Архив

Обзор результатов зарубежных исследований

«Демографические исследования», № 7

Ирина Палилова — руководитель отдела по связям с общественностью «Левада-центра», аспирантка кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

 

Генетический развод[1]

Среди ряда американских исследователей распространена «теория генов», согласно которой возможные психологические проблемы, возникающие у детей после развода родителей, с разводом самим по себе соотносятся только условно и объясняются тем, что разведенные родители передают своим детям набор «проблематичных генов».

Сторонники теории объясняют, что те же самые гены, которые определяют неудачу родителей в браке, впоследствии являются причиной неадекватного поведения, неуспеваемости в школе и других психологических проблем, имеющихся у их детей. Согласно этой теории, родительский развод — только дым над «генетическим пожаром». Кроме того, по мнению сторонников данной теории, предотвращение развода не спасет детей от того, чтобы генетически не пострадать.

Однако «генная теория» не нашла подтверждения в данных, полученных исследователями из США и Австралии, которые проверили ее опытным путем. Свой анализ ученые построили на статистическом сравнении двух типов пар с детьми — разведенных и состоящих в браке, а также на сравнении детей, переживших развод родителей, и тех, чьи родители не разведены. При этом респонденты, принимавшие участие в исследовании, сообщили ученым некоторую генетическую информацию.

Американские и австралийские ученые проверяли данные на предмет негативных последствий развода родителей для детей, включая употребление наркотиков, алкоголя, проблем с поведением. Использование статистической модели позволило проанализировать влияние и генетических особенностей, и развода самого по себе.

В результате выяснилось, что генетические особенности существенно не снижают влияния родительского развода на последующее развитие ребенка. Эмпирические данные не обнаружили поддержки для тех теоретиков, которые объясняли генетикой проблемы детей в разведенных семьях. Полученные в ходе исследования данные еще раз подтверждают связь между нестабильностью в браке и психопатологиями у детей подросткового возраста.

В заключении авторы исследования рекомендательно высказываются в том, что усилия, прежде всего, должны быть направлены на сокращение разводов в семьях с детьми или сосредоточены на преодолении тех рисков, которые обычно являются последствиями разводов.

Либеральная Дания[2]

«Американский журнал эпидемиологии» опубликовал исследование датских специалистов, которые анализируют одну из наиболее острых на сегодняшний день проблем датского общества — рост алкогольной и наркотической зависимости и выявляют ее правовые и социальные причины.

Для своего исследования ученые объединили данные о 7877 датских мужчинах, рожденных в 1953 году (респонденты росли в период молодежного бунта, который известен популярностью рок музыки, распространением наркотиков и сексуальным раскрепощением). Ученые обнаружили удивительно высокий процент зависимых от алкоголя и наркотиков.

Исследователи ввели такой термин, как «довольно точный критерий определения зависимости», который отвечал нескольким фактам: смерть, прием в больницу и диагноз, который с высокой степенью вероятности свидетельствует о долгой зависимости. Используя данный критерий, исследователи посчитали, что риск наркотической и алкогольной зависимости по всей выборке составлял 12%.

Выделяя возможные социальные риски алкогольной или наркотической зависимости мужчин, ученые обратили внимание на негативные социальные условия в ранний период жизни — в частности, воспитание мальчиков матерями-одиночками. По сравнению с мальчиками, которые выросли в полных семьях, подростки, воспитанные матерями-одиночками на две трети больше были зависимыми от наркотиков и более чем в два раза - от алкоголя.

В заключении авторы исследования задаются вопросом о либеральной датской политике в отношении алкоголя и наркотиков, которая, очевидно, влечет за собой проблемы и явно нуждается в пересмотре.

Отказ от брака[3]

Американские ученые отмечают, что за период 1970-1995 процент американцев в возрасте от 15 лет и старше, заключивших брак, сократился с 97% до 89% среди женщин и с 96% до 83% — среди мужчин. В тоже время средний возраст вступления в брак увеличился с 21,8 до 26,6 лет у женщин и с 23,4 до 28,6 — у мужчин.

Ученые обращают внимание на то, что отказ от вступления в брак сопровождается ростом числа работающих женщин, уменьшением разницы в оплате мужского и женского труда, большей дифференциацией доходов мужского населения, разницей в экономическом статусе среди представителей разных рас. Исследователи из университета Пенсильвании выделили группы населения, которые наиболее склонны к отказу от брака ввиду социальных, экономических и этнических причин.

Исследование проводилось по выборке населения трех штатов — Виржинии, Северной Каролины и штата Висконсин, собранной в период 1989-1991. Эта выборка, по мнению исследователей, вполне репрезентативна по отношению ко всему населению США, так как процент состоящих в браке мужчин и женщин в этих трех штатах примерно такой же, как по стране в целом.

Ученые отметили, что различные социальные группы внутри этих штатов демонстрировали разное брачное поведение. Те группы, представители которых либо обладают большими экономическими ресурсами (т.е. белые по сравнению с афроамериканцами), либо более образованы — чаще вступали в брак.

Данные также зафиксировали, что в зависимости от штата, 83-89% белых мужчин и 88-92% белых женщин состояли в браке в течение жизни, тогда как среди афроамериканцев эти значения составили 68-86% и 60-82% соответственно.

Данные также показали, что респонденты с высшим образованием чаще вступают в брак, чем те, которые получили среднее образование или ниже. Среди респондентов с высшим образованием в среднем 91-95% женщин и 90-95% мужчин состояли в браке, а среди респондентов со средним образованием в браке состояли только 55-81% женщин и 60-81% мужчин.

Собрав статистику по расовому и по образовательному критериям, ученые заключили, что отказ от вступления в брак скорее характерен для групп с меньшими ресурсами.

Подростковая беременность: отцы[4]

Ученые, которые занимаются исследованием вопросов подростковой беременности, чаще уделяют внимание матерям-подросткам, забывая про отцов. Авторы австралийского исследования, напротив, сфокусировали свое внимание именно на малолетних отцах. Для того, чтобы изучить и проанализировать поведение отцов, австралийские исследователи собрали данные по 50 партнерам беременных девушек-тинэйджеров и по 50 партнерам беременных женщин в возрасте старше 20 лет.

Прежде всего, отцы, чьи дети рождались от девочек подросткового возраста, как правило, были нерелигиозными и с меньшей вероятностью собирались жениться на матери своего будущего ребенка. Но гораздо более интересным наблюдением, сделанным учеными, оказалось то, что высокий процент отцов будущих детей девочек-тинэйджеров (около 50%) пережил развод или разлуку родителей в раннем детстве, тогда как среди партнеров девушек старше 20 лет таких было всего 12%.

Австралийские ученые также обращают внимание на то, что предыдущие исследования, проводимые среди беременных девочек-подростков, фиксировали высокий процент разводов среди их родителей. Таким образом, неблагоприятные условия, окружающие ребенка в детстве, могут стать причиной негативных последствий для детей обоих полов.

Социально-экономические основы брака[5]

Ученые из Университета Боулнг Грин провели анализ данных по выборке из 42 тыс. домохозяйств, собранной в 1999 году, и попытались объяснить, что благоприятное влияние родительского брака на детей — это только производная от социально-экономических условий существования семьи.

Результаты исследования, как и ожидалось, показали, что дети, живущие вместе с состоящими в браке биологическими родителями, в большей степени удовлетворены текущим экономическим положением по сравнению как с детьми, чьи родители не зарегистрировали свой брак, так и с детьми, живущими с матерями-одиночками и детьми из тех семей, где есть приемные дети (семей как зарегистрировавших брак, так и сожительствующих).

Официальный уровень бедности детей, живущих с биологическими родителями, состоящими в официальном браке, составляет около 8%, по сравнению с 23% среди детей, живущих с сожительствующими родителями, 43% — живущих с матерями-одиночками, 10% — в семьях с приемными детьми, где родители состоят в браке и 19% — приемные семьи с родителями, не зарегистрировавшими брак.

Проведя статистический анализ с несколькими переменными, авторы исследования сделали вывод, что именно социальные характеристики отвечают за 70% различий в благосостоянии детей, живущих в семьях с двумя состоящими в браке биологическими родителями и сожительствующими без официального заключения брака.

Если рассматривать данные только по афроамериканским детям, то при статистическом анализе семейный статус не является значимой переменной для определения уровня жилищных условий. То же самое можно заметить и при анализе данных по белым детям: наличие официального брака не исключает наличие жилищных или финансовых проблем.

Восприятие развода[6]

Ученые из университета в западном Вашингтоне и университета штата Мичиган провели исследование на предмет того, как молодые люди формировали свое отношение к разводу на протяжении ХХ столетия.

В целом, отношение респондентов к разводу вполне терпимо, а родительский развод еще больше повышает степень подростковой толерантности по отношению к разводу, в особенности если мать снова вышла замуж.

Незарегистрированное сожительство также предопределяет толерантное отношение к разводу. Исследователи отмечают, что те респонденты, которые до официального брака жили в незарегистрированном, наиболее терпимо относятся к разводу, по сравнению с теми, которые не сожительствовали до брака.

По данным исследования, среди пар, которые заключили брак без предварительного сожительства, опыт собственного развода способствует наиболее либеральному отношению к практике развода. Отсутствие толерантности у тех пар, которые счастливы в браке, несмотря на то, что до брака не жили совместно, ученые объясняют как внутреннее сопротивление разводу самому по себе. Вступление в брак, по мнению ученых, снижает толерантность по отношению к разводу, в особенности если вступлению в брак не предшествует сожительство.

 


 

[1] Brian  M. D?Onofrio et al., «A Genetically Informed Study of Marital Instability and Its Association with Offspring Psychopathology», Journal of Abnormal Psychology 114 [2005]: 570-586

[2] Merete Oster, Merete Nordentoft, and Anne-Marie Nybo Andersen, «Childhood Social Environment and Risk of Drugs and Alcohol Abuse in a Cohort of Danish Man Born 1953», American Journal of Epidemiology 163 [2006]: 654-661

[3] Robert Schoen and Yen-Hsin Alice Cheng, «Partner Choice and Differential Retreat fro Marriage», Journal of Marriage and Family 68 [2006]: 1-10 

[4] Loise  H. Tan and Julie  A. Quinlivan, «Domestic Violence, Single Parenthood, and Fathers in the Setting of Teenage Pregnancy», Journal of Adolescent health 38[2006]: 201-207

[5] Wendy  D. Manning and Susan Brown, «Children?s Economic Well-Being in Married and Cohabiting Parent Families», Journal of Marriage and Family 68 [2006]: 345-362

[6] Mark Cunningham and Arland Thornton, «The Influences of Parents? and Offsprings? Experience with Cohabitation, Marriage, and Divorce on Attitudes Toward Divorce in Young Adulthood,», Journal of Divorce & Remarriage 44.1/2 [2005]: 119-142 


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51