Архив

Обзор результатов зарубежных исследований

«Демографические исследования», № 3

Брак, продлевающий жизнь

Семья — источник благосостояния

Идеальное, но оправданное или идеальное, но необоснованное…?

Развод родителей как причина психических нарушений у детей

Каким образом развод родителей может повлиять на желание детей самим вступить в брак?

Среди заключенных женщин 70% не состоят в браке

Разрушение многопоколенной семьи в Китае

Детям лучше в традиционных семьях: Италия — да, Швеция — нет


Брак, продлевающий жизнь [1]

Современная женщина твердо знает, что ей необходимо делать для того, чтобы обеспечить себе здоровье и долгую жизнь, — заниматься спортом, соблюдать сбалансированную диету, регулярно проходить медицинское обследование, отказаться от курения. Однако в действительности одним из факторов, прибавляющих годы жизни, является брак, который феминизм традиционно представляют как помеху для карьеры и личностного роста.

Изучая статистику смертности от сердечно-сосудистых заболеваний среди 7524 женщин в возрасте от 65 лет и старше, аналитики из Питсбургксого и Калифорнийского Университетов прежде всего обращали внимание на те социальные условия, которые предопределяли или, напротив, предотвращали смерть. Исследователи провели ряд статистических анализов, которые основывались на соотнесении уровня смертности с семейным положением, с одной стороны, и с данными, полученных в ходе опросов на тему внутрисемейных отношений и отношений дружбу — с другой. Проведенный анализ позволил зафиксировать результаты, согласно которым более высокие позитивные показатели, характеризующие внутрисемейные отношения и брак предопределяли более низкую общую смертность и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, вне зависимости от демографических переменных величин.

В то же время исследователи признают, что влияние благоприятных социальных условий на продолжительность жизни остается «не до конца понятным», поскольку в настоящее время удалось зафиксировать только видимое соотношение между семейным статусом и последующей смертностью, а социальные связи, понимаемые как дружеские, только предположительно могут дать схожие результаты.

Семья — источник благосостояния[2]

По результатам данных репрезентативных исследований по США, проведенных в период с 1968 по 1992 год, ученые Корнельского и Вашингтонского университетов делают вывод о том, что между семейным положением людей и их доходами существует четкая зависимость. Авторы исследования, сравнивая возрастные группы 25-45 лет и 45-65 лет, отмечают, что модель «брак-благосостояние» не определяется возрастными особенностями.

Так, в возрастной группе до 45 лет общее число обеспеченных людей составляет 33% для состоящих в браке и 16% — для тех, кто в браке не состоит. Таким образом, вступление в брак в раннем возрасте увеличивает вероятность достижения высокого материального положения вдвое. Среди представителей старшей возрастной группы семейное положение еще в большей степени определяет уровень доходов: 42% людей, состоящих в браке, достигли высокого материального положения, тогда как среди тех, кто не состоит в браке, таких 18%.

Авторы исследования заключают, что в финансовом отношении супружество выгодно как для мужчин, так и для женщин.

С одной стороны, брак является союзом, который ставит целью совместное достижение более высокого материального статуса. С другой, брак предусматривает определенные семейные роли и разделение труда, что опять-таки увеличивает семейные доходы благодаря возможности партнеру с более высокими перспективами заработка (преимущественно супругу) уделять больше внимания оплачиваемой работе. И третий аспект, на который обращают внимание исследователи: семейные расходы супругов в расчете на одного человека составляют меньшую сумму, чем расходы на одного человека, не состоящего в браке.

Идеальное, но оправданное или идеальное, но необоснованное…?[3]

Автор статьи задается вопросом, почему ученые-феминисты отвергают материнскую любовь, которую с полным правом можно было бы назвать «идеальной, но оправданной»? Чтобы продемонстрировать позицию феминистов — борьбу против глубокой материнской привязанности, — автор обращается к результатам исследования о психологических последствиях грудного вскармливания, проведенного учеными из Университета Висконти-Мэдисон.

Выяснилось, что действительно, грудное вскармливание дает психологические преимущества как детям, так и матерям. Но ученые-феминисты принимают позицию, согласно которой грудное вскармливание является «идеальным, но необоснованным», ссылаясь на то, что искусственно вскармливающие матери (то есть нанятые няни) вполне могут обеспечить ребенку «достаточно хороший уход». Однако сложно игнорировать тот факт, что, в сравнении с искусственно кормящей няней, настоящие матери демонстрируют большую привязанность к ребенку.

Тем не менее, команда висконтских ученых расставляет акценты иным образом: преимущества кормления грудью, по их мнению, хотя и статистически значимы, в тоже время «незначительны». Ученые оставляют без внимания негативные аспекты искусственного вскармливания — возможность нанесения вреда отношениям с детьми.

Развод родителей как причина психических нарушений у детей [4]

Ученые Колумбийского и Северо-Западного университетов в ходе изучения результатов исследований, касающихся здоровья подростков, отметили, что негативные эмоции, которые являются составляющей частью стресса, обнаруживаются у тех из них, кто воспитывается в неполных семьях, в семьях с мачехой или отчимом. Таким образом, развод родителей может спровоцировать у детей подросткового возраста агрессию, которая, в свою очередь, может оказаться разрушительной для их собственной жизни.

Ученые установили взаимосвязь между агрессией и преступностью. Достаточно прогнозируема статистическая связь между составом семьи и преступностью: подростки в смешанных и неполных семьях более склонны к правонарушениям, чем молодые люди из семей с двумя биологическими родителями. Авторы проведенного исследования делают вывод о том, что агрессия мужчин, трансформируется от преступности к пьянству, тогда как у женщин — через преступность к явно выраженным симптомам депрессии.

Каким образом развод родителей может повлиять на желание детей самим вступить в брак?[5]

Социолог Николас Волфингер из Университета Юты попытался найти ответ на данный вопрос, сопоставляя результаты своего исследования с данными, которые были получены учеными около 30 лет назад. Оказалось, что с тех пор произошли заметные изменения.

По ранним исследованиям, дети разведенных родителей более склонны к заключению брака, зачастую даже раннего. Результаты более поздник исследований позволяют утверждать, что по сравнению с такими же детьми из полных семей, дети разведенных родителей менее склонны к заключению брака, а если они и женятся, то это происходит по большей части в подростковом возрасте.

Данные по США с 1973 по 1994 года показывают, что «число браков, заключенных детьми из разведенных семей, значительно сократилось за исследуемый период». В тоже время, по мнению Волфингера, родительский развод повышает вероятность подросткового брака. Основное изменение за прошедшие 30 лет состоит в том, что нынешние дети разведенных родителей, достигшие 20 лет и не заключившие брак, в гораздо большей степени склонны отказаться от заключения брака в дальнейшем.

Волфингер считает, что, с одной стороны, дети разведенных родителей могут заключить ранний брак, чтобы таким образом поскорей покинуть неблагополучный родительский дом. С другой стороны, когда дети разведенных родителей по достижении 20-летнего возраста не вступают в брак, это способствует замене брака сожительством. Таким образом, можно предположить, что травма от родительского развода отталкивает от брака и способствует поиску более удобных альтернатив.

Волфингер делает довольно мрачный прогноз, что обе эти тенденции, приводят к негативным последствиям: ранний брак зачастую заканчивается разводом, тогда как люди, ни разу не вступившие в брак, имеют более низкий уровень благосостояния, чем люди, состоящие в браке.

Среди заключенных женщин 70% не состоят в браке[6]

Ученые из Университета Северной Каролины, подвергая критике феминистскую теорию о том, что брак — это «тюрьма домашней жизни», задаются вопросом, почему в последние 30 лет резко увеличилось число женщин, отбывающих срок наказания в тюрьмах? Каковы истоки той эмансипации, которая толкает женщин на преступление?

В ходе изучения всех доступных по тюрьмам данных американский ученый Дороти Руиз констатирует резкое увеличение числа женщин-заключенных за последние три десятилетия: от 5635 человек в 1970 году до 90 000 в 1992 году. Хотя  Д. Руиз объясняет этот феномен прежде всего ростом расизма и экономической дискриминации и вместе с тем ограничением женщин в правах, в тоже время автор признает, что семейное положение играет существенную роль в росте числа представительниц женских тюрем. По результатам исследования, около половины женщин, находящихся в тюрьмах, никогда не были замужем, а порядка 30% разведены и живут отдельно от мужей, и только пятая часть заключенных — замужние женщины.

Разрушение многопоколенной семьи в Китае[7]

В течение сотен лет идеалом китайкой семьи была Си Ши Тонг Танг, т.е. семья, состоящая из нескольких поколений. В последние годы многопоколенная семья пришла в упадок, поскольку «уменьшение семьи» стало обычно принятой практикой. В то время как некоторые могут считать это естественной эволюцией, существует простое объяснение распада Си Ши Тонг Танг, а именно коммунизм.

В «Журнале истории семьи» Даню Ван из Вашингтонского университета исследует трансформацию китайской семьи на примере Стоун Милл, деревни в северо-восточном Китае. Как отмечает Ван, демографические исследования выявили, что более чем 90% жителей в изученных районах имели опыт пребывания в многопоколенных семьях. В Стоун Милл средняя семья в первые годы XX века насчитывала около восьми человек. После прихода коммунизма семьи разделились.

Данные, собранные в Стоун Милл, указывают, что переход от больших семей к малым был не равномерным, а прерывистым: разрыв преемственности во многих сельских семьях соответствует главным инициативам режима социалистической страны — перераспределение земли, коллективизация и общинный прием пищи. «Цель государства заключалась в том, чтобы „разрушить традиционную патриархальную семью, — пишет Ван. Оно осуществило это в большей степени, лишив семью таких важных функций, как производство и приготовление еды, а также распределение земли“.

Тоталитарное государство не может стереть семейные узы, но оно может изменить семейную организацию.

Детям лучше в традиционных семьях: Италия — да, Швеция — нет[8]

Социолог Дэвид Попеное из Университета Рутгертса вызвал бурю в профессиональной среде своим утверждением о том, что упадок семейной жизни в индустриальном мире ставит по угрозу детей. Обвиняя Попеное за „отсутствие методологической строгости“ и сомневаясь в том, что „общества, которые являются более нетрадиционными, находятся в большем упадке“, социологи из штата Огайо Шэрон  К. Хаускнект и Яйа Сэстри подвергли это утверждение проверке. Они проанализировали данные по Швеции, США, Италии и Германии о составе семьи и ее уровне жизни, достижениях детей в учебе, детской патологии и смертности в связи с плохим обращением, детской преступностью, злоупотреблением наркотиков и суицидом. Хаускнект и Сэстри вынуждены были признать, что Италия, менее всего подверженная упадку семьи, выглядит лучше всех остальных стран по перечисленным показателям положения детей.

Исследователи признают, что ситуация в Италии соответствует мнению Попеное о том, что больший семейный традиционализм ведет к более высокому уровню благополучия детей. Статистическое подтверждение его идеи не ограничивается Италией. Прежде всего, это относится к преступности: обнаружена достоверность этого вывода по всем четырем странам. По четырем из пяти показателей наблюдается та же тенденция, при этом единственным исключением становится Швеция.

Хаускнект и Сэстри уделяют большое внимание шведской исключительности, так как именно для этой страны характерна наиболее нетрадиционная модель семьи среди всех исследованных стран, и, тем не менее, по указанным показателям шведские дети находятся в лучшем положении, чем дети США и Германии, за исключением детской преступности. Хаускнект и Сэстри интерпретируют „относительно хорошее“ положение шведских детей как доказательство того, что „уравнительная и щедрая“ социальная политика может смягчить последствия нетрадиционализма семьи.

Однако если задача заключается не просто в том, чтобы смягчить вред, наносимый детям, а улучшить их положение, следует ориентироваться скорее на Италию, чем на Швецию. „Детям живется лучше, — делают вывод Хаускнект и Сэстри, — когда они живут в обществе, в котором традиционные модели семьи имеют сильные позиции“.



[1] Thomas Rutledge et al., „Social Networks and Marital Status Predict in Older Woman: Prospective Evidence from the Study of Osteoporotic Factures“, Psychosomatic Medicine 65[2003]:688-694

[2] Thomas  A. Hirschl, Joyce Altobelli, and Mark  R. Rank, „Does Marriage Increase the Odds of Affluence? Exploring the Life Course Probabilities“,»Journal of Marriage and Family 65[2003]:927-938

[3] Nicole  M. Else-Quest, Janet Shibley Hyde, Roseanne Clark, «Breastfeeding, Bonding, and the Mother-Infant Relationship», «Merrill-Palmer Quarterly 49 [2003]: 495-517

[4] Jon Hagan and Holly Foster, «S/He?s a Rebel: Toward a Seguental Stress Theory of Delinquency and Gendered Pathways to Disadvantage in Emerging Adulthood», Social Forces 82[2003]:53-86

[5] Nicholas  H. Wolfinger, «Parental Divorce and Offspring Marriage: Early or Late?» Social Forces 82[2003]:337-353

[6] Dorothy  S. Ruiz, «The Increase in Incarcerations Among Women and its Impact on the Grandmother Caregiver: Some Racial Considerations», Journal of Sociology and Social Welfare 29.3[2002]:179-197

[7] Danyu Wang «complex Households, a Fading Glory: Household Formation During the Collective Period in the People?s Republic of China», Journal of Family History, Vol.5 № 4[2000]: 527-544

[8] Susan  K. Houseknecht and Yaya Sastry «Family Decline and Child Well-Being: A Comparative Assessment», Journal of Marriage and the Family № 58. 1996, р. 726-739


Дата публикации: 2006-03-07 18:18:07