Архив

Социологи выяснили, в каких округах Москвы дольше средняя продолжительность жизни

Ученые предупреждают: если Россия будет вымирать такими темпами, как сейчас, лет через 50 ее просто не будет. Чтобы остановить катастрофу, надо разобраться в ее причинах. Что и попытались сделать московские демографы, изучив картину смертности не только в России и Москве, но даже в отдельно взятых столичных округах.

 

Рассказывает Виктория Семенова, ведущий научный сотрудник ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения:

— Продолжительность жизни стала у нас медленно, но верно снижаться еще в середине 60-х. Но взваливать всю ответственность за нынешний рост смертности на «тяжелое наследие советской эпохи» нельзя. Она бы не приобрела столь катастрофических масштабов, если бы не потрясения 90-х годов.

Все думали, что реформы в первую очередь ударят по детям и старикам. Но они вопреки всем прогнозам катком прошлись по молодым: у нас сейчас максимальными темпами вымирает население в возрасте от 20 до 39 лет! Причем смертность среди женщин набирает обороты гораздо быстрее, чем среди мужчин.

Еще одно «завоевание» эпохи перемен — это рост так называемой предотвратимой смертности. То есть по причинам, от которых при правильном социальном устройстве общества и нормальном здравоохранении люди просто не должны умирать. Это туберкулез, пневмония, цирроз печени… Безусловно, это болезни бедных. Но именно они сейчас определяют картину смертности молодого населения России. Потому что, по оценкам социологов, 70% россиян живут в бедности, не имея средств для достойного образования, лечения, питания.

А на Западе те же 70% населения относятся к среднему классу. Стоит ли удивляться, что там люди доживают до глубокой старости, а у нас мужчины до пенсии не дотягивают!

 

— Значит, смерть сейчас в массовом порядке косит бедных… — вздохнула я.

— …молодых и неработающих, — вслед за мной вздыхает социолог. — К сожалению, более точный социальный портрет группы риска составить невозможно, потому что в 1998 году Госдума приняла закон, по которому образование и профессию умершего в свидетельстве о смерти теперь указывать не надо.

В результате мы имеем весьма общие представления о том, кто сейчас умирает в России и почему. А ведь меры должны быть адресными, рассчитанными на конкретные социальные группы. И даже на конкретные регионы. Подходы к «лечению» Москвы и российской глубинки, профессора и сантехника должны быть разными.

 

— Ситуация в Москве сильно отличается от российской?

— Она гораздо лучше. По данным 2005 года, продолжительность жизни у москвичей почти на 8 лет больше, чем в среднем по России, а у москвичек — почти на 4 года. А ведь в пик кризиса — в середине 90-х — она была ниже, чем у россиян. Но за 10 лет экономического развития столицы и планомерной социальной политики (при всех ее издержках) продолжительность жизни в Москве выросла на 9 лет! Тогда она составляла у мужчин всего 58 лет, а сейчас — около 67! 

В России за тот же период продолжительность жизни увеличилась меньше чем на 1,5 года.

Комментарий демографа

— В развитых европейских странах ведущей причиной смерти трудоспособного населения является рак. На втором месте стоят болезни сердца (с большим отрывом). Далее идут травмы и отравления (тоже с очень большим отрывом). Как это ни парадоксально, но чем благополучнее общество, тем больше значимость онкологии в картине его смертности. Потому что человечество не научилось предотвращать рак. А большинство других причин смерти можно взять под контроль и свести к минимуму. Например, в старой Европе смертность трудоспособного населения от сердечно-сосудистых заболеваний за последние 30 лет удалось снизить вдвое, от травм — почти вдвое.

А у нас (как в России, так и в Москве) большинство мужчин в возрасте от 20 до 59 лет умирают от сердечно-сосудистых заболеваний и травм с отравлениями! И все потому, что пить надо меньше.

Что удивляет в картине московской смертности, так это высокая доля смертей от неточно обозначенных состояний. Получается, что каждый восьмой житель столицы, скончавшийся в трудоспособном возрасте, умирает непонятно почему. Однако есть основания считать, что большинство таких случаев на самом деле являются смертями от травм и отравлений.

Комментарий демографа

— Если верить официальной статистике, то от «травм и отравлений» (а к этому классу смертей относятся дорожно-транспортные происшествия, убийства, суициды…) москвичи умирают значительно реже, чем россияне. Но, увы, полностью доверять этим данным нельзя, потому что уж очень они… странные.

До 2000 года ситуация с травмами в Москве мало отличалась от российской. И вдруг, как по команде (а скорее всего, именно по команде, по какому-то чиновничьему циркуляру), кривая смертности от травм стремительно пошла вниз. А вот смертность от неточно обозначенных состояний и случайных падений, наоборот, резко взлетела. Смысл этих статистических фокусов ясен: смертность от травм и отравлений, в особенности от убийств и самоубийств, — это яркий показатель социального неблагополучия. А по поводу роста смертей от «случайных падений» или «неточно обозначенных состояний» общественность беспокоиться не станет.

Комментарий демографа

— В Москве, как нигде в России, велика доля пришлого населения. И, конечно, приезжие существенно влияют на московскую картину смертности. Больше 10% умерших в столице — это иногородние. Причем наибольший вклад они вносят в смертность от таких маргинальных в общем-то причин, как пневмония, инфекционные заболевания, неточно обозначенные состояния… Из чего можно сделать вывод, что иногородние жители Москвы в большинстве своем — люди «вне общества», социально неадаптированные личности (бомжи, гастарбайтеры…).

Если учитывать только постоянное население, то уровень смертности в Москве окажется ниже, чем по официальной статистике, картина смертности (перечень основных причин) — более цивилизованной, а продолжительность жизни — года на два больше.

Комментарий демографа

— Ученые давно говорят, что продолжительность жизни сильно зависит от уровня образования. Даже в большей степени, чем от материального достатка. Сравнение московских округов показало, что люди дольше всего живут в тех округах, где доля выпускников вузов больше: в Центральном и Юго-Западном.

Короче всего жизнь в Южном и Восточном, где уровень образования жителей ощутимо ниже. И не просто ниже, а стремительно падает. Особенно среди сильного пола. В этих округах людей с вузовским дипломом среди мужчин в возрасте от 20 до 39 лет на 6 — 8% меньше, чем среди поколения их отцов (мужчин 40 — 59 лет). А там, где снижается уровень образования населения, начинается его деградация.

Комментарий демографа

— Онкология — это единственная причина, смертность от которой падала у нас в период реформ, как в Москве, так и в России. Причем в Европе с середины 90-х происходит тот же самый процесс. Европейцы считают это результатом своей борьбы за здоровый образ жизни. Но у нас-то полку курильщиков только прибыло! Поэтому, чем мы должны объяснить отступление рака, непонятно…

По уровню смертности от злокачественных опухолей Москва значительно отстает от России. Единственная онкологическая причина, смертность от которой в столице до сих пор превышает российские показатели, — это рак молочной железы. Поэтому в Москве именно женщины являются группой риска онкологической смертности.

Комментарий демографа

— Ведущими причинами смертности от болезней органов пищеварения среди москвичей 20—59 лет являются цирроз печени и острый панкреатит, к которым опять-таки чаще всего приводит алкоголизм.

Да, москвичи не травятся плохим алкоголем. Они пьют качественные спиртные напитки. Но, увы, в больших количествах. Что вызывает раннее развитие не только болезней сердца, но и органов пищеварения. К сожалению, уровень образования и социальный успех наших мужчин очень слабо связаны с количеством потребляемого алкоголя.

Если у москвичек цивилизованность выражается в том, что они меньше пьют, то у москвичей — только в том, что они пьют.

Короче, в России в первую очередь надо бороться с отравлениями алкоголем, а москвичей надо учить соблюдать норму.

Комментарий демографа

— Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний ниже всего в тех округах, где самая высокая продолжительность жизни, — в Центральном и Юго-Западном. И, наоборот, «от сердца» чаще всего умирают там, где продолжительность жизни самая низкая: в Восточном и Южном. Чем беднее и неблагополучнее население, тем выше смертность и больше распространены болезни кровообращения среди жителей 20—59 лет. Потому что основная причина «сердечных недугов» в этом возрасте — алкоголизм.


Дата публикации: 2006-10-17 12:16:01