Архив

Возвращенцы перевалили за тысячу...

Первая тысяча переселенцев уже въехала в нашу страну в рамках госпрограммы оказания содействия переселению в Россию соотечественников из-за рубежа. Много это или мало? Об этом, а также о дальнейших перспективах и проблемах реализации программы в интервью Стране.Ru рассказал первый замдиректора Федеральной миграционной службы России Владимир Каланда.

- Владимир Александрович, можете уточнить, сколько на сегодня уже въехало в Россию переселенцев из-за рубежа и сколько еще «на подходе»?

- Данные постоянно меняются. Но могу сказать, что первая тысяча переселенцев в рамках программы в Россию уже въехала. Также было выдано более 2,5 тысяч свидетельств участников программы — для будущих переселенцев. И еще свыше 6 тысяч анкет сейчас находятся в работе. Очень важно, чтобы люди, которые к нам приезжают, осознанно делали свой выбор, и чтобы их решение не было сиюминутным порывом.

Конечно, встречаются среди переселенцев и такие, которые получат необходимые средства в одном субъекте Российской Федерации, а потом быстренько уезжают в другой регион. Но их единицы.

В программе, кстати, предусмотрен принцип возвращения средств лицами, которые не прожили определенного срока на территории конкретного региона, однако механизм его реализации пока не прописан. Возможно, это и не понадобится, если подобные случаи по-прежнему будут носить единичный характер. К тому же, бывает, человек выбрал новое место жительство и работу, а приехал, пообщался с работодателем и понял, что хотел бы чего-то другого. И пока людской наплыв небольшой, региональные власти стараются в таких случаях помочь подыскать какие-то иные варианты. Говорят, всякий переезд страшнее пожара! А тут люди не из дома в дом переезжают, а переселяются из другого государства, где к тому же перед ними зачастую создают дополнительные барьеры.

- В каких именно странах переселенцам мешают уезжать в Россию?

- Да, собственно, ни одно государство СНГ не заинтересовано в том, чтобы люди из него выезжали. В некоторых странах местные СМИ даже ведут откровенную антипропаганду, педалируя проблемы, неизбежно возникающие перед переселенцами.

При этом в ряде государств эти проблемы намеренно усугубляют, в частности, затрудняя процесс оформления собственности и продажи имущества для тех, кто получил свидетельство участника программы.

Кстати, с властями Казахстана и Узбекистана уже согласован вопрос об открытии в этих странах представительств ФМС, которые займутся организацией работы с потенциальными переселенцами. А на Украине и в Молдавии, скажем, пока не дали согласия на функционирование подобных представительств.

- Скажите, пожалуйста, почему процесс согласования и запуска программы так затянулся? В соответствии с Указом президента Владимира Путина, подписанным в июле 2006 года, она должна была стартовать с 1 января 2007 года, тогда как в реальности это произошло не раньше сентября прошлого года.

- Во-первых, нужно отметить, что дело это для нашего государства абсолютно новое. Готовясь к реализации программы, мы изучили, в частности, соответствующий опыт Израиля и Германии. И, тем не менее, при согласовании необходимой нормативно-правовой документации с регионами постоянно приходилось вносить все новые и новые коррективы — буквально «с колес».

В результате последние базовые постановления правительства об организации работы с соотечественниками за рубежом и обеспечении информационного сопровождения программы были утверждены только в июле прошлого года. При этом во многих субъектах РФ, быть может, впервые задумались о необходимости комплексного решения проблем демографии и обеспечения баланса трудовых ресурсов в увязке со стратегией экономического развития данного региона и схемами территориального планирования.

Фактически наша программа стала одним из инструментов регионального развития.

Недавно, например, на совещании, посвященном выполнению поручения президента по развитию отдельных регионов Дальнего Востока (Камчатки, Чукотки, Магадана и Сахалина), обсуждалась также возможность дополнительных преференций для соотечественников, переселяющихся в названные субъекты в рамках госпрограммы.

- Сложилось впечатление, что некоторые сибирские и дальневосточные регионы, руководители которых любят пожаловаться на нехватку рабочих рук, сами оказались не готовы к созданию привлекательных для переселенцев условий. Или, может быть, предусмотренный для этих регионов уровень финансирования программы оказался недостаточным?

- Практически все дальневосточные регионы относятся к категории «А», для которых предусмотрен наибольший уровень финансирования, и в том числе установлены выплаты ежемесячного пособия для неработающих членов семей переселенцев в течение полугода.

Другое дело, что в иных субъектах могут недостаточно активно и эффективно использовать те 4 миллиарда рублей, которые предоставляются им в этом году в качестве субвенции на реализацию госпрограммы. Ведь эти деньги можно истратить по-разному: скажем, на строительство центра временного размещения переселенцев или на погашение первичных взносов по ипотечным кредитам.

В то же время, следует сказать, что необходимо не только привлечь соотечественников в регионы Дальнего Востока, но и создать там условия, чтобы они и в дальнейшем не захотели покинуть территорию вселения. А это можно сделать только путем повышения социально-экономической привлекательности дальневосточных территорий. И на этом направлении сейчас делается достаточно много.

К примеру, федерально-целевой программой по экономическому и социальному развитию Дальнего Востока и Забайкалья предусмотрено выделение порядка 300 миллиардов рублей. Более 100 миллиардов рублей выделяется на развитие города Владивостока, как центра международного сотрудничества азиатско-тихоокеанского региона. По поручению президента, была изыскана возможность снижения тарифов на электроэнергию для жителей Камчатки. То есть, запущен целый комплекс мер, и если он заработает, дальневосточные регионы станут развиваться достаточно эффективно.

А пока, конечно, вызывает удивление то обстоятельство, что, скажем, в Хабаровском крае в 2007 году запланировали принять всего 153 поселенца, утвердив при этом 91-тысячную квоту на въезд иностранных рабочих.

- Как известно, сегодня основной поток переселенцев устремлен в Калининградскую область. Потому что это самый «нероссийский» регион в нашей стране?

- Ну, и формулировочки у вас, у журналистов! Что значит «нероссийский» регион!? А завтра вы назовете самым «нероссийским» городом Москву, где проживает больше всего иностранцев!? Мы все россияне и все наши регионы российские. И Калининградская область, разумеется, тоже. Отличие же ее обусловлено известным географическим, анклавным, расположением да отношением областного руководства, и в том числе губернатора Георгия Бооса, к реализации переселенческой программы.

В прошлом году представители области в 3 раза больше организовали презентаций, по сравнению с другими регионами. И в этом году запланировали более 15 «пропагандистских» выездов в страны ближнего и дальнего зарубежья. При этом здесь уже построили 2 центра временного размещения переселенцев и наладили эффективную систему взаимосвязи с работодателями как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Вот люди сюда и едут.

- Не кажется ли вам, что изначально не следовало пытаться охватить данной программой все субъекты РФ, и в частности, проблемные регионы Северного Кавказа с их высоким уровнем безработицы, например, ту же Чечню?

- С Чечней, кстати, тоже не все так просто, как могло бы показаться. Если сначала чеченское руководство отказалось от участия в программе, то потом из Грозного посыпались письма с просьбами включить республику в состав ее участников. Ведь из Чечни очень много людей выехало, в том числе, за рубеж. А теперь им можно было бы помочь вернуться домой. Но для начала необходимо разработать соответствующую региональную программу и согласовать ее с федеральным правительством, которое и определит, соответствует ли этот документ необходимым критериям.

Конечно, регионы с повышенным уровнем безработицы принуждать к участию в переселенческой программе никто не будет. Но некоторым регионам-«отказникам», которые неоправданно отказались участвовать в ней, вроде, Ямало-Ненецкого округа или республики Коми, очевидно, придется пересмотреть свое первоначальное решение.

Конечно, проще завозить на Ямал приезжих вахтовым методом, но «долгоиграющую» стратегию развития региона с психологией временщика не осилить.

 — В чем заключается обещанный переселенцам льготный режим предоставления российского гражданства?

- Все вопросы, связанные с возможностью предоставления гражданства Российской Федерации, мы стараемся решать еще на территории государства пребывания будущего переселенца. При этом вопрос об оформлении разрешения на временное проживание в России должен рассматриваться еще за рубежом и после переезда РВП оформляется переселенцу в течение семи дней, и в течение полугода решается вопрос о приобретении российского гражданства переселенцем после его устройства на работу.

- Мигранты, которые ранее въехали в нашу страну в нелегальном порядке, не смогут принять участие в переселенческой программе? Не было бы правильнее предоставить им такую возможность, попутно решив проблему их легализации?

- Вопрос о возможном участии в госпрограмме лиц, находящихся на территории Российской Федерации, так сказать, с неопределенным правовым статусом, сейчас обсуждается. Проводим мы и адресные мероприятия по легализации трудовых мигрантов, к слову, не освобождающие от ответственности тех, кто нарушил соответствующие российские законы.

Но хотел бы подчеркнуть — в первую очередь, наша программа должна быть ориентирована именно на оказание содействия соотечественникам, желающим переселиться в Россию из-за рубежа. Ведь люди к нам едут. В прошлом году, вне рамок программы, было выдано порядка 190 тысяч разрешений на временное проживание и более чем 350 тысяч человек было предоставлено российское гражданство.

- Выше мы говорили, в основном, о переселенцах из государств СНГ. Справедливы ли прогнозы о том, что в Россию также готовы переселиться тысячи соотечественников из стран дальнего зарубежья, например, из Германии и Израиля?

- В Германии, кажется, с 1999 года функционирует программа оказания содействия по возвращению на родину тем лицам, которые не сумели там адаптироваться. В ее рамках порядка 7 тысяч россиян вернулись домой. В их числе, к примеру, бывшие врачи, которые не смогли за границей подтвердить свой диплом, и оказались вынуждены работать санитарами. Или бывшие инженеры, которые трудились мойщиками на автостоянке и не были в восторге от подобного занятия.

Заявления на переезд в Россию к нам поступили уже и от соотечественников, проживающих в Израиле, и в США и в Бенине, например.

- И последнее, возможно, вообще не нужно было изначально ориентироваться на количественные, не оправдавшиеся миллионные показатели, сделав главный упор на сам тот факт, что Россия постепенно становится страной возвращенцев?

- Разработчики программы никогда и не говорили, что счет пойдет на миллионы и десятки миллионов. И лишь уточняли, что сегодня порядка 25-30 миллионов наших соотечественников проживает в странах ближнего и дальнего зарубежья. Ментально, исторически связанные с Россией, эти люди вовсе не обязательно, со всеми своими детьми и домочадцами, должны засобираться к нам. Но при этом неправильно было бы и так рассуждать, мол, если не поехали к нам миллионы, программу следует закрыть. Сколько бы их ни оказалось — сотни или тысячи переселенцев, они все должны пользоваться поддержкой государства при возвращении на родину.

Наталья Приходко


Дата публикации: 2008-02-21 00:01:52