Архив

России нужна новая политика по отношению к миграции и мигрантам

В последнее время вопросы миграции стали интересовать российское общество особенно сильно. Некоторые политические силы делают миграционный вопрос главным в своих программах. Борьба с миграцией или, напротив, поддержка мигрантов, разделяют социум. Между тем, понимания того, что такое миграция, чем она опасна, а чем — полезна, нет не только у общества, но и многих представителей власти. На эту тему мы побеседовали с политологом, членом правления фонда «Институт Развития» Павлом Святенковым.



Павел, как вы считаете, проблема мигрантов для России сейчас вообще актуальна?

Да. Стремительная депопуляция, а проще говоря — вымирание коренного населения России на фоне наплыва мигрантов из ближнего и дальнего зарубежья переводит проблему миграции из сферы экономики в сферу политики. Появляется, по сути, слой «новых рабов», который может быть использован в своих интересах как внутрироссийскими, так и иностранными политическими силами.

Возможно, нам стоит разобраться с тем, какая миграция нужна России, прежде чем говорить о том, что она — зло?

- Сама постановка проблемы ложная. Миграция мыслится как средство против вымирания населения. При этом никаких мер для борьбы с вымиранием не планируется. В этой связи миграция — это в полном смысле «мертвому припарки», то есть временное решение, чреватое громадными политическими рисками. Ибо смена этнического и культурного состава населения, неизбежная в связи с массовой миграцией, обязательно приведет к политическому кризису, как мы уже видели на примере недавних событий во Франции и совсем недавних событий в Австралии.

Если же предположить, что проблема вымирания коренного народа как-то решена, то нужно ставить вопрос о качестве миграции. Нужны рабочие руки и лояльные граждане. Это вопрос, решаемый только в политических рамках, поскольку лояльные граждане из иностранцев получаются только в том случае, если они согласны принять власть государства, на территории которого они находятся, сменить идентичность на господствующую на данной территории либо «встроить» свою идентичность в государствообразующую (по принципу «мама турок, папа грек, я — советский человек» или, как говорил Ботвинник: «Я еврей по рождению, русский по культуре, советский по воспитанию»).

У нас в стране был единственный пример удачного обустройства мигрантов в массовом порядке. В эпоху Екатерины II князь Потемкин создал с нуля Новороссию и заселил этот регион мигрантами - греками, евреями и т.п. Этот опыт следует признать, скорее, удачным. Однако в наших условиях возникают новые проблемы, которых не было у Потемкина. Современное общество устроено таким образом, что мигранту выгоднее не менять идентичность, более того, жестко противопоставлять ее государству. Появление мигрантов ведет в современном обществе не к их ассимиляции, а, напротив, к распаду общества на ряд «меньшинств», групп, объединенных по принципу общности (в том числе этнической) и взаимовыручки. Далеко не все эти группы признают государство, которое в этих условиях оказывается перед угрозой распада на этнические анклавы.

Не происходит ли сейчас путаницы с понятием «мигрант» и «желающий получить российское гражданство»? Мигрантом ведь считают обычно гастарбайтера, а не того, кто намерен связать свою судьбу и судьбу своих детей с Россией. Может быть, в этом и кроется нынешняя проблема с мигрантами?

Понимаете, сейчас ситуация складывается просто парадоксальная. Даже если вы мигрант и в долгосрочной перспективе не желаете связывать свое будущее с Россией, вы, тем не менее, хотели бы располагать всеми правами, живя на ее территории. При существующем юридическом механизме простейший путь к равноправию — получение гражданства. Лишний паспорт в кармане не повредит, даже если вы горячий патриот Азербайджана. Просто так удобнее. Для того, чтобы мигрант не хотел получения российского гражданства, должен быть создан институт «постоянного жителя России». А само получение гражданства — максимально затруднено. Тогда быть может и появится разделение на тех, кто хочет поработать неопределенный срок, а потом и уехать, и тех, кто намерен добиваться гражданства. Сегодня проще получить российский паспорт и забыть о проблемах, чем мучаться с гостевыми/рабочими/постоянными визами.

Это ваше утверждение, на мой взгляд, наиболее важное для понимания всех вопросов, связанных с миграцией. Но поскольку такого понимания во власти сейчас не видно, давайте попробуем исходить из того, что мы уже имеем. Наверное, для начала надо определиться с форматом миграции. Первый пункт — мигранты должны ассимилироваться, а не разбивать социум на меньшинства, думаю, не вызывает ни у кого сомнений. Соответственно, мигранты — те, кто нашей стране нужен именно сейчас. Я могу ошибаться, но в первую очередь это русские православные?

Российское правительство, оценивая миграцию с точки зрения ее качества, наивно думает, что будет привлекать в Россию культурно близких русскоязычных жителей ближнего зарубежья. Это ошибка. Дело в том, что украинцы и белорусы легко интегрируются в общество и не считаются общественным мнением мигрантами. В то время как молодые выходцы из Таджикистана и Азербайджана русского языка не знают, поскольку в советской школе не обучались и говорить об их комплиментарности по отношению к России — наивно.

Не вполне понятно, почему русские православные должны быть мигрантами. Не именуют же мигрантами немцев, вернувшихся в Германию, или евреев, приехавших в Израиль. Россия должна быть домом всех русских, и это не имеет отношения к теме миграции. Любой русский, какое бы у него не было гражданство, должен иметь право на репатриацию в Россию просто по факту национальности. Проблема репатриации не имеет отношения к проблеме миграции, поскольку в первом случае человек возвращается в родной ему социум, соответствует идентичности этого социума, а во втором случае человек с «не нашей» идентичностью прибывает в «нашу» страну, зачастую не горя желанием интегрироваться.

Исходя из этого, правительство должно облегчить возвращение русских в Россию (пока что зарубежные русские по правовому статусу в России ничем не отличаются от китайцев КНР). Думаю, однако, что большого желания возвращаться в теперешнюю Россию у русских не будет, поскольку Россия не является государством русского народа и мало чем отличается в своем отношении к русским от любой другой страны мира. Смешно — Китай признает права русских (пресловутая «Деревня русских по национальности»), а Россия — нет.

Также важен образовательный и, возможно, профессиональный ценз? То есть, подходить к проблеме надо цинично: не то, что выгодно мигрантам в России, а то, что выгодно России от мигрантов? Как вы считаете, с таким подходом, можем ли мы обеспечить «качество» миграции?

- Что касается образовательного ценза, то рабочие места есть только в низкооплачиваемом секторе. Вряд ли профессора пойдут работать на стройку.

Мне все же представляется, что в настоящее время следует определить качественный, количественный и национальный состав мигрантов, выделив для их адаптации финансовые ресурсы. И, поскольку СССР все же распался, и мы живем в разных странах, не стоит усложнять, выделяя репатриантов и мигрантов. Тем более, что и к тем и к тем отношение откровенно издевательское.

Прежде всего, для чего нам нужна миграция? Правительство считает, что для восполнения нехватки рабочих рук. То есть, нужны «рабы». Это означает, что мы вряд ли можем рассчитывать на миграцию/репатриацию из относительно благополучных стран, даже таких, как Украина.

Правительство говорит о необходимости привлечения «соотечественников», то есть мигрантов из стран бывшего СССР. Если речь идет об Азербайджане, Грузии и т.д., а также их гражданах, то стоит отметить, что они могут быть трудовыми мигрантами, но никогда не будут интегрироваться в российское общество. Здесь работает известный мексиканский синдром. Известно, что европейские эмигранты в Америку отказывались от своей идентичности, приезжая в США и растворяясь в «плавильном котле» наций. Однако в сегодняшних США дело с «плавкой» идет туго. Мексиканские эмигранты не видят нужды интегрироваться в американское общество, поскольку всегда могут съездить через границу в Мексику, к «теще на блины». Им нет нужды отказываться от своей идентичности, коль скоро их родное государство - не за тридевять земель, а рядом.

Так что вряд ли грузины, азербайджанцы и т.д. станут хорошими мигрантами. Да, они могут быть гастарбайтерами, но не более. Экономическую нехватку рабочих рук они восполнят, нехватку граждан — нет.

Может быть, в таком случае надо решить сначала, куда территориально направить миграцию? Возможно, в мигрантах единственное спасение для обезлюдевшей Сибири и Дальнего Востока?

Ближайший к Сибири и Дальнему Востоку центр, располагающий избыточным населением - Китай. Значит ли это, что мы готовы во имя развития этих регионов фактически передать их под китайский протекторат? Если же нет, то откуда Россия будет брать людей для заселения этих холодных земель, если учесть, что последние полтора десятилетия российская власть проводила политику, направленную на вытеснение из Сибири и Дальнего Востока даже того небольшого количества населения, которое там есть сейчас.

Между тем, действительно, нехватка людей ощущается прежде всего в Сибири и на Дальнем Востоке. Если и направлять людей, то только туда. Но это должны быть граждане СНГ, а не жители стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Если же говорить о бывших советских гражданах, то в связи с удаленностью от основных государств СНГ именно эти области России, как ни странно, могут быть «плавильным котлом». Во всяком случае, для жителей Сибири невозможен «мексиканский» сценарий. Оттуда к «теще на блины» в Киев не поездишь. Поэтому если куда и имеет смысл направлять миграционные потоки, то только туда. Другое дело, что там полно «неправильных» мигрантов из Китая, которым до Родины рукой подать.

Можно ли это технически реализовать концентрацию миграции исключительно на Востоке России? И можно ли это сделать политически?

- Реализация маловероятна. Нужно, чтобы мигранты добровольно поехали в те края. Это должны быть люди определенного склада, получившие гарантии правительства. Правительство в нынешнем виде не располагает кредитом доверия для того, чтобы дать серьезные гарантии кому бы то ни было. Большинство «соотечественников» предпочтет, конечно, крупные города центральной части России или близкий к Закавказью теплый Юг, значительно более пригодные для жизни и бизнеса, чем Сибирь. Насильственно же посылать людей в Сибирь не получится, не те времена. Какие-то шансы на реализацию программ переселения есть разве что у крупного бизнеса, но насколько он готов вкладываться в это — большой вопрос. Основные потоки мигрантов из стран СНГ идут в Европейскую часть России. Туда же переселяются люди и из Сибири и Дальнего Востока. Непонятно, откуда возьмутся миллионы фанатиков для заселения этого региона.

Тогда, возможно, нам стоит закрыть границы от мигрантов в принципе?..

Полагаю, следует ограничить количество людей, приезжающих на жительство из-за рубежа, сделать годовой лимит, и заняться их интеграцией в общество. Пока социум просто не успевает переварить огромное количество мигрантов. Тем более, что сама структура общества препятствует их интеграции. Поэтому, вероятно, следует идти по пути Европы — жесткий лимит на представление гражданства и вида на жительство, контроль за въездом и выездом. Впрочем, пример тех же Франции и Австралии показывает, что эти меры не всегда действенны.


Беседовал Павел Данилин

Дата публикации: 2005-12-29 23:42:24