Архив

Казахстан: суверенная демография

Опубликованные на прошлой неделе итоги всеобщей переписи населения Казахстана, проведенной в феврале—марте 2009 г., дают хороший повод оценить изменение его этнического ландшафта за годы независимости. «Этнические» результаты переписи 2009 г. тем более интересны, что накануне распада СССР Казахстан являлся самой полиэтничной союзной республикой, в которой казахи составляли менее половины населения, лишь недавно став относительным большинством, а большинство жителей принадлежали к европейским по происхождению этносам, главным образом — славянам.

Кардинальный перелом демографических процессов, сложившихся в течение советского периода, произошел в Казахстане, также как и в России, в начале 1990-х гг. Уровень рождаемости казахов опустился до уровня простого воспроизводства населения, а европейских этносов — еще ниже. Кроме того, резко увеличился миграционный отток европейского населения, которое в условиях превращения административных границ между республиками в государственные было поставлено перед жесткой необходимостью определиться со своим гражданством и страной проживания. Поскольку же европейские этносы накануне распада СССР в Казахстане численно преобладали, его население к концу 1990-х гг. заметно сократилось, уменьшившись по сравнению с 1989 г. на 7,7%.

Наиболее заметным изменением этнического ландшафта стало значительное увеличение численности титульного этноса. Накануне распада СССР в Казахстане, согласно официальным данным республиканского агентства по статистике, проживало 6,5 млн. казахов (40,1%) и 6,1 млн. русских (37,4%), то есть их численность была сопоставимой. К 1999 г. количество русских сократилось до 4,5 млн. чел., а казахов — увеличилось почти до 8 млн. чел. В итоге казахи, которые с 1930-х гг. являлись на территории своей республики этническим меньшинством, составили 53,4% ее жителей, превратившись в абсолютное большинство, а доля русских опустилась ниже 1/3 (30%).

Численность других европейских этносов в течение 1990-х гг. сократилась еще более значительно. Так, количество украинцев и белорусов снизилось почти на 2/3, а общий удельный вес восточных славян, достигавший в 1989 г. 43,9% населения и превышавший долю казахов, снизился до 34,4%, что привело к потере ими численного превосходства.

Наиболее значительно уменьшилось количество немцев, сократившееся в 2,7 раза. Если в 1989 г. их насчитывалось 946,9 тыс. (5,8%), то в 1999 г. — всего 353,4 тыс. чел. (2,4%).

Столь резкое сокращение немецкого населения Казахстана во многом было вызвано активной миграционной политикой ФРГ, стимулировавшей его возвращение на историческую родину. Еще более значительной была депопуляция менее многочисленных народов. Численность греков сократилась в 3,6 раза, башкир и мордвы — в 1,8 раза, молдаван — в 1,7 раза, болгар — в 1,5 раза, татар, поляков и армян — в 1,3 раза. Частично они, прежде всего украинцы и белорусы, были ассимилированы русскими, сменив свою этническую самоидентификацию, частично эмигрировали из республики.

Эмиграция «некоренного» населения из Казахстана после распада СССР приобрела особый размах. В первые годы после обретения независимости из республики уезжало по 300 тыс. человек, а в 1994 г. число эмигрантов достигло 477 тыс., превысив население Атырауской области. Затем размах эмиграции несколько снизился, временно увеличившись лишь в 1997 г., когда из республик уехало 300 тыс. чел. Всего же население Казахстана за счет миграций сократилось в течение 1990-х гг. на 1,8 млн. чел.

Рождаемость и естественный прирост коренных этносов Центральной Азии, проживавших в Казахстане, напротив, оставались высокими. Количество дунган в республике к концу 1990-х гг. увеличилось на 23,3%, уйгур — на 15,9%, узбеков — на 12%.

Особенно значительные изменения претерпело соотношение народов, исторически исповедовавших христианство и ислам. К концу советского периода население Казахстана было преимущественно христианским. В 1989 г. на территории республики проживало 7,6 млн. мусульман (47,3%) и 8,3 млн. христиан (51%). К концу 1990-х гг. они поменялись местами. По данным переписи 1999 г. в республике насчитывалось 9,1 млн. мусульман (60,7%), и 5,6 млн. христиан (37,5%). Если накануне распада СССР среди жителей Казахстана преобладали христиане, что отличало его от мусульманских республик Средней Азии, то спустя всего десять лет большинством стали уже мусульмане.

Следует учитывать и то обстоятельство, что этническая статистика в Казахстане, подобно расовой статистике в США, имеет крайне важное политическое значение.

Для казахов, численность которых в результате голода и массовой эмиграции начала 1930-х гг. в Монголию и Синьцзян сократилась как минимум в два раза, после чего они вплоть до конца 1970-х гг. уступали по численности русским, крайне важным является демографическое доминирование. Эта установка, видимо, повлияла и на подведение результатов переписи 1999 г., в материалах которой были скорректированы итоги предыдущей всесоюзной переписи 1989 г.

Если по данным Госкомстата СССР численность населения Казахской ССР в 1989 г. составляла 16 464,5 тыс. чел., то в изданиях Агентства Республики Казахстан по статистике приводится цифра 16 199,2 тыс. чел. Тем самым население Казахстана накануне распада СССР «сократилось» на 265,3 тыс. чел. (на 1,6%).

Численность различных этносов при этом «снизилась» неравномерно. Количество русских и белорусов уменьшилось на 2,6%, украинцев — на 2,3%, а казахов — всего на 0,6%. Если исходные данные переписи 1989 г. сравнить с результатами переписи 1999 г., станет очевидным, что население Казахстана сократилось не на 1,2 млн., а на 1,5 млн. чел. (на 9,2%). Столь масштабного сокращения населения в этот период не переживала ни одна из бывших союзных республик.

Главным объектом «корректировки» стали славяне, общая численность которых сократилась бы не на 1977 тыс., а на 2168,4 тыс., в том числе русских — на 1748,4 тыс. Занижение исходного числа казахов, напротив, увеличило их итоговый прирост, составивший не 1450 тыс., а 1488 тыс. чел. Тем самым статистические органы смогли не только «уменьшить» масштабы депопуляции населения, но и «повысить» долю титульного этноса, представив этнический ландшафт страны в более выгодном свете.

В течение первого десятилетия 2000-х гг. демографические процессы в Казахстане приобрели более плавный характер, сохранив, однако, сложившиеся на протяжении предыдущего периода тенденции. В связи со значительным сокращением миграционного оттока и повышением рождаемости, особенно у коренных этносов, сокращение населения сменилось его ростом. Согласно официальным данным переписи 2009 г. численность жителей Казахстана по сравнению с 1999 г. увеличилась более чем на 1 млн. чел., составив 16 млн. 5 тыс. чел.

Тем не менее, население Казахстана все еще меньше того, что проживало в республике накануне распада СССР.

В материалах предыдущей переписи 1999 г. численность жителей республики в 1989 г. оценивалась в 16 млн. 199 тыс. чел., а по данным всесоюзной переписи 1989 г. население Казахской ССР составляло 16 464,5 тыс. чел. То есть, население суверенного Казахстана все еще почти на 0,5 млн. (2,8%) меньше «советского» уровня. Это обстоятельство особенно интересно в сопоставлении с Россией, где сокращение населения с 1989 г. примерно на 3,5% подается в западных СМИ как катастрофическое явление и главный сдерживающий фактор ее социально-экономического развития.

Численность казахов в первом десятилетии 2000-х гг. продолжила быстро расти. По сравнению с 1999 г. их количество увеличилось на ¼, а по сравнению с 1989 г. — более чем в полтора раза. Если накануне распада СССР в Казахстане проживало 6,5 млн. казахов, то в конце 1990-х гг. — 8 млн., а к 2009 г. их численность составила 10,1 млн. чел. Такой прирост населения был обусловлен высокой рождаемостью и низкой смертностью казахов. По данным казахстанской статистики за 2008 г. уровень рождаемости среди казахов составил 27, смертности — 7, а естественного прироста — 20 чел. на 1000 населения. Кроме того, численность казахов возрастала в результате миграционного прироста. В том же 2008 г. населении республики за счет миграционного притока казахов увеличилось на 39,5 тыс. чел. Во многом это было следствием активной политики по репатриации оралманов — казахов, проживавших в странах СНГ и дальнего зарубежья. Только в 1990-е гг. на территорию республики переселилось 184 тыс. оралманов, большинство которых прибыли из Монголии, где уровень значительно ниже, чем в Казахстане.

Помимо казахов быстро увеличивалась и численность второго по демографическому потенциалу коренного этноса Казахстана — узбеков. В 1989 г. их насчитывалось 331 тыс., в 1999 г. — 371 тыс., а в 2009 г. — уже 457 тыс. Причем по уровню естественного прироста в последние годы они заметно опережают казахов. Рождаемость среди узбеков в 2008 г. составила 33, смертность — 6, а уровень естественного прироста — 27 чел. на 1000 населения, что на 1/3 выше соответствующих показателей у казахов. Большинство из них (свыше 80%) проживают на территории граничащей с Узбекистаном Южно-Казахстанской области, где они образуют компактные районы расселения около Чимкента и Кентау.

Численность европейского населения Казахстана продолжила сокращаться, хотя и не так быстро, как в предыдущие годы. Количество русских в 1999—2009 гг. уменьшилось почти на 700 тыс. человек, а по сравнению с 1989 г. — на 2,3 млн. К 2009 г. их насчитывалось около 3,8 млн. чел., что в полтора раза меньше, чем накануне распада СССР. Тем не менее, русские пока остаются вторым по численности народом Казахстана, составляя немногим менее ¼ (23,7%) его населения.

Еще быстрее сокращается число украинцев, уменьшившееся за последнее десятилетие почти на 40%.

Если в 1999 г. их насчитывалось 547 тыс., то в 2009 г. — только 333 тыс. Но наиболее впечатляющими темпами сокращается немецкое население, численность которого за десять лет снизилась в два раза, а по сравнению с 1989 г. — более чем в пять раз. Накануне распада СССР в Казахстане проживало почти 950 тыс. немцев, являвшихся третьим по численности народом республики, в конце 1990-х гг. — 354 тыс., а к 2009 г. их осталось всего 178 тыс.

Примечательно, что сокращение европейского населения в последние годы почти не связано с отрицательными показателями его естественного прироста и вызвано, прежде всего, миграционным оттоком. Так, естественная убыль русских с 1999 по 2008 г. снизилась с -5,4 до -2,7 чел. на 1000 населения, в связи с чем они приблизились к уровню, позволяющему говорить о воспроизводстве населения. Показатели естественного прироста немцев вообще являются положительными и увеличились за этот период с 3,5 до 10 чел. на 1000 населения.

Высокой остается естественная убыль украинцев (-12,7 чел. на 1000 населения за 2008 г.), однако объясняется она, по-видимому, сменой этнической идентификации и ассимиляцией их другими народами республики, прежде всего русскими.

Сокращение естественной убыли европейского населения Казахстана во многом напоминает развитие демографической ситуации в России и связано, главным образом, с адаптацией населения к новым экономическим условиям, в связи с чем рождаемость начинает приближаться к показателям последних десятилетий советского периода.

При этом миграционная убыль европейского населения, достигшая к середине первого десятилетия 2000-х гг. своего минимального уровня, в последние годы вновь стала расти. Если в 2007 г. число жителей Казахстана за счет миграционного оттока (количество выбывших за минусом числа прибывших) сократилось на 22,8 тыс. русских, 2,8 тыс. украинцев и 2,5 тыс. немцев, то в 2008 г. — уже на 25,4 тыс. русских, 3 тыс. украинцев и 2,6 тыс. немцев.

Причины эмиграции «некоренного» населения связаны с целым комплексом факторов, главным из которых является курс на построение казахского национального государства, где прочим этносам отводится роль этнических диаспор.

Наиболее ярким проявлением этого курса является повсеместное введение казахского языка, который по конституции и закону о языках может употребляться во всех сферах государственной и общественной жизни наравне с русским. Тем не менее, начиная с 2006 г. документооборот в республике последовательно переводится на казахский язык, которым плохо владеют не только русские, но и многие казахи. Эти закономерные процессы становления национального государства вызывают у русских вполне обоснованные опасения за будущее своих детей, заставляющие их задуматься о переезде в Россию. Примечательно, что именно с середины 2000-х гг., когда началось введение казахского языка, эмиграция славянского населения из Казахстана вновь усилилась.

Ощутимым в последние годы является и усиление националистических настроений среди казахского населения республики, также напоминающее развитие ситуации в России. Ярким примером этого является острая дискуссия вокруг разработанной по поручению президента Н. Назарбаева доктрины национального единства, главной идеей которой является формирование гражданской казахстанской нации по западному образцу.

Протесты казахских национал-патриотических кругов, представленных главным образом интеллигенцией и молодежью, а также предложенные ими альтернативные концепции национальной политики, ориентированные на развитие титульной нации и откровенно игнорирующие интересы остальных этносов, заставили правящие круги заявить о прекращении обсуждения этого документа.

Кроме того, опасения «некоренного» населения вызывает и политика будущего президента Казахстана, который почти наверняка будет вынужден учитывать рост национализма среди казахского населения.

В этих непростых условиях Казахстан в ближнее- и среднесрочной перспективе почти наверняка столкнется с продолжением, а возможно — и усилением миграционного оттока европейского населения.

По прогнозам казахстанских аналитиков только по программе переселения соотечественников в Россию из Казахстана может переселиться до 600 тыс. человек, что составляет около 1/7 всего русского населения республики.

Причем большая часть соотечественников пока переселяется в Россию вне этой программы. В течение двух-трех десятилетий удельный вес казахов может составить 70–80% населения, приблизившись к уровню соседних республик Средней Азии, а русские, численность которых накануне распада СССР была сопоставимой с титульным этносом, окончательно займут место этнического меньшинства. Как следствие, этнический облик Казахстана будет становится все более «азиатским», а конфессиональный — мусульманским.

При этом плотность населения Казахстана, граничащего с перенаселенным Китаем, Средней Азией, и расположенного неподалеку от демографически избыточных государств Среднего Востока и Южной Азии, остается самой низкой на территории СНГ и по данным на 2009 г. составляет всего 5,8 чел. на 1 кв. км. Учитывая сравнительно невысокие по сравнению с другими азиатскими странами темпы прироста населения, Казахстан по-прежнему будет испытывать его нехватку, которая в связи с эмиграцией европейских этносов только усилится. Поэтому демографические проблемы по-прежнему будут являться одним из самых острых вопросов его политического и экономического развития.


Дата публикации: 2010-02-20 03:24:34