Архив

Обратный ход: дальневосточники уезжают на запад

Нас мало

Для приморцев минувший год знаменателен тем, что численность жителей края впервые стала меньше двух миллионов, сейчас нас 1995 тысяч человек. В 1999-м — было 2167 тысяч. По некоторым данным, в прошлом году из края уехали 30 тысяч человек. При этом население постарело: доля людей старше трудоспособного возраста выросла с 16 процентов в 1999 году до19,6 сейчас, а доля молодежи сократилась с 20,9 до 15,5 процента.

За последние пару лет количество родившихся стало увеличиваться, что объясняется вступлением в репродуктивный возраст рожденных в 80-е годы прошлого века приморцев. Но все равно уровень рождаемости в крае на 23 процента меньше, чем необходимо для замещения поколений. И в настоящее время восполняется всего 65,3 процента от численности поколения. А после 2010 года следует ожидать спада рождаемости, что может являться следствием невысокой рождаемости в 1990-х годах.

Показатель темпа роста смертности населения в течение последних десяти лет превосходит аналогичный показатель по России. Наблюдается крайне высокий уровень смертности мужчин — в отдельных возрастных категориях он превышает этот показатель среди женщин в 1,5–2 раза.

— Словом, несмотря на то, что в Дальневосточном округе Приморский край является одним из самых важных регионов — его значимость обуславливается географическим положением, рассогласованность между необходимостью экономического развития и заселенностью территории постоянно нарастает, — считает временно исполняющий обязанности главного федерального инспектора по Приморскому краю Павел Пущин. — Демографический потенциал недостаточен для освоения расположенных в регионе природных ресурсов, создания социально-экономической структуры и обеспечения территориальной целостности.

Остывший очаг

Дальневосточный регион потерял свою привлекательность. Президент РФ Дмитрий Медведев во время поездки на Камчатку и Магадан говорил, что при продолжении государственной политики, которая проводится по отношению к Дальнему Востоку и Северам, Россия уже в недалеком будущем может утратить эти территории.

— Поэтому выработка научно обоснованной стратегии развития региона, включая и социально-демографические её аспекты, — актуальнейшая задача, — говорит член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) Валентин Аникеев. — И эти стратегии есть: до 2025 года на федеральном уровне, оформленная как закон — в Приморском крае, как отдельная принятая депутатами программа — во Владивостоке. Вектор правильный, а вот конкретных механизмов по улучшению демографической ситуации, миграционных потоков, развития региона нет.

Приморцы знают, как заселялся край, как шли из Одессы суда Доброфлота, перевозившие переселенцев в начале прошлого века, знают о земельных и налоговых льготах для казаков, селившихся вдоль Амура, об отсрочке воинской повинности первым переселенцам, об оргнаборах для работы на судах рыбодобывающего флота в середине прошлого века…

До 1980 года на Дальнем Востоке оседал каждый седьмой житель страны, волею судьбы оказавшийся в регионе. До 1990-х годов темп роста численности населения восточных районов страны был выше, чем в европейских районах. С 1926-го по 1959 годы население Дальнего Востока возросло в три раза, а за 1960–1980 годы увеличилось ещё на 64 процента. До 1980-х годов уровень жизни населения на Дальнем Востоке был существенно выше, чем в европейской части России.

О долге и долженствовании

Самим фактом того, что дальневосточники живут на восточном краю России, невзирая на оторванность, сложности природы и несравнимые с западными районами условия жизни, сохраняя его территориальную целостность и стратегические ресурсы на будущее, они достойны особого отношения. Поэтому в территориальной политике Дальний Восток надо рассматривать регион не как «нахлебника» и поставщика некоторых сырьевых ресурсов, а как надежный форпост интересов России в АТР. И жителям хотелось бы, чтобы внешнеэкономические и геостратегические факторы в политике государства имели приоритет перед другими интересами.

Чем заменить энтузиазм первопроходцев века минувшего желающим приехать на Дальний Восток сейчас? Землей? Неактуально. Сейчас и в средней полосе страны заброшены огромные массивы плодородных земель. Заработками? Средняя зарплата в Москве — 48 тысяч рублей, в Приморье — 20. Жильем? Стоимость его, например, в Санкт-Петербурге соизмерима со стоимостью во Владивостоке, а условия жизни явно не в пользу последнего. Радением за Россию? Лишь для немногих это аргумент. Психологическим климатом? Увы, в Приморском крае, непосредственно связанном с международной торговлей, уровень криминализации власти и бизнеса весьма высок, что создает краю негативный имидж, отпугивающий не только инвесторов, но и обычных людей.

Мнения

Владимир Гришуков, депутат Госдумы предыдущего созыва от Приморского края:

— Край, к сожалению, имеет статус депрессивной территории. По моим данным, 80 процентов опрошенных студентов приморских вузов готовы покинуть его после получения диплома. Одна из причин оттока населения заключается в непомерно высоких тарифах на разного рода социальные услуги, прежде всего, коммунальные. Выход — в новейших технологиях получения энергоресурсов. Специалисты российского ВПК такие технологии предлагают, себестоимость киловатт/часа электроэнергии у них варьируется от 35 до 70 копеек.

Юрий Авдеев, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института географии ДВО РАН:

— При решении вопроса о заселении территории нам не обойтись без мигрантов из ближних азиатских стран. И я бы первым делом убрал миграционную службу из системы МВД. Потому что в этой системе любой миграционный поток превращается в криминальный.

Приморскому краю нужно придать статус особой миграционной зоны и вообще нивелировать квоты на привлечение иностранной рабочей силы. Мы должны привлекать граждан КНР, КНДР, Вьетнама, но не отдельных мастеров-одиночек, а организованные специализированные, те же строительные бригады. Только под строгим контролем! И не надо бояться, что они здесь осядут, останутся.

Не хотят у нас жить постоянно те же китайцы, они здесь зарабатывают деньги и уезжают, на смену им едут другие, и конца этому потоку не видно, вот и создается впечатление, что они на Дальнем Востоке поселились! Осевших в регионе, благодаря тем же совместным бракам, единицы. Но поток трудовых ресурсов из-за рубежа должен жестко контролироваться. При этом для отдельных желающих я не исключаю возможности выдачи не только рабочей визы, но и вида на жительство.

Валентин Аникеев, член-корреспондент РААСН:

— Вряд ли можно надеяться на масштабное заселение восточных территорий России российскими народами. Демографическая ситуация в стране не дает оснований для такой надежды. В то же время принятие некоторых хорошо зарекомендовавших себя ранее мер по привлечению населения на Дальний Восток могло бы стать частью этой политики и облегчить ситуацию.

Например, перевод на контракт не только армии, но и «штатских» работников, заключение срочных контрактов с выпускниками-бюджетниками вузов на работу в районах Дальнего Востока, стимулом могла бы стать льготная ипотека (построить жилье на Дальнем Востоке гораздо дороже, чем в средней полосе страны, а условия ипотеки одинаковые при меньшей зарплате у дальневосточников). Считаю, что дальневосточные вузы не стоило бы подстраивать под «болонский процесс» (переход на систему бакалавриата и магистратуры. — Авт.). Таким образом мы облегчаем процесс «утечки мозгов» за рубеж. Но даже при всех этих мерах вряд ли удастся обойтись без привлечения иностранных рабочих как из стран бывшего СССР, так и из дальнего зарубежья.

Демографическая политика государства по отношению к Дальнему Востоку уже в ближайшее время должна решить — станет ли он действительно воротами России в АТР и полноценной опорой нашей страны в этом регионе или «канет в Лету», завершая исторический развал бывшей Российской империи.

И меры нужны срочные. Продолжать только говорить о достаточно сложном положении на Дальнем Востоке и не предпринимать серьезных действий по исправлению этого положения — преступление.


Дата публикации: 2009-02-11 18:42:33