Архив

В Таджикистане русских все меньше, но «жизнь налаживается»

Российское присутствие в Таджикистане трудно не заметить. На днях в Душанбе торжественно открылось Торговое представительство России. Планируется, что оно будет содействовать привлечению российских инвестиций к реализации совместных проектов в сфере энергетики, металлургии, пищевой промышленности и сельского хозяйства, созданию совместных предприятий и предприятий со стопроцентным российским капиталом. Сотрудники представительства встанут на страже прав и интересов предприятий малого и среднего бизнеса, а также будут способствовать проведению выставок и ярмарок российских регионов в Таджикистане.

Русских все меньше, но «жизнь налаживается»

Наиболее крупные экономические проекты России в Таджикистане — идущее полным ходом строительство Сангтудинской ГЭС-1 (вторую строят иранцы) и Рогунская ГЭС, которую, как предполагается, начнут возводить с сентября. Помимо строительства гидроэлектростанций, пятизвездочной гостиницы в центре Душанбе и «русаловских» планов модернизации алюминиевого завода, в республике функционируют 201-я российская военная база и большая группа советников-пограничников. Однако все это происходит на фоне оттока русского населения из республики.

Отвечая на вопрос «Росбалта» о численности и нынешнем состоянии русской диаспоры Таджикистана, посол РФ в РТ Рамазан Абдулатипов отметил, что, за исключением отдельных митингов начала девяностых годов, прямых акций, направленных против русского населения республики, за годы независимости не было. «Здесь прошла гражданская война, — напомнил посол РФ. — Все, у кого была возможность уехать — уехали». Сославшись на настоятеля душанбинского православного храма отца Сергия, Абдулатипов заметил, что «за девяностолетнюю историю пребывания здесь Русская Православная церковь не встретила ни одного враждебного акта со стороны таджиков». «Русские играли здесь огромную роль», — добавил российский посол, отметив также значительную роль российских немцев, татар, башкир, осетин и представителей других национальностей.

В настоящее время русская диаспора Таджикистана, по официальным данным, составляет около 70 тысяч человек. В советское время она достигала полумиллиона. «В основном остались те, кому некуда уехать, например, пенсионеры», — пояснил Рамазан Абдулатипов. Молодежь, отправляющаяся учиться в Россию, как правило, не возвращается. «Но постепенно жизнь налаживается, — оптимистично добавил посол. — После 2000 года Таджикистан развивается нормально». Абдулатипов с настороженностью относится к государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Действовать нужно в противоположном направлении, считает он: «Надо закрепить возможность обустройства наших соотечественников, возвращения в Таджикистан некоторых бывших работников, например, Нурекской ГЭС — возможности для этого есть, и их надо использовать».

Правда, один из бывших лидеров русской общины, отошедший от дел несколько лет назад (поскольку «бесполезно объяснять что-либо российскому посольству и МИДу»), полагает, что ситуация не столь радужна. «В Таджикистане нет промышленности, нет никакого производства, — пояснил „Росбалту“ этот человек, вопреки всему, не собирающийся перебираться в Россию. — Три основных источника доходов — хлопок, золото, алюминий — поделены между членами правящего клана. И если раньше российские пограничники, стоявшие на таджикско-афганской границе, сдерживали идущий из Афганистана наркотический вал, то теперь за счет этого „производства“ по всей округе, как грибы, растут роскошные особняки„.

По его мнению, потенциал русской диаспоры в Таджикистане, пока она еще представляла собой хотя бы количественную силу, не удалось использовать как фактор российского влияния. Теперь момент упущен: русских, да и вообще представителей нетаджикского населения, осталось в два-три раза меньше, чем говорят официальные сводки. Это заметно невооруженным глазом: на улицах столицы, не говоря уж о провинциальных городах Таджикистана, славянские лица — большая редкость.

«Мы сами отключаем свое влияние в СНГ»

Тем не менее, как говорит Рамазан Абдулатипов, Россия делает все для того, чтобы сохранить в Таджикистане русский язык. «Мы хотим, чтобы в Таджикистане было максимальное количество если не русских школ, то школ с преподаванием русского языка». Согласно ст.2 конституции Республики Таджикистан, русский язык является языком межнационального общения. «Знание русского языка — конституционное право и обязанность гражданина Таджикистана вне зависимости от национальности», указал Абдулатипов.

В республике действует Российско-таджикский славянский университет, являющийся базой для повышения квалификации преподавателей русского языка. «Мы хотим, чтобы они работали не Только в Душанбе, но и в Кулябе, Ходженте и других городах и районах Таджикистана», — подчеркнул посол РФ. Говоря об уровне подготовки учителей русского языка, Рамазан Абдулатипов рассказал, как встречался с группой преподавателей. «Они говорят по-русски с меньшим акцентом, чем посол Российской Федерации», — пошутил Абдулатипов. И все-таки учителей не хватает. Около 20 российских губернаторов уже поддержали инициативу посла, согласившись готовить преподавателей русского языка для Таджикистана из числа таджикских студентов за счет бюджетов областных администрации.

Россияне оборудовали в Славянском университете компьютерный центр стоимостью $300 тыс. Только в 2004-2005 гг. передали в дар образовательным учреждениям с русским языком обучения около 200 тысяч учебников, пособий и книг. Для наиболее подготовленных абитуриентов ежегодно выделяется квота в несколько десятков мест для бесплатного получения высшего образования в российских вузах. По сведениям за прошлый год, в России обучалось около 700 граждан Таджикистана.

Несмотря на это, российский посол прекрасно понимает, что формы и методы работы по продвижению позитивного образа России в Таджикистане надо менять. По примеру американских коллег, россияне пытаются наводить мосты с неправительственными организациями. «Ведется активная работа с Таджикско-российским обществом культурных связей, проходят Дни дружбы, — рассказывает Рамазан Абдулатипов. — Из центра (Москвы- „Росбалт“) идет очень большая помощь — не в том объеме, который хотелось бы, но это уже качественно другая работа. Но мы считаем, что ее нужно делать немного по-другому. Здесь должны быть российские стипендии, должны быть фонды, даваться гранты. Нужно активизировать работу по-современному».

К сожалению, многим ответственным за формирование образа России за рубежом привычней действовать по-старому. Примером подхода давно минувших дней является подготавливаемая Институтом евразийских исследований вкладка «Россия сегодня», выходящая с марта в качестве приложения к популярному душанбинскому еженедельнику «Азия Плюс». Она составлена из случайных материалов, не дающих ни малейшего представления о жизни современной РФ. Если это и пропаганда, то, скорее, пропаганда неспособности Москвы как следует использовать возможности информационных технологий.

Вот уже десять лет, как российские Минфин и Минэкономики «согласовывают» проект создания в Душанбе «Русского дома» — культурного центра с большой библиотекой и концертным залом. «Если б я был в России, я бы пару человек за это повесил, но так как я посол, я должен действовать дипломатично, — не без раздражения говорит Рамазан Абдулатипов. — Я это рассказывал премьер-министру, министру культуры… Остался один человек — Владимир Владимирович Путин. Но нельзя же по каждому вопросу пробиваться к президенту страны!». И уж вовсе абсурдна ситуация с российским телевещанием на Таджикистан. «ОРТ не работает, РТР заменили какой-то „Планетой“, отключили канал „Культура“, — рассказывает Абдулатипов. — Мы сами отключаем свое же влияние в СНГ! Телевизионщики отдают сюда передачи, рассчитанные на жителей дальнего зарубежья, а таджики хотят быть с нами в одном пространстве. Мы сами, своими руками это делаем!».

Ситуацию действительно необходимо менять, поскольку «востребованность» РФ в Таджикистане неоспорима. «В СССР было пятнадцать республик-сестер, — охотно изложил „Росбалту“ точку зрения „простых людей“ колоритный старик, отдыхавший в тени чинара у ворот Гиссарской крепости. — Но Россия была как старший брат, и каждый таджик знал: русские — его старшие братья. Как хорошо было бы вернуть назад эти времена!».

Правильно построенная российская пропаганда, полноценное телевещание, стипендии и гранты не только освежат память аксакалов, но и «промоют мозги» части «золотой» таджикской молодежи, по наивности рассчитывающей, что Европа с Америкой принесут Таджикистану богатство и процветание.

Яна Амелина


Дата публикации: 2006-06-22 01:09:29