Архив

Россию спасут от вымирания африканцы?

Ряд российских экспертов усомнились в реалистичности утверждений политиков о том, что в России наконец наметились позитивные тенденции в демографической сфере. Несмотря на то, что в прошлом году естественный прирост населения действительно впервые за 20 лет превысил естественную убыль, этот факт на самом деле не дает никаких оснований для оптимизма. К такому неутешительному выводу подвели нас эксперты круглого стола, состоявшегося во вторник в РИА «Новости».

По мнению его участников, высокая смертность (по этому показателю мы даже обогнали соседнюю Украину) и демографический провал в начале 1990-х — это те два объективных обстоятельства, которые позволяют говорить о необратимости процесса депопуляции (или, проще говоря, вымирания) России.

Очевидно, что в такой ситуации Концепция демографического развития РФ, которая ставит перед государством задачу стабилизировать численность населения к 2015 году на уровне 142–143 млн человек, а к 2025 году — достичь 145 млн (притом, что сейчас в России проживает 141,9 млн человек), выглядит по меньшей мере неправдоподобно.

Впрочем, эксперты все же подсказали правительству, за счет каких резервов можно изыскать выпадающие несколько десятков миллионов человек, чтобы достичь заявленных показателей.

Если кто-то сразу подумал, что министрам было рекомендовано озаботиться повышением рождаемости или снижением смертности в нашей стране, то он ошибается.

В самом деле, зачем советовать чиновникам забивать головы такими сложными вопросами, как репродуктивные установки сограждан, уровень их материального благосостояния и развитие системы здравоохранения, если в страдающем от перенаселенности мире и так есть масса желающих освоить пустеющее жизненное пространство в России?

Нет, конечно, видные демографы не готовы взять на себя смелость предложить что-то совсем уж крамольное с точки зрения общественного мнения — например, отдать Дальний Восток Китаю, или что-нибудь в этом роде. Называть вещи своими именами особой нужды нет.

Тем более что указанных целей можно вполне достичь с помощью такого научного эвфемизма, как «миграционное замещение естественной убыли населения». Как нетрудно догадаться, речь идет о полном открытии миграционных шлюзов и превращении России в «государство мигрантов» по аналогии с США.

Итак, как передает РИА «Новости», участвовавшие в круглом столе эксперты и политики дружно сошлись на том, что компенсировать естественную убыль населения в России можно только за счет внешней миграции.

Без миграции представить себе будущий прирост численности населения невозможно, утверждает руководитель Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им. Ломоносова Валерий Елизаров.

«Учитывая, что по концепции ожидается прирост населения на 3 млн человек с 2015 до 2025 гг., это означает, что весь этот прирост прогнозировался только за счет миграционного прироста, и численность родившихся и умерших будет примерно балансировать на одном уровне, и это равенство будет очень трудно удержать», — считает эксперт.

По его словам, в концепции предполагалось, что до 2015 года миграционный прирост будет составлять до 250 тыс. человек, и около 300 тыс. — в последующий период.

Другой либеральный гуру от демографии, директор Института демографии ГУ-ВШЭ Анатолий Вишневский, со своей стороны, поставил жирный крест на программе возвращения соотечественников как на малоэффективной. По его мнению, многочисленные русские, проживающие, к примеру, на Украине, вряд ли захотят переезжать в Россию, потому что считают родиной именно Украину.

«Думать, что эти миллионы людей тронутся из Донбасса, Харькова и Одессы и поедут в Россию, нет никаких оснований. Мобильный ресурс от соотечественников, которые могут вернуться, очень мал», — передает его слова РИА «Новости».

Как считает Вишневский, из ближнего зарубежья можно рассчитывать получить лишь тысячи или десятки тысяч соотечественников, которые будут готовы расстаться с обжитым местом и вернуться в Россию.

Зато вот почти все африканцы готовы осчастливить нас своим присутствием на среднерусской возвышенности. Чему мы, судя по выступлению Вишневского, должны быть несказанно рады. На этой же конференции эксперт «прописал» России лошадиную дозу очень горького демографического лекарства. А именно — «принимать мигрантов других, более далеких по культуре, языку и религии, чем было до сих пор».

Причем если кто-то до сих пор руководствуется прописной истиной, гласящей, что всякий приехавший в чужой монастырь должен жить по его уставу, то знайте: в глазах наших либералов эта моральная максима безнадежно устарела и не отвечает современным реалиям.

«Например, приехал человек из Таджикистана или из Африки в Россию. Есть два варианта: или он остается таким, каким был, и не вписывается в российское общество, и тогда мы имеем конфликты, или наше общество выстраивает новую линию поведения», — поясняет Вишневский.

Обратите внимание: получается, что не приезжим следует стремиться вписаться в российское общество посредством «выстраивания новой линии поведения» (т. е. изучая русский язык и традиции, чтобы соответствовать общепринятым в нашей стране культурным стандартам), а, напротив, местные «аборигены» (а как иначе можно назвать автохтонных жителей России, если руководствоваться подобной логикой?) должны безропотно раствориться в привычках и обычаях разношерстных «мигрантских орд». Изучая, скажем, язык и уклад жизни африканских скотоводов-кочевников, или учась строить пагоды по китайскому образцу.

Анатолий Антонов
Своим видением демографических проблем, стоящих перед Россией, с читателями KM.RU делится заведующий кафедрой социологии семьи МГУ им. М. В. Ломоносова Анатолий Антонов:

— Как хорошо известно, главное в демографии — это воспроизводство населения, понимаемое как соотношение процессов рождаемости и смертности. В России режим воспроизводства имеет депопуляционный характер, в первую очередь — из-за сверхнизкой рождаемости. Может быть, для наших политиков 1,4 ребенка на одну женщину в течение всей жизни и считается «приличным общеевропейским уровнем». Но на самом деле показатель даже 1,5 ребенка на одну женщину уже означает сокращение численности населения примерно наполовину через 50 лет. Хотя я не исключаю того, что временные структурные флуктуации действительно могли привести к повышению рождаемости до 1,5 (хотя раньше всегда было меньше). Но уже в 2010 году начнется уменьшение числа вторых, третьих детей в структуре рождаемости.

Нынешняя волна носит конъюнктурный характер. В этом году она заканчивается. В последующие годы все коэффициенты рождаемости начнут уменьшаться.

Последний небольшой рост стал возможен из-за того, что именно в эти годы вступали в браки представители многочисленного поколения, рожденные в 1980-х гг. И сегодня эти люди родили по 1–2 ребенка, что привело к некоторому повышению коэффициента рождаемости. Но доля двухдетных семей увеличилась при этом незначительно: было примерно 28%, а стало где-то 31–32%. Все это — незначительные колебания, которые не решают проблему повышения рождаемости даже в ближайшей перспективе.

Здесь надо понимать, что доминирующая модель однодетных семей означает крах рождаемости. При этом в России как раз наблюдается медленное и неуклонное сокращение интенсивности рождений (т. е. показатель числа рождений на одну женщину). Просто сейчас демографическая волна 1980-х слегка прикрыла продолжающееся снижение интенсивности рождений и создала видимость улучшения ситуации в целом, что «Единая Россия» и правительство постарались представить как свое собственное достижение. Но на самом деле это не их заслуга, а действие объективного, но, к сожалению, кратковременного фактора.

Теперь волна будет сходить, и все чиновники начнут кричать о том, что с этим ничего нельзя поделать. Дескать, это — не следствие их плохой политики, а независящее от них обстоятельство.

Что касается миграции как способа решения проблемы естественной убыли населения, то есть целый ряд экспертов, которые так считают. Например, тот же Вишневский считает, что сокращение рождаемости — и в России, и в Европе, и в мире в целом — это положительный процесс, потому что миру угрожает перенаселенность. Вишневский еще в начале 1990-х достаточно откровенно заявлял, что России не нужен рост рождаемости. Дескать, надо думать о том, как предотвратить перенаселенность планеты, а значит, Россия и Европа должны депопулироваться.

Причем Вишневский невероятно завышает существующие в мире темпы прироста населения. Дело в том, что, начиная с середины XX века, они все время уменьшаются. В результате к 2050 году рост мирового населения прекратится. Население достигнет примерно 8,5 млрд человек, и больше уже никогда не будет расти, наоборот, будет только уменьшаться. Однако многие демографы почему-то хотят искусственно приблизить 2050 год.

Я вообще не понимаю, о какой перенаселенности можно говорить, если через 40 лет на Земле будет насчитываться около 146 «малодетных» стран из существующих 200 государств. Т. е. большая часть населения мира будет иметь не больше двух детей. В конце ХХI века это приведет к уменьшению мирового населения.

На Западе много таких демографов, как Вишневский, которые считают, что ради борьбы с перенаселенностью мира можно наплевать на депопуляцию как на временное явление. Хотя для России именно это является главной проблемой.

Единственный выход — это реализовывать такую государственную стратегию, которая работала бы на повышение у людей потребности в детях. Вместо этого мы наблюдаем (причем не только в России, но и европейских странах) развал семьи, рост числа сожительств и внебрачных отношений, увеличение количества гомосексуальных пар и т. д.

На самом деле только семья может обеспечить рождаемость.

Но сегодня семья не только разваливается, но многие этому процессу еще и аплодируют. «Да здравствует многообразие брачно-семейных форм жизни!» — написано на знамени модернистов и феминисток. Посвящать свою жизнь семье считается чем-то чуть ли не реакционным и проявлением отсталости. Дескать, новый мир предполагает: «Долой семью!». Сами феминистски уже давно с семьей распростились — она для них, как кость в горле.

Подчас складывается впечатление, что ставится задача воспитать всех детей в гомосексуальном ключе. Хотя семья — это единственная возможность воспитывать мальчиков мальчиками, а девочек — девочками. Но с точки зрения некоторых «революционеров» разделение на мужское и женское — это уже «патриархально» и плохо, потому что «мужчины господствуют над женщинами»… Я воспроизвожу всю эту болтовню, потому что в ней накручено огромное количество стереотипов.

В мире появились силы, которые заинтересованы в развале семьи. Хотя развал семьи — это и есть антирождаемость.


Дата публикации: 2010-02-12 03:15:34