Архив

Сергей Болдырев: «Мигрантов нужно фильтровать»

Нелегальная иммиграция представляет угрозу национальной безопасности России, но кто виноват в этом? Можно ли сделать так, чтобы мигрант не создавал в России проблем ни себе, ни коренному населению? Что предполагается делать с тем, чтобы минимизировать угрозу китайской аннексии Дальнего Востока? Корреспондент «Нашего времени» поговорил об этих проблемах с Сергеем Болдыревым — заместителем начальника Управления внешней трудовой миграции Федеральной миграционной службы России.

— Сергей Иванович, в России рассматривается вопрос введения системы организованного набора трудовых мигрантов по квотам из-за рубежа. Могли бы вы поподробней описать схему того, как будет осуществляться отбор будущих гастарбайтеров, стремящихся к нам на заработки. Создается такое ощущение, что, мол, проверили мы у него справку медицинскую, наличие судимостей, значит, можно выдавать рабочую визу?

Сергей Болдырев— В целом мы так и делаем. Только тут не только одна рабочая виза фигурирует. Из ближнего зарубежья к нам приезжают без визы. И большую часть проблем составляют как раз граждане из ближнего зарубежья. А с визовиками у нас проблем значительно меньше. Из старого зарубежья люди без специальности и без квалификации практически не приезжают. Ну, может быть, кто и приедет, один-два человека, в качестве туристов если только. Трудовые мигранты из дальнего зарубежья, конечно, лучше подготовлены — они едут, заранее зная, куда, к кому, с какой целью. Эта система давно отработана.

А речь сегодня в основном идёт о тех беспорядочных, хаотичных потоках трудовых мигрантов, которые текут к нам из стран СНГ. Вот он, мигрант, приехал, мы его пропустили через границу, не можем не пропустить согласно международным договоренностям, не имеем права. А он приехал, специальности и квалификации у него нет, денег нет, знакомых нет, владение русским языком слабое. И что с ним делать?

Все-таки мы хотим создать сейчас такую систему, чтобы, если люди хотят к нам приехать на заработки, был обеспечен их отбор, подготовка. То есть поставить определенные фильтры. Тестирование, например, балльная система сейчас активно обсуждается, по примеру британского опыта.

Необходимо внимательнее присмотреться, насколько адекватно приезжающий к нам претендент на рабочие место может интегрироваться в российское общество, адаптироваться к нашим порядкам, традициям, соблюдать правила общежития. Чтобы он не создавал проблем ни себе, ни окружающим.

— В рамках этой инициативы предусматривается, что медицинские справки о состоянии здоровья кандидата на получение разрешения на трудовую деятельность в России будут выдаваться страной-экспортером трудовых ресурсов. То есть там он будет проходить медкомиссию. В Москве любая медсправка стоит 500—700 рублей. Тем более, как можно доверять справке, выданной в Баку или, например, Душанбе?

— Да, безусловно, мы хорошо знакомы с этой проблемой. Для нас, конечно, было бы удобней, чтобы за рубежом авторитетный орган выдавал соответствующие медицинские документы, внушающие доверие, а здесь нам их просто предъявили бы. А не как при нынешней системе, когда больной мигрант прибывает к нам, получает разрешение на работу, уходит от нас, а потом вдруг выясняется, что у него опасное заболевание, и наша обязанность его взять, изолировать и затем депортировать. Встаёт вопрос, где его искать, как его забирать, если он уже «растворился» на нашей территории.

Поэтому хорошо было бы, если бы всё это делалось за рубежом, и делалось добротно, без фальсификаций. А этого, по нашему мнению, как раз можно достичь в рамках вводимого организованного набора. В этом случае именно рекрутинговая компания, которая будет оформлять кандидата, станет отвечать своей репутацией, своим бизнесом за то, что бы медсправка не была фальшивой, а была выдана соответствующим медучреждением по результатам реально проведенной диагностики и анализов. Чтобы она имела соответствующую форму, которую трудно подделать, была документом строгой отчетности.

— Как в принципе вы оцениваете угрозу национальной безопасности России со стороны нелегальной миграции? Какова она, и как эту угрозу ликвидировать?

— Если говорить в целом, то — вы, конечно, понимаете — систему нелегальной миграции культивируют люди, изначально настроенные действовать вне правового поля. Когда человек нарушает закон, любой человек — мигрант или его работодатель — это уже угроза безопасности государства.

Нелегальная миграция имеет две стороны. Это сами по себе мигранты, попавшие в эту среду в силу обстоятельств. Я не думаю, что нормальный человек изначально стремится стать нелегалом. Жизнь его вынуждает.

С другой стороны, есть те недобросовестные работодатели, которые хотели бы с этих работников поиметь дополнительную прибыль, а для этого создать ситуацию такую, в которой человек, находясь на нелегальном положении, не оформленный должным образом, попадает в жёсткую от них зависимость.

Потом эти работодатели принуждают мигрантов работать больше, платят им меньше, не перечисляют за них налоги в бюджет государства. С их «помощью» как раз и создается благоприятная почва для расцвета нелегальной миграции, для возникновения этнических преступных группировок, члены которых на территории России живут вне закона, совершая преступления.

— Дальневосточная проблема. Как вы считаете, есть ли у России реальная угроза потери Дальнего Востока в результате китайской миграционной экспансии?

— Конечно, потенциально такая угроза присутствует, отрицать этого нельзя. Почему? Да потому что в силу законов природы вакуум обязательно чем-то заполняется, в том числе и территориальный вакуум. Но опять же все это вопросы связаны с эффективностью регулирования миграционных потоков государством.

Ведь понятно, если нам нужны трудовые ресурсы для освоения территорий, то мы должны четко понимать, кто, откуда, зачем нам необходим. А главное, в каком количестве!

То есть, если кроме китайцев и корейцев привлечь некого, значит, естественно думать: может быть, есть смысл какие-то территории страны просто законсервировать, по типу заповедников. Для большей сохранности.

Просто запретить там добычу леса, полезных ископаемых, охранять это должным образом. Пусть полежит там для будущих наших поколений. И нам, соответственно, не нужно будет туда допускать иностранных мигрантов, чтобы потом не иметь с ними проблем, чтоб не мыкаться!

Ну а если уж мы там что-то собираемся разрабатывать, то надо внимательнее посмотреть на некоторые исследования, провести новые. Определить лимитированное количество мигрантов, чтобы они были управляемы. Или, например, действовать вахтовым методом. Организованно привезли, они отработали, деньги получили, их также организованно отправили обратно на родину.

Или обратиться к американскому опыту так называемой временной миграции. Там мексиканец в США приезжает, отрабатывает положенный период. Отработал, и в обязательном порядке уехал домой. Потом, через какое-то продолжительное время, он вновь может приехать в Штаты на заработки, но также на какой-то ограниченный период. Если вовремя не покинул страну, то в следующий раз ему не разрешат повторно приехать.

Поэтому на Дальнем Востоке, чтобы китайцы или кто-то еще там не оседали, не создавали там диаспоры свои, не вели себя на нашей территории как у себя дома, или, еще хуже, хищнически эксплуатируя, разрушая окружающую среду, необходимо самым строгим образом следить за их пребыванием и деятельностью.

— Какие ещё механизмы работы, из западного опыта, Федеральная миграционная служба России берёт на своё вооружение?

— Один в один механизмы мы не копируем. Сейчас проблемы-то у всех примерно одинаковые в развитых странах, но лишь примерно.

Идеи различные витают в воздухе, обсуждаются на конгрессах, форумах. Эти идеи просто надо вовремя ухватить, и посмотреть, насколько они ложатся на нашу почву. Необходимо все инициативы адаптировать применительно к российской специфике, а порой и отдельного ее региона.

Возьмем ту же балльную систему. Минэкономразвития, например, не так давно выступило с инициативой введения таковой в России. Но на Западе-то речь идёт о том, что туда едет большое количество мигрантов и им необходимо поставить барьер, отфильтровывать самые перспективные и квалифицированные кадры, отсеивая в рамках тестирования ненужных, неквалифицированных лиц.

У нас, с учетом плохой демографии, такая задача пока не стоит. Нам нужна не только высококвалифицированная рабочая сила, она, безусловна, крайне необходима, но также и малоквалифицированная, то есть те, кто будет трудиться дворниками, уборщиками, грузчиками, разнорабочими, строителями, рабочими в поле и т.п. Ведь если мы для них будем балльную систему устраивать, то во что это выльется?

КСТАТИ

Нелегальная миграция опасна не только сама по себе. Часто под видом нелегалов в страну проникают опасные элементы.

По данным ООН, в конце 2005 — начале 2006 года в мире проживало 190—200 миллионов мигрантов (то есть, людей, которые жили за пределами своих родных стран не менее одного года). Таким образом, иммигранты и мигранты составляют 3,3% населения планеты. Примерно 30% из них живут в Америке (Северной и Южной), 20% — в Европе. Однако ООН признает, что эти данные далеко не полные и считает, что к этим цифрам стоит приплюсовать еще 30—40 миллионов нелегалов. Таким образом, на пятерых легальных иммигрантов и рабочих приходится один нелегал. Большая часть из них оседает в США (10—12 миллионов), далее идет Европа (7-8 миллионов).

Любопытно, что нелегалы перебираются не только в «богатые» страны. Среди государств мира, в которых наиболее велика численность людей без документов, — Мексика, Аргентина, Египет, Индия, Турция. Некоторые из этих государств привлекают нелегалов экономическими возможностями, другие — пассивностью властей, третьи выступают в качестве «перевалочных пунктов». К примеру, Грузия сталкивается с наплывом выходцев из Азии, пытающихся перебраться в Европу.

По оценкам исследовательского Центра Никсона, рост массовой миграции сопровождался увеличением числа террористических атак. И после терактов 11 сентября 2001 года большинство индустриально развитых стран мира сконцентрировались на решении трех главных задач: предотвращении въезда террористов в страну и предоставлении им права на постоянное жительство, наказании террористов за совершенные ими преступления, защите граждан.


Что сделали различные страны мира, чтобы не допустить проникновения иностранных террористов:

Южная Корея. Создала систему сбора информации о жителях семи государств, которые чаще всего посещают страну.

Бельгия. Требует от туристов и мигрантов предоставления более подробной информации о них. Ужесточён процесс проверки иностранцев, претендующих на получения статуса беженца.

Дания. Ужесточён процесс проверки иностранцев, претендующих на получения статуса беженца. Квота на беженцев уменьшена.

Финляндия. Начато сотрудничество с правоохранительными органами государств, из которых прибывают туристы и мигранты. Упор делается на выявление связей иностранцев с террористическими структурами.

Германия. Расширены базы данных о подозрительных иностранцах.

Нидерланды. Усилена борьба с нелегальными мигрантами.

Испания. Ужесточено законодательство по отношению к нелегалам, проникающим в страну, а также к гражданам Испании, помогающим нелегалам.

Швейцария. Пересматривается иммиграционное законодательство. Активизирован процесс обмена информацией между спецслужбами и системой пограничного контроля.

По материалам агентства Washington ProFile

Как у них

США — особенно настойчивый оппонент России по многим вопросам. Однако в некоторых аспектах мы на удивление очень близки. К примеру, относительно нелегальной миграции. Большинство приводимых цифр исходит из официальных источников, которые волей-неволей могут их приуменьшать, однако общее положение вещей всё равно просматривается. И многое здесь справедливо для нашей страны.

Нелегалы составляют примерно 3% населения США — их общее количество превышает население такого мегалополиса, как Нью-Йорк. Ныне в США проживает примерно 35 миллионов человек, родившихся за пределами Соединенных Штатов. По данным Министерства национальной безопасности США, около 28% из них — нелегальные иммигранты. Из остальных: 34% имеют право на постоянное проживание в США, 3% имеют права временного проживания, 34% — эмигранты, получившие гражданство США.

По оценкам исследовательского центра Pew Hispanic Center (вот этой цифре можно верить ввиду авторитетности источника), нелегальные иммигранты составляют 10% от всей рабочей силы, занятой предприятиями общественного питания США, 25% всех домработниц, нянь, садовников и пр. и 60% всех сельхозрабочих.

Ряд исследований, проведенный исследовательской организацией RAND Corporation, показывает, что ряд отраслей американской промышленности — например, гостиничная, табачная, пищевая — могут перестать функционировать без помощи нелегалов, которым можно платить намного меньшие, чем легальным резидентам, зарплаты.

И в то же время, иные исследования показывают, что нелегалы «дёшевы» для бизнеса, но «дороги» для остальных налогоплательщиков, поскольку общество вынуждено содержать и учить детей нелегальных иммигрантов, предоставлять неимущим нелегалам медицинское обслуживание и пр.

По уровню образования коренные жители Америки заметно превосходят иммигрантов. Среди американцев законченное среднее образование имеют 87,5% населения, а среди новоприбывших — 67,2%. Однако уровень образования выходцев из Азии и Европы близок к образовательному уровню коренных американцев — соответственно 87,4% и 84,9%.

Из американцев, родившихся за рубежом, 23,4% работают в сфере услуг. Среди коренных американцев этот уровень составляет 14,9%. В то же время, высокопрофессиональной или руководящей работой будет скорее заниматься коренной американец, чем гастарбайтер — 36,2% и 26,9%, соответственно. Отсюда и разница в доходах: 44% семей коренных американцев имели годовой доход более 50 тысяч долларов. Из общего числа американцев, рожденных за пределами США, такого уровня дохода достигли 38,6%. Однако американцы, родившиеся в Азии, превосходят семьи коренных американцев по этому показателю — 53,3% из них имеют годовой доход более 50 тысяч долларов.

Опрос, проведенный телекомпанией NBC и газетой Wall Street Journal, показал, что 58% американцев считают вопрос иммиграции важным или очень важным для будущего США. 48% опрошенных заявили, что приток иммигрантов ослабляет их страну, потому что на новоприбывших тратятся средства социальных программ, потому что «новые американцы» занимают недорогое жилье, которое, в результате, не достается коренным жителям страны, и потому, что из-за этого создаются языковые барьеры внутри одной страны. 41% респондентов придерживаются противоположного мнения — иммигранты усиливают США, потому что предоставляют новой родине свои уникальные таланты и умения.

46% жителей США считают, что приток иностранцев позитивно сказывается на экономике Соединенных Штатов, поскольку новоприбывшие занимают рабочие места, которые не согласны занять коренные жители страны. Против этого — 45%, считающих, что иностранцы отбирают работу у американцев.

По материалам агентства Washington ProFile

ФАКТ

Федеральная миграционная служба России работает не только исключительно внутри государства.

Также представительства ФМС работают в пяти странах бывшего Советского Союза: Армении, Киргизии, Латвии, Таджикистане, Туркменистане. В ближайшее время планируется открыть представительства службы еще в четырех странах: Казахстане, Молдавии, Узбекистане, на Украине.

 

Денис Грач


Дата публикации: 2007-07-18 17:40:31