Архив

Китайский вопрос

Отношения России и Китая в 20-м веке часто подвергались серьёзным изменениям. Сейчас, на первый взгляд, в этой сфере всё хорошо; но всегда есть и другая сторона вопроса. В дальневосточной части России и в Сибири давно уже остро стоит так называемый «китайский вопрос». Это — неконтролируемое увеличение числа мигрантов (этнических китайцев на российских территориях) и начало доминирования китайского бизнеса в отдельных отраслях российской экономики, что иногда приводит к плачевным последствиям.

Китай сейчас стремительно развивается. В 2007 году рост ВВП страны составил, по уточненным данным, 13%. В 2008 году — 9%. В 2009 году, как полагают некоторые эксперты, из-за последствий мирового финансового кризиса рост китайского валового внутреннего продукта сократится до 6%, но, несмотря на это, китайская экономика все равно останется самой динамичной из всех крупнейших экономик мира.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что в XXI веке Китай, учитывая его огромный потенциал, станет одним из мировых лидеров. В тоже время ситуация на Дальнем Востоке России находится в существенном контрасте с ситуацией в Китае. Это находит своё отражение и в экономической и, что более страшно, — в демографической областях.

Если на всем российском Дальнем Востоке проживает 7,4 миллиона человек, то в северо-восточных провинциях Китая — 102,4 миллиона. При этом плотность населения в дальневосточных областях России составляет всего 1,2 человека на 1 кв. км, в Китае же — 124,4 человека. Дефицит же населения на Дальнем Востоке России оценивается в 50–80 миллионов человек, в том числе в Приморье — в 1–8 миллионов.

Что нас может ждать на фоне всего этого? Перспективы, явно, не самые радужные. Из-за одной только демографии мы можем полностью потерять российский Дальний Восток. Уже сейчас китайцы начинают восполнять дефицит населения в тех областях. Количество китайских мигрантов на Дальнем Востоке и Сибири давно перевалило за несколько миллионов.

В таком весьма далёком от Приморья городе, как Екатеринбург на сегодня из всего 1,5 миллионного населения доля китайцев уже составляет 300 000 тыс. человек, то есть одна пятая! Что же говорить о Владивостоке?! Ко всему этому стоит ещё добавить такой немаловажный фактор, как ассимиляция населения.

Из-за проводимой в течение нескольких лет китайскими властями политики «Одна семья — один ребёнок» так получилось, что на 100 девочек в Китае теперь приходится 117 мальчиков. Дефицит «невест» в Китае составляет 7–10 миллионов! Но в тоже время в России картина совсем другая. На 100 мальчиков у нас приходится 113 девочек. К этому стоит ещё добавить такие немаловажные факторы, как катастрофическая в России смертность среди мужского населения, пьянство и банальную лень.

И на фоне всего этого, как вы считаете, кто будет милее живущей где-нибудь в Биробиджане простой российской женщине Любе: местный алкоголик Вася, которому в жизни важна только лишь бутылка самогона; или китаец Ли из провинции Хэйлунцзян, который готов на семью вкалывать с 5 утра до 11 вечера, а алкоголь даже на запах не переносит?! Ответ очевиден! И, поверьте, национальные интересы для Любы в таком случае будут играть самую последнюю роль, потому что нормальная и здоровая семья хоть с китайцем, а хоть и с индусом для женщины куда важнее, чем непонятная риторика далёких дядь из Москвы про сохранение национального и этнического баланса на Дальнем Востоке.

Самое печальное, что по всем прогнозам ситуация с демографией в России в ближайшие годы так и не улучшится. Женщины репродуктивного возраста будут рожать в среднем менее двух детей, что вызовет неизбежную естественную убыль населения. Ожидаемая продолжительность жизни увеличится незначительно и останется намного ниже, чем в наиболее передовых странах мира. Произойдёт поэтапное старение населения России. К 2015 году люди старше 60 лет составят 20% населения нашей страны, причем в этой группе около одной трети населения будет старше 75 лет. В итоге в 2015 году на 100 человек в трудоспособном возрасте придется 32 в возрасте старше 60 лет.

Помимо демографической опасности, в «китайском вопросе» на Дальнем Востоке есть ещё и немаловажные экономические и экологические факторы. Усиление экономических связей между Китаем и Россией, а также существенное упрощение визового режима привели к активному участию в экономической жизни российского Дальнего Востока китайцев. Политика Китая в области экологии проста: любыми средствами сохранить собственные природные ресурсы и использовать с максимальной отдачей российские.

При этом решается сразу множество задач:

  • сбыт в Россию готовой продукции из нашей же древесины;
  • внедрение китайцев на российскую территорию пока на правах арендаторов сельскохозяйственных земель, лесных делян и площадей с полезными ископаемыми;
  • получение по низким ценам сырья;
  • занятость своего населения.

К слову сказать, трудовые ресурсы северо-восточных провинций Китая к концу 1990-х годов достигли 44 миллионов человек, на всем же Дальнем Востоке России они исчислялись цифрой всего в 3 миллиона. В общем, есть куда китайцу податься.

Просто ужасающей стала ситуация с лесом в российских областях, граничащих с Китаем. Ограничение и запрет промышленных лесозаготовок в Китае сориентировали их лесозаготовителей на наши леса. Это обернулось настоящей экологической катастрофой. С официальным разрешением или же без него китайцы рубят российский лес, а затем «кругляк» переправляют в Китай. Этому способствует ещё и повальная коррупция в местных российских органах власти. Чиновники просто «не видят», что же творится на самом деле. Доходит вообще до полного нонсенса. Так, к примеру, вот уже несколько лет добиваются коренные удэгейцы и природоохранные организации Приморья недопущения рубок в кедровниках орехово-промысловой зоны бассейна реки Бикин, притока Уссури — родовых угодьях этого малочисленного народа. Толку никакого. А ведь официальный запрет на вырубку кедра был введен ещё в 1990 году. Несмотря на это, только в Приморском крае в 2004 году было вырублено более 500 тысяч кубометров кедра корейского, который ушел в основном в Китай.

Что же делать, чтобы хоть как-то изменить ситуацию?

Во-первых, надо наконец-то начать развивать Дальний Восток. Выработать необходимую концепцию, найти деньги и инвесторов. Ведь эти места — это неиссякаемая кладовая всех известных природных ресурсов. Ни у одной страны мира такого больше нет. «Иди и бери», а нам всё не до этого. Очень неплохой также выглядит идея построения «города будущего» в Сибири, который стал бы научной и экономической столицей России, а также создание трансъевразийской автомобильной магистрали от Лондона до Берингова пролива.

Во-вторых, надо начать предпринимать реальные меры по пресечению миграции в огромных масштабов китайцев на территорию российского Дальнего Востока, а также препятствовать созданию китайских анклавов в тех областях. В общем-то, мигранты из Китая России нужны. Но им можно предложить поехать в европейскую часть России, где их труд тоже будет востребован, а угрозы для национальной безопасности они представлять не будут.

В-третьих, необходимо полностью искоренить коррупцию в органах власти. Как уже было написано выше, на Дальнем Востоке отдельные чиновники уже напрочь забыли про то, где и на кого они на самом деле должны работать. С них-то и стоит начать.

В-четвёртых, необходимо привлекать на Дальний Восток население и бороться за демографию. Привлекать население можно с помощью экономических факторов. Для повышения демографии необходимо на государственном уровне ввести программу под условным названием «Одна семья — семь детей» и со стороны государства создать все условия для её выполнения. Это полный бред, что у нас женщины детей рожать не хотят! Ещё как хотят! Просто боятся, что не смогут их воспитать из-за маленькой зарплаты и социальной незащищённости.


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03