Архив

К 75-летию со дня рождения В.А. Борисова...

«Демографические исследования», № 7

24 февраля 2008 года В. А. Борисову исполнилось бы 75 лет. Как быстро летит время! В сентябре 2005 года его не стало, и он не успел увидеть напечатанную в конце сентября «Концепцию демографической политики России в ХХI веке», соавтором которой он являлся и которая стала демографической программой Российской партии Жизни. Не пришлось ему увидеть и вышедшую в 2006 г. нашу с ним монографию «Динамика населения России в ХХI веке и приоритеты демографической политики».

К сожалению, в 2007 г. мне не удалось подготовить новое, пятое, издание его учебника для вузов «Демография» — первого учебника в новой России, написанного крупнейшим демографом страны, проложившим колею для последующих двух с лишним десятков учебных пособий по демографии, демографической статистике и политике населения. Этот учебник до сих пор остается единственным в своем роде — сочетающим знания о демографических структурах и процессах с аналитической информацией о демографической ситуации в России и мире.

Вдумчивому читателю предоставляется возможность не только познакомиться со строго отобранными научными фактами об особенностях воспроизводства населения в стране, но и с процедурами установления этих фактов. Разумеется, В. А. Борисов дает научную оценку демографическим событиям и тенденциям с определенной позиции - в рамках новой парадигмы в демографии, где ставятся и решаются проблемы, имеющие первостепенное значение для будущего России.

Именно пристальное внимание к демографическому поведению населения, прежде всего, к репродуктивному поведению семьи и личности позволило В. А. Борисову еще в 60-70-е гг. объяснить сокращение рождаемости через перехват многих функций семьи государственными институтами, через историческое ослабление многодетной семьи и угасание потребности в нескольких детях. Благодаря социологическому объяснению низкой рождаемости и малодетности семьи удалось показать неизбежность дальнейшего падения рождаемости (и в связи с этим - депопуляции), но вызванного не тем, что снижение рождаемости якобы необратимо, а тем, что общества и государства отказываются от активной пронаталистической политики укрепления семьи с несколькими детьми.

Осенью 2007 г. при содействии Общественного Совета Центрального федерального округа удалось выпустить в свет однотомник избранных демографических трудов В. А. Борисова «Демографическая дезорганизация России: 1897-2007» (редактор-составитель А. И. Антонов). М., Nota Bene. 2007. В этом издании впервые опубликован «Этюд по истории и философии контрацепции» (1970), в котором раскрыто противостояние мальтузианства и неомальтузианства, взглядов Т. Мальтуса и Ф. Плейса; указано различие инструментальной и идеологической роли противозачаточных средств; на материалах 12-го Пироговского съезда врачей (1913) характеризуются основные точки зрения на социальное значение искусственного аборта.

Также впервые в полном виде напечатана информативная глава из российско-американской монографии «Семья на пороге третьего тысячелетия», посвященная «Уходу за детьми в США, России и других странах» (1990); раздел научного доклада «Анализ демографических процессов в Киргизии (Бишкек) в сравнении с тенденциями населения в Средней Азии» (1991); материалы по истории термина «демографическая революция» и ряд статей.

Особое значение имеет доклад «Демография и социальная психология», подготовленный для 7-го Международного социологического конгресса в Варне (1970). Здесь впервые даны дефиниции репродуктивного поведения и потребности в детях, описаны соответствующие термины (ценности, нормы, установки и мотивы), что оказало существенное влияние на работы А. И. Антонова, В. А. Беловой, Л. Е. Дарского и других ученых.

Разумеется, однотомник открывается главной монографией В. А. Борисова «Перспективы рождаемости» (1976), в которой представлена модель ГМЕР (гипотетического минимума естественной рождаемости), позволяющая непосредственно измерить степень реализации потенциала рождаемости в любом изучаемом населении под воздействием репродуктивного поведения, а не изменение оценок намеренного ограничения рождаемости, как это имеет место в методике Энсли Коула.

Следует обратить внимание на «Предисловие о языке», предваряющее монографию, в которой классическими демографическими средствами, а также с помощью индексов ГМЕР предсказаны негативные перспективы рождаемости в бывшем СССР.

В «Предисловии» огромное значение придается строгости терминологии, проводится различие между «рождаемостью» и «плодовитостью» и соответствующими коэффициентами. Хотелось бы сказать, в связи с чем это появилось в книге. Как известно, Владимир Александрович первым в нашей демографии стал постоянно употреблять введенную в научный оборот Томасом Куном категорию «парадигма». Четко заявившая о себе в начале 70-х гг. противоположность интерпретаций одних и тех же фактов рождаемости объяснялась Борисовым противостоянием двух позиций, концепций, подходов, двух различных систем воззрений на снижение рождаемости, т.е. парадигм.

Знакомство со «Структурой научных революций» было для Борисова неслучайным: как первоклассный специалист он постоянно сталкивался в демографии с полярными выводами об одних и тех же демографических тенденциях. Но больше всего поражало упорство, с которым продолжали отстаивать ложные суждения крупные авторитеты, несмотря на знакомство с данными исследований, опровергающими их взгляды. Приверженность парадигме убеждала в правоте больше, чем эмпирика.

Отсюда была очевидна бесполезность и бессмысленность межпарадигмальных споров: доказать что-либо оппоненту было невозможно, корни расхождений уходили в глубь конвенциональных предпосылок и допущений, порой не поддающихся четкому определению их. Полемика оказывалась конструктивной лишь в рамках одной и той же парадигмы, но при недостаточной разработанности отдельных концепций и положений.

В вузе и в аспирантуре В. А. Борисов много времени уделял философским вопросам научного познания, увлекался гносеологией и конвенциологией, но всегда подчеркивал объективность истины, но не вообще, а научной истины о чем-то. Могу сослаться на его конспект фундаментальной монографии американского профессора Т. И. Хилла из Сент-Пола (штат Миннесота, США) «Современные теории познания», переведенной в 1965 г. издательством «Прогресс». Каждая глава и каждый параграф книги были им тщательно проработаны, и можно было бы привести массу примеров, подтверждающих это.

Особое внимание Борисова привлекли взгляды абсолютных идеалистов начала ХХ века, прежде всего Ф. Г. Брэдли, и такие его высказывания, как, например, это: «Не вызывает сомнения, что люди в течение многих столетий интеллектуально удовлетворялись высказываниями, которые впоследствии оказались ложными, и не может быть выдвинуто никаких убедительных оснований против того, чтобы это удовлетворение по отношению к некоторым ныне принятым ложным высказываниям продолжало сохраняться до тех пор, пока существует человечество».

В связи с наличием в демографии двух парадигм («модернизационной» и «кризисной») показательным является интерес Борисова к Карлу Попперу, который утверждал, что «чем больше можно вывести из гипотезы следствий, позволяющих ее опровергнуть на опыте, тем богаче она по содержанию». Невозможность постановки опровергающих экспериментов является основанием для отрицания конвенциальных теорий, построенных так, «чтобы сохраниться любой ценой».

Особенно привлекали Борисова интуитивистская теория познания Анри Бергсона, эмпирический прагматизм Уильяма Джемса, инструментализм Джона Дьюи (признание только того знания, которое является результатом исследований). Интересен также операционализм Перси Уильямса Бриджмена в той части, где речь идет о понятиях и о том их свойстве, что в научное мышление вместе с ними пробрались все виды недоразумений, которых можно избежать, если прояснять основы науки и тщательно анализировать сами понятия.

Поэтому большое внимание уделялась Борисовым феноменалистическому анализу обыденного языка, работам Людвига Витгенштейна и философской школы обыденного языка. Отсюда видно, что появление «Предисловия о языке» отнюдь не случайно, оно подготовлено направленностью «на очищение» понятий от конвенциальных допущений, или на четкое эксплицирование философских постулатов, имплицитно используемых демографами.

Знакомство читателей с избранными трудами В. А. Борисова позволяет проникнуть в творческую лабораторию исследователя и понять то огромное значение, которое придавалось им научному объяснению в демографии.


Дата публикации: 2008-03-25 19:03:52