Архив

Балтийский крест

Дети латвийских патриотов стремятся на запад

Глубоко символично, что галерея искусства стран Европы и Америки начала XX века, открывшаяся в стенах Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина и картинная галерея Ильи Глазунова находятся на противоположных сторонах оживленной Волхонки. Словно культуры двух великих, но противоположных цивилизаций, состязавшихся почти весь прошлый век, в сегодняшних условиях всеобъемлющего рынка вынуждены соперничать за зрителя.

Искусствоведы поправят: у каждого полотна найдется свой поклонник, все зависит от ценностей. Именно ценности определяют облик, генетический код цивилизации — поэтому неуместно сравнивать колоритных островитянок Гогена с утонченной русской аристократкой, тревожно взирающей вдаль на полотне «Канун 1917 года». И еще более неуместно мерить Россию по шкале западной цивилизации, указывая на «недостатки» русских, что демонстрируют политики Литвы, Латвии, Эстонии, на деле доказывая этим отсутствие собственных укорененных национальных традиций.

Истоки вопроса

Чтобы понять, почему отторжение народов Прибалтики от российской цивилизации происходит даже такой ценой, заглянем в историю русской революции. Но… глазами американских историков.

Статья Николая фон Крейтора «Американская политика открытых дверей и новый мировой порядок» целиком посвящена анализу подлинного смысла большинства внешнеполитических доктрин США. Если доктрина Монро утвердила господство США на всем американском континенте, то ее логическое завершение, написанные по окончанию Второй мировой войны четырнадцать пунктов Вудро Вильсона, — серьезная претензия на мировое господство, в контексте которой «отказ от сфер влияния» гибнущих европейских империй звучит как «весь мир — сфера влияния США».

Теперь любое усиливающееся в экономическом или политическом плане «недемократическое» государство, особенно на Европейском континенте (тезисы большинства американских ученых в области геополитики практически сводятся к контролю над Евразией), рассматривается как потенциальная угроза американской национальной безопасности. Таким государством и стала Советская Россия.

Неудавшаяся попытка администрации президента Вудро Вильсона способствовать краху большевиков после революции и создать слабую демократическую федерацию из осколков Российской империи описана в работе Дэвида  С. Фоглесонга «Соединенные Штаты, проблема самоопределения наций и борьба против большевиков в Прибалтике. 1918-1920».

Основным инструментом вмешательства во внутреннюю политику России, по мнению автора, выступает независимость территорий Прибалтики. Так, в конце января 1919 года разведывательная группа Американской комиссии по заключению мирного договора подготовила проект рекомендаций. Согласно ему, «пограничные районы», не обладавшие «достаточными возможностями для создания сильных независимых государств, особенно балтийские провинции и Украину», следовало поощрять к объединению с Россией в том случае, «если это воссоединение может быть осуществлено в рамках федеративной или подлинно демократической России».

Занимался «проектом» будущий глава ФБР Дж. Э. Гувер. Он категорически утверждал, что «население ни в одном из этих государств не поддерживает большевиков». Чтобы помочь их борьбе, Гувер рекомендовал два способа: «а) направить ограниченный контингент военно-морских сил в каждый из портов для защиты оказываемой помощи; б) предоставить военное снаряжение созданным правительствам, с тем чтобы они смогли поддерживать порядок и защищать свои границы». Обе рекомендации намного позже были все же реализованы на практике — при вступлении прибалтийских стран в НАТО.

Однако такой подход к странам Балтии — отнюдь не изобретение отцов внешней политики США. Роль фактора внешнего воздействия на развитие крупнейших держав Евразии регион стал играть гораздо раньше начала XX века.

Российский ученый М. В. Ильин развил схему западного политолога Стейна Роккана, автора концепции «пояса городов», во многом объясняющей характер развития европейской цивилизации. Он выделил Украину, Белоруссию и страны Балтии в особую зону — «перекресток» интересов пяти политических центров: Швеции, Пруссии, Российской, Великой Римской и Османской империй. Поэтому своеобразный геополитический крест этих стран - нестабильное развитие, зависящее от равнодействующего вектора влияния сразу трех цивилизаций: Востока, Запада и России.

Но любая цивилизация — это прежде всего сверхсложная система, суперэтнос, внутреннюю энергию и характер развития которого определяют целостность и преемственность культуры — матрица ценностей и идей. Замедляет развитие одна из цивилизаций, ослабевает ее культурное влияние, равнодействующий вектор смещается — и влиять через пространство начинают уже на нее.

Авторами «Третьего проекта» Максимом Калашниковым и Сергеем Кугушевым справедливо указано, что цивилизация живет не только созидательной энергией, но и энергией, полученной от захвата пространства других цивилизаций. Обслуживать именно этот процесс предопределено географией и историей большинству стран региона. Страны Литва, Латвия, Эстония — здесь скорее не исключение, а правило: каждый раз впитывая ценности одной сильнейшей цивилизации, они теряют достояние другой. Это довольно болезненный процесс происходит во всех сферах жизни.

Транзитная экономика

Транзит российской нефти составляет по разным оценкам от 20 до 30% ВВП балтийских стран. Поэтому строительство Россией альтернативной Балтийской трубопроводной системы существенно ударит по их экономикам. Уже сегодня из Прибалтики и ряда европейских стран звучат призывы изменить запланированный маршрут прохождения Североевропейского газопровода в Европу по дну Балтийского моря, направив его через территории Латвии, Литвы и Эстонии.

Суть процесса удачно выразил начальник Управления президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров. По его словам прибалтийские страны хотят снизить свою экономическую зависимость от России, но при этом сами претендуют на ключевую роль в транзите российских энергоресурсов. Соответственно идея экономической безопасности стала одной из основных в политической риторике стран Балтии. Экономическая безопасность воспринимается здесь как одна из основ экономической и политической независимости.

Неудивительно, замечает директор Российско-Балтийского центра Института социологии РАН Ренальд Симонян, что в 1994 — 1995 гг. национально-радикальные лидеры Украины, Литвы и Белоруссии усиленно продвигали проект «Балтийско-Черноморского коллектора», объединяющего в единую сеть от Одессы до Бутинги расположенные здесь отрезки бывших советских экспортных трубопроводов. Его реализация обеспечивала бы независимость находящихся на этом пространстве республик бывшего СССР и одновременно отсекла бы Россию от ее западных рынков. И только приход к власти нынешнего президента Белоруссии отвел эту опасность от России. Поэтому диверсификация транзитных потоков для обеспечения политической независимости, экономической и энергетической безопасности стала краеугольным камнем в экономическом сотрудничестве России и стран Балтии. Смысловой итог такому сотрудничеству подвел М. Колеров: «У нас хорошие учителя в прибалтийских странах».

Культурная ломка

Несравнимо более тяжелые последствия имеет переход стран Балтии к стандартам западной культуры и образования.

Происходит конфликт и столкновение укоренившихся в обществе черт российской и советской культур с навязываемыми государствам западными ценностями. К примеру, опросы общественного мнения показывают, что русскоязычные жители Эстонии отдают предпочтение транслируемым по кабельным сетям российским телеканалам, а также передаваемому из Латвии Первому балтийскому каналу (ПБК) — филиалу российского Первого канала.

При этом директор эстонского телевидения Ильмар Рааг заявил газете «Eesti Paevaleh», что осуществлять на Эстонском телевидении (ЭТВ) трансляцию программ на русском языке дорого и бессмысленно: «Уже сейчас передачи ЭТВ на русском языке, согласно опросам общественного мнения, смотрят в основном эстонцы. Чтобы противостоять идущей с российских телеканалов пропаганде, нужен отдельный местный русскоязычный телеканал».

В Латвии продолжается процесс свертывания русскоязычного информационного пространства. Официально введена 25-процентная суточная квота вещания на иностранных языках, к которым приравнен и русский язык. В 1999 году здесь был закрыт последний вуз, где преподавание велось на русском языке.

Естественно, что на такую коренную ломку ценностей за период жизни менее одного поколения общество отвечает, как и любой организм на проникшую в него вирусную инфекцию — начинает болеть. Вот некоторые общие социальные симптомы.

Проблемы демографии

В Латвии, Литве и Эстонии сохраняется устойчивый отрицательный прирост населения: показатели смертности превышают данные по рождаемости. Худшие цифры по естественному приросту населения в текущем году продемонстрировала Латвия. По естественным причинам ее население сократилось за первые четыре месяца на 4890 человек.

В Литве за этот же период родился 10591 ребенок и умерли 13789 человек: население сократилось на 3198 человек. Из всех трех стран Балтийского региона меньше всего детей за рассматриваемый период родилось в Эстонии — 4296, а скончалось за этот период 6448 человек. Убыль населения составила 2152 человека.

Более того, по оценке департамента статистики Европейского Союза, в ближайшие 50 лет численность населения Эстонии снизится на 16, 6%, Из этого же прогноза следует, что в Латвии население сократится на 19,2 %, в Литве — на 16,4%. Таким образом специалисты предсказывают, что к 2050 году численность населения Эстонии снизится до 1,2 млн. человек.

Массовая эмиграция

Согласно прогнозам Банка Латвии, около 200 000 жителей покинут страну к 2010 году. С начала 2000 года Латвию с населением 2,3 млн. человек уже покинули от 50 до 70 тысяч. Они уехали в Ирландию или Соединенное Королевство, чтобы работать там горничными, каменщиками, врачами, сельскохозяйственными рабочими.

С момента присоединения прибалтийской республики к Европейскому Союзу в мае 2004 года это движение лишь расширилось. О намерении покинуть пределы Латвии после выпускного вечера заявили 78,2% учащихся 11 — 12-х классов рижских школ. По итогам соцопроса, проведенного «Latvijas reitingi», оказалось, что 41,5% подростков стремятся уехать за границу, но еще не знают, куда именно. А вот 36,7% уже определились с местом жительства за рубежом и поэтому их можно считать потерянными для латвийского общества.

Достаточно велик процент сомневающихся — 16,4% учеников 11 — 12-х классов не знают, где они будут трудиться в дальнейшем.

Патриотов оказалось совсем мало — всего 5,4% твердо намерены остаться в Латвии.

Нравы и настроения

Каждая восьмая женщина в возрасте от 15 до 74 лет в Эстонии получала предложения о работе в индустрии сексуальных услуг, установили эстонские социологи. Как следует из данных соцопроса, проведенного фирмой «Saar Pol» по заказу Открытого общества Эстонии, в течение последних пяти лет к проституции вербовщики пытались склонить 13% женщин этого возраста.

Эти цифры в какой-то степени позволяют судить о нравах, царящих в Эстонии. При этом надо понимать, что эта республика в данном плане мало чем отличается от своих соседей — Латвии и Литвы.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к группе с критическим уровнем относятся страны, в которых число самоубийц выше 20 человек на 100 тыс. населения. Тройка лидеров здесь — Латвия (42,5), Литва (42,1), Эстония (38,2). Россия (37,8) стремительно догоняет эти страны, что дает повод серьезно задуматься…

Россия и Прибалтика

Учитывая вышеописанную роль стран Балтии для других цивилизаций, можно спрогнозировать: все эти тяжелые последствия переходного периода, только в гораздо большем масштабе ожидают и нашу страну. Прежде всего потому, что это итог затянувшегося игнорирования своей российской цивилизации: до сих пор четко не определены ни ценности, ни основные принципы строительства нашего общества, чего уж говорить о стратегии его развития в XXI веке?

В новом столетии мы рискуем стать «кормушкой» из интеллектуальных, сырьевых, природных ресурсов для других, «более достойных» цивилизаций. Поэтому можно согласиться с оценкой политолога А. С. Панарина, что вопрос о цивилизационной идентичности России, ее праве быть не похожей на Запад, иметь собственное призвание, судьбу и традиции, на наших глазах превращается в вопрос о нашем праве на существование вообще, о национальном бытии как таковом.

При такой постановке вопроса очевидно, что ситуацию с оттоком ресурсов нашей российской цивилизации нужно кардинально менять. Иначе, как утверждал известный отечественный философ Г. П. Щедровицкий: «Если за идеей русского мира не будет ничего, кроме слов, если не будет никаких действий, не будет волевой компоненты, то и русского мира не будет».

Дефицит волевой компоненты налицо уже на протяжении не одного десятилетия. Наблюдается он и в проведении политики взаимоотношений с прибалтийскими государствами.

Подтверждением этому могут служить результаты исследования, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и латвийским центром SKDS. Целью его было узнать, что думают жители России и Латвии об отношениях двух наших стран.

Выяснилось, что они чаще выражают неудовлетворенность тем, в каком направлении развиваются отношения обеих стран. Среди опрошенных в России только 19% считают выбранный курс правильным, а 49% — неправильным; в Латвии — 35% правильным и 54% неправильным. Немногим более трети опрошенных в обеих странах (37-38%) считают, что в ближайшем будущем отношения останутся такими же, как сейчас. Респонденты, ожидающие изменений в отношениях, в России чаще делают отрицательный прогноз, в Латвии — положительный (в России за положительный прогноз — 13%, за отрицательный — 27%, в Латвии эти показатели соответственно 41% и 14%). Почти треть россиян (32%) говорят о заинтересованности в этом процессе лишь населения России. 25% считают заинтересованными жителей обеих сторон. При этом 15% опрошенных полагают, что в процессе не заинтересованы обе стороны. В Латвии доминирует мнение, что сближения хотят жители обеих стран (51%).

Уже не первый год немалое число отечественных политиков пытается разыграть карту привлечения в Россию потоков миграции русских из стран Балтии.

Но в основе этой идеи лежит всего лишь миф об их стремлении вернуться в Россию. На самом деле такого желания у большинства русскоговорящих жителей Латвии, Литвы или Эстонии нет. Чтобы понять это, достаточно посмотреть данные по уровню благосостояния в России и странах Балтии, а также результаты последних социологических опросов русских диаспор в этих странах. Россия проигрывает по всем показателям.

Так в чем же заключается верное решение вопроса русских в Прибалтике для развития нашей цивилизации? Его автор статьи услышал от самих русских людей, проживающих в новых независимых государствах: «Нам от России ничего не нужно, кроме одного — наведите у себя порядок, станьте Россией сильной, уверенной в себе страной. Тогда и у нас не будет проблем».

Российская цивилизация может подняться, только возродив собственные ценности, исконные меры справедливости и красоты, свою величайшую культуру и фундаментальную науку, столь притягательные для множества соседних стран.

И тем же русским в Прибалтике будет куда предпочтительнее и спокойнее ощущать за спиной могучую и мудрую историческую родину, способную выстраивать взаимовыгодные отношения со странами их проживания, и грамотно защитить интересы зарубежных соотечественников, если в этом будет объективная необходимость.

Тарас Бочкарев


Дата публикации: 2006-09-29 00:54:57