Архив

Белорусская демографическая программа: спутник Москвы в Европе...

В текучке едва ли ни бытовых споров по ценам на газ, транзит, квотах на разные товары и уровне политических контактов между Беларусью и Россией, обычно пропускаются темы долгосрочные и текущих споров не касающиеся. Одна из них — демографическая ситуация в Беларуси. Между тем именно демографическая проблема объявлена в Беларуси главной проблемой на текущую пятилетку. В Беларуси принято пятилетнее планирование, пятилетние планы представляют собой программу А.Лукашенко перед очередными президентскими выборами и утверждаются Всебелорусским национальным собранием за месяц перед выборами.

Всебелорусское национальное собрание — орган, напоминающий Съезд Советов — примерно 2500 депутатов избираются по территориальным округам. В их состав входят в обязательном порядке практически все депутаты парламента, директорат крупнейших заводов, чиновники с мест, руководство ведомств, наиболее известные люди. Решения Собрания статусно выше решений парламента. Президент после выборов формально реализует именно утвержденную этим собранием программу.

Демографическая проблема названа главной проблемой Беларуси на пятилетку, более важной, чем цены на газ или выход на новые рынки сбыта и сырья по всему миру. Что имеется ввиду и как касается ли это белорусско-российских отношений?

Белорусская демография: исходно, примерно как в остальной восточной Европе

Если сравнивать с соседними странами, то демографическая ситуация в Беларуси наиболее благоприятна. Как раз сейчас происходит периодический выход из демографической ямы (это, впрочем, у всех), скоро он сменится новым падением, но пока — тенденция к улучшению положения с рождаемостью. У Беларуси есть большой плюс в демографическом отношении по сравнению с Россией или Украиной: около половины населения Беларуси — выходцы из относительно аграрной западной Беларуси и проживают там. Если на Украине на момент распада СССР около 20% населения проживало в полуаграрной западной Украине, то в западной Беларуси — около 40%. Еще около 5% западных украинцев перебрались после Второй мировой войны на восток Украины, в города. В Беларуси процент мигрантов из западной Беларуси в восточно-белорусские города был выше — 10-15%. В культурном отношении белорусы — это, прежде всего, как ни странно, «западники».

Урбанизация в западной Беларуси началась на поколение позже, чем на востоке, потому падение рождаемости в Беларуси в целом произошло позднее, чем в Украине или в России.

При этом, что тоже несколько неожиданно, сохранность семьи в западной Беларуси оказалась выше — не только, чем в России и восточной Украине, но и заметно выше, — чем в похожей на западную Беларусь по культурным и социально-экономическим характеристикам Литве. Доля разводов в западной Беларуси на момент распада СССР составлял немного выше 30% от заключенных браков, а в Литве — около 50% (в целом по Беларуси тогда разводилось около половины семей, на урбанизированном востоке — свыше 70%). Видимо, это объясняется отсутствием в западной Беларуси своего местного единого центра наподобие Вильнюса или Львова. Крупный город во всех странах ухудшает показатели сохранности семьи.

Восточно-европейский национализм как могильщик своих наций

В 1990-х годах в Беларуси, как и везде в постсоветских странах, произошло падение рождаемости и падение прочности института семьи. Все районы Беларуси стабильно стали «демографически отрицательными». Но, со второй половины 1990-х годов демографическая ситуация в Беларуси стала все более отличаться от положения в соседних странах. Прежде всего, Беларусь не потеряла массы населения, отправившегося по всему миру искать работу. Белорусские крупные предприятия работают, а вместе с ними сохраняются окружающие их города и не возникает депрессивных зон с высоким уровнем безработицы и преступности. Безработица в Беларуси обычно колеблется вокруг 1%, с учетом скрытой безработицы процент вырастает до 3. Но в целом — это мелочь по сравнению с соседними странами. Своеобразным депрессивным регионом Беларуси является только чернобыльская зона. Она обширна, но пока государство удерживает информационную ситуацию вокруг чернобыльской темы под контролем массового стихийного исхода населения оттуда не происходит.

Во всех бывших соцстранах в 1990-х годах произошел коллапс крупной промышленности и крупного товарного производства в деревне. Везде в соседних с Беларусью странах и в Беларуси на момент распада СССР доля сельского населения составляла около 30%. То есть урбанизация не была завершена и объективно деревня была трудоизбыточна. В России и на Украине коллапс крупной промышленности и колхозов запустил процесс трудовой миграции по своим схемам: украинцы массово поехали в Москву и на Запад, россияне — в Москву, некоторые этнические группы — на Запад и т.д.

В других восточно-европейских странах ситуация развивалась иначе. Все восточно-европейские страны, которые получили возможность вступления в ЕС, были обязаны в 1990-х годах выполнить долгосрочные программы адаптации к членству в ЕС. Эти программы включали в себя закрепление факта разрушения крупной советской промышленности и крупно-товарного сельского хозяйства. Во всех восточно-европейских странах возникли депрессивные регионы с уровнем безработицы свыше 30%, а в целом к моменту вступления в ЕС восточно-европейские страны имели средний уровень безработицы около 20%. При этом часть населения к моменту вступления в ЕС уже успела покинуть эти страны. Разумеется, одновременно произошло падение рождаемости и резко ослаб и без того непрочный институт семьи.

Вступление в ЕС сопровождалось массовым сбросом безработных в страны старой Европы. В основном за счет этого через несколько лет после вступления в ЕС безработица в восточно-европейских странах-членах ЕС упала до примерно 5%. Таким образом, общая негативная демографическая тенденция в восточно-европейских странах, связанная с приближением окончания урбанизации, дополнилась в 1990-х годах падением рождаемости по причине экономического коллапса и отъездом значительной части населения в основном в страны западной Европы. Причем отъезд коснулся прежде всего молодежи и людей детородного возраста. Выросло количество «отложенных детей», а институт семьи ослаб еще более в силу миграционных процессов. Демографическая катастрофа в восточно-европейских странах является системным явлением, управляемым. Это — неизбежное следствие интеграции в ЕС.

На сегодня в соседних с Беларусью странах потери в населении относительно переписи 1989 года составляют обычно около 20%. Точно оценить происшедший демографический удар по восточно-европейским обществам пока сложно, так как миграционные процессы очень подвижны и еще не устоялись. А новые всеобщие переписи населения пройдут только через 1-3 года. Тем не менее, общая тенденция уже видна несомненно:

Демографический коллапс уже привел к необратимым последствиям. Расширенное самовоспроизводство населения в восточно-европейских странах возобновиться не может. Урбанизация и исход населения затронули в основном деревню и малые города, где рухнули советские градообразующие предприятия. Вместе с этим населением из Восточной Европы ушла на запад наиболее настроенная на многодетную семью молодежь. Завести свое жилье и создать крепкую семью в странах, куда они отправились, молодые люди быстро не могут. Их уровень квалификации невысок. Виды деятельности, которыми они массово заняты — малооплачиваемы. Система социальной поддержки молодой семьи в странах их пребывания их, как правило, не касается.

Возврат на Родину и заведение семьи там осложнен происшедшим за после вступления в ЕС ростом цен на недвижимость в восточно-европейских странах и отсутствием приемлемых заработков в деревнях и малых городах, откуда мигранты убыли на Запад. Осесть же на родине в крупных городах им сложно в силу все тех же высоких цен на недвижимость в этих городах и в силу все того же низкого уровня профессиональной подготовки по востребуемым рынком профессиям.

Трудовые мигранты из восточно-европейских стран редко достигают значительных высот в бизнесе. Обычно это всего лишь — «польские сантехники в Париже». Рабочие места в Восточной Европе ныне создает в основном сектор услуг. Адаптироваться к нему бывшие колхозники и работяги крупных предприятий могут с трудом. По разным возрастным группам потери в населении восточно-европейских стран различны. Среди молодежи они гораздо выше, чем среди людей среднего возраста. Молодежь легче адаптируется к странам своего пребывания и судя по социологическим опросам всерьез возвращаться на Родину не собирается (эффект советской «лимиты»).

Демографический коллапс Восточной Европы будет продолжаться

После вступления в ЕС туда был сброшен наиболее пострадавший от краха советской экономики пласт населения. Он же — наиболее настроенный на многодетную семью социальный слой. Однако продолжающийся процесс европейской интеграции восточно-европейских стран запрограммировал усиление миграции восточно-европейцев на Запад за счет новых социальных групп.

Восточно-европейские страны, вступая в ЕС, принимали ряд ограничений. Эти ограничения, в частности, препятствуют полному открытию рынка труда ЕС для восточно-европейцев вплоть до 2010 года. До 2010 года работу в ЕС относительно легко могли люди особо востребованных там специальностей, наподобие программистов. Но таких было немного. В основном на Западе находят работу люди из депрессивных регионов и нищих социальных групп, готовых работать на самых тяжелых работах — на сборе сельскохозяйственной продукции, официантами, уборщиками и т.д.

После 2010 года европейский рынок труда должен открыться всем остальным группам. Поляки или литовцы смогут на равных претендовать на рабочие места в почти в любой сфере занятости. Это обязательно вызовет стабильный отток квалифицированной рабочей силы на запад и переориентацию всей системы образования на подготовку молодежи к отъезду именно в развитые страны ЕС. Эта тенденция хорошо видна на примере бывшей ГДР и особенно Польши.

Все годы после вступления в ЕС в странах Восточной Европы происходит перестройка системы образования, которая даст возможность молодежи находить работу в развитых странах. Болонская система, перестроенная средняя школа дают стандартизированный диплом и уровень знаний, необходимый для поиска работы в масштабе всего ЕС — все это делает молодежь мобильнее, то есть адаптированней к поиску работы в богатых странах ЕС. Судя по соцопросам в Литве, Латвии и Польше, предполагают временный или полный отъезд свыше 80% молодежи.

Иными словами, за менее чем 20 лет восточно-европейские страны потеряли около 20% населения и еще не меньше потеряют в ближайшие 20 лет. Просто изменится структура демографических потерь: доля миграции постепенно станет ниже в силу естественного исчерпания демографически избыточных регионов и социальных групп, а доля потерь от падения рождаемости в силу разрушения института семьи после ныне происходящего некоторого периодического взлета, вырастет.

Большое значение имеет изменение культурного и социально-экономического районирования Восточной Европы в силу этого процесса. Чем регион ближе к западу, тем обычно больше населения его покидает. В то же время выходцы из более восточных стран и регионов часто приходят волною на покинутые этим населением рабочие места. Так, Польша открывает свой рабочий рынок для поляков-выходцев из стран бывшего СССР, вводя «карту поляка». Литва, Латвия, Польша приоткрывают рынок приграничных территорий для жителей приграничных районов Украины и Беларуси, России и т.д.

Приостановились традиционные процессы изменения соотношения культурных групп — западные украинцы едут на запад интенсивнее, чем на восток в города Украины, литовцы из деревень этнической Литвы быстрее едут в Англию или Ирландию, чем в Вильнюс. Поляки Виленского края оказываются в неплохой ситуации с недвижимостью в Вильнюсе и пригородной зоне, резко выросшей в цене и т.д.

Белорусский контраст На фоне этого процесса Беларусь составляет исключение. Вплоть до самого недавнего времени Беларусь больше принимала мигрантов, чем теряла. В основном ехали русские и белорусы с территорий локальных боевых действий или из депрессивных зон. Демографические потери Беларуси были обусловлены в основном падением рождаемости. После начала выхода России из кризиса начался некоторый поток выходцев из малых городов и деревни (а также — демографически незаметный исход особо квалифицированных работников) в основном в регион Москвы. Вне Беларуси, в основном в России, сейчас работает до 600 тысяч граждан Беларуси. А в целом потери Беларуси в населении с 1989 года с учетом этих мигрантов составили около 10%. Нынешняя трудовая миграция в Москву имеет некоторую специфику — отъезжают, прежде всего, люди, проживающие в пораженных радиацией районах Беларуси. Их исход вызван не экологическими, а социальными соображениями. Однако это снижает очень высокую нагрузку на белорусскую экономику от негативного воздействия последствий катастрофы на ЧАЭС.

Перед Беларусью по мере экономического реформирования и развития возникает опасность попасть в поле влияния европейской интеграции в плане демографии. Приход к власти в Беларуси, например, прозападной оппозиции — это гарантированный переход Беларуси на стандартные восточно-европейские «рельсы»: будут в той или иной форме остановлены многие крупные предприятия, вызвана искусственная высокая безработица в малых городах, открыты каналы миграции рабочей силы на запад, начата подготовка рабочей силы из молодежи по учебным программам и специальностям, адаптирующим молодежь к миграции, рост внутриполитической напряженности и межнациональной и межконфессиональной конфронтации и т.д.

Сценарий может быть и иным: например, «карта поляка», дающая право ее обладателю работать в Польше и аналогичные меры по разным линиям ЕС могут оттянуть часть населения Беларуси на Запад адресно, целевыми группами.

Фактически Беларусь, приняв иной вариант развития, чем все остальные восточно-европейские страны, вступила в борьбу с ЕС за количество населения, которое проживает на ее территории, и \ или занято в технологических цепочках, обеспечивающих функционирование белорусской экономики. Понимание демографической проблемы как ключевой, наиважнейшей проблемы белорусского государства — логично. Просто формулируется необычным для нынешней «постмодернистской» Европы «позитивистским» языком.

Как выдержать схватку за население?

Каким образом в Беларуси предполагается выдержать борьбу за население и какие общие тенденции работают в ее пользу или во вред? Есть ли шансы выдержать это противостояние?

В Беларуси в рамках демографической программы сделана ставка на повышение качества и уровня жизни, прежде всего, в малых городах и деревнях. Малые города превращены сейчас по статусу в своего рода свободные экономические зоны — новые предприятия освобождаются практически от всех налогов на 5 лет и т.д. Все меры по либерализации экономики, которые сейчас производятся, накладываются на особый статус малых городов и должны привести к притоку капитала именно в малые города.

Это тем более важно, что одновременно идет быстрая технологическая модернизация почти всех крупных предприятий Беларуси. А в основе почти всех малых городов как раз градообразующее крупное предприятие. Обычно за счет роста заказов и объемов производства предприятия стараются не «сбрасывать» квалифицированную рабочую силу. Однако в той или иной форме уменьшение численности занятых в промышленности все равно происходит. Их и перенаправляют льготами в сектор услуг. Сектор услуг растет также и объективно — в силу роста спроса на услуги по мере увеличения доходов населения.

В Беларуси сохраняется вся система подготовки кадров для промышленности и сельского хозяйства — бывшие ПТУ и техникумы. Теоретически, если рабочей силы на предприятиях будет недостаточно, они способны принять и быстро обучить массу трудовых мигрантов из иных стран. Также сохраняется система общежитий и соцобеспечения работников крупных заводов. В деревне сделана ставка на так называемые агрогородки. Обычно это бывшие центральные усадьбы колхозов — крупные деревни. Считается, что в агрогородках люди могут иметь качество жизни, сопоставимое с качеством жизни в городах. Существуют специальные социальные стандарты, их выдерживают по всей территории Беларуси. Инвестиции в жилье и соцобеспечение идут прежде всего в агрогородки. Таким образом предполагается задержать в деревне специалистов и молодежь. Малые деревни все равно наполнены, как и в России, в основном стариками — и молодежь там в массовом порядке жить не собирается.

Каждый колхоз обязан строить ежегодно не менее пяти коттеджей для специалистов (это и происходит в реальности) и предоставлять иные льготы. Такими мерами нельзя остановить исход населения из деревни (стремящийся к обычному европейскому уровню в 3-5% занятых в сельскохозяйственном производстве), но возможно создать основу для роста сельскохозяйственного производства в случае резкого роста спроса на него на внешних рынках. Как раз сейчас в белорусскую деревню пришли бонусы от мирового роста цен на продовольствие и, скорее всего, в скором времени в ней образуется большой дефицит рабочей силы. Агрогородки, «колхозы» и система ПТУ в состоянии при необходимости быстро принять большую массу внешних мигрантов и интегрировать их в сложившийся социум. Во всяком случае, бегство населения из деревень таким образом, как оказалось, можно несколько сдержать.

Дотации семьям за рождение детей ни в одной стране демографическую проблему не решили. Но и без них обойтись нельзя. Они примерно таковы, как в России.

Но главное — в Беларуси удерживается очень низкий уровень безработицы, идет быстрый рост доходов населения и ведется быстрое жилищное строительство. Молодые семьи повсеместно втягиваются в выплаты кредитов за жилье и потребительских кредитов и не стремятся отъехать за границу. В любой соседней стране начать строить свое жилье сложнее, чем дома. Часто кредиты получаются по месту работы, потому оставить работу сложно. У тех, кто отъезжает на заработки, нередко стимулом является именно выплата кредита за жилье.

Доходы населения, как и цены, — в Беларуси категория скорее политэкономическая, чем просто экономическая. Они регулируются государством, исходя из государственных интересов. Чтобы остановить отток населения за границу в Беларуси необходимо повышать уровень доходов населения. Сейчас средний доход — около 400 долларов в месяц, к 2011 году предполагается иметь 700-1000 долларов. В соседних странах ЕС абсолютные цифры доходов выше, но за счет более высоких цен на недвижимость и некоторых иных факторов: в тех социальных группах, к которым относятся белорусы-мигранты сохраняется ситуация, когда отъезд белорусам экономически не очень выгоден. Однако именно сейчас Беларусь приблизилась к новой проблеме: уровень дохода в 700 долларов на душу обязательно приведет к сильной миграции в Беларусь извне, прежде всего, из Азии, или шире — с Востока. В Беларуси этот момент хорошо осознают и он является не очень рекламируемым, но артикулируемым публично пунктом даже в речах А. Лукашенко.

А.Лукашенко несколько раз заявлял, что Беларусь должна иметь численность населения около 30 млн чел. Это верно, если отталкиваться от плотности населения в Польше. При той же плотности в Беларуси должно быть 30 млн. Лукашенко также несколько раз говорил, что, как минимум, надо иметь 13 млн человек населения. И вот это уже не голая теория, а число жителей, которое вполне может быть достигнуто за короткое время. Эту цифру вполне допустимо считать внутренней ориентировкой для белорусской государственной машины в качестве одной из ее основных (даже основной) целей.

Дело в том, что Беларусь, несмотря на реформирование своей крупной промышленности и ее модернизацию, скорее всего, не сможет слишком значительно сократить количество занятых в ней. Одновременно с технологической модернизацией крупных заводов идет выход белорусской промышленности на новые рынки. По основным промышленным гигантам Беларуси, если будут выполнены их известные планы, удвоение роста их производства будет часто достигнуто параллельно с ростом производства на их филиалах вне Беларуси примерно до того уровня, который будет на базовом заводе на территории страны.

Общая масса белорусской промышленности растет, как и пространство, в рамках которого эта промышленность работает. В пользу белорусской индустрии работает наличие рядом все более близкой в силу развития транспортной системы Московской агломерации, падение промышленного производства при росте покупательской способности в восточной Европе, рост потребления белорусской продукции по ряду секторов в западной Европе. Плюс — выход на рынки некоторых стран третьего мира.

Очень высока вероятность, что Беларусь к 2011 году станет остро нуждаться в рабочей силе. Во многих отношениях Беларусь как страна превращается в своего рода город-спутник Москвы. И соответственно оттягивает на себя часть мигрантов, при иных обстоятельствах отправившихся бы в саму Москву. Именно под потребности Москвы в Беларуси принята программа трехкратного увеличения производства цемента, московский капитал все более широко привлекается для строительства в самой Беларуси, сельское хозяйство наращивает поставки продуктов прежде всего в Москву и т.д. Около 40% белорусского экспорта в Россию, временами выше — это экспорт в Москву и Подмосковье.

Превращение Беларуси в своего рода пригород Москвы — обязательно будет сопровождаться ростом миграции в Беларусь подобно тому, как идет рост миграции в Москву. Мы знаем, как быстро может расти Москва за счет мигрантов... Привлечь 3-4 миллиона мигрантов за 5-10 лет при зарплате в 700-1000 долларов — это, как мы видим на примере Москвы, не проблема... Проблема мигрантов адаптировать...

Новая роль Беларуси в восточной Европе. Неизбежное сближение с Россией

С другой стороны, в восточной Европе будет продолжаться отток населения на запад и демографическое падение. Вместе с тем, уже изменяется и будет изменяться дальше соотношение между Беларусью как «демографической единицей» и соседними странами и регионами. Наиболее заметно это по ситуации с западной Украиной и Литвой. В Беларуси и на западной Украине на момент распада СССР проживало примерно по 10 млн жителей. Сейчас в Беларуси примерно 9,3 млн постоянно находящихся на ее территории жителей, а на западной Украине — не более 8 млн, скорее — 7 млн. человек.

В Литве в 1989 г. Было 3,7 млн человек жителей. Сейчас — примерно на 20% меньше. Это — новое и нарастающее качество белорусской культуры в регионе хотя бы в силу увеличения демографической массы Беларуси относительно соседних стран. За этими процессами стоит новая структура культуры в регионе Беларуси. Чем мощнее будет белорусская промышленность и экономика в целом, тем более именно на Беларусь будут завязаны целые микрорегионы. Вряд ли Беларусь сможет перенаправить на себя существующую миграцию из Польши и Прибалтики на Запад. Но часть мигрантов-украинцев принять вполне реально. Это уже и происходит. 5-10% рабочей силы в колхозах южной части Беларуси — мигранты с Волыни.

Наконец, в пользу успеха Беларуси в борьбе за население говорит общая тенденция в ЕС: население сдвигается к западу, к Парижу, Берлину, Лондону... Демографический потенциал восточно-европейских стран, принятых в первую волну расширения, скоро закончится. Тогда придет время потенциалу Румынии, Болгарии, Балкан, частично Украины. Интеграция Украины в ЕС в любой форме — это в первую очередь высасывание из Украины населения в восточную Польшу, Прибалтику, Чехию, восточную Германию... А далее этот пылесос обязательно будет втягивать и русских.

Беларусь имеет все шансы принять к себе часть этого взбудораженного Европой миграционного потока. Так уже было в 1990-х годах. Так вполне может быть и в ближайшие лет 20, если Беларуси удастся сохранить нынешние темпы экономического роста. В конечном счете, речь идет о том, что, превращаясь в своего рода европейский пригород Москвы, Беларусь может осадить у себя, оставить в рамках общей культуры несколько миллионов украинцев и русских, которые в ином варианте скорее всего сдвинутся в ЕС, где и будут поглощаться этим новым плавильным культурным котлом.

Собственно, в этом и есть тайна белорусской демографической политики и основная задача белорусского государства согласно принятым весною 2006 года пятилетним «планам», если отбросить сиюминутную конъюнктурную пропаганду. В рамках Союзного государства Беларуси и России, кстати, сохранение и умножение собственного населения давно пора сделать тоже главной задачей союзного строительства. Все равно вся белорусская амбициозность и демографическое планирование выстроены именно на сохранении союза с Россией и сближении в его рамках с Россией. Несмотря ни на какие споры и проблемы.


Дата публикации: 2008-07-03 16:30:14