Архив

Этническую монополию на рынках необходимо разрушить

Сергей Михеев[1]— заместитель генерального директора Центра политических технологий, член редколлегии сайта Politcom.ru, научный редактор журнала «Деловые люди».

 

Меры по зачистке рынков от мигрантов вызвали форменную истерику в некоторых СМИ и определённых кругах российской элиты. Всех пугают чуть ли не базарным концом света. Говорят, что власть уже готова отыграть все назад. Как минимум, это ясно свидетельствует о том, что диаспоры настолько монополизировали сферу оптово-розничной торговли, что способны буквально шантажировать всю страну снизу до верху. Одного этого факта достаточно для того, чтобы ещё раз убедиться в необходимости радикальных перемен в данной отрасли экономики. А раз это неизбежно, то лучше раньше, чем позже.

Во-первых, определимся с «концом света». Ссылки на него не выдерживают критики. Нас хотят убедить в том, что мы скоро и мучительно помрём от безумного повышения цен и дефицита, как только все мигранты позакрывают свои ларьки. Однако такие «катастрофические» прогнозы на самом деле крайне сомнительны. Возьмём хотя бы тот факт, что в крупных городах цены на рынках уже давно и практически вплотную приблизились к магазинным. Разница в среднем весьма незначительная. А если учесть ещё и наличие огромного количества отдельных от рынка ларьков, палаток и мини-магазинов на улицах российских городов, то в большинстве случаев эта разница становится ещё меньше.

Времена, когда на рынке можно было купить какую-то вещь в разы дешевле, чем в магазинах давно прошли. Дефицит также остался в прошлом. В подавляющем большинстве случаев не осталось таких товаров, которые можно купить только на базаре. А это значит, что цены на рынках никак не смогут подняться выше цен в магазинах. Для того, чтобы остаться на плаву, рыночные торговцы (кем бы они не были) неизбежно будут вынуждены сделать свои цены хотя бы чуть-чуть ниже магазинных. То есть никакой катастрофы общероссийского масштаба явно не предвидится. Повышение цен будет временным, локальным и коснётся, скорее всего, каких-то отдельных мест и сфер торговли. Чтобы дойти до этой простой мысли не надо быть министром экономического развития.

Возможно, никакого повышения и вовсе не было бы. Но мафиозные диаспоры, контролирующие торговлю, обязательно постараются это повышение (а, может быть, и чего похуже) устроить. Это обстоятельство заставляет задуматься над другим вопросом — можно ли позволять монополизировать столь важную сферу экономики, как торговля продуктами и товарами широкого потребления, совершенно непрозрачным полукриминальным структурам, каковыми сейчас является большинство мигрантских сообществ?

Данный вопрос уже находится в сфере национальной безопасности. Как показывает нынешняя ситуация эти люди способны шантажировать всю страну. При этом на кого они ориентируются и какие цели реально преследуют, кроме банального личного обогащения, неизвестно. Но зато известно (и фактов таких немало), что в случае чего они быстро скроются на своих исторических родинах, откуда достать их будет крайне сложно, а в ряде случаев совершенно невозможно. Очевидно и то, что государству и обществу гораздо выгоднее увести данный бизнес из-под контроля преступных группировок, сделать его более предсказуемым, заставить платить налоги, подчиняться законам, стимулировать в нём внутреннюю конкуренцию. Всё это гораздо проще сделать в том случае, если этим бизнесом будут легально заниматься российские граждане, а не люди-тени, приехавшие издалека и способные в любой момент бесследно раствориться в тумане.

Следующий фактор, который заставляет реформировать ситуацию на базарах страны, это жизненная необходимость развивать национальный (в смысле собственный, российский) малый и средний бизнес. Ещё с начала перестройки власти всех уровней без устали твердят о том, что России надо поднимать малый и средний бизнес. Это, мол, залог процветания, диверсификации экономики, развития частной инициативы, создания новых рынков труда и ещё многого другого, очень нужного стране.

А что такое в сегодняшних реальных российских условиях малый и средний бизнес? Это в первую очередь оптово-розничная торговля и мелкотоварное производство, также напрямую зависящее от условий розничной торговли. Но только слепоглухонемой не заметит, что в России эта сфера за последние 15-20 лет практически полностью монополизирована мигрантами всех мастей и их неформальными объединениями (в первую очередь этническими ОПГ). Данное обстоятельство вне всяких сомнений крайне пагубно сказывается на развитии действительно российского малого и среднего бизнеса (со всеми перечисленными выше благами).

Это вредно для общества, так как тормозит развитие частной инициативы, поддерживает в обществе негативный имидж предпринимательства в целом, сокращает возможность трудоустройства коренного населения и стимулирует в обществе настроения социального протеста и ксенофобии. Что касается ксенофобии, то совершенно очевидно, что симпатии к экстремизму в российском обществе в значительной степени базируются на недовольстве именно всевластием национальных диаспор в сфере торговли, общепита, мелкого бизнеса.

По-человечески это нетрудно понять — чаще всего в обыденной жизни люди сталкиваются с мигрантами именно в сфере торговли, что вызывает ощущение повсеместного присутствия и засилия мигрантов. Монопольное завышение цен ещё более распаляет страсти. Неужели российская картошка и огурцы в России действительно должны стоить дороже бананов? Без бананов мы проживём, а без картошки нет. Ситуация усугубляется нередкими, расистскими, по сути, высказываниями насчёт того, что торговать, якобы, вообще способны только южане. Уберите мигрантов из торговли, и уровень ксенофобии в обществе заметно снизится. Их просто не станет видно, и люди постепенно успокоятся. Да и вообще кому нужны эти многочисленные и весьма своенравные диаспоры, которые с каждым годом требует к себе всё больше и больше внимания? Какая от них польза?

Эти государства в государстве со своими неписанными законами, соблюдаемыми гораздо строже, чем законы российские, ассимилируются с крайней неохотой и очень медленно. Скорее, это они пытаются заставить российское общество ассимилироваться под свои запросы. А их амбиции подогреваются огромными деньгами, которые, как раз и поступают в первую очередь от торговли. В перспективе это явная угроза внутриполитической стабильности. Это вредно и для перспектив экономического развития страны. Диаспоры выкачивают огромные деньги из России.

В немалой степени за счёт этих денег поддерживаются на плаву экономики многих постсоветских государств, включая и те, что относятся к России не вполне дружелюбно. А ведь эти деньги могли бы зарабатывать россияне, платя налоги и вкладывая новые средства в развитие бизнеса здесь в России. Кроме того, в сфере оптово-розничной торговли (в первую очередь продуктами питания), поделенной между несколькими крупными этническими группировками, не развивается внутренняя конкуренция, которая является двигателем рыночной экономики.

Это вредно для рынка труда. При наличии в России безработицы, целая отрасль экономики отдана иностранцам и этническим диаспорам. Спрашивается — на каком основании? Никаких внятных выгод для страны от этого нет. Власть призывает население активнее рожать детей, стимулирует переселение соотечественников. А где будут работать эти дети и эти соотечественники? Тёплых мест вокруг нефтяной трубы на всех не хватит.

Ситуация в обрабатывающих отраслях и сельском хозяйстве по-прежнему весьма неутешительная. Причём без значимых позитивных тенденций. Государство повсеместно и планомерно сбрасывает с себя социальные обязательства, призывая людей проявлять больше инициативы и самим зарабатывать деньги. И в это время миллионы приезжих занимают рабочие места и продолжают закрепляться в целых секторах экономики. Если никаких изменений в этой ситуации не произойдёт, то негативные последствия неизбежны как в экономической, так и в социальной сферах.

Так что «лечение» в этой области необходимо и неизбежно. Хотя может быть и немного больно. Затягивать с этим вредно и опасно. Нынешние меры власти совершенно оправданны и поддерживаются (редкий, но показательный случай) подавляющим большинством населения. Так что нечего мутить воду накануне выборов и пугать народ базарным концом света.

Если же власть действительно решила отыграть назад, то надо иметь в виду, что это может вызвать неприятные внутриполитические последствия. Ведь, по сути, получится, что власти просто обманули население. Сначала упростили до предела правила въезда и регистрации в страну, создав предпосылки для радикального увеличения потока мигрантов. Потом сделали вид, что реагируют на народное недовольство и ввели квоты на иностранных торговцев. А теперь под шумок квоты эти решили отменить, спекулируя на возможном повышении цен. Так какая же цель была у властей изначально? В разы увеличить мигрантские потоки или, может быть, ещё более обострить межнациональные противоречия?

Как минимум, не стоит надеяться, что это останется незамеченным. В любом случае такая ситуация будет ещё более стимулировать ксенофобию и недовольство властями. А заодно и даст дополнительные козыри в руки радикальных националистов, да и всех остальных конкурентов власти. Причём перед самыми выборами.

 


 

[1] Михеев Сергей Александрович родился 28 мая 1967 года в Москве. После школы некоторое время работал на заводе «Изолятор». С 1985 по 1987 срочная служба в армии. В 1987-1994 работал в Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского. В 1999 году закончил философский факультет (отделение политологии) МГУ им.Ломоносова. Параллельно с учёбой в МГУ сотрудничал с рядом политических организаций, в том числе с Конгрессом русских общин. С 1999 года эксперт Центра политических технологий (ЦПТ). С 2004 года руководитель Департамента стран СНГ ЦПТ.

С 2005 года заместитель генерального директора Центра политических технологий, член редколлегии сайта Politcom.ru, а также научный редактор журнала «Деловые люди». Принимал участие в консультировании политических партий, органов государственной власти, общественных организаций, отдельных политиков, а также во многих избирательных кампаниях в России и странах СНГ. Сфера научных интересов: постсоветское пространство, специалист по конфликтологии.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51