Архив

Русский вопрос во внешней политике России
Рогозин Дмитрий Олегович — заместитель председателя правительства РФ, политик, дипломат

Фрагмент статьи «Внешняя политика России: лидером быть выгодно».

Внешняя политика — это проекция политики внутренней. Особенно это актуально в свете тех проблем, с которыми сталкивается Россия, защищая права и интересы соотечественников за рубежом.

В прежние века Россия всегда выступала защитником не только своих сограждан — русских людей, оказавшихся за границей, но и единоверцев в Польше, на Кавказе, на Балканах. Это стоило России многих сотен тысяч жизней, но воспринималось не столько как «бремя империи», сколько как дело чести.

И лишь в период разложения советского руководства, распада СССР и перехода власти к так называемым «демократам первой волны» стала возможной ситуация, когда правители России демонстративно плевали на судьбу 25 миллионов русских людей, оказавшихся за пределами новых границ России.

Ни в Гражданскую войну, ни в годы Второй мировой, когда часть страны была оккупирована, ни в прежние века не происходило ничего подобного.

Разделение русского народа в конце ХХ века — это уникальная трагедия глобального масштаба, кровоточащая рана на теле планеты.

Недавний референдум о государственном статусе русского языка в Латвии, на котором 75% граждан в духе «узколобого национализма» проголосовало «против», притом что 300 тысяч «неграждан» не имели права голоса, выявил жестокую реальность сегодняшнего дня: мы по-прежнему недостаточно хорошо защищаем «своих»!

И если вы думаете, что слова «дискриминация русских» применимы только к Прибалтике, вы глубоко ошибаетесь.

«Русский вопрос» стоит в полный рост во многих частях света, и защита соотечественников — это прямая обязанность России, важнейший внешнеполитический приоритет, о котором я говорю уже более 20 лет, со времен начала моей работы в Конгрессе русских общин.

Чтобы правильно оценить ситуацию, нужно понимать, что мы имеем дело как минимум с тремя «типами» проблем, напрямую связанных с историей переселения тех или иных семей из России.



Первая группа соотечественников — это те, кто в годы советской власти был вынужден переселиться на земли, где русские люди никогда раньше не жили.

«Распыление» русских по дальним уголкам империи, особенно в Азии, служило цели экономического и культурного подъема окраин. Русские строили там заводы, больницы, школы, служили в военных частях, занимались преподаванием и управлением. Но после развала СССР они как «оккупанты» подверглись преследованию. Например, «отец всех туркмен» Ниязов лишил их возможности не только нормально жить и работать в Туркмении, но и бежать в Россию. Конечно, необходимо было эвакуировать оттуда русских, а тем, кто там еще остается, нужно предоставить все условия для возвращения на землю предков.

Совсем другое дело — Казахстан, Прибалтика, Украина, где русские люди жили на протяжении нескольких столетий.

Почему правнук русских казаков, живущий на Южном Урале, или потомок русских старообрядцев, живущий в Риге, или сын советского офицера, живущий в Таллине, должен чувствовать себя изгоем или человеком второго сорта на земле своих предков? Если он хочет уехать в Россию, мы должны помочь ему в этом, но вообще-то он находится у себя дома — там, где родился он сам и его деды, и его права как представителя национального меньшинства должны быть полностью защищены.

Наконец, третий случай — это русская диаспора в странах дальнего зарубежья, которая сложилась в результате нескольких волн эмиграции.

Часть этих людей, в основном потомки белой эмиграции и перемещенные лица времен Второй мировой войны, не порывают связей с Россией, сохраняют свою культуру и веру. Другие — в основном эмигрировавшие во времена застоя и уже в постсоветские годы, — уехали сознательно в поисках более комфортной жизни, многие уже приняли гражданство других стран. Так или иначе, Россия должна помогать их самоорганизации за рубежом и защите их прав, если это необходимо.

Во всех случаях проживание русских людей в той или иной стране должно быть основанием для того, чтобы Россия следила за соблюдением их прав и интересов и имела особые отношения с правительствами этих стран. Безнаказанную русофобию и дискриминацию, гонения на русскую культуру и переписывание русской истории в угоду идеологии — все это необходимо пресекать.

Если мы хотим, чтобы соотечественники прямо или косвенно работали на Россию, улучшали деловую репутацию нашей страны и помогали нам решать экономические проблемы, проявляя солидарность с Россией в драматические моменты ее истории, надо стремиться к тому, чтобы русская диаспора была такой же влиятельной по всему миру, как еврейская, армянская, греческая или итальянская.

Для этого поддержка соотечественников должна быть очень эффективной и последовательной.

Русский язык должен быть признан государственным, региональным или официальным везде, где русские люди проживают в массовом количестве.

Мы будем добиваться придания русскому языку официального статуса в Евросоюзе, где живет несколько миллионов русскоязычных. Необходимо содействовать сохранению, развитию и расширению преподавания на русском языке в школах и вузах, особенно там, где существует опасность сворачивания этих программ, угрожающая национальной идентичности соотечественников.

Считаю, что русский народ имеет право на воссоединение в рамках своего государства. Это государство называется — Россия, поэтому необходимо обеспечить русских людей по всему миру российским гражданством и правом на репатриацию по первому требованию.

Германия и Греция применяют в своей политике репатриации «принцип крови» — любой этнический немец или грек имеет право на гражданство в соответствующей стране. Нам тоже нужно признать в гражданстве РФ всех потомков русской эмиграции, выдавать таким людям российские паспорта прямо в консульских службах.

Особенно это касается квалифицированных специалистов, которыми славилась «зарубежная Россия». Мы должны всецело способствовать переезду в Россию соотечественников, а возвращающимся давать жилье и работу.

Кроме того, крайне важно поддерживать научное исследование и популяризацию положительных моментов истории русской эмиграции, оказывать попечение о местах захоронения останков русских людей за границей, помогать родственникам, желающим перенести их прах в Россию.

Когда я работал в Бельгии, представители старой эмиграции, прекрасно говорящие на русском языке и носящие аристократические русские фамилии, жаловались мне, что они не просто лишены прав на гражданство в России, но и вынуждены наравне с иностранцами стоять в очередях за унизительными трехмесячными визами.

Пока Россия не пересмотрит отношения к своим соотечественникам по всему миру, мы не сможем эффективно защищать их права и интересы в конкретных регионах, в той же Латвии например.

Что касается Прибалтики, то я убежден: несправедливые режимы, основанные на насилии, угнетении и лживой пропаганде, не живут долго. Мы это видели неоднократно и увидим еще, когда рано или поздно антирусские апартеиды рухнут, и дискриминация в этих странах сменится культурно-политическим равноправием и взаимным уважением этнических общин.


Дата публикации: 2012-03-22 17:11:02