Архив

Справедливость восторжествовала!

С апреля этого года «Российская газета» следила за судьбой молодой русской переселенки из Туркменистана Людмилы Журавлевой, которая почти год назад была признана в России «нелегалкой» и вопреки здравому смыслу выслана из страны на пять лет. Но вчера справедливость все-таки восторжествовала.

Людмила Журавлева вернулась в Россию. В аэропорту Домодедово вместе с родными ее встречали корреспонденты «Российской газеты».

Маленький Данилка ждал маму с самого утра. Он был абсолютно уверен в том, что она вот-вот появится. Поэтому, когда в комнату заглянула землячка Журавлевых Наталья, которую он раньше никогда не видел, малыш без тени сомнения произнес: «Это моя мама». Все десять месяцев, что Людмилы не было в России, родственники повторяли малышу: «Мама скоро вернется». Когда Журавлеву выдворили, Данилке не было и двух лет, он толком не умел говорить. Он видел маму на фотографиях, слышал ее голос по телефону, но все эти отдельные детали не складывались в единый образ.

«Что он помнит о маме? Да ничего не помнит! — говорит свекровь Людмилы Валентина Андреевна. — Если бы мы ему ее портреты не показывали, он бы и не знал свою маму. Бабулю бы знал и Наташу, тетю».

…Самолет из Ашхабада уже приземлился. Родные Людмилы нервно мечутся от начала очереди встречающих к ее концу: откуда будет лучше видно? Данилка с серьезным и решительным лицом сжимает в руке букет хризантем. Периодически начинается суета: «Идет? Давай цветы! Не идет…» Постепенно лицо Валентины Андреевны начинает мрачнеть: не возникло ли каких проблем с пограничниками? Вдруг Людмила до сих пор находится в «списке запретников» и ее опять не пустят в Россию? Судорожно набирают ее номер. К счастью, все в порядке.

- Здравствуйте, дедуля! — появляется из толпы высокая девушка в летнем сарафанчике и босоножках на шпильке — Людмила. Из-за тележки с багажом высовывается голова Данилки. «Ах ты господи, красота моя! — бросается Людмила к сыну. — Какой хороший стал! Не признал маму?» Букеты немедленно возвращаются обратно родственникам, Людмила прижимает Данилку к себе. Ребенок немного растерян. Валентина Андреевна рыдает. У Людмилы на щеке блестит мокрая полоса. Муж Виталий выглядит спокойным. «Здравствуйте», — кокетливо здоровается с ним Людмила. На людях — только объятия. Остальные проявления чувств — дома.

Вокруг воссоединенной семьи сверкает вспышка фотокора «РГ». «Фотографировать что-то начали, — произносит усатый турист с тележкой. — Пресс-конференция какая, что ли?»

По дороге из аэропорта Журавлевы снова вспоминают историю своих злоключений: по приезде в Россию они не успели сделать в установленный срок регистрацию для Людмилы — то закрыто было, то выходной. Когда наконец попали к чиновникам, те заявили, что регистрация для 17-летней Людмилы не нужна, она, мол, по российским законам еще ребенок, хоть уже и замужем. Журавлевы поверили и успокоились. Потом-то выяснилось, что регистрация была нужна. Но к тому времени оказалась просроченной въездная виза Людмилы, и чиновники не придумали лучшего выхода, как выслать Людмилу из страны. Ни брак с гражданином России, ни Данилка — тогда совсем еще кроха — не показались им достаточно веской причиной, чтобы оставить женщину на ее исторической Родине. 1 ноября суд вынес решение о выдворении. Ее, правда, пообещали не «вносить в компьютер», то есть в тот самый «список запретников». Купив на свои деньги билет, 8 ноября Людмила улетела в Туркменистан с твердой решимостью быстро «потерять» там паспорт с запретительной печатью, вернуться в Россию и снова попытаться легализоваться. Но обещание не было выполнено, и в пресловутый «компьютер» все-таки она попала. Шансы вернуться в Россию в кратчайший срок стремительно уменьшались.

- Когда я приехала, меня до двух ночи держали в аэропорту, заставили штраф заплатить — 13 долларов (изрядные по туркменским меркам деньги. — «РГ») за то, что не жила все это время на территории Туркменистана, — вспоминает Люда. — Мне девчонки рассказывали, что депортированных в аэропорту до нитки обирают, чуть ли не зубы золотые изо рта вырывают. А я сама билет покупала, значит, сама приехала. Со мной нормально обошлись.

Утром прямо из аэропорта Людмила отправилась по инстанциям. «А почему у тебя есть надежда скоро вернуться? — спросили ее в туркменской миграционной службе. — Нет, ты будешь здесь пять лет!»

- Не буду, у меня там ребенок! — упорствовала Людмила. В конце концов чиновник смягчился: ладно, принеси мне бумажку, что тебя впустят в Россию, а с нашей стороны я сам все сделаю.

Расти бы маленькому Данилке без матери, если бы об истории Журавлевых не узнала председатель Форума переселенческих организаций Лидия Графова. Она многократно выступала в защиту Людмилы Журавлевой (и ее товарищей по несчастью) на страницах «РГ», лично обращалась к высоким чиновникам, привлекла к решению вопроса Уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина. Наконец 20 июня Мособлсуд отменил решение суда первой инстанции. Заветная «бумажка» была получена.

В представительстве ФМС России Журавлевой посоветовали получить статус добровольного переселенца. Заодно этот статус дали ее родителям, братьям и сестрам. На следующий год, имея этот статус, они собираются по программе переселения соотечественников тоже перебраться в Россию.

- Мир не без добрых людей, — комментирует девушка.

- Может, просто Туркменистан — добрая страна? — предполагает Лидия Графова.

- Просто там еще есть уважение к русским, — с энтузиазмом вступает в разговор Виталий.

- Туркмены говорят: не уезжайте, нам плохо без вас, — соглашается Валентина Андреевна. — Они знают: если что не так — возмущаться будут в основном русские, а сами будут молчать и терпеть.

Почему же Журавлевы уехали? Виталий с жаром начинает рассказывать, что у молодежи нет никаких перспектив: зарплату не платят по полгода, огромный завод по ремонту тракторов, где он работал, сократился до 25 человек, в цехах — тишина… Все 10 месяцев, проведенных в Туркменистане, Людмила — швея по профессии — не работала: в городе Мары есть только одна работа — официанткой в баре.

Людмила перебирает свои документы. Теперь миграционные чиновники обещают исправиться и уверяют, что сделают все, чтобы Журавлевым в России больше не пришлось страдать.

Наталья Коныгина


Дата публикации: 2006-09-02 08:48:35