Архив

Некоторые замечания к теории рационального вырождения

Может, в заголовке ошибка, разве может быть вырождение рациональным? Может. И не только рациональным, но еще прогрессивным, качественным рывком и вообще морально возвышенным явлением. По крайней мере, если это касается отдельно взятых народов. Ну да обо всем по порядку.

В экспертовской статье «Не дадим себя похоронить» была высказана идея о том, что ставку в борьбе с вымиранием россиян надо делать на собственные силы — то есть повышение рождаемости, а не на постепенное «замещение» коренных жителей инокультурными иммигрантами. Статья, однако, вызвала резкую критику со стороны наиболее популярного у нас демографического ресурса «Демоскоп-Weekly».

Наш оппонент не представился, но можно предположить, что автором редакционных статей уважаемого журнала является его же главный редактор Анатолий Вишневский - наиболее известный и чаще всего мелькающий на экранах телевизоров отечественный демограф. Мы решили разобраться, чем же так не понравились наши идеи уважаемому ученому мужу, который решил потратить на их разоблачение аж две статьи («О депопуляции - от тыльного лица», «От порочного до добродетельного - один шаг»)?

А умеет ли «Демоскоп» читать?

К сожалению, понять, что конкретно не понравилось демоскоповцам в нашем тексте, непросто, его идеи редактор уважаемого журнала сформулировал преимущественно сам, видимо, чтобы облегчить его понимание заботливо лишенным гиперссылки читателям. Благодаря помощи «Демоскопа» им сразу же должно стать ясно, насколько безграмотен этот труднодоступный текст.

«… В случае супероптимистического… прогноза ООН… естественный прирост населения России до 2050 года будет оставаться отрицательным», «профессиональных прогнозов, предсказывающих прекращение в обозримом будущем депопуляции за счет роста рождаемости, в данный момент не существует… поэтому говорить о том, что это все-таки возможно, Иван Рубанов может только от себя лично». А если он желает, чтобы население России оставалось на уровне 140-142 млн человек, «по законам арифметики… вся естественная убыль должна быть компенсирована миграционным приростом», который даже сторонниками повышения рождаемости оценивается «в 420-440 тысяч человек в год»? А еще редактору «Демоскопа» «с самого начала ясно, что автор (Иван Рубанов — И. Р.) — противник иммиграции», который никого не хочет впускать в страну и, «видимо, живет в Москве с 1147 года».

С умением считать-писать дела у «Демоскопа» оказались хороши, художественные способности редактора журнала могут заставить плакать лучшие перья МК, а вот с умением читать, похоже, есть некоторые проблемы. Мало того что в экспертовской статье нигде не говорится о том, что с депопуляцией можно справиться легко и быстро, так ее автор еще и посвятил доказательству прямо противоположного целую главу, видимо, не замеченную «Демоскопом».

В ней Иван Рубанов, который «до сути дела… как раз не добрался» и даже «довольно искусно обходит», сообщил читателям, что «практически все демографы прочат России безрадостные перспективы… даже оптимистичные прогнозы обещают лишь стабилизацию численности населения на уровне заметно ниже текущего. Быстрого слома демографической тенденции не произойдет даже при фантастическом увеличении рождаемости». А еще этот «противник иммиграции» сделал в конце своего текста заключение: «Это не означает, что иммиграция недопустима. Напротив, нам нужно постараться привлечь как можно больше культурно близких, образованных и способных легко интегрироваться в российское общество иностранцев».

«Анонимный сарказм тыльного лица „Демоскопа“ на фоне жонглирования цифрами смотрится не слишком убедительно, — пишет один из читателей нашего журнала. — Рубанов не понял то, не понял сё… А где Рубанов говорил, что миграция совсем не нужна? Он говорил прежде всего о том, что нельзя делать ставку исключительно на нее. Что ставка именно и только на миграцию — это из огня да в полымя. Потому что даже непонятно, что будет хуже для страны — падение численности населения, условно говоря, до 120 млн человек или поддержание на уровне 145 исключительно за счет приезда 25 млн малоадаптируемых иностранцев из дальнего зарубежья с продолжением ускоренного вымирания имеющихся россиян, с угрозой беспорядков и распада страны».

Чтобы продемонстрировать свою тотальную победу, редактор «Демоскопа» предлагает нам спор: «готов ли Иван Рубанов… дать какой-нибудь свой член на отсечение, что таких (в виде быстрой депопуляции — И. Р.) неожиданностей не будет?». Мы-то готовы утверждать, что таких неприятных неожиданностей как раз-таки следует ожидать, а вот готов ли участвовать в предложенном споре сам наш анонимный оппонент?

Готов ли редактор «Демоскопа» ознакомиться с содержимым редактируемого им научного журнала и определиться наконец со своей научной ориентацией? Не спутал ли он Ивана Рубанова со своим соратником по борьбе за массовую иммиграцию Анатолием Тишковым, который даже с демоскопических страниц говорит нам: дескать, главная угроза для нашего общества заключается в самом этом мифе о грядущей депопуляции и возможности сокращения населения страны аж на 50 млн за 50 лет, «который был создан не очень профессиональными специалистами»[1]. Может быть, редактор «Демоскопа» никогда не читал отнесенную к «Золотому фонду отечественной демографии» редакцией самого же «Демоскопа» книгу «Демографическая революция» главного редактора «Демоскопа» Анатолия Вишневского.

Еще тридцать лет назад, когда депопуляция в развитом мире только начинались, ее автор утверждал, что она никогда не начнется, «поскольку само существование человеческого общества немыслимо, если не обеспечено непрерывное и достаточно устойчивое продолжение человеческого рода, общество на всех этапах своего исторического развития вырабатывает необходимые гомеостатические механизмы, которые постоянно приводят демографическое функционирование в соответствие со всеми остальными сторонами функционирования социального организма»[2]. Тогда нынешний главный редактор «Демоскопа» говорил, что «из этого правила не может быть исключений. Неверно видеть такое исключение и в современном типе воспроизводства населения».

Уже тогда Анатолий Вишневский наголову разбил всех, кто верил в возможность депопуляции в современном обществе, тех, кому «стало казаться, что чем шире распространится внутрисемейное регулирование рождаемости и чем полнее станет свобода выбора супругов в области рождаемости, тем ниже будет становиться последняя…» и у которых «неверие в социальную обусловленность индивидуального поведения подкреплялось, казалось бы, очевидными количественными показателями…, смыкалось с верностью традиционной морали…»[2].

Так какую же часть тела наш анонимный критик готов усечь то ли самому себе, то ли своему непосредственному начальнику?

Вырождение, прогрессивное и устойчивое

Оставим пока в стороне этот любопытный вопрос и обратимся к главному демоскоповскому доказательству тотального научного превосходства Анатолия Вишневского над всеми своими критиками. Оказывается, даже его идейные оппоненты признают необходимость привлечения иммигрантов и сложность повышения рождаемости в современной России, что и демонстрируется нам в таблице «Возможности влияния на рождаемость и смертность». И действительно, ни научные оппоненты Вишневского, ни мы сами не ратуем за железный занавес и даже выступаем за осуществление адекватной политики по привлечению иммигрантов. Но, может, разногласия между двумя сторонами лежат в другой плоскости? Например, как следует относиться к происходящему вырождению,стоит ли с ним бороться и надеяться пусть на отдаленный, но все же успех, надо ли рассматривать массовую иммиграцию как единственное средство против депопуляции или как временную меру?

Казалось бы, вопросы это по большей части риторические - как может относиться к вырождению здравомыслящий человек, кристальной объективности ученый, который еще тридцать лет назад говорил о «немыслимости существования общества, где не обеспечено устойчивое продолжение человеческого рода». Но то ли в силу неподготовленности аудитории, то ли по каким-то иным причинам в критических заметках наш оппонент никакого мнения на этот счет не приводит. Придется нам самим открыть читателю сокровищницу оригинальных идей, и ставших основой для дискуссии.

Оказывается, в современном перенаселенном обществе «снижение населения отдельно для России плохо… но для мира в целом хорошо», потому что «нельзя свои эгоистические чувства ставить выше интересов жизни на Земле»[3]. В то же время «иммиграция — это единственная надежда для будущего нашей страны»?[4] И вообще, теперь надо говорить «не о катастрофичности низкой рождаемости, а о создаваемых ею предпосылках внутренней перестройки всего „общественного тела“… позволяющей перенести акцент с количественных на качественные характеристики социальной жизни»[5].

Теории, говорящие о ценностях планетарного масштаба, ради исполнения которых отдельно взятым нациям следовало бы прекратить свое эгоистичное размножение, вообще-то можно найти и у других авторов. Но у каких! Так, в меморандуме «Замечания и предложения по генеральному плану „Ост“ рейхсфюрера войск СС», подписанном и опубликованном 27 апреля 1942 года начальником отдела колонизации 1−го главного политического управления «Восточного министерства» Германии  Э. Ветцелем, по этому поводу говорится следующее.

«Для того чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения… в этих областях (западные территории СССР с русским населением — И. Р.) мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т. п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства»[6].

Но чем же обусловлено столь оригинальное отношение к вырождению собственных сограждан у главного редактора «Демоскопа»? Ведь он же все-таки Вишневский, а не Бжезинский, и уж тем более его мотивы не могут иметь ничего общего с рейхсфюрером СС. 

Как нам кажется, проблема тут в характерном для ряда людей, относящих себя к либералам, специфичном мировоззрении, в соответствии с котором все либеральное считается безусловно лучшим, чем все традиционное. Независимо от того, как это стыкуется с реальностью.

Из «Демографической революции» Анатолия Вишневского мы узнаем, в каком глубоком счастье мы оказались: судя по его трудам, современный «рациональный» тип воспроизводства — это не только результат «движения от низших форм к высшим», но даже и некий идеал, конечная точка на пути к демографическому счастью[2]. «Воспроизводство населения… становится несравненно более рациональным, эффективным, экономичным, чем когда-либо в прошлом… резко возросшая управляемость… устойчивость демографического процесса… не вызывает сомнения»[7]; [2].

Основная проблема даже не в том, что Анатолию Вишневскому сложно расстаться со своей ключевой научной идей о рациональности и устойчивости современного недовоспроизводства населения (некоторые ее положения, например отмеченные достижения в вопросе снижения смертности, не подлежат сомнению). Беда начинается тогда, когда теория вступает в явное противоречие с реальной действительностью, а ее сторонники вступают в решительный бой с логикой и здравым смыслом.

Так, из демоскоповской заметки «Демография, свобода и гомосексуализм в одном флаконе» на примере одной отдельно взятой Голландии и отдельно взятой России мы узнаем, как, оказывается, безразлично или даже положительно сказывается на рождаемости распространение гомосексуализма. Видимо, «Демоскопу» стал известен какой-то новый способ однополого размножения. Жаль, что уважаемый научный журнал тем же способом не доказал жуткую полезность для здоровья алкоголя и табакокурения. На примере отдельно взятого Уинстона Черчилля: «Пять сигар в день, три-четыре порции виски и никакой физкультуры — вот рецепт моего долголетия».

«Сейчас можно с уверенностью сказать, что подъем смертности в первой половине 90−х годов, пресловутый „ельцинский геноцид“, — артефакт, реального повышения смертности в это время либо вовсе не было, либо оно было очень небольшим», — делает оригинальное открытие Анатолий Вишневский[8]. И действительно, смертность трудоспособного населения у нас тогда подскочила всего-то в полтора раза (см. график 1). Но ведь Россия тем отличается от развитых стран, что у нас во всяком ухудшении здоровья населения (если виной тому либеральные реформы), виновато… его предыдущее улучшение — в нашем случае положительно сказавшаяся на продолжительности жизни, но не слишком либеральная антиалкогольная компания.

Если верить Анатолию Вишневскому, «… все страны в своем демографическом развитии должны пройти одни и те же стадии… в смысле общего направления движения и конечного результата. Ожидать чего-либо другого было бы столь же наивно, как думать, что яблоко Ньютона… не упадет на землю, а взлетит вверх»[2]. Но не кажется ли уважаемому ученому, что если прогрессивная и неизбежная депопуляция — удел всех, то в перспективе надо говорить не о «сокращении населения до размеров, более соответствующих предельным возможностям жизнеобеспечения, которыми располагает Земля», а о тотальном вырождении человечества? Есть надежда, что в будущем, когда население Земли достигнет нужных значений, проблема как-то сама собой рассосется… но нельзя ли узнать основания и сроки исполнения такого глубоко научного прогноза?

«Сегодня главная демографическая проблема человечества в целом не недостаток людей, а их избыток», поэтому в «снижении рождаемости в России» и других развитых странах «следует видеть… доказательство ее (современной цивилизации — И. Р.) адаптивных способностей», — говорит Анатолий Вишневский[9]. Но нельзя ли узнать, каким таким органом россияне и сам ученый в последнее столетие вдруг особенно остро ощутили проблему глобальной перенаселенности? И почему «адаптивные способности» сильнее всего проявились не в перенаселенных Бангладеш или Нигерии, а там, где они нужны менее всего?

Почему депопуляция быстрее всего идет в «малоноселенной державе», интересам которой она, если верить Анатолию Вишневскому, не отвечает «ни по внутренним, экономическим, ни по внешним, геополитическим, соображениям»?[9] Не приходила ли известному ученому в последние годы мысль о том, что вырождение может свидетельствовать вовсе не об адаптивных способностях общества, а о его несостоятельности, как он и утверждал тридцать лет назад?

Не стоит на зеркало пенять

График. Рост смертности в период либеральных реформ 1990-х годов

График — Рост смертности в период либеральных реформ 1990−х годов; [11], [12], [13]

В заключение нам остается выразить надежду, что редактор «Демоскопа» не будет делать вид, будто бы оспорить взгляды Анатолия Вишневского рискуют лишь безграмотные неучи, не умеющие «работать с первоисточниками».

«…Нельзя не учитывать амбиции тех, кто начиная с 70−х гг. уверял, что рождаемость повысится и депопуляция нам не грозит, - пишет профессор, доктор философских наук, завкафедрой Социологии и демографии семьи МГУ Анатолий Антонов. — Представители „прогрессистского развития“ семьи не хотят признать вполне реальную возможность снижения суммарного коэффициента рождаемости… поскольку в их парадигме не только не предусмотрено массовое распространение потребности населения в однодетной модели семьи, а напротив, ожидается появление новых стимулов к детоцентризму (А. Г. Вишневский)„.

“…Не видя эффективных способов ее (низкой рождаемости — И. Р.) решения, А. Г. Вишневский пытается, следуя не лучшей традиции русских интеллигентов, даже и в этом очевидном зле углядеть „сермяжную правду“, — комментирует профессор Олег Пчелинцев. — …Увеличение числа детей в семье толкает, наоборот, на экстенсивный путь, на снижение качества за счет увеличения количества». Но это верно только до определенного предела, который как раз и был достигнут в ходе демографической революции. А сейчас мы вступили в полосу развития, когда действует прямо противоположная закономерность: качество населения начинает ухудшаться из-за нарушения количественных пропорций нормального демографического воспроизводства… С точки зрения объективных демографических последствий, низкая рождаемость представляет собой форму суицидального поведения, только отнесенного на будущие поколения… Ведь сужение демографического воспроизводства означает, что «проедаются» уже не ресурсы для будущих поколений, а сами эти поколения«[10]. Но «вопрос о правах человека безоговорочно решается современным либертарианским сознанием в пользу „ныне живущих“, без учета интересов будущих поколений и прав поколений ушедших…», — сожалеет ученый[10].

Действительно, не стоит забывать, что придерживаться «прогрессивной» малодетности и наслаждаться бездетностью можно лишь благодаря нашим «менее сознательным» в вопросах деторождения предкам.

 


 

[1] Замятина  Т. «Без мигрантов у России нет будущего» // «Политический журнал», № 47 (50), 20 декабря 2004.

[2] Вишневский  А. Г. Избранные демографические труды. Т. 1. Демографическая теория и демографическая история. М., Наука, 2005.

[3] Татьяна Батнеева. «Анатолий Вишневский: „Титаник“ пока еще плывет» // «Известия», 14 сентября 2001.

[4] Mainville Michael, «Russian immigration vital, feared» // The Washington Times, November 11, 2005.

[5] «Россия в глобальной политике». Том I, № 3, июль-сентябрь 2003, с. 54-72.

[6] Замечания и предложения по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС. Берлин, 27.04.1942 / Пер. с немецкого по «Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашисткой Германии в войне против СССР: документы и материалы. — М., 1967.

[7] Вишневский  А. Г. Демографическая революция / Вопросы философии, 1973, 2, с. 53-64.

[8] Вишневский  А. Г. Подъем смертности в 90−е годы: факт или артефакт? / Мир России, № 3. 2003 г.

[9] Вишневский  А. Г. Великая малонаселенная держава / «Россия в глобальной политике». № 3, июль-сентябрь 2003.

[10] Пчелинцев  О. С. Жизнь как свободный выбор / Проблемы прогнозирования, № 3. М., 2006.

[11] The Human Mortality Database

[12] Российский статистический ежегодник: Стат.сб./Госкомстат России. — М., 1996.

[13] Демографический ежегодник России: Стат. сб./ Госкомстат России. — M., 1999.

 

Иван Рубанов


Дата публикации: 2007-07-30 01:04:01