Архив

Куда девать гастарбайтеров?

Немецкое слово «гастарбайтер» состоит из двух частей. «Gast» — то есть «гость, приезжий» и «Arbeiter» — то есть «работник». В спорах о трудовых мигрантах, они же гастарбайтеры, всеми спорящими по умолчанию предполагалось, что мигранты работают и будут работать.

Споры были только насчет побочных издержек массовой трудовой иммиграции из бедных стран в Россию. Одни считали, что при нынешнем дефиците рабочих рук и при отрицательном демографическом балансе у коренного населения России — попросту говоря, рождается людей меньше, чем умирает — практически любые издержки трудовой миграции можно считать приемлемыми, потому что если некому станет работать, то будет ещё хуже.

Другие отмечали, что при счете издержек имеет место некорректность. Для работодателя гастарбайтер — это очень выгодно. Даже со всеми поправками на недостаточную квалификацию, недостаточное знание языка и обычаев чужой страны. Последнее, впрочем, может быть сочтено и привлекательным свойством. Человек без языка, не включенный в систему социальных связей, более беззащитен, и его можно сильнее эксплуатировать.

Выгода от гастарбайтера в том, что в стоимость рабочей силы принято включать также и расходы на её воспроизводство — работник должен быть в состоянии содержать семью и поднимать детей, растя их до трудоспособного возраста. Пенсионные взносы на работника тоже хочешь-не хочешь включаются в совкупность издержек. В случае с гастарбайтером он принимается на работу уже вполне трудоспособным — выращивали его в другой стране, которая и несла издержки, а в случае старости или нетрудоспособности его выбрасывают за ненужностью, и это опять уже не проблемы работодателя.

Иначе говоря, имеет место разделение прибыли и издержек.

Прибыль от гастарбайтера достается капиталисту, издержки от завоза чужой рабочей силы достаются всему обществу.

Ситуация примерно, как с природохранными мерами. Промышленник, не тратящий ни копейки на очистные сооружения, — максимизирует прибыль; загрязненные воды, почвы и воздух — достаются всему обществу, которое за все это и платит.

Во всех этих спорах, однако, имелся в виду вариант достаточно плавного и устойчивого развития. Те, кто говорил об издержках миграции, ссылались на опыт Западной Европы, где поначалу тоже все было гладко, а затем издержки в виде размывания культурно-национальной идентичности, исламизации некогда великих христианских держав, превращения целых городов в арабские деревни пошло полным ходом и что делать с этим, никто не знает.

Уже с десяток лет, как вполне оформившиеся проблемы Западной Европы — это, конечно, радость та ещё. Но повторимся: эти проблемы вызревали в условиях поступательного развития, когда этому новоприбывшему мультикультуральному населению Старой Европы все же есть куда деваться и есть где кормиться.

Издержки, однако, могут оказаться куда более серьезными, когда пришлой массе иностранных работников деваться, собственно говоря, некуда.

Можно быть какого угодно мнения о степени нравственности и законопослушности гастарбайтеров, работающих, допустим, в переживающем тяжелый кризис строительном комплексе. Но сотни тысяч, если не миллионы пусть даже сколь угодно законопослушных иностранцев, не знающих языка, не интегрированных в общество и потому не защищенных никакими механизмами общественной солидарности и не имеющих куска хлеба и крыши над головой — это в любом случае чрезвычайно серьезная проблема.

Сегодня, когда говорят о необходимости государственного спасения ряда отраслей, в том числе и строительного комплекса, который на этих гастарбайтерах и держался, непременным условием такой спасительной поддержки должен быть внятный ответ со стороны этих отраслей: что они намерены делать с проблемой гастарбайтеров.

Если они намерены делать, как по-прежнему — прибыли себе, а с издержками пусть разбирается государство и общество, это не наша забота, — в этом случае оснований для государственной поддержки как-то не проглядывается.


Дата публикации: 2008-10-29 20:03:25