Архив

В Европе порок стал нормой

Похоже, европейские «меньшевики» после долгих лет пребывания на полулегальном положении окончательно вышли из подполья и готовы штурмовать командные высоты в странах «цивилизованной» Европы. Речь идет не о политических перспективах европейских социал-демократов, а представителях той самой когорты сексуальных меньшинств, которые рвутся к власти в ведущих государствах ЕС, открыто декларируя свою нетрадиционную сексуальную ориентацию.

Министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле, который и раньше никогда не скрывал своих нежных чувств к представителям мужского пола, решил в полной мере воспользоваться всеми преимуществами, которые предоставляет публичному политику пресловутая европейская политкорректность, и вступил в однополый брак. Его избранником стал спортивный менеджер Михаэль Мронц.

Правда, полноценную «ячейку общества» Гвидо Вестервелле создать все равно не удалось. Официально однополые браки в Германии запрещены, так что первому лицу немецкой дипломатии пришлось довольствоваться «партнерством» со своим суженым, которое по местным законам является формой сожительства, напоминающей брак, и пользуется популярностью среди представителей постоянно множащей свои ряды гей-общины страны.

Немецкие СМИ, проявляя максимальную толерантность, предписанную законодательством, тем не менее, не отказали себе в удовольствии посмаковать торжественную церемонию «партнеросочетания» на аллее Поппельсдорфер в Бонне. Которую, кстати, не постеснялся самолично провести сам мэр города Юрген Нимч. Полюбоваться на двух «голубков» пришли около 20 человек, преимущественно родственники и друзья пары. Сами виновники торжества были одеты в темные костюмы, при этом главу МИД многозначительно украшал галстук голубого цвета.

Надо сказать, что свежеиспеченный министр-гей отнюдь не является первопроходцем среди представителей «голубого европейского политбомонда». Ранее о своей принадлежности к секс-меньшинствам уже публично заявляли мэры Лондона и Берлина. А премьер-министр Исландии Йоханна Сигурдардоттир недавно и вовсе вступила в брак со своей подругой, писательницей Йониной Леосдоттир. Последнее стало возможно после того, как в этой стране вступил в силу закон, разрешающий геям и лесбиянкам вступать в брак.

Игорь Белобородов — директор Института демографических исследований

О том, во что обходятся Европе игры в толерантность, размышляет директор Института демографических исследований Игорь Белобородов:

— Это еще один пример из европейской «продвинутой жизни», который очень ярко свидетельствует в первую очередь о нравственной деградации общества. А за ней неминуемо следует деградация репродуктивная и демографическая.

Семейные традиции, культурный контекст, нормы поведения, которые непосредственно отражаются на демографии, имеют своей основой нравственность и духовные ориентиры.

На сегодняшний день Германия — это страна иммигрантов, а также общество со все возрастающей долей людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Притом что Германия, безусловно, имеет очень развитую экономику, неплохие технологии и науку. Сильные стороны этого общества хорошо известны, но вольность в подходе к семейным отношениям привела к тому, что порок стал нормой.

Но никакой грех, будь то наркомания или алкоголизм, никогда не стоит на месте. Германия на сегодня имеет одну из самых низких рождаемостей в Европе. В этом отношении с ней могут соревноваться разве что страны Южной и Восточной Европы — Испания, Италия, Греция, Болгария и Румыния. Даже у нас пока ситуация выглядит благополучнее по этому параметру.

У немок средний возраст материнства в последние годы подрос очень значительно и уже перешагнул 30-летний рубеж. Это нонсенс даже для Европы с ее либеральными традициями. Это значит, что огромная часть женщин (не менее 30%) просто отказываются от материнства в пользу карьеры, однополой ориентации или других «вольных практик».

В недалеком будущем, я думаю, если и дальше так пойдет, Германия достанется туркам, марокканцам, албанцам и тем, кто туда сегодня активно иммигрирует. Конечно, немцы пытаются сохранить свою культуру, запрещая ношение хиджабов в публичных местах. Но при этом они потеряли главное — традиционную семью и установку на хотя бы минимальную детность.

Кстати говоря, еще не известно, сколько у нас таких министров. Судя по тому, как продвигаются в России различные квир-фестивали и прочая мерзость, я думаю, что в парламенте есть достаточно сильное лобби. Отличие Германии от России заключается лишь в том, что там деградация достигла таких масштабов, что о ней уже не стесняются говорить.


Дата публикации: 2010-09-22 00:24:52