Архив

Обзор зарубежных исследований

«Демографические исследования», № 5

Ирина Палилова — руководитель отдела по связям с общественностью «Левада-центра», аспирантка кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

 


Можно ли заменить родителей спортивными тренерами? [1]

Некоторые американцы полагают, что наиболее важные жизненные уроки подростки могут усвоить не дома от своих родителей, а во время занятий спортом от своих тренеров. Однако подростки, проводящие больше времени под руководством тренеров, а не под присмотром родителей, могут оказаться в проблемных ситуациях. Тема риска подмены родителей тренерами рассматривается в статье профессора Сью Квонг Вонг из университета Брэндона.

Проанализировав данные исследования 578 учеников средней школы с 5-го по 12-й классов, Вонг установила, что и спорт, и семейная жизнь оказывают значимое влияние на жизнь подростков. Вонг отмечает, что семейные мероприятия усиливают социальные связи, снижая уровень правонарушений. В противовес этому, рост числа спортивных мероприятий увеличивает уровень правонарушений, и в частности, насильственных преступлений.

Почему же совместная внутрисемейная деятельность способствует снижению уровня подростковых правонарушений, а участие в спортивных мероприятиях на самом деле способствует увеличению уровня таких правонарушений? Вонг объясняет то тем, что мероприятия, в которых принимают участие в основном сверстники, по сравнению с теми, где участвуют члены семьи, родственники и другие взрослые, оказывают меньшее положительное влияние на социальные связи.

Это исследование должно вызвать скептицизм относительно попыток снижения подростковой преступности посредством расширения участия детей в спортивных программах. Никто не выигрывает от того, что подростки будут проводить больше времени, играя в мяч с товарищами по команде, а не в саду — со своими родителями, братьями и сестрами.

Пока еще откладывание брака, а не отказ от него [2]

Демографов удивляет столь поразительный уровень «нежелания вступать в брак», который был отмечен в последние десятилетия в США и других промышленно развитых странах. Однако, результаты нового опроса, проведенного социологами из Государственного Университета Пенсильвании, убеждают в том, что хотя многие молодые американцы и не спешат вступать в брак, лишь немногие из них в действительности хотят избежать супружества.

Сокращение количества браков в последнее десятилетие XX века воспринимается многими как «резкое изменение социального и демографического поведения населения Запада, вызванного распространением той идеологии, где а центре внимания находится личная независимость. По мнению ученых, отказ от брака более распространен в Европе, чем в США, где почти вся молодежь по-прежнему вступает в брак, хотя и в более зрелом возрасте, чем это происходило раньше.

Этот факт имеет большое значение: исследователи из Пенсильвании подсчитали, что в 2000 году средний возраст вступления в брак составил 28, 3 года для юношей и 26, 3 — для девушек. Хотя американцы, достигшие совершеннолетия на пороге XXI века, не спешат вступать в брак, подавляющее большинство — 89% мужчин и 91% женщин в конечном итоге вступают в брак.

Следует напомнить, что американцам старших поколений свойственна более высокая брачность: среди достигших совершеннолетия в конце 60-х годов, 97% мужчин и женщин состоят в барке. Таким образом, при реально существующем спаде брачности в США, этот спад «значительно меньше», если правильно истолковать цифры, которые в действительности показывают отсрочку от вступления в брак, а не отказ от него.

Брак и религия [3]

Несмотря на то, что отказ от брака в США выражается посредством снижения количества заключаемых браков и увеличением возраста вступления в первый брак, что подтверждено документально, исследование, проведенное тремя социологами из Миссисипи, показывает, что степень этого отказа значительно меняется в зависимости от традиционности веры. Чем более «консервативна» вера, тем более вероятно, что ее приверженцы вступят в брак, причем в более раннем возрасте, чем их сверстники из семей, где принята более «либеральная вера» или она вообще отсутствует.

Ученые проанализировали первую волну данных Национального Исследования Семей, полученных на выборке более 10 000 респондентов. Они обнаружили, что и мужчины, и женщины, являющиеся мормонами, консервативными или умеренными протестантами скорее расположены к вступлению в брак значительно более раннем возрасте, чем те, кто не принадлежит ни к одной конфессии.

Что касается возраста вступления в первый брак, то мормоны женятся раньше, чем консервативные протестанты, которые в свою очередь, женятся раньше, чем умеренные протестанты, хотя различия между этими тремя группами не были статистическими значимыми.

Несмотря на то, что вера католиков также считается консервативной, они находятся где-то между рано вступающими в брак мормонами и протестантами и позже вступающими в брак либеральными протестантами и неверующими. На самом деле статистические показатели не позволили выявить значимых различий между временем вступления в брак у католиков и либеральных протестантов. Представители иудейской веры также, как и либеральные протестанты и неверующие, наиболее склонны к задержке времени вступления в брак.

Эти тенденции наблюдаются и при включении в анализ факторов образования и занятости, которые, как известно, способствуют откладыванию брака. Ученые пришли к следующему выводу: «Стабильность этих совокупностей образцов в дальнейшем показывает, что существуют крепкие и многогранные связи между такими двумя выдающимися социальными институтами, как религия и брак».

В семье или вне семьи…? [4]

Несмотря на то, что рождение ребенка является определенного рода стрессом для молодой семьи, ребенок укрепляет семью — в семьях, где есть дети (в особенности, если у пары несколько детей) снижается вероятность развода. Однако, согласно исследованию, проведенному Сьюзан Стюарт из Университета Айовы, в семьях с неродным ребенком динамика изменений, связанных с появлением ребенка, совершенно иная. Для анализа результатов исследования, авторами вводится такое понятие как «пограничная неопределенность», которое обозначает «недостаточную ясность, кто — в семье, а кто — вне семьи».

Сьюзан Стюарт опирается на данные Национального исследования семей 1988 года с целью определить, насколько отличается восприятие супругов того, какое место в их семье занимают дети. На основании исследования по выборке более, чем 3350 семей, среди которых были представлены пары, вступившие в брак в первый раз, вступившие в брак повторно и сожительствующие пары, имеющие несовершеннолетних детей от предыдущих или настоящих браков, несовершеннолетних пасынков и падчериц, а также приемных детей, социолог делает вывод о том, что «пограничная неопределенность» в большей степени преобладает в семьях с неродными детьми, чем в полных семьях с родными детьми.

Исследования показали, что у тех пар, которые имеют пасынков или падчериц, уровень «пограничной неопределенности» почти в три раза выше, чем в парах, где есть общие дети. В парах с более высоким уровнем сложности семейных отношений уровень «пограничной неопределенности» повышается. В тех семьях, где неродные дети живут постоянно, разница уменьшается, в противном случае — если неродные дети живут в семье время от времени — разница увеличивается. Также, уровень «пограничной неопределенности» выше среди сожительствующих пар (на 40% выше, чем в тех парах, которые официально зарегистрировали свои отношения).

«Пограничная неопределенность» влияет и на отношения между мужчиной и женщиной — в тех семьях, где уровень «неопределенности» выше, возникает больше разногласий между супругами и тем самым возрастает опасность распада семьи.

При анализе результатов исследования учитывались также такие характеристики супругов, как возраст, образование, раса, нынешний и предыдущий семейный статус.

Неполная семья и недееспособность детей [5]

Среди детей, страдающих умственной недееспособностью в легкой и умеренной форме, большая часть — это дети, живущие без отцов. Именно этот факт является одним из главных открытий исследования, проведенного учеными из Университета Западной Австралии.

Девять лет наблюдений за детьми, страдающими и не страдающими умственной недееспособностью, выявили важность семейного положения матери: женщины, никогда не бывшие замужем, и овдовевшие или разведенные чаще имели детей с легкой и умеренной степенью недееспособности, чем те, которые состояли в браке.

Признав, что «в предыдущих исследованиях детей с умственной недееспособностью семейное положение не принималось во внимание», ученые подчеркнули, что «возросший риск легкой и умеренной формы умственной недееспособности сохранился в логистической регрессионной модели, объясняющей различия в социальном, экономическом и этническом положении». Ученые связывают более высокую степень вероятности возникновения легкой и умеренной формы умственной недееспособности со статусом одинокого родителя в контексте «неблагоприятных социальных условий».

Является ли брак залогом счастья? [6]

Защитники брака заявляют, что институт семьи порождает высокий уровень удовлетворенности, другие считают, что счастливые люди имеют больше возможностей для вступления в брак.

Согласно проведенному в Университете Мельбурна исследованию, в 61% случаев брак как таковой выступает как положительный фактор, влияющий на ощущение благополучия состоящих в браке мужчин и женщин. Анализ данных двух представительных опросов убеждает, что состоящие в браке мужчины и женщины больше удовлетворены жизнью (73 из 100) по сравнению с другими типами семей.

Как показало исследование, удовлетворенность жизнью разведенных или живущих отдельно австралийцев в среднем является самой низкой (64), в то время, как уровень удовлетворенности жизнью одиноких или никогда не вступающих в брак австралийцев занимает промежуточную позицию (67).

Резюмируя анализ результатов, авторы отметили, что традиционный стабильный брак представляет собой наиболее удовлетворительную семейную модель. Кроме того, развод без заключения повторного брака или долго продолжающееся сожительство без официального оформления отношений снижает показатель субъективного жизненного благополучия на 4-12% как для мужчин, так и для женщин.

Религиозность и сексуальное воспитание [7]

У представителей более старших поколений родителей не было принято обсуждать вопросы секса и сексуального воспитания со своими детьми. Тем не менее подростки всегда знали позицию своих родителей, поскольку в большинстве случаев поведение родителей являлось примером поведения, которого они ожидали от детей. На сегодняшний день ситуация совершенно иная.

Социолог Марк Регнерус из Техасского Университета считает, что высокая религиозность родителей замедляет процесс их адаптации к новым формам и моделям. По сравнению с менее набожными более религиозные родители если и обсуждает со своими детьми-подростками сексуальные отношения, то это обсуждение носит скорее нормативный, нежели информативный характер.

Марк Регнерус проанализировал результаты двух репрезентативных исследований, проведенных среди детей-подростков и их родителей. По данным одного из исследований, более 47% родителей, еженедельно посещающих церковь, много разговаривают со своими детьми о сексуальной нравственности, в то время как среди родителей, которые бывают в церкви реже, к таким разговорам обращаются 32%. Однако, это соотношение изменилось в ответе на вопрос об обсуждении с детьми средств контрацепции и планирования рождения ребенка. Около 22% родителей, регулярно посещающих церковь, никогда не обсуждают с детьми вопросы контрацепции, так как испытывают неловкость при разговоре на данную тему, тогда как среди менее религиозных пар никогда не поднимали разговор на такие темы 15%.

Согласно интерпретации Регнера, более религиозные родители больше заботятся о передаче нравственных ценностей своим детям, игнорируя тем самым обсуждение простых фактов, не менее значимых.

 



[1] Siu Kwong Wong, «the Effect of Adolescent Activities on Delinquency: A Differential Involvement Approach», Journal of Youth and Adolescence 34 [2005]: 321-333 

[2] Robert Schoen and Vladimir Canudas-Romo,»Timing effects of first marriage: Twentieth-century experience in  and and the , «population Studies 59 [2005]: 135-146 

[3] Xiaohe Xu, Clark D, Hudspeth, and John  P. Bartkowski, «The Timing of first Marriage: Are There Religion Variations?» Journal of Family Issues 26 [July 2005]: 584-618

[4] Susan D. Stewart, «Boundary Ambiguity in Stepfamilies», Journal of Family Issues 26 [October 2005]: 1002-1029)

[5] Helen Leonard et al., «Association of sociodemographic characteristics of children with intellectual disability in western Australia», Social Science & Medicine 60 [2005] : 1499-1513

[6] M, D, R, Evans and Jonathan Kelley,»Effects of Family Structure on Life Satisfaction: Australian Evidence, «Social Indicators Research 69 [December 2004] : 303-349

[7] Mark D. Regnerus, «Talking About Sex: Religion and Patterns of Parent-Child Communication about Sex and Contraception», The Sociological Quarterly 46 [2005]: 79-105 


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51