Архив

На пороге — демографический штиль...

Открытие Сергея Капицы о демографическом переломе в истории человечества коррелируется даже с выводами «традиционной» демографии. При этом демографы убеждены, что перенаселение планеты к середине XXI века сменится дефицитом людей.

ХХI век начался с конца демографического взрыва. Число людей еще продолжает расти, но намечается депопуляция — естественная убыль населения при росте рождаемости. Это явление, когда рождаемость растет волнообразно и даже угрожает перенаселением, но при этом в разных частях света не перекрывает смертность, еще называют демографическим цунами. На гребне волны нового явления оказалась Россия. В 1992-м, после развала СССР, в стране началось резкое сокращение населения, совпавшее с годами реформ и болезненным становлением государственности. По данным Росстата, со 149,2 млн человек в 1991 году число россиян сократилось до 142,3 в 2008-м.

В 2002-м впервые после 1985 года был зарегистрирован продолжающийся и сегодня рост рождаемости. А в 2007-м заместитель министра здравоохранения и социального развития РФ Любовь Глебова заявила, что к 2025 году «россиян будет на 1,5-1,8 млн больше», то есть 144-145 млн. Однако оптимизм российских чиновников не разделяют эксперты ООН. По их прогнозам, число россиян сократится до 100-116 млн. «Вилку противоречия» и образует так называемое демографическое цунами.

Главных причин у экзотического вида цунами три. Первая — глобализация: люди повсюду покидают деревни и переселяются в города, где ребенок в семье — лишний рот. Вторая: в мире растут уровень образования женщин, количество разводов, абортов и снижается количество не только ранних браков, но и браков как таковых. Третью причину образно сформулировал демограф из США Бен Веттенберг: «Капитализм — лучший контрацептив». Он едко обосновал очевидное: растущее благосостояние ведет к жизни для себя, что сокращает число новорожденных.

Кто не хочет делать детей

Впрочем, пока у планеты другая проблема — Земля перенаселена и будет перенаселяться. С 6,1 млрд в 2008 году человечество увеличится до 9 млрд к 2050-му. Однако с середины столетия, по прогнозам экспертов ООН, население планеты пойдет на убыль. Причем демографическая революция — и в этом ее главный сюрприз, в который сегодня трудно верить, — начнется не с развитых стран, а с развивающихся.

Именно густонаселенные Китай, Индия, Бразилия, а еще раньше Россия, выступят лидерами не только темпов экономического роста, но и сокращения населения после 2015-2025 годов. Они продолжат тенденцию Европы, где сегодня рождаемость падает настолько, что стала ниже уровня естественного восстановления. Так, для воспроизводства общества нужно, чтобы женщина рожала 2,15 ребенка. Во Франции и Ирландии, где, по данным Еврокомиссии, самая высокая рождаемость в ЕС, на каждую женщину приходится лишь по 1,8 ребенка. В России — 1,7.

Как же были ошеломлены эксперты ООН, когда установили, что в Китае рождаемость снизилась с 5,8 ребенка на одну женщину в 1972 году до 1,8 ребенка в 2005-м. И хотя до 2019 года население Поднебесной будет расти — до 1,5 млрд, — это мало что изменит: после 2017-2020 годов оно пойдет на спад. При росте населения в мире рождаемость сокращается почти везде, где динамично развивается экономика, — таков факт новой демографической революции. Исключение в будущем составят лишь патриархальные общества — страны Ближнего Востока, в Азии — Монголия, Филиппины, Пакистан, частично Индонезия, в Европе — Албания, в Африке — узкая полоса ее экваториальной части.

Для России прогноз ООН звучит как приговор: 142-миллионная нация к 2050 году сократится до 90-100 млн, отодвинется с 5-го на 17-20-е место в мире. Однако прогноз правительства России, принявшего «Концепцию демографической политики России до 2025 года», противоположен выкладкам ООН. К 2025 году россиян станет на 2 млн больше. Как?

Стратегия № 1: «Плодитесь и размножайтесь»

В кулуарах российского правительства настороженно изучают прогнозы ООН и Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН. По ним, к 2016 году нас станет не только меньше, количественный разрыв между мужчинами и женщинами увеличится в пользу прекрасного пола: вместо нынешнего соотношения 4,3:2 он вырастет до 5:2. Данные Росстата за 2007 год лишь подтверждают тенденцию: в прошлом году умерли 2,2 млн человек, а родились 1,5 млн. Естественная убыль составила 700 тыс. человек против 800 тыс. в 2005-м. Темпы роста смертности замедлились, но рост рождаемости не превысил смертность.

«С демографическим кризисом бороться надо, — уверен Игорь Белобородов, директор Центра демографических исследований, — но экономическая составляющая мер, или так называемый материнский капитал, когда за рождение второго и третьего ребенка государство доплачивает солидные «подъемные», это минимум. По этому пути шли многие страны, пытавшиеся влиять на уровень рождаемости. Но, ограничивая свои программы экономическими мерами, они попадали в ловушку. Та же Европа принимала грамотные меры — упрощала трудовые отношения для работающих матерей и даже частично — отцов, удлиняла им отпуска, платила пособия, улучшала жилищные условия. Результат известен: после Японии Европа стареет быстрее всех на планете.

Нам, чтобы не попасть в эту ловушку, надо наряду с экономическими мерами менять ценности и ментальность. Поскольку именно нравственные установки определяют демографическое развитие, необходимо укреплять институт семьи. Нужно создать такую атмосферу в обществе, чтобы человек воспринимался как состоявшаяся личность за счет деторождаемости. Причем такой рождаемости, которая обеспечивала бы как минимум простое воспроизводство — не менее двух, а желательно трех детей. Это следующий шаг, который нужно предпринять после программы «материнского капитала».

Косвенно с Белобородовым солидарна история: сегодня в стране на одну женщину приходится 1,7 ребенка, в то время как в голодные 1920-е годы, когда уровень благосостояния смешно было даже замерять, на одну женщину насчитывалось шесть детей.

Стратегия № 2: «Отцы и дети»

При этом, как признают многие ученые, даже если России удастся увеличить число своих подданных на 2 млн, ее ждет другая общемировая проблема — старение нации.

Если раньше в области старения наций лидировали Европа и Япония, то примерно с 2015-2018 годов будет стареть большинство стран с разным уровнем развития. Так, по данным ООН, с 2007 по 2050 год доля лиц в возрасте 60 лет и старше на земном шаре увеличится с 11% до 21%. В то же время доля детей и подростков в возрасте до 17 лет сократится на треть, до тех же 21%.

Давление неработающих стариков на экономику мира будет расти, поэтому ООН разрабатывает программу по созданию условий для продолжения труда пожилых людей. Одна из составляющих программы — повышение возрастного порога выхода на пенсию, в том числе в странах, где продолжительность жизни не растет (почти вся Азия, Латинская Америка, Россия, Восточная Европа) и даже сокращается (Африка).

Но в России в этой проблеме, как признался высокопоставленный чиновник федерального правительства, «конь не валялся». По данным Росстата, минимальная пенсия в стране меньше прожиточного минимума, а ее повышения съедаются инфляцией. Поэтому отечественные пенсионеры, если здоровы и способны работать, идут работать. Но в их активности спряталась мина замедленного действия. Что ждет мир, когда сегодняшнюю опору трудовых ресурсов — поколения, родившиеся в 50-60-е годы прошлого века, — придет время провожать на пенсию? Нехитрая арифметика подсказывает: на 2020-2025 годы придется пик массового выхода мира на пенсию. Недавние забастовки во Франции, Германии, Италии и Австрии (там пока не заикаются о повышении пенсионного порога и не повышают размер пенсий) лишь прообраз масштабных конфликтов будущего между отцами и детьми.

Но если развитые страны намерены повышать пенсионный порог, то Россию и Китай ждут тяжелые поколенческие баталии, которые могут перерасти в конкуренцию за рабочую силу. В России тенденция очевидна: в будущем пенсионный порог повысят, а вышедшим на пенсию придется менять профессию — на ту, на которую будет спрос.

«Проблема не в увеличении возраста выхода на пенсию, а в том, чтобы в будущем почти половина трудоспособного населения России разом не оказалась на пенсии, — считает Наталья Римашевская, эксперт ООН по вопросам старения населения, ведущий научный сотрудник ИСЭПН РАН. — Поэтому одна из демографических стратегий страны — учет нового вида человеческого эгоизма: современный человек все меньше связывает собственное благополучие с числом рожденных детей, как это было всегда, он рассчитывает прожить жизнь за счет трудовых сбережений. Государству надо учитывать этот вид эгоизма и использовать его с тем, чтобы снизить нагрузку пенсионных выплат».

Стратегия № 3: «Одна Земля — один дом»

«Второй подход самоубийствен, он приведет страну к упадку, — считает Валерий Тишков, эксперт ООН, директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной палаты, — нам нужно открывать страну по примеру того, как Москву постепенно открывали для заселения мигрантами из деревень. Те функции, которые выполняли лимитчики, вдыхая жизнь в экономический организм города, теперь пришло время выполнять приезжим. Но уже на уровне страны, взяв столицу за пример — не лучший, но в целом удачный. Другое дело, нельзя создавать этнические гетто, которых, кстати, смогла избежать Москва».

Как полагают эксперты, Россия стоит перед выбором из двух моделей, по которым можно строить отношения с иностранными рабочими, — американской или европейской. Первая предусматривает этническую и корпоративную замкнутость общин в стране пребывания по примеру китайских чайна-таунов или кварталов гетто. Вторая — врастание иностранцев в российскую культуру, что способно обогатить ее новой этнической самобытностью.

«У меня нет сомнения в нежелательности для Российской Федерации, имеющей национальные образования, использовать американскую модель, — говорит ведущий научный сотрудник ИСЭПН РАН Жанна Зайончковская. — Надо отдавать себе отчет в том, что некоторые общины (китайская, вьетнамская, албанская, пакистанская и др.) этнически замкнуты и уклоняются от интеграции. Трудности на этом пути неизбежны, но нам надо учиться управлять потоками миграции, встраивая их в сложный механизм многоэтнической страны, ограничивая или запрещая неинтегрируемые потоки». Однако, как считают многие ученые, стране из-за идущей утечки мозгов придется не выбирать мигрантов, а подбирать то, что плохо лежит.

Итак, потенциальные последствия глобального демографического цунами огромны. Уже через полвека планете будет угрожать не перенаселение, а недонаселение. От того, как и где демографическое цунами прогуляется, зависит будущее многих народов, экономический рост или, наоборот, спад, а в итоге — жизнь.

Владимир Емельяненко


Дата публикации: 2008-05-19 11:20:53