Архив

О Владимире Борисове

Владимир Александрович Борисов
(24.02.1933 — 25.09.2005)


Ушел из жизни В. А. Борисов — один из признанных лидеров отечественной демографии, основатель российской школы репродуктивного поведения, автор фундаментальных работ и первого постсоветского учебника «Демография», выдержавшего четыре издания.

Разработанная В. А. Борисовым оригинальная модель естественной рождаемости поставила его в один ряд с выдающимися демографами 20 века. В монографии «Перспективы рождаемости» (1976) он предсказал депопуляцию в России и на протяжении всей своей научной деятельности не уставал искать пути и средства ее преодоления.

Владимир Александрович ушел в разгаре работы над новой книгой, посвященной концепции демографической политики. Он был страстным и беззаветно преданным демографии исследователем. Таким он и останется в наших сердцах.

Коллеги, ученики



 

Слово об Учителе

Чуть больше двух с половиной лет назад Владимиру Александровичу Борисову исполнилось 70 лет. Тогда в связи с юбилеем своего любимого Учителя я написал о нем для «Демоскопа». Конечно, я и предположить не мог, что через столь короткий срок мне придется вернуться к тому тексту, но писать о Владимире Александровиче уже в прошедшем времени.

Вечером 23 сентября мы с женой были у него в больнице, разговаривали о жизни, о его преподавании, о науке. Он очень жалел, что не получается написать книгу о Павле Петровиче Свиньине. Владимир Александрович практически доказал, что действительным автором знаменитой работы «О сохранении и размножении российского народа» был именно Свиньин, а не Ломоносов, как это официально считается. У Владимира Александровича было собрано очень много материалов по этому вопросу, но сам он говорил, что материалы разрозненные, с ними надо еще много работать. А работать было некогда. Много времени и сил занимало преподавание, без которого он не мог. Это было его главное призвание. Он был Учителем с большой буквы. Был. 25 сентября его не стало.

Я познакомился с Владимиром Александровичем Борисовым в феврале 1975 г., когда учился на 4 курсе вечернего отделения факультета статистики Московского экономико-статистического института. Когда перед началом семестра я увидел в расписании предмет «Демография», это слово мне ни о чем не говорило. Но уже ближе к середине семестра я твердо знал, что рано или поздно буду заниматься именно демографией. Вот так благодаря Владимиру Александровичу определилась моя будущая профессия, которая, в свою очередь, коренным образом повлияла, по сути дела, на всю мою жизнь. За это я безмерно благодарен своему любимому Учителю.

К тому времени за плечами Владимира Александровича уже была очень интересная и активная часть жизни. Сначала он занимался весьма далекой от демографии деятельностью — проектировал здания. Его, безусловно, можно отнести к шестидесятникам. ХХ съезд КПСС и то, что происходило в стране в последующие годы, существенно повлияло на формирование его мировоззрения. В свою очередь, обсуждение (за чаем, за кофе, во время совместных поездок в командировки, во время традиционных походов после получения зарплаты по книжным магазинам) с Владимиром Александровичем происходившего в стране, ее истории, политике, экономике, во многом, определило мои взгляды на жизнь.

После знакомства с работами Бориса Цезаревича Урланиса, Владимир Александрович «заболел» демографией. Он пошел работать в отдел статистики населения ЦСУ СССР, поступил на вечернее отделение Московского экономико-статистического института, в 1971 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы факторов рождаемости». В Московском экономико-статистическом институте он преподавал до 1979 года, когда был вынужден уйти из института. Он всегда и везде говорил то, что думал, не задумываясь о последствиях сказанного. В прежние годы это было небезопасно. Особенно, когда преподаватель высказывал студентам мысли, идущие вразрез с «генеральной линией», противоречащие официальной идеологии.

Это и послужило причиной ухода В. А. Борисова из института. Проработав примерно год в Центральной научно-исследовательской лаборатории трудовых ресурсов, где он занимался вопросами организованной миграции, в 1980 году Владимир Александрович пришел в отдел демографии Института социологических исследований АН СССР, где в тот период Леонид Леонидович Рыбаковский активно создавал мощную научно-исследовательскую структуру.

Сначала он занимался проблемами смертности и продолжительности жизни, а потом своей любимой рождаемостью. В частности, под его руководством в 1983-1985 годы прошло большое социологическое исследование репродуктивного поведения «Дети в городской семьей».

Мне посчастливилось тогда работать вместе с Владимиром Александровичем, под его руководством. В 1989 году мы вместе с ним перешли в сектор социальных проблем семьи того же Института социологии, возглавляемый Анатолий Ивановичем Антоновым.

Затем он вместе с Антоновым уходит работать на кафедру социологии семьи Социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. В. А. Борисов снова преподает демографию.

Новый поворот в его профессиональной биографии происходит в начале 1994 года, когда он приходит работать в НИИ семьи (мы снова оказываемся вместе), где, благодаря ему, демографические исследования становятся одним из ведущих направлений деятельности института. После ухода из института Владимир Александрович возвращается к педагогической деятельности.

Он был Учителем всегда. И когда преподавал студентам, и когда работал в научно-исследовательских учреждениях. Благодаря совместной работе с Владимиром Александровичем, люди, имеющие самое разное образование и опыт работы, начинали хорошо разбираться в демографии.

За время работы в Московском экономико-статистическом институте он подготовил (и в ходе учебного процесса, и в студенческом демографическом кружке) много специалистов-демографов, среди которых С. А. Васин, С. В. Захаров, О. Д. Захарова, А. Е. Иванова, А. Б. Синельников и др. Своей увлеченностью демографией он «заражал» своих учеников. Многие, даже не зная лично Владимира Александровича, учились и еще долго будут учиться по его книгам и статьям, по учебнику «Демография», выдержавшему несколько изданий.

Имея за плечами огромнейший опыт преподавания демографии, он до последних дней очень серьезно и ответственно готовился к каждой лекции, к каждому семинарскому занятию. Постоянно обновлял статистическую, справочно-информационную и библиографическую базу, последние годы много работал в Интернете, добывая, зачастую по крохам, важную свежую информацию, которую, переработав и проанализировав, стремился тут же донести студентам.

Не меньших результатов Владимир Александрович Борисов достиг на исследовательском поприще. Именно ему демография, во многом, обязана формированием и развитием концепции ослабления потребности в детях, глубинными исследованиями проблем рождаемости и репродуктивного поведения. Достаточно вспомнить, что он дал определение репродуктивного поведения в своей работе «Демография и социальная психология» (М., 1970), изобрел ГМЕР (гипотетический минимум естественной рождаемости), позволяющий оценить степень намеренного ограничения рождаемости в том или ином населении. Человек, который хочет разобраться в том, почему снижается рождаемость, непременно должен прочитать ставшую классической четвертую главу («Некоторые аспекты репродуктивного поведения и его изучения») монографии В. А. Борисова «Перспективы рождаемости» (М., 1976).

Из более поздних его изысканий следует выделить моделирование распределения семей по числу детей, обеспечивающего воспроизводство населения, подробный анализ желаемых и ожидаемых чисел детей по результатам микропереписи населения 1994 г., сравнительную оценку роли рождаемости и смертности в режиме воспроизводства населения и др.

Владимир Александрович принимал участие в подготовке демографических справочников «Народонаселение стран мира» (1974 и 1978 гг.), а в последнем из вышедших аналогичных справочников — «Население мира» (М., 1989) — он еще и руководил авторском коллективом. Им написано несколько статей, опубликованных в «Демографическом энциклопедическом словаре» (М., 1985) и энциклопедическом словаре «Народонаселение» (М., 1994).

И в учебном процессе, и в научно-практической работе Владимир Александрович Борисов всегда уделял большое внимание переписям населения. Он написал две брошюры, выпущенные в преддверии Всесоюзных переписей населения 1979 и 1989 годов. Они стали важным инструментом массово-разъяснительной работы если не для широких масс населения, то, по крайней мере, для лекторов общества «Знание» и журналистов.

Летом этого года Владимир Александрович успел принять активное участие в заседании рабочей группы по подготовке очередной Всероссийской переписи населения 2010 г. Уверен, что вклад его в эту подготовку был бы неоценим. Но, увы…

На протяжении многих лет Владимир Александрович был ученым секретарем Демографической секции Московского Дома ученых, очень много сделавшим для того, чтобы почти все ее заседания были столь интересны, что их ждали с нетерпением, шли на них, как на праздник.

Еще одна важнейшая черта Владимира Александровича Борисова — его ярко выраженная гражданская позиция. Его публикации, выступления почти никогда не носили абстрактно отвлеченного, чисто научного характера. Они всегда были нацелены на поиск путей решения демографических проблем. Он был подлинным борцом в науке.

При этом часто вспоминал притчу о двух лягушках, попавших в банку с молоком. Одна из них в отчаянии сложила лапки и утонула, а вторая барахталась, сбила молоко в сметану и выжила. Отчаяние никогда не было свойственно Владимиру Александровичу. Кстати, он порой вспоминал еще про одну лягушку, сравнивая ее с учеными. Речь о лягушке-путешественнице, которая закричала, посмотрите, как я лечу. Владимир Александрович говорил, что также и ученый: как только он чего-то исследует, откроет, то тут же стремиться рассказать об этом своим коллегам. Таким подлинным ученым всегда был Владимир Александрович. Сколько нового, интересного от него всегда узнавали те, кому посчастливилось работать вместе с ним или просто общаться.

Огромнейшее Вам спасибо, дорогой Владимир Александрович, за все то, что Вы для меня сделали, простите меня за все, прежде всего, за то, что мы недостаточно общались в последнее время. Всегда казалось, что еще успеем. Вот только надо сделать несколько срочных работ, а потом… Простите меня, пожалуйста.

Вечная Вам память. Царствие Вам Небесное.


В.Н. Архангельский,

к.э.н., старший научный сотрудник
Центра по изучению проблем народонаселения
экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

 


И один в поле воин…

Больше нет с нами Владимира Александровича Борисова. Трудно поверить в это. Еще труднее с этим смириться. Вся моя научная жизнь связана с этим человеком. Я учился у него в Московском экономико-статистическом институте. Вместе с ним мы почти 35 лет ходили на заседания Демографической секции Московского Дома ученых. Вместе с ним работали в Институте социологии РАН, затем в НИИ семьи Министерства социальной защиты населения, а в последние годы на кафедре социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ.

Много у меня осталось воспоминаний об этом человеке. Но самые яркие воспоминания — это те, которые врезаются в память в детстве и юности. Я же познакомился с Владимиром Александровичем, когда мне самому было 17 лет. Благодаря ему и нашему общему учителю Борису Цезаревичу Урланису я не только полюбил науку демографию, но и понял, каким должен быть настоящий ученый.

Владимир Александрович не раз говорил мне, что есть два типа ученых: люди, которых интересует сама по себе наука, и люди, которых интересует свое место в науке. Конечно, жизнь сложнее любых, даже самых правильных теоретических схем. Почти у любого ученого есть черты, свойственные обоим этим типам. Но я не знал ни одного демографа, кроме Владимира Александровича, у которого было бы так много от первого типа и так мало от второго.

Его очень мало интересовали научные регалии, служебная карьера, командировки за границу. Поздно, в 38 лет, защитив кандидатскую диссертацию, он гораздо больше заботился об издании ее текста как научной монографии, чем о переработке этого текста в текст докторской диссертации. При его научной эрудиции и огромной работоспособности было не трудно стать и доктором наук, и профессором, но его гораздо больше интересовала наука, а не свое место в науке.

Для карьерного роста необходимо «держать нос по ветру», а Владимир Александрович, хотя и хорошо знал, откуда этот ветер дует, но всегда плыл против ветра и течения. Он никогда не боялся высказывать устно и письменно взгляды, противоречащие общепринятым представлениям, то есть тому, что называют мэйнстрим в современной науке.

Интерес к демографии появился у Владимира Александровича в 1960-ых годах. В этот период рождаемость в стране стала снижаться, что вызвало определенное беспокойство в научных кругах. Было проведено немало выборочных исследований в которых большое внимание уделялось так называемым помехам к увеличению числа детей в семье.

И вдруг появился ученый, который не был согласен с общепринятой точкой зрения. В своей кандидатской диссертации, защищенной в 1971 году, он выдвигает тезис, что мы гораздо больше знаем о том, почему семьи отказываются иметь нескольких детей, чем почему они вообще имеют хотя бы одного ребенка.

Владимир Александрович в своей монографии «Перспективы рождамости», изданной в 1976, убедительно доказал, что в основе представлений о повышение рождаемости под влиянием улучшения условий жизни лежит теория «перенаселения» Т. Р. Мальтуса. Владимир Александрович заметил, что почти все противники теории Мальтуса оспаривали его постулат о опережающим росте численности населения в сравнении со средствами к существованию. Постулат же о том, что население всегда стремится к «неограниченному размножению» не вызывал возражений у большинства ученых.

В своих работах Владимир Александрович подверг критике именно этот тезис, постоянно подчеркивая, что главная причина снижения рождаемости состоит не в тяжелых условиях жизни семей, а том, что сама потребность в детях у большинства современных семей очень низкая (один-два ребенка) и, даже при полной ее реализации рождаемость не повысится до уровня, обеспечивающего хотя бы простое замещение поколений.

Владимир Александрович был одним из очень немногих ученых, которые высказывали глубокое беспокойство демографическими перспективами своей страны. И это говорилось в то время когда во всех союзных республиках, включая и Россию, число родившихся превышало число умерших. Лишь тонкие показатели, понятные только для специалистов, указывали на возможность убыли населения в будущем.

К числу таких показателей относятся коэффициенты разработанные В. А. Борисовым в модели ГМЕР (гипотетического минимума естественной рождаемости), которая привлекла внимание как отечественных так и зарубежных демографов.

В наше время, когда в России уже в течение многих лет, начиная с 1992 г., число умерших превышает число родившихся и численность населения сокращается, взгляды, которых всегда придерживался Владимир Александрович, разделяются гораздо большим числом специалистов, чем 30-35 лет тому назад. Тем не менее, эта точка зрения и в настоящее время не стала мэйнстримом российской демографической мысли.

Предложения по стимулированию рождаемости, выдвинутые многими учеными, до сих пор сводятся в основном только к введению льгот и пособий для семей с детьми. Теоретической базой для такой демографической политики является та самая «концепция помех», с которой Владимир Александрович боролся в течение всей своей научной жизни.

Такая политика может создать лучшие условия для удовлетворения существующей потребности в детях, но не может повысить саму потребность, а она очень низка.

В книге «Брачность и рождаемость в России: демографический анализ», изданной в 1995 году (эту работу мы с ним написали в соавторстве, но раздел о рождаемости написан им), Владимир Александрович отметил, что, по данным микропереписи населения 1994 г. среднее желаемое число детей у женщин от 18 до 44 лет составляет всего 1,91 ребенка. Даже если такие пожелания полностью осуществятся, этого будет явно недостаточно для простого замещения поколений.

Владимир Александрович никогда не боялся остаться в меньшинстве. Сторонники его взглядов и сейчас составляют меньшинство в научном демографическом сообществе. Теперь эта небольшая группа ученых стала на одного человека меньше. На одного из тех, кто создал саму научную концепцию исторического ослабления потребности в детях. Я, как и сам Владимир Александрович, верю, что в научных спорах мнение большинства не всегда является критерием истины.

В книге «Перспективы рождаемости» он писал, что многие ученые убеждены, что уровень рождаемости непременно повысится, даже если никаких специальных мер для этого государство предпринимать не будет. Я согласен с Владимиром Александровичем и в том, что сама собой эта проблема никогда не решится. Если пустить все на самотек, то не только россияне, но все другие народы мира вымрут как мамонты.

Если все меры, которые до сих пор предпринимались для повышения рождаемости, как в нашей стране, так и в других странах, оказались недостаточно эффективными, значит надо искать другие методы решения этой проблемы, основанные не на концепции помех к рождению детей, а на концепции исторического уменьшения потребности в детях.

Владимир Александрович всегда был оптимистом, он считал, что если задача пока не решена, это не значит, что она вообще неразрешима. Я желаю всем, кто помнит и любит Владимира Александровича, унаследовать его оптимизм. Кто ищет, тот всегда найдет.

А.Б.Синельников,
доцент кафедры социологии семьи социологического факультета МГУ,
кандидат экономических наук



О друге и товарище по парадигме

Владимир Александрович ближе всех принимал к сердцу демографические беды России и мира. Если и был маргинальный человек в демографии, то это он. Боль земли русской заговорила в нем языком демографических пророчеств. Откуда в разгар демвзрыва (1976) возник этот пронзительный SOS, именуемый «Перспективы рождаемости»?

И вот спустя 30 лет о депопуляции заговорили все. Не каждому дано увидеть, как сбываются твои же пророчества. Но горько то, что проблема не решена и не решается. Воистину трещина мира прошла через твое сердце, В О Л О Д Я…

Дружбу нам сохранить
не доверило время,
вечность — это не для
человеческих хрупких уз.
Счастье жизни испить
и таланта всевышнее бремя
пронести до конца
этот сердце взрывающий
груз.

Мы остались такими,
как были всегда —
одиночки мы с тобой.
Без тебя мы во мгле
расходящихся в стороны трасс.
И взглянули эпохе мы 
прямо в черные очи
и она отвернулась,
от тебя и меня —
и от нас.


Анатолий Антонов
25.09.2005

 


Дата публикации: 0000-00-00 00:00:00