Архив

Восемнадцать по лавкам
Американское кино явно озабочено уровнем рождаемости в стране. Как иначе объяснить тот факт, что экранные семьи все увеличиваются и увеличиваются? Начав с какой-то дюжины, с которой управится любой Стив Мартин («Оптом дешевле» и «Оптом дешевле-2»), в ремейке комедии 1968 года «Твои, мои и наши» кинематографисты достигают рекордного числа в 18 детей на одну семью.

В этой ячейке общества дети учатся общежитию, взаимопомощи, ответственности друг перед другом и мушкетерскому правилу «Один за всех и все за одного». В советских фильмах образцовую роль детского коллектива обычно исполнял пионерский отряд, и только в последнее время эта функция перешла к группе малолетних преступников. Между тем, к пропаганде присоединяются англичане с семерыми детьми Браун («Моя ужасная няня») и французы с хором мальчиков-зайчиков («Хористы»). Те, кому не достается своих, становятся воспитателями в детском саду («Лысый нянька»). Можно вспомнить также приемных детей Миа Фэрроу и Вуди Аллена и гиперактивность в этой области Анджелины Джоли.

Этот бравый почин поддерживают в «Твоих, моих и наших» Дэннис Куэйд и Рене Руссо. У героя Куэйда, адмирала береговой охраны, детей всего восемь. Зато у его школьной подружки, дизайнера сумок Руссо – десять, включая приемных. При этом дети практически не мешают их профессиональной деятельности, а для того, чтобы с ними управиться, достаточно незаметной домоправительницы Линды Хант. Когда герои неожиданно женятся, объединенные дети превращаются в снежный ком, который катится на зрителя, перемалывая на своем пути шутки и комические эпизоды. Эти эпизоды разворачиваются преимущественно в бытовой сфере, вроде расписания посещения ванной комнаты и оформления стен в общих спальнях, а режиссер Раджа Госнелл, начавший свою карьеру с «Один дома-3», на этом собаку съел.

Однако с увеличением количества детей их становится невозможно различить, и маленькие актеры превращаются в простое дополнение к декорациям. Даже отделить одну группу малолеток от другой представляется затруднительным – разве что те, которые адмиральские, подчиняются свистку. Однако, несмотря на свою изначальную неразделенность в сознании зрителя, дети вовсе не хотят жить вместе. Решив разлучить родителей, в процессе они неминуемо становятся настоящими друзьями и с триумфом доказывают свою сплоченность, а также то, что один в поле не воин, а один ребенок в семье – не предел.

Источник: Утро.ру


Дата публикации: 2006-03-21 17:57:19