Архив

Япония иммигрантам: «Спасибо, до свидания!»

Когда лидеру профсоюза Франциско Фрейтасу (Francisco Freitas) есть что сказать, бразильское сообщество в Японии слушает.

14-го апреля 49-летний глава Всеяпонского профсоюза работников в области металлообрабатывающего и информационного оборудования обратился в посольство Бразилии в Токио с возмущениями по поводу формы, распространяемой в бюро по трудоустройству в Хамамацу (Hamamatsu), что к юго-западу от Токио.

Двусторонняя форма, напечатанная на больших листах бумаги, позволяет безработным работникам японского происхождения — и членам их семей — получить правительственную субсидию на билет домой. Для бразильцев, которым всё это предназначалось, это выглядело как довольно неплохое предложение. Однако мелким шрифтом по-португальски было указано, что билет будет предоставлен в один конец и что подписавший эту форму соглашается не возвращаться в Японию.

Предложение Японии меньшинствам, находящимся в затруднении, породило гнев среди тех, кому должно было помочь. Одно дело — быть уволенным в период экономического кризиса, и совсем другое — быть безработным и чувствовать себя нежелательным элементом в стране, где вы поселились. Именно так полагают Фрейтас и другие бразильцы в связи с начатой правительством программы по выплате 3000 $ на каждого безработного иностранца японского происхождения (т.н. «никкэй», «nikkei») и 2000$ — на каждого члена их семей с тем, чтобы все они вернулись в свои страны.

Бразильцы говорят, деньги это не проблема, факт в том, что им не позволят возвратиться до тех пор, пока не улучшатся экономика и условия занятости, если эта ситуация вообще улучшится.

«Когда никкэй отправляются „по домам“ и не могут вернуться, это называется дискриминацией», — заявляет Фрейтас, который прожил в Японии вместе со своей семьёй на протяжении 12 лет.

Уровень безработицы в Японии всё растёт — в феврале безработица составила 4,4% — и правительство выходит из себя, пытаясь найти решение, чтобы остановить сокращение рабочих мест и помочь безработным. Крах зависимой от экспорта экономики — объём экспорта на данный момент сократился почти в два раза по сравнению с первыми двумя месяцами прошлого года — заставил производителей сокращать производство. Особенно сильно пострадали временные работники и контрактники, работающие в области автомобилестроения и электроники.

В Хамамацу проживает 18 тыс. бразильцев, что составляет примерно 5% от общего их количества в Японии, так что эту общину по праву можно назвать самой крупной. После смягчения в 1990 г. иммиграционного законодательства, когда для иностранцев были облегчены условия работы и проживания в Японии, количество бразильцев здесь увеличилось — они стали третьим крупнейшим в стране меньшинством, разумеется, после корейцев и китайцев. Но поскольку рабочих мест сейчас не хватает, как не хватает и денег, то некоторые никкэй не иначе как по иронии судьбы оказываются в том же положении, вынудившем их японских предков мигрировать в Бразилию сто лет назад.

В действительности же Япония едва ли может себе позволить утратить часть своей рабочей силы или отвернуться от иностранцев, обратившись «к корням». Япония с её дряхлеющим населением и падением уровня рождаемости нуждается во всех работниках, которых только может заполучить.

ООН сделала прогноз, согласно которому для поддержания продуктивной экономики к 2050 г. нации потребуются 17 млн. иммигрантов. Однако иммиграционное законодательство остаётся довольно жёстким и работники иностранного происхождения составляют лишь 1,7% от общей численности населения.

Бразильцы чувствуют, что с ними особенно несправедливо обошлись.

«Реакция бразильской общины довольно бурная», — сообщает представитель бразильского посольства в Японии.

Посольство обратилось с просьбой к Министерству здравоохранения, труда и социального обеспечения «упростить условия» возвращения бразильцев, принявших денежное пособие (Кстати, как это ни парадоксально, но в последнее время японское правительство активизировало свои усилия по оказанию помощи бразильским жителям, организовывая курсы японского языка и консультации по трудоустройству).

Это специфическое решение проблемы безработицы, однако, было воспринято как подарок с подвохом.

«Возможно, намерения были благими, но реализовано данное предложение в наихудшей форме», — говорит бразильский чиновник.

Программа распространяется на бразильцев, имеющих долгосрочные визы никкэй, но ограничивает их — и членов их семей — возвращение в Японию до тех пор, пока здесь не появится должное количество рабочих мест. Сроки довольно размыты и, по всей видимости, таковыми и останутся.

Тацуси Нагасава (Tatsushi Nagasawa), представитель японского Министерства здравоохранения, говорит, что невозможно узнать, когда принявшие денежные пособия смогут вернуться в Японию, несмотря на то, что условия для возвращения высококвалифицированных специалистов могут быть смягчены.

Бразильская община в Японии явно нуждается в некоторой помощи. Бразильское посольство обычно оплачивает 10–15 репатриаций в год, но за последние несколько месяцев оно оплатило уже 40 возвращений на родину.

С сентября прошлого года Карлос Заха (Carlos Zaha) увидел, как многие из его общины в Хамамацу потеряли работу. В декабре он помог организовать «Brasil Fureai» («Контакт с Бразилией»), ассоциацию помощи безработным бразильцам в поиске работы. Он благодарен японскому правительству за предложение помощи в репатриации, но говорит, что это решение будет грубым по отношению к работникам.

«Я не думаю, что [правительство] хорошо это продумало, — говорит Заха. — Если кто-то находится в возрасте 50-ти лет и уже подумывает о возвращении в Бразилию, то это могло бы сработать. Но здесь есть много 20- и 30-летних, которые через два-три года захотят вернуться в Японию — и не смогут».

Ленин Фрейтас (Lenine Freitas, 23 года), сын лидера профсоюза, месяц назад потерял свою работу в «Asmo», небольшой компании по производству моторов, но говорит, что планирует остаться в Японии и работать дальше. По его словам, не будет никаких проблем, если японское правительство установит срок, скажем, в три года, по истечении которого бразильцы, взявшие денежные пособия, смогут вернуться. Но, проработав девять лет в «Suzuki Motor Corp.», он полагает, что правительству следует продолжать брать на себя ответственность за иностранцев в Японии.

«Они должны помочь людям продолжить работать в Японии», — говорит он. — «Если бразильцы вернутся домой, что они будут делать там?».

И если все иностранцы японского происхождения, которые потеряли свои рабочие места, вернутся домой, что будет делать Япония? На прошлой неделе премьер-министр Таро Асо (Taro Aso) представил долгосрочную стратегию роста по созданию миллионов рабочих мест и увеличению к 2020 г. ВВП на 1,2 трлн. $. Однако обсуждение иммиграционной реформы, как известно, в Японии отсутствует, а проведение разумной политики в отношении иностранных рабочих едва началось. Поощрение уехать тех иностранцев, что действительно хотели бы остаться в Японии, кажется довольно странным для начала.


Дата публикации: 2009-04-21 10:44:41