. Так, в армию не призывался единственный сын. От призыва освобождался и один из сыновей (младший). Считалось, что с родителями должен оставаться по крайней мере один сын, чтобы обеспечивать поддержку родителям и преемственность поколений. В советские времена этот принцип был отменен, и в вооруженные силы призывались все сыновья без исключения. Призыву не подлежали лишь те, чье состояние здоровья не позволяло им служить в армии, и студенты, которые взамен обязаны были проходить военную подготовку на специализированных кафедрах и отделениях вузов. Такая система с некоторыми модификациями просуществовала до 1990-х годов и позволяла, по словам, статс-секретаря Минобороны Российской Федерации Николя Панкова, в начале 1990-х призывать в армию 55% всех юношей призывного возраста.

В 1990-е годы был принят целый ряд отсрочек от призыва, в т.ч. и демографического плана. При этом общее число отсрочек достигло к настоящему времени 25. В итоге в период с 2001 по 2006 показатель призыва не достигает 10%. А, например, в Москве, по словам главы Комитета Госдумы по обороне Виктора Заварзина, призываются не более 7,5% молодых людей. На этом фоне, столкнувшись с неблагоприятной демографической ситуацией и с ещё более неблагоприятными тенденциями её изменения в ближайшие десятилетия, Минобороны РФ, пользуясь своими монопольным положением и специфическими преференциями перед прочими потребителями «товара», который производит семья, пытается лишить других «покупателей» даже тех возможностей, которые они имеют в виде разного рода отсрочек (см.: В. М. Медков. Демография и Вооруженные Силы // Демографические исследования, № 3. http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=319).

Как и предполагалось в моей предыдущей статье, «сезон охоты на отсрочки» продолжился. Уже 21 апреля с.г. Государственная дума РФ в первом чтении приняла 4 законопроекта, подготовленных Министерством обороны РФ, касающихся, в частности, сокращения срока военной службы по призыву и отмены ряда отсрочек от армии.

В среду 15 июня законопроекты были приняты в третьем, окончательном чтении. Один из них («О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву»; «за» проголосовало 359 депутатов) окончательно отменяет с 2008 года 4 отсрочки от призыва на срочную военную службу, еще 5 оснований для того, чтобы остаться «на гражданке», будут значительно сужены. Минобороны надеется, что это увеличит ежегодный призыв на 90 тысяч человек.

С 1 января 2008 года отсрочек от призыва на военную службу лишатся сельские врачи и учителя; молодые люди, поступившие в техникумы, ПТУ, колледжи после 11 класса (за исключением зачисления сразу на последний курс); ухаживающие и по закону обеспечивающие содержание близких родственников (инвалидов первой или второй группы, пожилого возраста, несовершеннолетних); имеющие ребенка до 3 лет или беременную жену со сроком не менее 26 недель, одинокого родителя с двумя или более детьми или одним ребенком — инвалидом с детства; выпускники, поступившие на работу в государственные организации, перечень которых определяется правительством Российской Федерации (таких организаций 402); учащиеся и выпускники ВУЗов при МВД, Государственной противопожарной службе, Госнаркоконтроле, Федеральной таможенной службе, Федеральной службе исполнения наказаний, а также те, кто пользуется так называемыми президентскими отсрочками, т.е. студенты духовных семинарий и медресе, а также особо талантливые подростки. Ряд отсрочек не отменяется полностью, а пересматривается. Таким образом, отсрочка останется для мужчины призывного возраста с беременной женой, если это не первый ребенок. А наличие ребенка до трех лет даст право не призываться только в том случае, если ребенок — инвалид (Цитируется по Информационному Агентству REGNUM — http://www.regnum.ru/news/656441.html ).

Хотя сокращение срока службы по призыву до 18 месяцев с 1 января 2007 г. и до 12 месяцев с 1 января 2008 г. можно оценить однозначно положительно, сопровождающее его уменьшение числа отсрочек с 25 до 21 вызывает большие вопросы.

Я не буду здесь говорить об отмене или корректировке отсрочек для учащихся ведомственных вузов (МВД, ФСИН, Госнаркоконтроля, ФТС), для служащих госпредприятий, для учащихся техникумов, ПТУ, училищ, которые до своего поступления получили полное среднее образование. Хотя поражает цинизм некоторых законодателей, оправдывающих необходимость отмены отсрочек. Тот же В. Заварзин, на мой взгляд, совершенно безо всяких на то оснований обвиняет выпускников средних школ, поступающих в техникумы и профтехучилища, в желании «откосить от армии» (цитируется по ИА REGNUM — http://www.regnum.ru/news/628164.html). И это в то время, когда экономика страны начинает испытывать острый дефицит в высокопрофессиональных кадрах рабочих специальностей и специалистах среднего звена!

Недоумение вызывает и отмена отсрочки от призыва для учителей и врачей, работающих в сельской местности. Возможность не служить в армии была для молодых педагогов и врачей одним из важных стимулов работы в сельской местности. Фактически отсрочка способствовала поддержанию хотя бы на более или менее удовлетворительном уровне качества образования в сельских школах и медицинского обслуживания на селе. Теперь же выпускники педагогических и медицинских вузов вряд ли проявят особенное желание работать в сельской местности, даже несмотря на президентские надбавки к заработной плате, установленные в рамках национальных проектов в области образования и здравоохранения. Кадровый дефицит в этих отраслях только усугубится, что, в свою очередь, чревато дальнейшим падением качества образовательных и медицинских услуг на селе. В последнем же случае это приведет к росту смертности сельского населения, поскольку одна из острых проблем сельского здравоохранения состоит в повышенной по сравнению с городской местностью летальностью из-за меньшей доступности квалифицированной медицинской помощи, в т.ч. и из-за дисперсности размещения учреждений здравоохранения. Говоря проще, пока скорая помощь будет добираться до больного, последний может умереть, так и не дождавшись приезда медиков.

Отмена отсрочек для молодых врачей сельских медучреждений, к сожалению, идет вразрез с задачей вывода нашей страны из демографического кризиса, поставленной в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию 10 мая сего года. Трудно не согласиться с губернатором Самарской области К Титовым в том, что это не лучшим образом скажется на и без того сложной демографической обстановке и проблеме привлечения специалистов на село (Цитируется по ИА REGNUM — http://www.regnum.ru/news/619320.html ).

Отмена отсрочек для молодых врачей сельских медучреждений — это отмена лишь одной из тех отсрочек, которые имеют непосредственное отношение к демографии и воспроизводству населения. В их числе также отмена отсрочек для молодых отцов, имеющих детей до 3 лет; мужей, чьи жены имеют срок беременности не менее 26 недель (7 месяцев); для молодых людей, ухаживающих за близкими родственниками, достигшими пенсионного возраста или имеющими инвалидность 1-й или 2-й группы.

Каковы могут быть последствия введения в силу законодательства, отменяющего перечисленные отсрочки? Посмотрим, к примеру, с этой точки зрения на отмену отсрочек для молодых отцов, имеющих детей до 3 лет, и для женатых молодых людей, чьи жены имеют срок беременности не менее 7 месяцев. К чему это может привести?

Самое первое и самое практически очевидное последствие — это резкое ухудшение условий вынашивания беременности на последней, одной из самых критических её стадий, а, следовательно, и ухудшение здоровья беременных из-за дополнительных стрессогенных факторов, связанных с отсутствием отца будущего ребенка и соответственно той поддержки (материальной, а главное — психологической), которое обеспечивает муж, находящийся рядом с беременной женой, а также рост (абсолютный и относительный) мертворождаемости, неонатальной и вообще младенческой смертности. Сейчас трудно количественно оценить этот рост, но, думаю, сам факт возможного появления такого рода последствий трудно отрицать. И мне думается, что, раз уж такая мера несмотря ни на что вводится, следует хотя бы наладить мониторинг состояния здоровья молодых беременных женщин, чьи мужья вырваны из семьи ради прохождения обязательной воинской службы по призыву.

Отсутствие мужа в этот критический период не может заменить никакая денежная компенсация. И крайне циничным является, на мой взгляд, мнение некоторых чиновников из Минобороны, что на 6 тысяч рублей в месяц, которые будут выплачивать семьям таких солдат, семье даже в Москве якобы можно год жить без кормильца (Цитируется по Интернет-сайту газеты «Известия» — http://www.izvestia.ru/armia2/article3093752/).

Здесь я полностью согласен с независимым депутатом В. Рыжковым, который справедливо полагает, что «женщине нужны не деньги в кармане, женщине нужен родной человек, который находится рядом и помогает ей готовиться к родам и воспитывать младенца» (Цитируется по ИА REGNUM — http://www.regnum.ru/news/629134.html ).

Не следует забывать и о последствиях психологических, в т.ч. и воспитательных. Доказано, что у многих молодых мужчин отцовское чувство пробуждается даже не в период беременности их жен, а лишь с появлением на свет ребенка, да и то не сразу. Это может привести к тому, что у молодых отцов-солдат возникнут трудности в исполнении своей родительской роли, в формировании подлинно отцовского отношения к собственному ребенку. Отсутствие отца в первые месяцы жизни может также негативно сказаться на формировании личности ребенка в этот важный период жизни. Исправить возможные деформации будет чрезвычайно трудно.

По оценкам Минобороны, отмена всех четырех отсрочек, о которых идет речь, позволит дополнительно призывать в армию и другие воинские формирования до 90 тыс. человек (См.: http://www.izvestia.ru/armia2/article3093752/). Это в целом по всем отмененным отсрочкам. Сколько же среди этих 90 тыс. дополнительных призывников молодых отцов? На этот вопрос трудно дать точный ответ, поскольку наша статистика не публикует никаких данных о распределении родившихся по возрасту отца, что могло бы быть хоть каким-то ориентиром для подобной оценки. Обращение же к актам о рождении практически невозможно, поскольку в настоящее время в Росстат Отделами ЗАГС направляются не первичные документы, как это было прежде (до 1997 г.), а всего лишь обобщенные сведения о родившихся и их родителях. К тому же внесение в акт о рождении сведений об обоих родителях, согласно статье 22 Федерального закона № 143-ФЗ от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния», вообще является опциональным. Ясно, что в этих условиях в акт о рождении чаще всего заносятся сведения лишь о матери, а сведения о демографических характеристиках отца (о возрасте, например) вообще отсутствуют. Тем не менее можно сделать весьма приблизительную оценку численности молодых отцов, которые в настоящее время не подлежат призыву по причине наличия у их жен беременности со сроком не менее 26 недель и детей в возрасте до 3 лет. Грубая прикидка показывает, что в лучшем случае речь может идти о нескольких тысячах человек на всю Россию, освобождаемых от призыва именно по данному основанию.

И тут закономерно возникает вопрос: стоило ли ради нескольких тысяч дополнительных призывников и удовлетворения амбиций Минобороны идти вразрез с линией на преодоление демографического кризиса, пусть пунктирно, пусть не адекватно, но намеченной в Послании Президента от 10 мая с.г.? Ведь ясно, что отмена отсрочки по данному основанию уничтожает тот весьма слабый, надо сказать, стимул для обзаведения ребенком, который был у части молодых людей. Что для нашей страны приоритетнее — сиюминутные потребности комплектования вооруженных сил или долговременные интересы сохранения страны и «сбережения народа» (А.И. Солженицын). Ответ, по-моему, очевиден.

И неслучайно, что отмена именно этого основания для отсрочки от призыва вызвала многочисленные протесты и даже прямые обращения к руководству страны с требованием скорректировать, пока не поздно, принятые Государственной Думой законопроекты. К примеру, 21 июня депутаты фракции «Единая Россия» Законодательного собрания Санкт-Петербурга обратились к Президенту РФ и Председателю Совета Федерации с просьбой вернуть отсрочки от призыва на военную службу для тех граждан, которые имеют детей или жену, срок беременности которой составляет не менее 26 недель. Они справедливо полагают, что отмена данной отсрочки противоречит смыслу ежегодного послания Президента Федеральному собранию. «Президент призвал сосредоточить все усилия государственных органов на решении демографической проблемы как одной из важнейших для страны», — говорится в обращении. Депутат  В. Евтухов, представивший проект обращения, подчеркнул, что «депутаты поддерживают саму концепцию реформы службы в армии, однако считают, что новая редакция этих положений неправильная». Он напомнил, что в принятом в третьем чтении законе РФ указано, что отсрочка на три года предоставляется в случае, если ребенок родился инвалидом, а также, если гражданин имеет беременную жену и у него уже есть один ребенок (См., http://www.regnum.ru/news/660511.html ). И подобные обращения отнюдь не единичны.

Уже после принятия Госдумой законопроектов о воинской службе Президент РФ провел заседание Совета Безопасности, на котором вновь была подчеркнута чрезвычайная важность улучшения демографической ситуации в нашей стране, проблемы, поставленной в один ряд с проблемами технологической модернизации экономики и укрепления национальной безопасности. Президент признал, что «фактически мы стоим сегодня у кризисной черты. За 13 последних лет число умерших граждан страны превысило число родившихся на 11,2 миллиона человек. Если ничего не делать, то к концу ХХI века население России уменьшится вдвое» (См., http://president.kremlin.ru/appears/2006/06/20/1708_type63378type63381type82634_107461.shtml ).

Совет Безопасности сформулировал ключевые направления долгосрочной демографической политики, которая «должна учитывать все аспекты», причем, добавлю от себя, не только аспекты демографической ситуации и её составляющих, но и разного рода законодательных предложений, проектов, постановлений Правительства и т.п. Иначе говоря, должна быть налажена эффективная демографическая экспертиза всего, что предполагается сделать и осуществить в нашей стране. Последнее, как справедливо подчеркивалось на заседании Совета Безопасности, требует проведения глубоких исследований демографических проблем, исследований, которых у нас «крайне мало».

Лишь отсутствие или явный дефицит системной, целенаправленной работы, отсутствие или явный дефицит адекватной информация и научного анализа, сопряженные с нежеланием ответственных лиц получить экспертизу законопроектов о воинской службе, позволили сперва разработать, а затем и принять их в таком, явно идущем вразрез с интересами страны виде. Поэтому вполне понятна постановка на Совете Безопасности вопроса о комплектовании армии и флота. Президент считает, что в сложной демографической ситуации надо форсировать, начиная с 2009 года, перевод на контрактную основу должностей сержантов и старшин, а также плавсостава флота, одновременно с этим корректируя систему мобилизационной подготовки.

В этом контексте абсурдно выглядит отмена отсрочек от призыва по основаниям, имеющим глубокое демографическое содержание. В своей статье я обратил внимание на возможные демографические последствия отмены отсрочек для молодых врачей и педагогов, работающих в сельской местности, и для молодых людей, чьи жены имеют беременность не менее 7 месяцев или детей в возрасте до 3-х лет. Но вполне очевидно, что и отмена отсрочек для молодых людей, ухаживающих за престарелыми родственниками или инвалидами 1-й и 2-й групп, также отрицательно скажется на динамике в данном случае заболеваемости и смертности. Оценить статистически это влияние очень трудно, но я уверен, что отрицательный эффект обязательно будет иметь место.

Полагаю, что вновь реорганизованный Совет по нацпроектам и демографической политике при Президенте Российской Федерации должен наладить, опираясь на ученых-демографов, придерживающихся фамилистической ориентации, постоянный мониторинг демографической ситуации в стране, тенденций её изменения, в том числе и под влиянием решений, принимаемых во всех социальных сферах. Одновременно следует ввести обязательную демографо-фамилистическую экспертизу законопроектов, постановлений Правительства, распоряжений разного рода на федеральном и региональном уровнях, прямо или косвенно затрагивающих процессы воспроизводства российского населения


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51