Архив

«Планируя» семью, СФ подкладывает под нее «бомбу»...

Факты:

В своей публикации Томас Вард вспоминает, как много лет назад он встретил одного из трех постоянных помощников главного специалиста по экологии ООН профессора Винтера. И тот поведал британскому специалисту, что контрацептивная и абортивная индустрия занимает сегодня в мире второе место после торговли оружием.

Среди довольно бурной деятельности Совета Федерации в октябре как-то незамеченной прошла одна законотворческая инициатива верхней палаты российского парламента. 18-го октября СФ внес в Госдуму проект федерального закона «Об основах государственной поддержки семьи в Российской Федерации».

Между тем эта инициатива СФ — в случае, если она станет законом — может иметь очень далеко идущие и крайне негативные для будущего России последствия.

Согласно преамбуле документа, «закон устанавливает правовые основы государственной поддержки семьи в Российской Федерации, определяет цели, принципы и приоритеты государственной поддержки семьи как важного направления государственной социальной политики». Возразить против этой благородной цели вроде бы нечего. Но далее идет расшифровка — и выясняется, что дьявол, как говорится, спрятался в деталях.

Сами приоритеты государственной поддержки семьи определены в главе II этого законопроекта. Одним из приоритетных направлений государственной поддержки семьи является «обеспечение условий для охраны здоровья и формирования здорового образа жизни». Этому приоритетному направлению посвящена статья 12 законопроекта.

Направление будет обеспечиваться путем осуществления следующих мер:

- «Развития системы охраны репродуктивного здоровья семьи, укрепления службы планирования семьи»,

- «Осуществления санитарного просвещения, особенно подростков, по вопросам полового воспитания, безопасного материнства, профилактики заболеваний, передающихся половым путем»,

- «Информирования населения о контрацептивных средствах, профилактике абортов».

Таким образом, резюмирует «Радонеж.ру», законопроект воплощает в себе голубую мечту российских секспросветителей и планировщиков семьи: создает законодательную базу для их деятельности.

Что же это такое — «планирование семьи»?

«Мне очень стыдно, что центральный офис этой организации расположен в моей стране», — признался в своей статье, опубликованной недавно на сайте «Демография.ру», известный британский доктор медицины Томас Вард. Речь в публикации шла о такой вполне респектабельной внешне международной структуре как Международная федерация планирования семьи (МФПС). Что же это за организация, впавшая в такую немилость у известного британского медика?

В 1952-м году, напоминает Вард, американская Организация по планированию семьи и народонаселению мира и Британская ассоциация планирования семьи вкупе с шестью другими группами, поставившими своей целью введение политики ограничения рождаемости в различных странах мира, объединились и сформировали МФПС, центральный офис которой с тех пор расположен в Лондоне. В настоящее время МФПС включает в себя уже более 149-ти ассоциаций-членов, действующих более чем в 189-ти странах мира. Есть свой «агент» у МФПС и в России — это Российская ассоциация «Планирование семьи» (РАПС). Но о ней — чуть позже, сейчас вернемся к «альма-матер» — МФПС.

Одной из основных задач этой федерации, отмечает Вард, является проведение по всему миру манипуляций в сфере законодательства, направленных на достижение ограничения рождаемости. В 1976-м году Комитет по управлению и планированию МФПС делегировал большие полномочия своим региональным директорам в обмен на более строгую отчетность и участие в деятельности организации на международном уровне. В принятой по этому поводу декларации национальным ассоциациям планирования семьи было указано, «помимо прочего, на необходимость предпринять определенные неоднозначные действия (выделено Вардом. — KM.RU) с целью исследовать возможности и способствовать проведению реформы законодательства и изменению политики с целью обеспечить благоприятные перспективы для успеха программы».

МФПС обладает масштабным и при этом успешно действующим механизмом по манипуляции законодательством в масштабе всего мира, отмечает г-н Вард. Совет по законодательству МФПС в сфере планирования семьи состоит из Центрального совета по законодательству, двух Советов полушарий, региональных Советов и, наконец, национальных Советов по законодательству. Словом, это — структура, напоминающая влиятельный масонский орден. Но даже не это представляет собой главную опасность, исходящую от МФПС. Главное все же — цели этой организации. А они, можно сказать, зловещи.

Основательница МФПС — Маргарет Зангер (14 сентября 1879 — 6 сентября 1966 гг.) — создала в 1923-м году Бюро клинических исследований под эгидой американской Лиги по контролю над рождаемостью. Это была первая легальная клиника по контролю над рождаемостью в США (в 1940-м году она была переименована в ее честь в Исследовательское бюро Маргарет Зангер). Начиная с 1924 года, данное учреждение финансировалось в основном Бюро социальной гигиены Джона  Д. Рокфеллера-младшего. Делалось анонимно, пишет Вард — чтобы избежать публичной огласки участия Рокфеллера в деятельности Зангер. Именно Исследовательское бюро Маргарет Зангер и финансировало разработку орального контрацептива — столь популярного ныне у женщин противозачаточного средства.

В основе деятельности г-жи Зангер лежали принципы евгеники . Лозунгом Зангер стал: «Контроль над рождаемостью с целью выведения чистокровной расы». В 1932-м году она разработала «План установления мира», включавший следующие рекомендации:

- Последовательно и безжалостно применить политику стерилизации и сегрегации в отношении тех групп населения, которые уже произвели на свет испорченное потомство и наследственность которых такова, что они могут передать своему потомству нежелательные особенности.

- Выделить земли сельскохозяйственного назначения и фермы для поселения этих сегрегированных лиц, чтобы там они были обучены работать под руководством квалифицированных инструкторов на протяжении всей их жизни.

Иллюстрацией расистских взглядов Зангер служит, к примеру, такая фраза: «Австралийские аборигены — самый низший вид человеческой расы, по степени развития мозга ненамного превосходящий шимпанзе».

Аналогом Маргарет Зангер в Великобритании была Мэри Стоупс (15 октября 1880 — 2 октября 1958 гг.). Основанная ей клиника по контролю над рождаемостью выросла в британскую Ассоциацию планирования семьи, которая стала одним из учредителей МФПС. Смысл ее деятельности также состоял во внедрении политики, вдохновленной все той же евгеникой. В своей книге «Сияющее материнство» (1920) она призывала к тому, чтобы «стерилизация тех, кто совершенно не способен стать родителями, незамедлительно стала доступной, более того, обязательной». Вард приводит и еще один характерный пример ее рассуждений в духе евгеники: «Общество позволяет больным, расово неполноценным, расточительным, легкомысленным и умственно неполноценным, самым низшим и худшим членам общества производить на свет бесчисленные десятки тысяч чахлых, ненормальных, неполноценных младенцев … составляющих значительную часть населения … на содержание которых тратятся огромные средства классов, стоящих выше их…».

В книге «Контроль над рождаемостью» (1920), отмечает Вард, г-жа Зангер высказалась еще откровеннее: «Если бы у меня была власть издавать указы, обязательные к исполнению, то утопия была бы реализована при моей жизни… Я издала бы закон об обязательной стерилизации (выделено Вардом) душевнобольных и умственно неполноценных… революционеров… людей смешанной расы». Стоупс, отмечает Вард, была настолько последовательна в проведении своих идей, что даже лишила наследства своего сына Гарри за то, что тот женился на женщине с близорукостью.

После Второй мировой войны, правда, «евгенистам» пришлось подкорректировать свои тексты. Сам термин «контроль над рождаемостью» практически вышел из употребления, поскольку вызывал сильные ассоциации с политикой «чистоты расы», проводимой под руководством немецких наци. И тогда он попросту был заменен на новый термин — «планирование семьи». Его-то и начертала на своих знаменах МФПС.

Ну а что касается самой евгеники, то эта «наука» была основана Фрэнсисом Гэльтоном, кузеном Чарльза Дарвина. Базовая исходная предпосылка евгеники состояла в том, что некоторые люди принадлежат к «высшей породе» и что раса должна быть улучшена путем селекции и произведения потомства от этих людей. Вот такая у МФПС получилась «родословная».

И вот эта организация, повторим, обосновалась и в России — с 1991 года в нашей стране функционирует РАПС. И российские последователи «планирования» семьи во многом даже превзошли своих зарубежных «отцов-основателей».

В России, начиная с 90-х годов, несмотря на общий кризис здравоохранения, наблюдается ускоренное развитие такой специфической области медицины как «планирование семьи» (ПС). В «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» было внесено положение о том, что «каждый гражданин имеет право по медицинским показаниям на бесплатные консультации по вопросам планирования семьи» (статья 22). Развитие государственной службы ПС стимулировалось через различные федеральные программы. Согласно указам Минздрава РФ службы ПС были организованы при всех женских консультациях, по всей стране создавались многочисленные Центры ПС.

Во всех этих документах эта меры преподносятся как забота о репродуктивном здоровье населения. Но так ли это на самом деле?

Важной задачей службы ПС объявляется «пропаганда и внедрение современных методов контрацепции» (включая стерилизацию) [11, 37] и «безопасного секса», особенно среди молодежи и подростков. В качестве типичного образчика пропаганды ПС в России можно привести цитату из статьи, авторами которой являются главный детский и подростковый гинеколог России, проф. Е. В. Уварова и д. м. н. И.С.Савельева из Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН в Москве: «…Стремление предоставить юным женщинам не только наиболее надежный, но и наиболее приемлемый КОК (комбинированный оральный контрацептив) с улучшенными клинико-фармакологическими характеристиками дает полное право рекомендовать для начинающих половую жизнь (так называемых „стартующих“) подростков монофазные микродозированные контрацептивы с прогестагенами третьего поколения» [31]. Причем, агитируя за распространение контрацепции среди подростков, «планировщики безопасного детского секса» подчеркивают, что, «по определению ВОЗ, к подросткам относятся молодые люди в возрасте 10-19 лет» (акад. РАМН Савельева  Г. И. Гинекология, 2006, стр. 400).

Гражданам, в том числе, будущим медикам, внушают, что такая политика якобы является «единственным средством снижения числа абортов у женщин» ([11], стр. 189), а также заболеваний, передающихся половым путем. Возможность духовно-нравственного развития молодежи этими программами, таким образом, не предусматривается вовсе. Однако по признанию самих же пропагандистов ПС, большинство (75%) юношей и девушек, повзрослев, сожалеют о своей «ранней сексуальной активности» [31].

Нельзя исключить, что российские специалисты ПС «не ведают, что творят», еще больше запутывая потерявших ориентиры детей. Декларируется, что КОК являются «наиболее … приемлемым в этом возрасте способом предохранения от нежелательной беременности» [31]. Вместе с тем врачи из Белоруссии указывают в учебнике для медицинских вузов, что «применение КОК не следует рекомендовать девушкам до 18-летнего возраста, … учитывая существенное влияние препаратов на эндокринную систему организма» (Дуда с соавт., 2006, стр. 84). До настоящего времени в ряде стран (США, Англия и др.) КОК отпускаются только по рецептам, в Индонезии же снабжение контрацептивами подростков до 17-ти лет считается преступлением.

Согласно политике ПС, одним из критериев оценки эффективности работы акушера-гинеколога в женской консультации является охват (до 80%) женщин послеродовой контрацепцией ([37], стр. 30), несмотря на возможные вредные эффекты «оральной и внутриматочной контрацепции» на здоровье женщины (см.: Дуда с соавт., 2006, стр. 81-90).

В этой «борьбе с абортами» игнорируется тот факт, что при применении современных контрацептивов во многих случаях предотвращается имплантация уже зачатых человеческих существ (то есть происходит аборт на очень ранней стадии развития эмбриона) [11]. Характерное для христианской культуры уважение к человеческой жизни с момента зачатия и осуждение искусственного аборта как убийства противоречит концепции ПС. Право женщины на аборт (за счет бюджетных средств) в случае наступления «нежеланной беременности» — незыблемый принцип программы ПС.

Вместе с тем очевидно, что чисто «ветеринарный» подход к проблемам репродукции человека, навязываемый службами ПС, не приведет к существенному снижению числа абортов в стране и улучшению женского здоровья. Этот подход только искалечит множество молодых жизней в самом начале.

Похоже, что в результате пропаганды ПС многие россияне (включая врачей) искренне поверили, что цель этой службы — сохранение репродуктивного здоровья женщин. Вместе с тем у ПС есть синоним — контроль рождаемости, который более точно характеризует эту деятельность. Граждане России, специально не интересовавшиеся данным вопросом, могут не знать, что специалисты-демографы рассматривают ПС (контроль рождаемости) в качестве эффективной технологии снижения прироста населения в той или иной стране.

Следуя своим обязательствам перед Фондом народонаселения ООН и Каирской конференцией по народонаселению (1994 г.), Россия проводит политику контроля над рождаемостью, из госбюджета дотируя аборты, стерилизацию, производство и распространение контрацептивовов. При этом многочисленные международные фонды и организации с готовностью оказывают финансовую и идеологическую поддержку программам ПС в России. Ими движет популярная на Западе идея, что для поддержания существующего уровня жизни необходимо добиться нулевого прироста населения. При этом богатые страны, правда, финансирующие сокращение рождаемости в России, собственным гражданам выплачивают значительные пособия на детей [25].

В целом процесс внедрения программ ПС в российскую жизнь можно уподобить внедрению «вирусной» программы «троянский конь» (трояна) в компьютерную сеть. Социально-экономическая обстановка этих лет также не способствовала росту населения. Общий результат действия всех этих факторов налицо — в России начался тяжелый демографический кризис.

Оценка факторов, негативно влияющих на демографическую ситуацию в России, дается в заявлении «О демографической ситуации в Российской Федерации» Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского патриархата:

«На основании анализа статистических данных совет со всей ответственностью утверждает, что депопуляция в России связана не только с экономическими причинами, но, прежде всего, с потерей людьми смысла жизни, безысходностью, неуверенностью в завтрашнем дне. Огромную роль играют такие негативные факторы как утрата традиционного уклада, разводы, аборты, пренебрежение государства интересами семьи, насаждение СМИ культа стяжательства, эгоизма, распущенности, вседозволенности

Особую обеспокоенность внушает деятельность в нашей стране иностранных организаций при попустительстве государства и под лозунгами заботы о здоровье женщин, детей и подростков, совершенно открыто осуществляющих проекты «демографической коррекции» в сторону снижения рождаемости«([26], стр. 35).

В настоящее время в России в дополнение к «лечению» контрацепцией и стерилизацией (которые пропагандирует ПС) навязывают еще одно «модное мероприятие» — программу профилактики врожденных и наследственных заболеваний с помощью пренатальной (дородовой) диагностики (ПД).

В частности, это выражается в том, что с некоторого времени популярные «медико-просветительские» журналы для «будущих мам» и «современных родителей» постоянно обращаются к этой теме [8, 28, 39] (в дополнение к продолжающейся пропаганде ПС). Большое внимание эти журналы уделяют и популяризации так называемых «вспомогательных репродуктивных технологий» (ВРТ), позволяющих «преодолевать бесплодие» с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). При этом объективная информация о новых (небезопасных) медицинских технологиях часто подменяется экзальтированной рекламой.

Зато «медико-просветительские» журналы никогда не объясняют, что появление новых генетических и репродуктивных технологий (ПД, ЭКО и др.) ставит очень серьезные этические вопросы. На том же Западе в некоторых участках обзества вызывает большую тревогу, что внедрение в систему здравоохранения некоторых «новых» генетических технологий (например, ПД) по существу является реанимацией старых идей нацистской евгеники [30, 33], что может принести народам неисчислимые беды.

Продвижение этих программ осуществляется при идеологической поддержке ряда ведущих российских специалистов в области российской перинатологии, репродуктологии и медицинской генетики. Следуя традициям российской революционной интеллигенции, они не ограничивают круг своих интересов чисто медицинскими проблемами, но выступают в роли новых «освободителей народа». На этот раз нацию с помощью методов «позитивной евгеники» (которая, на самом деле, сводится к аборту) собираются освобождать от «генетического груза» (инвалидов с детства) [27] и, как следствие, — от остатков нравственности и морали. На «горизонтах» этих преобразований нас ждет «медицина здорового человека», не гнушающаяся каннибализмом («фетальной терапией»). Те, кто выдержат эти «реформы», получат «генетические паспорта» [27]. Наиболее дерзкие мечтатели с энтузиазмом призывают к построению «дивного нового мира», населенного клонированными людьми, и возвещают скорое наступление «эры контрацепции» (см., например: Корхов и Тапильская, 2005; Тапильская, 2003). На несогласных (или недостаточно одобряющих) тотчас навешивают ярлык «отсталости» [36].

Пренатальная диагностика как поддерживаемое государством массовое мероприятие была введена в России административным путем, фактически без предварительного обсуждения с обществом.

Мероприятия ПД в России преследуют совершенно конкретную цель — массовое дородовое выявление детей с тяжелыми (неизлечимыми) врожденными и наследственными болезнями и «профилактику» их рождения (путем аборта) [2, 18, 26, 27, 34, 37]. Это называют снижением «генетического груза» [27].

ПД в России проводится следующим образом. Согласно приказу МЗ РФ 457 от 28.12 2000 «О совершенствовании пренатальной диагностики и профилактике наследственных и врожденных заболеваний у детей», всем беременным женщинам необходимо пройти трехкратное ультразвуковое (УЗ) обследование на сроках беременности 10-14, 20-24 и 30-34 недели. Основная задача УЗ-скрининга — «выявление врожденных пороков развития и эхографических маркеров хромосомных аномалий» [34, 37]. Кроме того, на сроке 16-20 недель у всех беременных определяют содержание в крови альфа-фетопротеина, хорионического гонадотропина и некоторых других биохимических маркеров («биохимический скрининг»). Определенные отклонения в показателях биохимических маркеров по сравнению со средне-популяционным уровнем для физиологической беременности свидетельствуют в пользу того, что у обследуемой женщины повышена вероятность рождения ребенка с некоторыми генетическими заболеваниями и пороками развития.

Наиболее распространенное хромосомное заболевание — это синдром Дауна (встречается с частотой ~ 1 на 700 новорожденных). Биохимический скрининг нацелен, в первую очередь, на выявление именно этой патологии (но также и некоторых других, более редких). Массовые биохимические и УЗ-скрининги на уровне женских консультаций не являются диагностическими тестами, а служат только для «формирования групп риска», подлежащих дополнительным исследованиям в учреждениях «второго уровня» [2, 26, 27, 34, 37]. В эту группу автоматически попадают и все женщины старше 35-ти лет, так как вероятность родить ребенка с болезнью Дауна с годами возрастает (в возрасте 36-40 лет составляет 1:300 — 1:100).

Женщин из группы риска отправляют на медико-генетическое консультирование, где производится оценка риска рождения плода с хромосомным заболеванием по специальным алгоритмам. Если этот риск превышает определенное пограничное значение (cut-off) (общепринятым считается отношение 1:270 [34]), то женщине рекомендуют пройти процедуру инвазивной ПД, позволяющую получить клетки плода для анализа хромосом. Врачи имеют право подвергать женщину этому анализу только после получения от нее «информированного добровольного согласия» (ИДС). Этот анализ может с высокой вероятностью подтвердить или опровергнуть диагноз, но он сопряжен с существенным риском гибели плода в результате инвазивного вмешательства. Обычно указывают, что риск потери плода не превышает 0,5-2% (в ПД это называют «минимальным риском») [18, 27]. Однако реально величина риска «потери плода» (из-за осложнений инвазивной ПД) зависит от многих причин (используемого метода, квалификации врача, оснащенности клиники, состояния здоровья женщины и др. непредсказуемых факторов) и может достигать и 20% [21].

Если инвазивная ПД подтверждает опасения, то женщине предлагают сделать аборт. Если хромосомные аномалии не обнаружены, но УЗИ показывает наличие тяжелых пороков развития, то врачи также будут рекомендовать прервать беременность. При этом подразумевается, что подавляющее большинство женщин согласятся на аборт из страха родить ребенка-инвалида (в противном случае программы ПД не будут «рентабельны»). Провозглашается, что ПД пороков развития и хромосомных болезней и «последующее искусственное прерывание беременности до 22-х недель является одним из приоритетных резервов в снижении перинатальной заболеваемости и смертности» [37]. Тем не менее, окончательное решение всегда остается за родителями. Инвазивные методы включают плацентобиопсию, амниоцентез и кордоцентез во II и III триместрах беременности и хорионбиопсию в I триместре (однако рекомендуют проводить эту операцию не ранее 10-ти недель, так как на более ранних сроках возрастает риск развития аномалий конечностей плода) [21]. При этом, согласно приказу МЗ РФ № 302 от 28.12.93, искусственное прерывание беременности при наличии врожденных пороков развития и наследственных заболеваний возможно на любом сроке.

Таким образом, при проведении ПД тысячи женщин с самого начала беременности могут оказаться в состоянии стресса — вместо радостного, с надеждой и верой в благополучный исход ожидания рождения ребенка, они будут со страхом ждать результатов тестирования. Однако эмоциональная напряженность (психоэмоциональный стресс) сама по себе является перинатальным фактором риска нарушения развития ребенка и невынашивания, о чем сообщается в руководствах по перинатологии [18, 21].

По данным скандинавских исследований, например, 100% пациенток, направленных на инвазивные методы диагностики, испытывали страх, при этом 60% из них — страх негативных результатов обследования (цит. по книге «Синдром Дауна», под ред. проф. Барашнева  Ю. И., 2007, стр. 150). УЗИ также является фактором стресса для беременных [34]. В руководстве по ультразвуковой диагностике врожденных пороков развития (под ред. А. Е. Волкова) [34] есть специальная глава, названная «Эхография как причина психогенных ятрогений». Эта глава целиком посвящена описанию неблагоприятного воздействия эхографии (при проведении ПД) на психоэмоциональную сферу беременных женщин. Авторы этой монографии также отмечают:

«Поскольку список малых ультразвуковых маркеров растет, то драматично повышается вероятность того, что при стандартной эхографии будет обнаружен, по крайней мере, один маркер, соответственно, и предполагаемый риск того, что плоды с УЗ-маркерами могут иметь хромосомные болезни, будет преувеличен, приводя к ненужным диагностическим операциям и потенциальной потере нормальных в хромосомном отношении плодов. Применение результатов ультразвукового скрининга без их должной критической оценки может фактически принести больше вреда, чем пользы, приводя к замешательству и необоснованному беспокойству среди беременных женщин, подвергающихся ультразвуковому исследованию» (стр. 264).

Следует также подчеркнуть, что даже при инвазивной ПД по объективным причинам также нельзя полностью исключить вероятность как ложноположительных, так и ложноотрицательных результатов (см. [27], стр. 257). Причем ложноположительные результаты могут привести к ошибочному абортированию здорового плода. Для уточнения диагноза (например, при мозаицизме) приходится прибегать к повторным инвазивным вмешательствам (причем к самому опасному виду — кордоцентезу) [27], что, естественно, увеличивает риск гибели плода.

В настоящее время приказами Минздрава ПД внедрена в систему здравоохранения в качестве обязательного мероприятия (наподобие профилактических прививок) [2, 18, 26, 27]. При массовом охвате беременных женщин ПД ожидают снижения экономических затрат на содержание инвалидов с детства [2, 26, 27, 34, 37]. И этот геноцид называют «активной профилактикой» тяжелых врожденных и наследственных заболеваний) [18, 27].

Литература:

1. Бесплодный брак. (под. ред. акад РАМН  В. И. Кулакова) Москва, ГЭОТАР-Медиа, 2006. — 616 с.

2. Боровкова  Л. В., Воскресенская  С. В., Удалова  О. В. Медико-генетическое консультирование и пренатальная диагностика врожденных и наследственных заболеваний (учебное пособие). — Н. Новгород: Издательство Нижегородской медицинской академии, 2007.-56 с.

3. Гайнутдинов  И. К., Рубан  Э. Д. Медицинская генетика. (Учебник). Ростов н/Дону: Феникс, 2007. — 320 с.

4. Генетика. Учебник для вузов. (Под. ред. акад. РАМН  В. И. Иванова). — М. ИКЦ: «Академкнига», 2006. — 638 стр.

5. Гетманов  Р. Запасные дети. Нескучный сад, 2007, № 6, стр. 76-78.

6. Гурия  К. 9 месяцев. День за днем. Дневник беременности. (пер. с французского). Москва,. Рипол классик, 2007. — 400 с.

7. Гуттман  Б., Гриффитс  Э., Сузуки  Д., Куллис  Т. Генетика. (пер. с англ.) М: Фаир-Пресс, 2004.

8. 9 месяцев (журнал), 2007, No 4 (апрель), стр. 86.

9. 9 месяцев (журнал), 2007, No 5 (май), стр. 58-61 и стр. 99.

10. 9 месяцев (журнал), 2007, № 6 (июнь), стр. 94-96.

11. Дешковская  Г. И., Дешковская  М. С. Гинекология. (Краткий справочник). СПб, «Питер», 2006. — 320 с.

12. Дойл  Р. В США девственность снова в моде. «В мире науки», 2007, N 3, cтр. 10-11.

13. Иванова  А. «Театр простодушных», журнал Фома, 2005, 8 (31), стр. 73 — 75.

14. Колдуэлл  Д. К. и Колдуэлл П. Высокая рождаемость в странах Африки к Югу от Сахары. В мире науки, 1990, № 7, стр. 74-81.

15. Корсак  В. С., Исакова  Э. В. Бесплодие: вопросы и ответы: справочник. — 4-е издание., перераб. и дополн. — СПб, Изд-во «Человек», 2005. — 95 с.

16. Коэн  Д. Взросление человечества. В мире науки, 2005, № 12, стр. 17-22.

17. Кейфиц  Н. Рост народонаселения. В мире науки, 1989, № 11, стр. 57-65.

18. Новорожденные высокого риска. (Новые диагностические и лечебные технологии). (под ред. Кулакова  В. И. и Барашнева Ю.И.) Москва, ГЭОТАР-Медиа, 2006. — 528 c.

19. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статья 30, часть 8.

20. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статья 31.

21. Основы перинатологии. (под ред. проф. Н..П. Шабалова и проф. Ю. В. Цвелева). Москва., МЕДпресс информ, 2004. — 3-е издание — 640 с.

22. Основы социальной концепции Русской православной церкви. Деяние Юбилейного освященного архиерейского собора Русской павославной церкви о Соборном прославлении новомучеников и исповедников российских ХХ века. М., 2000.

23. Подготовка пациентов и порядок проведения экстракорпорального оплодотворения. Ведение ранних сроков беременности после ЭКО. (Методические рекомендации). СПб., ООО «Издательство Н-Л», 2001. — 23 с.

24. Православие и проблемы биоэтики. Православный медико-просветительский центр «Жизнь». Москва, 2001. — 128 стр.

25. Православие и проблемы биоэтики (выпуск 2, 2000-2005 гг.). Православный медико-просветительский центр «Жизнь». Москва, 2006. — 136 с.

26. Пренатальная диагностика в акушерстве. Современное состояние, методы и перспективы (Методическое пособие). — НИИ акушерства и гинекологии им Д.О.Отта РАМН. СПб, Изд-во Н-Л, 2002. — 63 с.

27. Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней (под ред. акад. РАМН, проф. Э. К. Айламазяна, чл.-корр. РАМН, проф. В. С. Баранова). СПб, МЕДпресс-информ, 2006. — 415 с.

28. Роды.russia. (журнал), 2007, № 5, стр. 44.

29. Сирс  У. и Сирс М. Готовимся к родам. М., Изд-во Эксмо, 2006. — 336 с.

30. Уайатт Джон. (John Wyatt). На грани жизни и смерти. (Проблемы современного здравоохранения в свете христианской этики.) (перевод с англ.) СПб: МИРТ, 2003. — 362 с.

31. Уварова  Д. Е., и Комбинированные оральные контрацептивы в аспекте сохранения репродуктивного здоровья сексуально активных подростков и молодежи«. Русский медицинский журнал «Мать и дитя», том 14, № 18 (280), 2006.

32. и Естественные технологии биологических систем. Ленинград, Изд-во «Наука» (Ленингр. отделение), 1987. — 317 стр.

33. Уиллке  Д. и Уиллке Б. Мы можем любить их обоих. (Аборт: вопросы и ответы). (пер. с англ.) Москва, 2003. — 380 с.

34. Ультразвуковая диагностика в акушерстве и гинекологии. Практическое руководство / под. ред. и — Ростов н.Д: Феникс, 2006. — 480 стр.

35. Хочу ребенка! Журнал для тех, кто очень ждет, 2007, № 2, стр. 7-12.

36. Хочу ребенка (журнал), 2007, № 3, стр. 1.

37. Цхай  В. Б. Перинатальное акушерство: Учебное пособие/ В. Б. Цхай — Ростов н/Дону: Феникс; Красноярск: Издательские проекты, 2007. — 512 с.

38. Цымбалюк  В. И. и Медведев В. В. Нейрогенные стволовые клетки. — Киев: Изд-во «Коваль», 2005. — 596 с.

39. Шишкова  О. «Корень проблемы.» Мой кроха и Я, 2007, № 4, стр. 38-39.

40. Disabled people speak on the new genetics. www.mindfully/org/GE/Disabled — People — Speak. htm.

41. www.genetics-and-society.org/perspectives/disability.htm.

42. www.priestsforlife.

Продолжение следует


Дата публикации: 2007-11-02 13:47:17