Архив

Латвия исчезает

Ежегодно в Латвии можно условно стереть с карты такие города, как Мадона, Лудза, Кулдига или Талси. Но в ближайшее время ситуация ухудшится еще больше. Ежегодная смертность в этой стране превышает рождаемость в среднем на 12 тыс. человек. Всего же в Латвии на начало 2006 года проживало чуть более 2 млн. человек. При этом каждый год на заработки в Англию или Ирландию уезжают около 100 тыс. человек, а иммигранты в Латвию не едут.

Удручающую картину исчезновения Латвии нарисовал в газете «Вести сегодня» председатель фракции «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ) в сейме (парламенте) Яков Плинер.

Как пишет политик, несмотря на снижение безработицы и повышение заработной платы, работников в Латвии не хватает. В прошлом году в стране было около 12 тыс. свободных рабочих мест в отраслях госуправления, здравоохранения, социальной защиты, транспорта и связи.

В ближайшее время ситуация ухудшится еще больше. Через 5-7 лет на рынок труда придут родившиеся в 90-х годах прошлого века люди. «Рождаемость в те годы была крайне низкой, значит, Латвия будет испытывать серьезные проблемы в трудовых ресурсах», — констатирует он.

За все годы после восстановления независимости ежегодная смертность в Латвии превышала рождаемость в среднем на 12 тыс. человек; в прошлом году родилось 21 932 человека, умерло — 32 916. Всего же в Латвии на начало 2006 года проживало 2 294 200 человек.

Помимо этого, по данным Eurostat, большие проблемы с трудовыми ресурсами Латвию ждут и в связи с отъездом трудоспособного населения на заработки за рубеж. «Ежегодно в Латвии можно условно стереть с карты такие города, как Мадона, Лудза, Кулдига или Талсы», — заявляет Плинер.

Ежегодно из Латвии на заработки в Англию или Ирландию уезжают около 100 тыс. человек. Эксперты прогнозируют, что к 2015 году их количество может достигнуть 200 тыс., что снизит объем производства на 15% по сравнению с тем, если бы эти люди остались работать в своей стране.

В этой связи латвийские предприниматели все чаще задумываются о том, чтобы привлекать в страну трудовых мигрантов, коими могут стать жители Украины, Молдовы, возможно, Белоруссии и других стран бывшего СССР. Прежде всего они могут прийти в строительство и торговлю, возможно, и на транспорт.

Например, в Риге сегодня не хватает около 300 кондукторов и многих сотен строителей. А нехватка квалифицированной рабочей силы является одной из причин неразмещения производства иностранных предприятий в Даугавпилсе и в Лиепае.

Однако Латвия не является страной, куда массово стремятся иммигранты. Причиной тому сравнительно низкий уровень благосостояния и строгая иммиграционная политика. Привлечение иностранной рабочей силы предпринимателями является для них слишком сложным и дорогостоящим делом. В итоге официально на конец прошлого года в Латвии работал 651 иностранец.

Но Яков Плинер уверен, что уже через пять лет Латвия будет вынуждена свою иммиграционную политику изменить, а через 10-15 лет без гастарбайтеров не сможет обойтись и вовсе.

Кстати, большинство населения поддерживает строгую иммиграционную политику государства и негативно относится к гастарбайтерам. «По этому показателю мы занимаем первое место среди стран ЕС, как занимаем первое место по бедности, первое и по детской смертности, первое — по болезням из-за алкоголизма», — пишет парламентарий.

Например, согласно опросу 39% латышей относятся к иностранным трудовым мигрантам «очень негативно», 30,7% — «скорее негативно». «Очень позитивно» — ответили 2,7%, «скорее позитивно» — 13,5%.

Зато на вопрос, должно ли латвийское правительство тормозить отъезд рабочих за рубеж, 58% респондентов ответили «да».

Тем не менее на сегодняшний день в Риге проживает около 735 тыс. жителей. «Если соотношение рождаемости и смертности существенно не изменится, то через 25 лет жителей Риги станет на 22,5% меньше», — констатирует Яков Плинер (перевод статьи в газете «Вести сегодня» публикует «ИноСМИ»).


Дата публикации: 2006-07-19 00:36:34